332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Лекс Альфа » Хам или Детка, тебе не понравится! (СИ) » Текст книги (страница 4)
Хам или Детка, тебе не понравится! (СИ)
  • Текст добавлен: 31 декабря 2020, 06:30

Текст книги "Хам или Детка, тебе не понравится! (СИ)"


Автор книги: Лекс Альфа






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 7 страниц)

Глава 11. Фантазийные экзерсисы

Дашка

Глаза Светлости неестественно тёмные. Сначала мне кажется – из-за освещения. Но когда приглядываюсь, понимаю, что зрачок сожрал всю радужку. Абсолютно всю! И мне даже кажется, что отхватил и часть белка. А чуть-чуть опущенное веко делает его взгляд очень тяжёлым. И мне слегка неуютно от его пристального, немного развязного от алкоголя взгляда. Кто знает, чего ожидать от этого непредсказуемого мужика?

– Что? – подозрительно спрашиваю я, выкручивая подбородок из его пальцев.

Отпускает и отстраняется.

– Поехали...

Так, словно мы круто отожгли и едем кутить дальше. И это, честно сказать, не вдохновляет!

Отворачивается к выходу. Делает несколько решительных шагов. Уже привычно срываюсь с места, как послушная собачонка. Но он неожиданно резко тормозит, и я врезаюсь ему в спину. Разворачивается. Хватает меня рукой за шею. Пискнув, шокированно замираю.

Но он не душит, просто держит.

– Мы кое что забыли... – шепчут его губы, приближаясь к моим.

Он облизывает нижнюю, проходясь по ней зубами.

О, боги-демоны... Внутри меня что-то вздрагивает от этого. И мои непослушные губы призывно открываются вопреки моей внятной команде сомкнуться покрепче. В голове вспыхивает картинка, как его эти чуть обветренные губы прижимаются к моим в чувственном поцелуе.

Но они не прижимаются. Уголок дёргается, изгибая их в провокационную ухмылку.

Я вообще не уверена, что Хам и «чувственно» – смешивающиеся жидкости. Тут уж, скорее, Хам и «жёстко».

Его покер-фейс тоже немного плывёт от выпитого, и мимика гораздо эмоциональнее, чем обычно.

– Не это... – шепчет он мне в губы.

От горячего дыхания в глазах звёздочки, словно мне как следует врезали по голове. Хотя почему «словно»? Я, вообще-то, умерла от этого, нет?

Этот факт никак не укладывается, и я, как Скарлетт О'Хара, решаю подумать об этом завтра. Если доживу.

Чувствую, как знакомая прохладная гадина, сползя с его запястья, оплетает мою шею. Придушивает и успокаивается.

– Вот так лучше, – констатирует шёпотом Светлость.

В целом я даже согласна!

Наши губы всё ещё в опасной близости. Я чувствую, как колени мои подгибаются... веки закрываются... и я в секунде от того, чтобы прикоснуться сама к этим сволочным губам. И думаю, если бы не его кисть, всё ещё фиксирующая мою шею, уже позорно бы капитулировала перед врагом. Который, надо отметить, не торопится нападать. И я очень надеюсь, что это какой-то его сидх, а не моё «предающее тело».

В фантазиях своих я уже ощупываю его горячие губы языком, млея от того, как возбуждённо он дышит...

– Прекрати немедленно, – выдыхаю я, теряя от сладкого головокружения связь с реальностью и навязанную субординацию.

– Это была моя реплика, – маняще двигаются эти чёртовы губы.

Отпускает...

Слава богам... Я не падаю к его ногам в этот момент, отыскав в себе хоть какую-то стойкость.

Гад какой... Это ж надо так над девочками измываться!

Сбежать с места преступления мы не успеваем. Открыв с ноги двери в клуб, врываются менты в бронежилетах и, не разбираясь в ситуации, сразу же поднимают на нас стволы. Видимо, вызвал кто-то...

– Хам... – выдыхаю я, делая шаг за его плечо, и испуганно втыкаюсь носом в пиджак.

– Кыш... – оскаливается Хам, пренебрежительно встряхивая пальцами.

И я чувствую, как меня захлёстывает паника, словно на нас сейчас обрушится и похоронит заживо свод здания. Стволы из рук ментов с грохотом сыпятся на пол. И я на подкашивающихся ногах, с вырывающимся из груди сердцем срываюсь следом за улепётывающими защитниками правопорядка.

– Стоять, – ловит меня за локоть Хам.

Паника вдруг отпускает. Чего я сорвалась?..

– Что это было?!

Моё сердце замедляется. С такими вбросами адреналина в мой девичий организм я долго не протяну!

– Паническая атака.

– Как ты это сделал?..

– Неважно. Правило: если вдруг тебя что-то очень сильно напугало, и ты решила спасаться бегством, то бежишь ты всегда в мою сторону. Усвоено?

– Даже если источник паники Вы?

– Даже если.

– Немного нелогично...

– Немного нелогично воскреснуть.

– Ну извините!

– Извиняю.

Мы выходим из этого чёртового стрип-бара. Стараюсь не отставать от него.

– Можно, мы поедем домой? – клянчу я. – Смерть несколько утомляет.

Притормаживает у элитного супермаркета. Мы заходим внутрь.

– Возьми тележку.

Надо полагать, я теперь на правах рабыни? Ладно, тележку я переживу. Тем более, мне срочно нужно чего-то сладкого. Это лучшее лекарство от стресса. Сразу после алкоголя. Хотя лучше всего – сладкий алкоголь. С мороженым.

Я не самая разумная барышня, надо признать.

Шагая впереди, он достаёт пухлое портмоне. А у меня с собой, как назло, нет ни денег, ни карты. Пытаюсь припомнить, в какой карман засунула пару своих последних купюр.

– Если что-то хочешь – возьми.

Ну да, рабов как бы положено кормить. Поэтому, не слишком переживая о разорении Светлости – всё-таки не последний человек в этом мире, я закидываю в корзину йогурт по цене свиного окорока, прозрачный контейнер с пироженкой по бюджету моих недельных завтраков и... Оглядываюсь, замечая, что Хам застыл у витрины с коллекционным виски. И этот факт, надо сказать, напрягает. Кто будет защищать меня от тварей, если он совсем слетит с копыт?

А... Была не была! Повторю за шефом. Тоже кладу для себя с полки бутылочку ликёра поскромнее. И вытаскиваю из холодильника большую упаковку пломбира.

Ну вот. Можно жить дальше. Надеюсь, нотаций про алкоголь не будет. И никаких комментариев про сумму покупок в европейском стиле: мол, разделим траты пополам. Потому что я могу простить многое, но жадность и ханжество в моей реальности для мужика – смертный грех.

Комментариев нет! Чудно... Хоть один недостаток в нём отсутствует. Это добавляет ему пару плюсов в виртуальную корзину бесконечных минусов.

Светлость сметает с полок вакуумные упаковки с нарезкой: рыбка, салями, сыр. Отлично! Пир во время чумы. Но я только «за».

Расплатившись на кассе, хмуро смотрит на пару объёмных пакетов, не торопясь забирать их с ленты.

«Это я должна взять?!» – возмущённо ползут вверх мои брови. Представляю, как под тяжестью этих пакетов врастаю в землю до колен. Фантазия, разыгравшись, решает развить сюжет, и я сначала даю корни, а потом и плоды...

Приподняв одну бровь, Хам скептически смотрит на меня. Словно он только что сорвал с меня яблоко, откусил, а на вкус это свежая рыба.

Предварительно вытащив бутылку с вискарём, он бросает подоспевшему сотруднику, обрывая мою фантазию о Дарья-чудо-дереве в самый её разгар:

– Пакеты в наше такси.

И даже открывает мне дверь в такси, как только оно подъезжает.

Вау-вау-вау!

Позволяю себе вцепиться в его крепкую руку, усаживаясь назад. Садится рядом с другой стороны. Говорит таксисту адрес.

Взгляд залипает на его кисти, лежащей между нами. Руки у него, конечно... кончательные! Терпеть не могу лощёные руки у мужиков. Антисекс конкретный! У Хама не лощёные. С мужественным рисунком выпирающих вен, немного мозолистыми костяшками... Его указательный палец обрисовывает маленький круг по мягкой ребристой поверхности сидения. А мне отчего-то фантазируется, что он рисует им вокруг соска, по ареоле. Но сосок, торчащий из сиденья – это уже несколько перебор даже для моих фантазийных экзерсисов. Палец, рисуя следующий круг, чуть замедляется.

– Что ты куришь, Дарья?

– Ингаляции с шалфеем считаются? Недавно у меня был бронхит.

– Не думал, что от шалфея так прёт.

С характерным треском скручивает крышку с виски. Делает пару глотков из горла. Между нами растёт температура и напряжение. Отворачивается к окну. Моё сердце гулко стучит, словно меня сняли и везут к себе домой, чтобы оттрахать. Но в этом порочном смысле я вообще невинна. Никаких случайных связей со мной не случалось. Я не в курсе, как «это», и просвещаться желанием не горю!

Его кисть крепче сжимает горлышко. Перехватываю бутылку, не позволяя ей долететь до рта Хама.

– Достаточно, Ваша Светлость.

– Не понял... – дёргает бровью.

– Женская интуиция говорит мне, что это плохо закончится.

– Обязательно. Я – фаталист. Но при чём здесь мой виски?

– Я в Вашем ошейнике. А если Вы отрубитесь где-то? Мне что, нести Вас на руках или сидеть послушной собачкой у трупа хозяина?

– Резонно. Но я не отрублюсь.

Отворачивается. Так и сидим, глядя каждый в своё окно и держась за бутылку. Вытягиваю из его руки. Делаю глоток обжигающей жидкости. Падая раскалённый углём в желудок, она растекается и расслабляет. Морщусь от неприятного ожога слизистой рта.

– Дай сюда.

Встречаемся с ним взглядами. Делаю ещё один глоток, глядя на него. Уголок его губ дёргается.

– Усыпляешь женскую интуицию? – скользит его взгляд по моим губам, обнимающим горлышко. Ноздри вздрагивают. Он немного неровно и громко выдыхает.

– Уж если мне суждено быть изнасилованной пьяным хамом, то пусть я буду в полной отключке, – прищуриваюсь я.

– Какая ханжа! – качает он головой с пренебрежительной усмешкой. – Ты же потом все локти искусаешь, что ничего не запомнила.

– Иди в... – зажёвываю окончание посыла.

Его брови взлетают, взгляд становится гневным. Отворачиваюсь, отдавая ему бутылку.

Искусаю?.. Мм... Да, мне интересно, как он делает это. Я бы с удовольствием посмотрела по телеку. Представляю себе порнушку с ним в главной роли и себя с попкорном перед экраном. Интересно, какой у него член?.. В представляемом порно-сюжете он держит в руке огромный болт с ярко-бордовой головкой. Варьирую его размеры от крошечного до боинга, который падает до колен под собственной тяжестью со звуком терпящего крушение самолёта. Вжжж....

– Дарья... – пьяно смеётся он. – Приехали.

Глава 12. Осознанность

Дашка

– Хам, мне нужно постирать вещи.

– Машинка в ванной.

– Я заметила.

– Тогда – вперёд.

– Могу я взять Ваш халат, что висит в ванной, пока стираются и сохнут мои вещи?

– Рискни.

Это, блять, да или нет?

Какова степень риска?

Ну, думаю, если он не посадил меня на кол за пепси на брюках, то и за халат не распнёт.

Вместо креста канонического моя фантазия рисует мне почему-то крест-БДСМ в форме буквы Х с мягкими наручниками на верхних концах. Ох...

Интересно, в его «пытошной» есть что-то подобное? Наверняка! Извращенец... Представляю, как он шлёпает попку прикованной к кресту девицы, слегка возбуждаясь от этой фантазии.

Хам подозрительно скашивает на меня взгляд. Скорее смываюсь, пока он не добавил пищи моей паранойе. Я хочу завтра надеть всё чистое. А для этого мне нужен сейчас халат.

Закинув вещи в машинку, подворачиваю слишком большие мне рукава и разбираю на кухне вакуумные упаковки с едой. Потому что есть хочется зверски, а Светлость не соизволил!

Поздравляю, Дарья, твой максимум – прислуга у «смотрящего». Он даже ни разу не поприставал к тебе. Даже пьяный! Нет, я рада. Но по самолюбию, блин, лупит наотмашь.

Выкладываю на блюдце сервелат, делаю глоток ликёра из открытой бутылки. И то ли я слишком уже наглоталась, то ли просто меня снова заносит, но мысль оказаться у него в сексуальном рабстве вдруг кажется чуточку привлекательней, чем в бытовом. А это симптом, что пора закругляться с выпивкой.

Развлекаясь с едой, выстраиваю из долек салями башню. Отлично вышло! Любуюсь ей. Похожа на член. Только не хватает головки.

– Не оскверняй мою еду, озабоченная! – доносится из комнаты.

– Мне нужны более чёткие инструкции! – кричу в ответ, не понимая, что надо от меня этому претенциозному мужику.

Закидываю в рот дольку. Сырокопчёная! Ммм... Слышу, как звонит мой телефон, оставленный на зарядке на его кровати. Поднимаю одной рукой волочащиеся по паркету полы халата, потому что в другой у меня ещё одна долька салями. Бегу, чтобы ответить.

Хам сидит прямо возле моего телефона и не думает сдвинуться. Наклоняюсь, придерживая распахивающееся «декольте». Клацнув зубами, забирает ими мою дольку колбасы из пальцев. Испуганно отпускаю, отдёргивая от греха подальше руку. Кто его знает...

– Да?.. – запыхавшись, отвечаю наконец.

– Даш, привет.

Ооооо...

– Привет, Паш.

Встречаемся взглядами с Хамом. В его – никаких эмоций. Но, несмотря на это, я прострелена насквозь двумя пулями-льдышками. Мне кажется, он попадает ими чётко в глаза. Потому что в них темнеет. Мои мокрые пальцы заглючивают экран, нечаянно включая динамик.

– Куда пропала? – раздаётся на громкой голос Паши.

– Эм... домой уехала. На пару недель, – вру я, отворачиваясь от Хама и пытаясь выключить динамик.

– Твоя мама сказала, что тебя там нет...

– А я ещё в дороге! Хочу сделать маме сюрприз.

– Ты посмотри, какая находчивая врушка, – цокает языком Хам.

Спохватившись, закрываю пальцем микрофон.

– Можно и помолчать было! – шиплю на него тихо. – Я же не виновата...

– Даш?

– Связь слабая...

– Между мозгом и языком, – добавляет Хам.

Чертыхаясь, снова зажимаю микрофон.

– Даш, а ты не можешь мне деньги отдать? Переводом. Сейчас.

– Блин... – с досадой вспоминаю, что... : – У меня не хватит.

– Как так? Мы же договаривались...

Да, я обещала отдать, но я была не готова попасть в рабство, когда обещала.

– Сейчас что-нибудь придумаю.

– Давай сюда... – Хам выкручивает из моих рук телефон.

Шокированно задохнувшись, хлопаю, как рыба, губами. Он подносит его к уху, снимая блокировку со своего:

– Диктуй номер для перевода.

– Ааа... Вы кто?.. – растерянно вопрошает Пашка.

– Банкомат. Номер...

Пашка диктует, Хам вводит цифры, я обтекаю.

– Сколько?

– Двенадцать...

– Точнее.

– Двенадцать тысяч...

– Баксов? – поднимает он бровь, глядя на меня скептически.

– Рублей! – закатываю я глаза.

Делает перевод. Скидывает вызов. Протягивает телефон.

– Спасибо... – обескураженно смотрю на телефон в своей руке. – Не нужно было.

– Мои подчинённые должны только мне.

– Я отдам...

– Отдамся – звучит лучше! – ухмыляясь, падает на подушки. Полы белоснежной расстёгнутой рубашки распахиваются, обнажая торс.

Скотина какая... От возмущения меня взрывает так, словно десять минут назад я не фантазировала на тему своего сексуального рабства! Зачем он заплатил за меня? Кто его просил влезать?!

Его пьяный раздевающий взгляд ползёт по мне снизу вверх.

В горле встаёт непроглатываемый ком, отрубая мой главный механизм самосохранения – самоиронию.

– Иди в задницу... – дерзко встречаю я его взгляд. – Переведу я тебе твои бабки с утра!

У братьев перезайму.

Лицо Светлости застывает. Интуитивно отшатываюсь подальше, потому что он мгновенно оказывается рядом. Впритык. В его оскале много волчьего. Клыки сверкают своей белизной.

Я чувствую запах виски, дорогих сигарет, парфюма и... ощутимый даже сквозь это всё – его: мускусный, головокружительный, мужской.

Он делает шаг вперёд, я – назад. Ещё один. Медленно. Как тигр. И также внушительно под его кожей переливаются от движения мышцы.

Мои ягодицы упираются в тумбу. От резкого скачка адреналина меня окатывает горячей волной. Тумба тормозит меня. Но не тормозит его! И я зажата. Горячее дыхание обдаёт мою шею и останавливается у уха.

– Что ты сказала? – низко, хрипло, угрожающе.

Надо признать – я ебанутая. Это факт. Вместо того чтобы извиниться перед всесильным гадом, мой рот продолжает дерзить:

– Иди в задницу. Ты меня не купил, ясно? И можешь отправить меня в ад, если твоя нежная психика не выдержала посыла.

Его глаза закрываются, пряча от меня тяжёлый взгляд. Как гиря. Пудовая. На ногу.

– Снимай халат.

– Чего?!

– Он мой. Снимай.

Ну супер! Так и знала, что не стоит рассчитывать на этот чёртов халат и его адекватность. Сволочь! Здесь всё его! А мои вещи вертятся в машинке. Все. Включая трусики.

Но... мне сейчас плевать! И этот ёбаный халат хочется швырнуть прямо ему в лицо. И, толкнув его в грудь, я развязываю пояс, с ненавистью и вызовом глядя в его стальные холодные глаза. Веду плечами, позволяя халату упасть к своим ногам. Пусть подавится!

– Забирай!

– Непременно... – хрипит он, не отводя взгляда от моих глаз. Дёрнув за руку, неожиданно ловко разворачивает меня лицом к тумбе.

Теряя равновесие, опираюсь на неё руками. Его ладони придавливают мои к тумбе. Задницей чувствую, как скользит по коже холодная пряжка его ремня.

– Я предупреждал... – касаются его губы моего уха.

Моя голая спина прикасается к его обнажённой груди. Чувствую каждый волосок на ней! Нервное дыхание гада напрочь сбивает моё. Мне кажется, его кожа полыхает, потому что меня обдает от неё жаром.

Что там я опять ляпнула?..

– Ниже... – требует он своим особенным голосом. – Не сопротивляться!

Моё тело спешит исполнить команду, предплечья ложатся на тумбу. Что-то я не поняла...

– А-а-а-ай... – рвано выдыхаю я, когда его ладони обхватывают ягодицы.

И сжимают та-а-ак... что глаза закатываются от неожиданно пронзительных ощущений. А между ног голодно пульсирует.

– Нет!!

– Да... – с жадной удовлетворённостью в голосе. – Что я тебе обещал за твой распущенный язык?

Прижигающий внушительный шлепок по заднице.

– Ой!!

Да уж, представляла я себе его несколько иначе! Но надо заметить, такой вот жёсткий больше пишется в его образ, чем игривые, которые рисовались мне.

Пальцы скользят между моих ягодиц. Задыхаюсь от возмущения. Сжимаюсь от слишком откровенных ощущений. И ловлю себя на том, что поднимаюсь на цыпочках, пытаясь подставить свои самые чувствительные местечки так, чтобы он прошёлся по ним своими дразнящими пальцами. И осознав это, так и замираю, отставив задницу, как последняя шлюшка!

– Не слышу ответа!

«Что он там обещал?..» – истерично соображаю я.

– Отправить в ад?..

– Ну... быть может, только в самом начале... ты сочтёшь это адом, да.

Мои бёдра предательски дрожат, отзываясь на его жёсткие интонации и хриплый возбуждённый голос. Мерзавец хочет меня...

А, чёрт...

Где отвращение? Где страх? Обида? Гнев? ВОЗМУЩЕНИЕ ГДЕ???

Какая, к чёрту, ещё гордость?!

– Так куда ты там меня отправила, детка? – горячо шепчет он, сжимая мой лобок.

Пытаюсь свести трясущиеся колени. Я настолько мокрая, что его пальцы скользят по гладкой коже, как по маслу. Проходясь по скользким губкам, он сжимает меня опять... И я представляю, как он делает это снова... и снова... и снова...

Оооо...

– Это – изнасилование! – выдыхаю, потеряв голос.

– Ну да... ну да... – скептически и азартно. – Вот так, да?..

Сжимает меня ещё раз, перебирая подушечками по клитору и делая ровно то, на чём зациклилась моя фантазия.

«Боги-демоны... да я сейчас кончу!» – судорожно дёргаюсь я.

Подхватив ладонью снизу, он оттягивает меня на себя, ставя в ещё более откровенную позу.

Зажмуриваясь, гашу стон.

Ладонь скользит выше, размазывая моё возбуждение между ягодиц.

– Кажется, ты отправила меня сюда...

Пальцы давят прямо в...

– Нет-нет-нет... – захлёбываясь сбитым судорожным дыханием, бормочу я.

– Я за осознанность, детка, – горячо шепчет мне в ухо, наклонившись надо мной. – Ты должна понимать, куда посылаешь мужчину... и какими ощущениями тебе это грозит.

Рисует пару кругов вокруг моего входа. Совсем не того входа, в который я уже готова его впустить!

– Нет... нет... – кусаю я губы. – Извини!

– Поздно... – прикусывает зубами повыше лопатки, толкая палец внутрь.

Хрипло кричу от шокирующего ощущения, пытаясь выкрутиться. Но я втрамбована им в тумбу. По телу крупная дрожь, в мозгах перегорают все электроды! Тело трясёт. Это, блять, больно... и...

– Шш... расслабься...

Покусывает меня между лопаток, вынуждая гнуться как похотливую кошку. Вторая рука умело рисует по губкам, сжимает пальцами уже до боли чувствительный клитор.

Он трахает меня пальцем в попку. Мой мозг, превращаясь в закоротившую гирлянду, хаотично вспыхивает, разноцветные лампочки перегорают одна за другой. Под черепной коробкой толпа оргазмических мурашек марширует под руководством этой извращённой безжалостной сволочи! Которая присоединяет к первому пальцу и второй, снова шокируя меня болезненным растяжением. Хныкаю, задыхаясь от собственных бесконтрольных стонов. И иду ко дну, не желая больше сопротивляться. Пусть это закончится... логически... Я больше не могу! Это передоз!

Его пальцы на клиторе ускоряются. Меня отключает от похабного, болезненного удовольствия. Я только понимаю, что рефлекторно двигаю бёдрами, стремясь к пику оглушающих ощущений.

Ох... Ещё несколько мгновений, пожалуйста! Я готова кончить от этого извращённого безобразия. Да!!!

Открываю рот, выдавая мерзавцу оду стонами и сиплыми криками. И трясясь всем телом, взлетаю из болезненного ада на седьмое небо! Боже... привет... Лучше тебе не знать, какая катапульта закинула меня сюда! Мне стыдно, чёрт возьми! И о-о-очень сладенько.

Дрожащие колени подкашиваются. Его пальцы – ну наконец-то!! – покидают меня. Напоследок снова встряхивая от острого ощущения сомнительной приятности.

– В следующий раз... это будет член, – рычит возбуждённо.

О, мера моей неадекватности неисповедима! Ибо губы мстительно улыбаются... Светлость остался без разрядки. А я слышу по голосу, как ему хочется!!

Дыа-а-а! Я ещё раз кончаю от этого факта. Страдай, гад!

Слышу, как он уходит в ванную. Отлепляю своё разжиженное удовольствием тело от тумбы. И, пошатываясь, делаю несколько шагов до кровати. Падаю навзничь.

Зашибись, Дарья... Это дно. Но именно сейчас, пока я ещё оглушена дозой эндорфинов после моего первого несамостоятельного оргазма... – да плевать мне... Я подумаю об этом завтра!

Закрываю глаза и головокружительно отъезжаю в нирвану.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю