332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Лекс Альфа » Хам или Детка, тебе не понравится! (СИ) » Текст книги (страница 7)
Хам или Детка, тебе не понравится! (СИ)
  • Текст добавлен: 31 декабря 2020, 06:30

Текст книги "Хам или Детка, тебе не понравится! (СИ)"


Автор книги: Лекс Альфа






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 7 страниц)

Глава 19. Стражи

Хам

Блять... ну хватит! Ну давай же!...

Но моя девчонка живуча, как настоящая качественная зараза и обессиленно продолжает трепыхаться. И уже когда ее кисти падают со стуком костяшек на пол, что-то рвётся у меня внутри. Оглушает! Сжав зубы ору про себя и на себя, но руки разжимаю. И с отчаянием даю ей пару пощечин.

– Дыши, зараза!!

Скатываюсь с нее, падая на спину и с облегчением слушаю, как хрипло и задыхаясь, она громко втягивает в себя порции воздуха.

Дышит...

Переворачиваясь упирается руками в пол и откашливается, руки подламываются, падает на бок, хватается рукой за горло. И снова судорожно и хрипло втягивает воздух.

Живая...

От этого факта меня вертит как на пьяных каруселях. Твою мать...

Отдышавшись закрывает глаза, из-под ресниц катятся слёзы...

Присаживается, растерянным движением поправляя растрепавшиеся волосы. Вытирает рукавом слёзы. Облизывает свои опухшие губы. Молчит, обхватив себя руками за колени.

– Ну, давай... выговорись уже... – хриплю, вставляю в губы сигарету, щелкаю зажигалкой. – Разрешаю.

Затягиваюсь глубоко... так, чтобы на пару мгновений отпустило от всего этого треша. Руки трясутся...

Она бросает на меня искоса равнодушный пустой взгляд.

И меня так болезненно это сносит, что опять спонтанно запускается термодинамический артефакт. Температура вокруг резко падает до состояния морозилки. Изо рта клубы пара... кожа немеет...

Дарья двигается к щенку, убирая с лица тут же заиндевевшие влажные волосы. Выдергивает из него капсулы с транквилизатором, зашвыривает их подальше. Берет его на руки.

Я пытаюсь поймать поток ее сознания, но не получается. Может, потому что, я не в себе? А я не в себе...

Мне очень хочется оправдаться перед ней. Что я должен. Обязан. Что выхода у меня нет. Что на кону гораздо больше, чем жизнь девочки и моё желание, держать её рядом.

Но я сжимаю челюсти. Это все лишнее. Мне не нужно её прощение и понимание. Мне похуй... Оно ничего не поменяет. Мне нужно понять, как оставить ее живой. И желательно здесь. Где-то очень далеко от меня. Чтобы вернув Абстинет на место, я не завершил начатое сейчас без зазрения совести.

Как это сделать? Это непросто...

Согласно правилам, любой бунт или неисполнение приказа среди подчинённых Стража – это приговор. А эта идиотка такого натворила, что мне её не отмазать. В этой реальности беспредел положен только одному существу – мне. Остальные будут натянуты на кол. Мной же. Или за границами будет не уследить.

Если её не убивать, то только в Да-ад. По мне – так это похуже смерти.

А если обвешать ее артефактами? Засунуть вместе с драконом? Выживет?

Может быть. Да только местный смотрящий начнет за ними такую охоту, что...

Самое стрёмное, что цена вопроса была поцелуй! Поцелуй, Хам! Поцелуй ты её тогда и не пришлось бы убивать. Такая вот... то ли арифметика... то ли лирика... то ли физика...

Но кто же мог подумать, что зараза такая ебанутая борзая гордячка!

Рывком присаживаюсь. У меня есть примерно сутки, чтобы придумать невозможное.

Пошатываясь, встаю на ноги. Подхватывая ее сзади за талию тяну вверх. Ее подошвы проскальзывают по застывшему скользкому полу.

– Вставай... у нас очень мало времени.

Прижимаю к себе. Времени и правда очень мало. Я пытаюсь урвать какие-то бессмысленные крохи её. Запах волос, например... золотистые блики на её радужке... Скоро мы расстанемся.

Нас обоих трясёт от холода. А может и не от него. Разворачиваю к себе, заглядываю глубже в глаза, восстанавливая ментальный контакт. Не моргая безэмоционально смотрит мне в глаза. Мыслей нет...

И даже теперь, когда нет плотного контакта с ее шизанутой манерой мысли и восприятия, я уже дохну от чувства какой-то невосполнимой потери.

Беда...

Ты наденешь Абстинет, Хам. Это пройдёт.

Абстинет это важнее всех других артефактов взятых вместе, потому что помимо прочего, он – это способность делать беспристрастный выбор. И головой я выбор сделал. Но не хватило мне именно беспристрастности.

Её пошатывает с тяжёлым драконом на руках. Плотность его тела сильно отличается от нашей – вместо пористых костей жаростойкие сплавы. Прижимая к себе веду к выходу. Перехватываю за руку, чтобы выйти первому.

– Ёж... за нами.

Застываю в косяке, чтобы бойцы не вздумали дать залп.

Но... бойцы больше и не думают. Из открытой двери фургона напротив входа свалился передней частью туловища снайпер. Водитель, словно уснул, врезавшись щекой в стекло, только зрачки ушли под верхнее веко, и в открытых глазах мелькают белки. А за фургоном я вижу берцы еще одного лежащего бойца.

– Назад! – начинаю разворачиваться, чтобы затащить внутрь все еще не пришедшую в себя Дарью.

Но только подхватываю за талию...

Выстрел!

Она оседает, как сломанный манекен в моих руках, сползая по мне вниз. Неверяще смотрю на вдруг открывшийся третий глаз у нее во лбу.

Ебать... да это пулевое!

Дракон вываливается из её рук, я чувствую пальцами, скользящими по ее затылку, что оно сквозное...

Липко... горячо... вязко...

Заставляю себя разжать руки. Она глухим стуком хлопается об крыльцо.

Вырываю из-за пояса ствол... разворачиваюсь.

Пары секунд мне хватает, чтобы понять кто передо мной. Страж Да-ада...

Едва удерживаю палец, чтобы в ярости не спустить курок. Стражи не могут убивать друг на друга непосредственно. Это развоплощение...

Он с предвкушением переводит взгляд с Дарьи на меня.

– Ну!... – нетерпеливо оскаливается. – Вставай, сука!

Опускаю взгляд, дыры во лбу больше нет. Она вздрагивает и открывает глаза. Со стоном кладёт руку на лоб.

Он с разочарованием и отвращением смотрит на неё.

– Как жаль, что не сработало... Почему?..

А я знаю почему не сработало.  Я слышу позади, как со стуком падает тело Ежа. Он мёртв... Потому что Дарья воскресла. До меня доходит суть Дашиного сидха.

Адреналин вздрючивает моё тело и мозги. Мысли несутся, собираясь в ясную картину.

Даша... Даша это оружие. Это взрывное устройство, которое подложили мне. Это покушение на мою жизнь. Опосредованое. Заказчик вот, передо мной. Рано или поздно, я окажусь единственным свидетелем ее смерти и тогда, воскресая, она вытянет жизнь из меня. Задача – как сделать так, чтобы я не хотел ее отпускать!

Решение элементарно.

Первое – стащить с меня Абстинет.

Второе – подобрать девушку, вероятность влюбиться в которую у меня сто процентов.

Умно...

Как жаль, что я не могу выстрелить в эту тварь!

Не глядя тяну Дарье руку...

– Как жаль... – морщится он. – Ну, ничего, еще одна попытка!

Он опять поднимает ствол.

Теперь или я или дракон. Драконы очень живучи, очень! Но и я тоже прокачан. А дракон сейчас ослаблен. Но, даже если дракон, будет и еще одна пуля!

Краем глаза вижу тачку Пикс, как она набирая скорость летит в Стража.

Это, к сожалению, его не убьёт. Но... ослабит на пару минут.

– Эй!.. – киваю ему в сторону набравшей скорость машины.

Разворачивается, Пикс сносит его и бьёт по тормозам. Его тело отлетает, ударившись о капот.

Подхватывая дезориентированную Дашу тащу ее... не к машине, нет. К вашему и отключившемуся ненадолго стражу.

Блять... ты сделаешь это Хам, ты сделаешь! Тогда все выживут...

Мы встаём у уже начинающего шевелиться стража.

– Пикс! Назад сдавай! Тридцать метров!

Надеюсь этого достаточно, тчобы не Дарья не зацепила Пикс. Но  надо рисковать, другого такого шанса не будет.

Главно... чтобы насмерть... и чтобы сквозное... иначе, как потом вытаскивать пулю.

– Даш... – хриплю я. – Я люблю тебя, детка.

Она доверчиво смотрит на меня потерянным взглядом.

– Закрой глаза... давай...

Её золотистые глаза медленно закрываются. На секунду прикасаюсь к ее губам своими.

– Открой рот, детка... – шепчу ей. Губы открываются.

Суки!...

Приставляю к её рту ствол и нажимаю на курок.

Сдохни тварь!

Глава 20. Скорблю вместе с вами

Хам

Глядя в остекленевшие глаза Даши, я обещаю всякую нереальную хрень этой вселенной, пытаясь выкупить её жизнь. И даже, такую крамольную хрень, как обменять на свою собственную.

– Давай же... – сжимаю ее холодную кисть. – Я не мог так ошибиться!

Перевожу глаза на Стража, с которого стекает мимикрия. Мы мимикрируем, да, при переходе через барьер на ту частоту, куда попадаем. Но Стражи крайне редко оставляют своё измерение. Потому что, пока Страж отсутствует, мир погружается в хаос... Границы его открыты!

Мышцы Стража становятся крупнее и узловатее, конечности чуть меняют пропорции, подбородок раздваивается и выезжает вперед, на голове появляются костяные выступы, а на пальцах отрастают дополнительные фаланги. Кожа краснеет и прочнеет, начинает лосниться.

Он борется, подрагивая всем телом. С яростью дергаюсь, чтобы сорвать с него амулеты. Но в последний момент торможу. Нельзя... Нельзя принимать прямого участия в его смерти.

– Даш... – пошлепываю по бледным щекам с синюшным оттенком. – Даша... Даш!!

Мне хочется всечь по этому застывшему въевшемуся мне  в подкорку лицу посильнее, за то, что я погружаюсь в омерзительную липкую, дикую панику!

– Дарья!! – рявкаю я. – Оживай!

Мне пиздец как страшно, что это совершенное орудие против Стражей дало сбой!

И как только я пытаюсь встряхнуть ее за плечи, она резко садится, зажмуриваясь и громко вдыхая воздух.

– Ох, блять... – с облегчением закрываю ладонью глаза и веду ей по мокрому от дождя лицу, стараясь снять с него судорогу. – Фух...

Пока она как пластиковая кукла  хлопает глазами и тяжело дышит, я вижу, как за несколько секунд страж рассыпается в прах за ее спиной.

В кучке пепла, быстро превращающейся в грязь под каплями дождя – кольцо стража, амулет и монета.

Все амулеты созданные Стражем аннигилируются в момент его смерти. Значит, эти созданы кем-то другим, как и кольцо. И, как правило, представляют большую ценность.

Сгребаю в кулак, прячу в карман.

– Пикс!

Машина подъезжает ближе.

– Чистильщиков... – киваю на трупы.

– Уже.

Пикс – гениальный секретарь! Иногда, мне кажется, что это тоже сидх.

Поднимаю Дашу на руки.

Усаживаю на заднее сиденье. Обхожу машину, сажусь рядом.

– Ваша Светлость... – ошарашенно смотрит на меня Пикс. – Вы выстрелили ей в рот?

Встречаюсь взглядом с Дашей. Ее брови медленно ползут вверх и глаза округляются.

– С тобой всё хорошо. Правда? Давай без истерик.

Я уже достаточно поистерил за двоих. И – да, я очень надеюсь, что ее уникальные мозги, размазанные по асфальту восстановились без потерь.

Обвожу пальцем ее бледные губы.

– Выстрелить в рот и убить – это разные вещи. Я стрелял, но не убивал.

В ее голове чуть заторможенно разворачивается картинка, как она стоит передо мной на коленях, скользит губами по моему члену, сжимая его в руке. Судорожно дрогнув, член выстреливает ей в рот фонтаном спермы.

То есть, только такая интерпретация на "стрелял в рот", да?

Истерично усмехаюсь, неверяще качая головой. Все в порядке с мозгами! Такие же ебанутые, как и раньше.

Прижимаюсь на мгновение губами к её виску. Пульс бьётся...

– С тобой всё хорошо! Поехали, Пикс.

– Варг! – отталкивает в грудь меня Дарья. – Где моя собака?!

– Тормози, Пикс!

Мой мозг под дозой эндорфинов и почти не работает. А это беда... Вот, чуть дракона в центре города не оставили!

Выхожу, чтобы забрать его. Отряхиваю пиджак от Дашиной крови. Поднимаю гада и отдаю его тяжелую тушу Дарье. Что-то там воркуя спящей твари, Дарья мстительно смотрит на меня.

Мда... есть такой спецэффект, привязка с драконом взаимная. Теперь их не растащить! Тоже своего рода влюблённость. "Сочувствую и скорблю вместе с вами". То еще счастье.

Мы едем в полной тишине. Я разглядываю профиль Дарьи.

Куда её?...

В Да-аде теперь нет Стража. Организованной охоты не будет.

И, тем не менее, это ад, Хам. С невыносимыми перепадами температур, каннибализмом, рабством, культурой пыток, унижения и боли, игр в смерть. Дарья, блять... Посмотри на нее Хам, ты серьезно допускаешь такую версию? У неё ведь, даже шанса умереть там не будет. То есть, она будет систематически и ежедневно умирать, конечно... Короче, тот ещё пиздец!

– Хам... – с тревогой смотрит она в моё хмурое лицо. – Ты там... сказал... кое-что.

– Сказал.

– И?

– Нечего не изменилось, детка. Это тебе не понравится тоже.

– Почему?

– Потому что это больно, тяжело и ненадолго. Буквально еще... пара часов. Потом я надену вот это, – показываю ей кольцо. – И не смогу вспомнить, почему я так сказал и почему ты до сих пор жива.

– Не надевай...

– Тогда мы умрём оба. И мир погрузился в хаос. Кем-то нужно пожертвовать. Менее ценным.

Прижав к себе дракона, Даша отворачивается к окну.

– По-другому никак?..

– Никак...

– Ты или я?

– Да.

– Ладно, – шепчет, опуская взгляд.

– Ладно?! – взрываюсь я. – Нет, все-таки часть мозга вынесло с концами!

Я к хуям уже все реальности перетасовал и устроил в паре гипотетический конец света, чтобы найти лазейку. Чтобы ты зараза жила. И желательно не в аду. А ты просто "ладно"? Мне, блять, нужна твоя максимальная мотивация выживать! Иначе, зачем я это все?... Тогда мне тоже остаётся только сказать – ладно. А я так не смогу.

Закрываю глаза, погружаюсь в ускоренный анализ всех возможных и невозможных вариантов. По третьему кругу...

Алгоритмы выстраиваются в ветвящуюся сеть, но каждая цепочка завершается либо ее, либо моей, либо обоюдной смертью.

Вот так...

Глава 21. Этическая задача

Хам

Покушение удалось, моя психика и моральный дух сломлены. Пока кольцо не на мне, мой мир под угрозой. Никто его не слушает, никто не мониторит... Заходи – не хочу!

Пикс тормозит у конторы. Мы поднимаемся наверх по широкой старинной лестнице. Я люблю это полуразрушенное здание. Мы могли бы расположиться где угодно, в любом дворце или храме Питера. Один из предыдущих Стражей создал сеть из храмов, как убежищ от низких вибраций, используя в их возведении артефактные закладки. Но я не пошел его путём, мне хорошо именно здесь. Может быть, эта привязанность как-то связана с моим прошлым? Кто знает.

– А где Ёж?.. – встречает нас Анвар.

– Я думаю ты уже просмотрел вероятности, – падаю на свой диван. – Ежа больше нет. Он умер первый, как самый ослабленный.

Радиация подтачивала его все время, мы едва успевали лечить.

Даша садится в кресло, поджав под себя ноги. Щенок дергает носом, не открывая глаз. Быстро отходит! Скоро его не выключишь уже ничем. Последний шанс убить, Хам. Ну?

Нет... Пусть у неё будет кто-то близкий.

Беру пальцами из коробочки иглу с красным флажком. Втыкаю в настольный макет города. На берег Карповки. Частота в том районе еще долго будет проседать. А значит, он требует отдельного контроля.

Но о чем, я вообще сейчас?

С раздражением отталкиваю коробочку, иглы просыпаются на залив.

– Что произошло, шеф? – Пикс.

– На меня было организовано покушение. Другим Стражем. Или – Стражами. Пока не ясно.

– Как это возможно?..

– Очень просто, как оказалось. Засунь в девчонку нужный артефакт и всё! А нет, не всё... Нужно еще просчитать вероятность. Вероятность, Пикс...

– Вероятность чего?

– Что я влюблюсь... В кого я влюблюсь...

– Но сидх нельзя повторить, – переводит Пикс взгляд на Анвара.

– Да. Нельзя. Меня предали... – тоже перевожу многозначительный взгляд на Анвара. – Какова вероятность, что это сделал ты, Анвар? Чем тебя купили?

Он покорно опускает взгляд.

– Серебряником. Я не мог противостоять, Ваша Светлость.

Достаю из кармана ту самую монету. Раскручиваю её на поверхности залива.

Так она работает?..

– Этим?

– Да.

– Допустим. Но предал ты меня не в этот момент, Анвар. А в тот момент, когда умолчал о том, что на тебя оказали давление.

– Вы беспощадны, Ваша Светлость. Я испугался приговора. И счел, что влюблённость – это не то, что может стать ахиллесовой пятой. На Вас же Абстинет... Вы защищены. А просчитывать последствия собственных решений мне не дано.

– Абстинет... был... да.

– Я буду развоплощен?

– Сделай так, как велит тебе кодекс чести.

В его родном измерении честь выше жизни. Но долг выше чести.

– Реши эту этическую задачу сам. Мне сегодня не до тебя.

У меня другая этическая задача!

Короче... решение есть только одно.

Нажав скрытую кнопку, переворачиваю столешницу, отправляя Питер вниз. Передо мной теперь нечто похожее на синтезатор. Его клавиши настроены на частоты миров – от самого низа до самого верха.

– Все – вон. Дарья – останься.

Анвар и Пикс выходят, плотно прикрывая за собой дверь.

Нажимаю на одну из клавиш, извлекая звук.

– Даша... ты должна запомнить этот звук. Это нота Соль в нашей октаве. Слушай...

Нажимаю еще несколько раз.

– Запомнила?

– Да. А зачем это мне?..

– Все, что не она – это нарушение целостности границ. Запомни... Слушай её постоянно. Настраивайся. Со временем, ты разберёшься.

Снимаю с себя несколько амулетов. Не глядя ей в глаза, надеваю на нее, комментируя:

– Замедление времени... Подавление воли... с этими двумя не разобрался, быть может, получится у тебя. Аркан тоже теперь твой. И да... тварь – не щенок. Дракон. Он будет быстро расти и набирать мощь. Будь построже! Корми реже. Посади его на аркан, чтобы не самовольничал. Убить, он его не убьёт, но прыти поубавит.

– Ха-а-ам?.. – подозрительно и тревожно ловит мой взгляд.

Кручу в руках свой Абстинет.

Смотрю ей в глаза. Это как обручалка. Сейчас я отдам её в жены очень могущественному существу. И она забудет меня и будет жить. Комфортно и практически безопасно. С неё спишут все косяки.

Она единственная, кто не может быть убит этим новым совершенным оружием, что создали демоны. Если только не покусится на жизнь другого Стража. Но тогда оружие будет развоплощено силами помогущественнее. Всё! Идеальная конструкция. Равновесие. Мой мир защищён бессмертным Стражем.

Миссия выполнена, мессия может быть распят, чтобы красочнее запечатлеться на страницах истории, которую никто не прочтёт.

С десятком своих иномирных апгрейдов, я больше не когерентен этой реальности. Любой Страж тут же начнёт охоту. И дорога мне только туда, где нет Стража. Да-ад.

– Всё, Даш. Пора.

Эпилог

Дашка

– Пора?.. Уже?..

Мой мерзавец смотрит на меня с сожалением. Снова. Немного не так, как перед тем, как попытался задушить. Вины во взгляде нет, есть облегчение и решительность.

– Пора – что?..

Я, конечно, не гений анализа, но отчего-то мне кажется, что перед похоронами амулетами не обвешивают и инструкций не выдают.

Мы смотрим друг другу в глаза.

Его губы совершенно неожиданно вздрагивают в неуверенной нервной улыбке. Не ухмылке. Именно улыбке. И я замечаю, что его глаза оказывается тоже умеют улыбаться без всякого сарказма и надменности. И даже осмеливаюсь прикоснуться пальцами к человеческой версии лица мерзавца, недоверчиво пытаясь потрогать свои новые открытия.

Значит, я всё-таки не умру. Вернее не умру вот так легко – раз и всё. Будет нечто, уверена, что мне понравится еще меньше.

Снимает с моих коленей щенка.

– Иди сюда... – подрагивает его голос.

Я оказываюсь в его руках. Это так странно... Сердце истошно скачет в груди, как курица с отрубленной головой по двору. Немного неловко и неумело мы сплетаемся пальцами. И... Как дикие,  впиваемся друг в друга. Жадно скользим языками, пытаясь проникнуть поглубже. Я сжимаю отчаянно его губу зубами, пытаясь выразить весь спектр чувств, что кипят во мне – от ненависти до слепого всепрощающего обожания!

Жаль, что от поцелуев не умирают! Такой прекрасный момент. Но хотя бы попрощаться... запомнить...

Как животные мы ведём носами по коже друг друга, впитывая запах. И тормозим мы также внезапно, как и сорвались.

Вспоминаю, как прокляла его на эмоциях, пожелав влюбиться в самую не походящую женщину, которой будет на него наплевать. И я так рада, что не сработало! Мне не плевать. Весь мой свет сошелся на нем клином.

Он делает шаг назад. Не глядя вытаскивает из ремня несколько шариков. Вкладывает мне в ладонь.

– Давай... попробуй сама.

– Что?

– Ломай их.

Сжимаю в кулак. Чувствую что-то типа беззвучного взрыва. На мгновение меня контузит. Морщусь от болезненного давления на уши. Ладонь щиплет. Раскрываю... Осколки как лёд тают на порезанной руке.

Стена передо мной превращается в марево.

– Идти? – ловлю его взгляд.

– Дай посмотрю на тебя еще. Хочу запомнить. Этого всего скоро не станет, – ведет пальцем, обрисовывая моё лицо. – Появится что-то другое.

Мне почти не страшно! Я еще на эндорфинах от его поцелуя. И в коматозе от пары выстрелов в голову. А самое главное – от его признания, брошенного вскользь. Любит? Да я душу за это готова продать, чего уж!

Но слезы неконтролируемым каскадом льются по щекам. Мне мало его... Я бы хотела урвать ещё хоть каплю. Любую, даже самую ебанутую и отмороженную каплю его!

Да-ад?

Но другого выхода все равно нет, так чего тогда сомневаться?...

А то, что нет, я уверенна так же, как в том, что земля круглая. Иначе, он обязательно бы его нашёл. Обязательно!

– Я пойду.

– Ты остаешься...

– Правда?.. – ищу в его взгляде подвох, но не нахожу.

Его рука сжимает мою кисть. Пальцы отделяют мой безымянный от остальных.

– Правда. Даша... – переходит его голос на шёпот. – Выходи за меня?...

Растерянно и окончательно потеряв ориентацию в происходящем, доверчиво смотрю ему в глаза.

– Ты выйдешь за меня?

Мне кажется, я самое тупое и отчаянное создание на свете. Стокгольмский во мне бьётся в экстазе! Как можно ему отказать?!

– Да, – шмыгаю я носом.

– Люблю тебя... – шепчет мне в губы. Чувствую, как медленно на мой безымянный скользит кольцо.

В голове становится мутно. Я начинаю оседать по его телу вниз. Он поддерживает меня, укладывая к ногам.

В ушах шумит... тело немеет... Я медленно удивлённо моргаю... не узнаю ничего... перед моим лицом моя рука... Шевелю пальцами... С кольца на моем безымянном на меня смотрит настоящий живой глаз... зрачок фокусируется... Глаза режет ощущение вспышки от фотоаппарата. Проморгавшись, перевожу взгляд дальше... разглядываю какое-то радужное марево... оно издаёт низкий тревожащий меня звук...

Убираю темную прядь волос, упавшую на глаза... на автомате глажу пальцем кольцо... оно отвечает мне.

Вздрагиваю, наблюдая, как через меня переступает какой-то мужчина. Не оглядываясь, он делает несколько шагов вперед и исчезает в мареве...

Конец!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю