332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Л. А. Кейси » Доминик (ЛП) » Текст книги (страница 20)
Доминик (ЛП)
  • Текст добавлен: 9 октября 2016, 02:14

Текст книги "Доминик (ЛП)"


Автор книги: Л. А. Кейси






сообщить о нарушении

Текущая страница: 20 (всего у книги 23 страниц)

Глава 23

– Я лишь хочу сказать, что младший братец обладает навыками, которые он, по всей видимости, скрывал от меня, потому что его девушка взывала к Господу больше раз, чем я мог бы сосчитать. Эта киска находилась в полной его власт…

– Закончишь это предложение ты, придурок, и я прикончу тебя! – рявкнула я на Алека, который, не прекращая, доставал меня с тех самых пор, как мы с Домиником вышли из моей спальни.

Очевидно, все слышали наш с Домиником «первый раз», и это просто убивало меня. Естественно, братья дали гребаные «пять» Доминику. А после того, как вернулись Аланна с Бранной, мне пришлось рассказать им, из-за чего парни меня дразнили. Это казалось таким неправильным, и кроме того заставляло меня чувствовать себя дико некомфортно, потому что все знали, чем мы с Домиником занимались, и что я больше не была девственницей. Я даже решила купить себе чертов кляп на будущее, чтобы в следующий раз запихнуть его в рот, поскольку терпеть это унижение было просто невыносимо.

Мое лицо было практически пунцовым, когда я говорила с Аланной, что ей, кстати говоря, показалось просто уморительным. Конечно, теперь мы были подругами, но всё же пока еще не успели выстроить какую-то прочную связь между собой. На самом деле это был наш пятый настоящий разговор с тех пор, как на прошлой неделе мы стали друзьями, и мне уже пришлось иметь дело с тем, что она в мельчайших подробностях знала, что мы с Домиником делали в моей спальне, благодаря его идиотам братьям. Дэмиен был единственным, кто просил их заткнуться, и мне хотелось крепко-крепко обнять его за это. Я все никак не могла поверить в то, что он убил человека. Ведь он был таким милым!

Двадцать минут спустя мы приехали во «Тьму». Музыка грохотала, люди танцевали, а Доминик «разогревался» в углу неподалеку от ринга, что выглядело так, словно он вел бой с тенью или что-то вроде того. Я была очень уставшей, да и к тому же до сих пор чувствовала небольшую боль. Поэтому, пока мы с Аланной, Бранной и парнями сидели в большой кабинке, я изо всех сил боролась с собой, чтобы не положить голову на плечо Кейну, который сидел возле меня, немного ссутулившись, из-за чего его плечо находилось прямо на уровне моей головы, так и маня использовать его в качестве подушки.

– Мне, наверное, следовало остаться дома, – зевнув, высказала я свою мысль, а затем потянулась.

Аланна, которая к тому моменту допивала уже вторую водку с колой, резко повернула голову в мою сторону и закатила глаза.

– Выпей и расслабься, это весело!

Я хмуро на нее посмотрела.

– Нам утром в школу, поэтому пить сегодня я точно не буду. Да и тебе тоже неплохо было бы уже остановиться, потому что в противном случае, проснувшись завтра утром, ты будешь умирать от похмелья.

Аланна послала мне воздушный поцелуй.

– Спасибо, мам, я буду иметь это в виду.

Вот нахальная стерва!

– Сучка, – проворчала я, заставив ее рассмеяться, а себя улыбнуться.

Мне это нравилось. С Аланной было очень легко, и она не обижалась на мои оскорбления, что было просто идеально, потому что рано или поздно, но оскорбляла я всех.

– Пошли танцевать, – позвала меня Аланна, потому что сейчас Бранна сидела на коленях у Райдера, шепча ему что-то на ухо, что, я даже не сомневалась, было какими-нибудь грязными словечками.

Взглянув на Аланну, я устало вздохнула.

Разве она не видела или не слышала, как я зевала и потягивалась буквально пару секунд назад?

– Даже не думай отказываться, Брона. Мы должны узнать друг друга поближе, и танцы как нельзя лучше этому поспособствуют, так что давай, – захныкала она.

Я ничего не смогла поделать и простонала, когда она нахмурилась и взяла меня под прицел своих карих «щенячьих» глазок. Это было несправедливо. Все стало в три раза серьезнее, когда она впилась в меня этим взглядом, заставив почувствовать себя просто ужасно.

– Ладно, – простонала я и вложила ладонь в ее протянутую руку.

Да поможет Господь тому парню, с которым она будет встречаться. У бедолаги не будет ни единого шанса хоть в чем-то ей отказать, если она посмотрит на него этим взглядом.

– Ура! – завизжала Аланна. – Мы скоро вернемся, – даже не обернувшись, бросила она ребятам.

Я повернулась и, посмотрев на каждого из них, сказала:

– Под «скоро», я очень надеюсь, она подразумевает «после следующей песни».

Парни усмехнулись, в то время как Аланна звонко расхохоталась, и ее смех заставил и меня тоже рассмеяться.

– Ага, конечно. А теперь, пошли, я обожаю эту песню!

Десять секунд спустя мы уже были на краю танцпола, отрываясь под песню T-Pain и Криса Брауна «Best Love Song». Мы с Аланной обе выкрикивали слова песни вместо того, чтобы подпевать ей, что нам обеим показалось безумно смешным. Я раскачивала бедрами в такт музыке, подняв руки в воздух, в то время как Аланна пустилась во все тяжкие, тряся задницей и качая бедрами, словно какая-нибудь восточная танцовщица. Я тоже танцевала довольно неплохо, но Аланна, черт, эта девчонка, просто сражала наповал. Не в смысле хореографии, нет, а в том, как соблазнительно двигалась. Я поймала себя на том, что, танцуя, смотрела на нее, и поэтому, когда руки обняли меня со спины, немного вздрогнула от неожиданности.

Я быстро обернулась через плечо, уже готовая заехать по морде тому, кто схватил меня, как вдруг мой взгляд встретился с его, после чего я расслабилась и, улыбнувшись, прижалась спиной к его груди. Двигаясь со мной в одном ритме, он склонил голову к моему уху и произнес:

– Ты, черт побери, убиваешь меня. Какого хрена ты так много двигаешь бедрами и задницей? Ты пытаешься устроить драку, или что?

Я закатила глаза.

– Я просто танцую.

– Танцуешь как чертова соблазнительница, – прорычал Доминик, положив руки мне на бедра и притянув мою задницу к своей промежности, из-за чего мне пришлось начать медленно тереться об него.

– Соблазнительница? Я? Это звание принадлежит Аланне. Ты что, не видел, как она танцует? – спросила я, а затем посмотрела туда, где должна была танцевать Аланна, вот только там ее уже больше не было, так же, как и еще где-нибудь в поле моего зрения.

– Я не смотрел на Аланну или кого бы то ни было еще, если на то пошло. Мой взгляд был прикован к тебе… и этой заднице.

Я снова закатила глаза, а затем встала на цыпочки, пытаясь высмотреть Аланну.

У меня в животе завязался тревожный узел.

– Куда она делась? Еще минуту назад она была прямо здесь. Мне нужно найти её…

– Вон она, – сказал Доминик и указал на тускло освещенную часть клуба, где начинался вход в коридор, ведущий к приватным комнатам.

Я прищурила глаза, а затем расширила их от удивления.

– Она с Дэмиеном! – практически проорала я сквозь громкую музыку.

Доминик рассмеялся, наблюдая за тем, как Дэмиен и Аланна, прилипнув друг к другу, проталкивались сквозь толпу. Они не просто целовались. Они практически трахали друг друга через одежду, и эта картина на самом деле заставила меня немного покраснеть.

– Я должна остановить её, она не мыслит трезво, поэтому утром очень пожалеет об этом. Она говорила, что не хочет попасть в хит-лист Дэмиена, даже несмотря на то, что он ей нравится.

Доминик взорвался хохотом.

– Его что?

Я повернулась к нему.

– Его хит-лист, ну знаешь, список девушек, с которыми он переспал с тех пор, как вы переехали сюда.

Тело Доминика вибрировало от смеха, пока он вел меня с танцпола обратно к кабинке, в которой теперь уже было полно девушек и даже один симпатичный парень, который сидел прямо возле Алека. На коленях у него сидела девушка, но его ладонь лежала на бедре этого парня, что, по правде говоря, немного повергло меня в шок, хотя я даже сама не знала почему. И чем дольше я смотрела на эту картину, тем больше разнообразных мыслей заполняло мою голову.

– Тебя беспокоит то, что Алек – бисексуал? – спросил Доминик, заметив, как я таращилась на него.

Я покачала головой.

– Нет, мне просто интересно: он «актив» или «пассив»?

На лице Доминика отразился чистый ужас.

– Мы больше никогда в жизни не будем обсуждать сексуальную ориентацию моего брата.

Я рассмеялась, но затем затихла и поморщилась, услышав пронзительный визг.

– НЕИСТОВЫЙ! – закричали две девушки, заставив меня от неожиданности подскочить.

Я отошла немного влево от Доминика, когда они прижались к нему с обеих сторон. Живот болезненно скрутило только от одного вида того, как они к нему липли.

Я знала, что он был привлекательным, да ещё и горячим бойцом, но он был моим, и этим сучкам лучше было бы уяснить это.

– Не могу дождаться твоего боя, ты всегда тааак хорош, – проворковала Доминику девушка с огненно-рыжими волосами.

Улыбнувшись, он подмигнул ей, – он, мать его, подмигнул ей – а затем ответил:

– Спасибо, милая. С такими болельщицами, как вы, в этом нет ничего удивительного.

Они захихикали, а я, сильно нахмурившись, посмотрела на Доминика, прежде чем шагнула вперед и буквально оттолкнула этих идиоток от него.

– Время для фанаток закончилось, дамы, поэтому можете идти.

Они были на семь или восемь лет старше меня, но в тот момент мне, откровенно говоря, было наплевать на это. Если мне нужно было заявить свои права на Доминика, чтобы окружающие поняли, что я его девушка, то я, черт побери, сделаю это!

– Би, расслабься, – раздался голос Бранны слева от меня.

Я посмотрела на неё; она по-прежнему сидела на коленях у Райдера. Покачав головой, я проворчала:

– Скажи ему прекратить это, и тогда я расслаблюсь.

– Прекратить что?

Я развернулась и злобно уставилась на Доминика, прежде чем прочистила горло и с точностью до акцента передразнила его:

– Спасибо, милая. С такими болельщицами, как вы, в этом нет ничего удивительного.

Алек, Кейн, Райдер и Бранна взорвались хохотом, но я нисколько не старалась показаться забавной. На самом деле я была довольно-таки сильно раздражена.

– Ещё раз выкинешь эту флиртующую хрень вне зависимости от того рядом я или нет, и я кастрирую тебя, – прорычала я на Доминика, который смотрел на меня взглядом, полным изумления, а затем развернулась и пошла прочь.

– Куда ты? – прокричала Бранна мне вдогонку.

– Найти Аланну, – громко ответила я, чтобы она смогла услышать меня сквозь музыку.

Даже не оборачиваясь, я знала, что он шел следом за мной, и от этого волоски у меня на шее встали дыбом. Изо всех сил стараясь игнорировать его, я приблизилась к тускло освещенной части клуба, где располагался коридор, ведущий к приватным комнатам. Аланны и Дэмиена нигде не было видно, поэтому я подошла к охранникам, которые стояли у входа в этот коридор. Мне даже знать не хотелось, что творилось за этими дверями. Уж точно ничего хорошего, потому что в противном случае им не нужны были бы огромные вышибалы на входе.

– Только для ВИП-персон, милая, – бросил мне Череп, когда я подошла к нему.

Сначала он даже не посмотрел на меня, но когда все же сделал это, на его лице растянулась широкая улыбка.

– Брона! Рад тебя видеть, малышка, хорошо выглядишь.

Я почувствовала, как покраснела от комплимента и уже собиралась ответить Черепу, как вдруг совсем не нежно была оттянута в сторону, после чего передо мной появилось тело.

Твердое тело.

– Мне не нужны проблемы, Нико. Я просто поздоровался с твоей девушкой. Вот и всё, – громко отозвался голос Черепа, чтобы его можно было услышать сквозь музыку, которая, казалось, с каждой минутой становилась все громче и громче.

Одна рука Доминика была у него за спиной так, чтобы он мог держать в ней мою. И держал за руку он меня тоже далеко не нежно, поэтому я резко выдернула её из его хватки, после чего пнула его по задней части голени, из-за чего он резко развернулся ко мне всем телом, повернувшись спиной к Черепу и его приятелю.

– Солнышко, я разговариваю с милым вышибалой. Ты можешь хотя бы на пару минут отложить свои детские выходки, пока взрослые беседуют? Можешь? Превосходно, – елейным, но в то же время рычащим голосом проговорил Доминик, заставив меня на добрых пару секунд недоуменно на него уставиться, но только до тех пор, пока меня не накрыло гигантской волной возмущения.

Отпихнув Доминика в сторону, я встала перед ним, но он обернул вокруг меня руку, прижав мою спину и задницу к передней части своего тела, что я просто проигнорировала и сфокусировалась на Черепе.

– Не обращай внимания на пещерного человека позади меня и скажи мне, не видел ли ты мою подругу, ну знаешь, ту девушку, которую ты пропустил вместе с нами сегодня вечером? Черные волосы, ростом где-то метр семьдесят, большая грудь, симпатичное личико. Что-нибудь припоминаешь?

Череп глянул на другого вышибалу, подзывая его к себе поближе. Он склонился к другому охраннику, ухмыльнулся, когда тот сказал ему что-то на ухо, после чего выпрямился и снова посмотрел на меня. Он кивнул в сторону коридора позади него.

– Она там вместе со светловолосым братом Слэйтер. Близнецом твоего парня.

Я почувствовала, как мои глаза округлились.

– Она в одной из тех комнат с ним? Она пьяна! Пропусти меня сейчас же…

– Брона! – рявкнул Доминик, заставив меня подскочить от испуга, а затем резко развернул лицом к нему. – Ты ведешь себя так, словно ей опасно находиться наедине с Дэмиеном. Он не причинит ей вреда, поэтому, мать твою, успокойся!

Я бросила злобный взгляд на Доминика.

– Уверена, Трент тоже так думал.

Я пожалела об этих словах, как только они сорвались с языка, потому что в действительности не думала так о Дэмиене, и сказала это только потому, что Доминик вывел меня из себя, но увидев боль, отразившуюся на его лице, мгновенно возненавидела себя за это.

– Не могу поверить, что ты это сказала, – проговорил он, а затем сделал то, что заставило моё сердце разбиться.

Он оттолкнул меня от себя. Не достаточно сильно, чтобы сбить с ног, но достаточно, чтобы я покинула его личное пространство. И когда он сделал это, мне захотелось разрыдаться. В горле образовался комок, а в груди потяжелело. Я хотела попросить прощения, но слова никак не хотели формироваться. Хотя Доминик все равно не задержался, чтобы выслушать меня. Он смерил меня взглядом, полным разочарования, а затем, покачав головой, развернулся и направился обратно к ребятам. Я наблюдала за тем, как он занял место в кабинке, а затем потупила взгляд. Он не шевелился, даже тогда, когда его братья начали хлопать его по плечу и кричать что-то сквозь музыку.

Живот болезненно скрутило. Это была лучшая ночь в моей жизни. Мы с Домиником впервые были вместе, впервые признались друг другу в любви и поэтому не должны были сейчас ругаться. Мне хотелось все исправить, но в то же время я должна была найти Аланну, потому что знала, что, если она сейчас переспит с Дэмиеном, то утром будет очень сожалеть об этом. Она будет просто раздавлена, потому что Дэмиену не нужно что-то большее, чем просто секс, поэтому мой долг как её друга – защитить её от этой боли, если это в моей власти.

Все остальное может подождать; я набрала полную грудь воздуха и, повернувшись к Черепу, сказала:

– Мне нужно забрать мою подругу. В какой они с Дэмиеном комнате?

Череп прикусил губу, прежде чем отступил в сторону.

– Дальняя комната слева от тебя. Дверь может быть заперта, поэтому просто постучись.

Кивнув, я развернулась и зашагала по коридору. Я прошла мимо девяти комнат, пока не дошла до той, в которой, по словам Черепа, находились Аланна и Дэмиен. Прочистив горло, я подняла руку и сильно постучала. Мне пришлось ждать снаружи, барабаня в дверь добрых пятнадцать минут, и за все это время из комнаты не донеслось ни звука, поэтому, когда дверь внезапно открылась, у меня душа ушла в пятки.

– Ты напугал меня, придурок, – прижав руку к сердцу, огрызнулась я на полуголого Дэмиена, который только лишь ухмыльнулся мне в ответ.

– Где она? – прорычала я.

Он приподнял брови, и улыбка исчезла с его лица.

– В ванной…

– Вы переспали? – оборвала я его.

Он посмотрел на меня, сощурив глаза.

– Мне кажется, это тебя не касается, Би.

Бросив на него рассерженный взгляд, я ответила:

– Поскольку ты используешь мою подругу, то это касается меня.

Я отпихнула его и протолкнулась в комнату, после чего успела сделать лишь несколько шагов, прежде чем он схватил меня за руку и резко развернул к себе.

– Я, мать твою, не использовал её! – прорычал он.

И в этот момент я действительно чуть ли не обмочилась, потому что никогда прежде не видела его настолько злым. По правде говоря, я вообще никогда не видела его злым.

– Отпусти мою руку, или я скажу Доминику, – сказала я тоном, который не оставлял места для шуток.

Дэмиен покачал головой, но все же отпустил меня.

– Вот так ты решаешь свои проблемы? Зовешь моего брата, чтобы он во всем за тебя разобрался?

Подобное заявление шокировало меня. Это стало последней каплей.

– Пошел ты, Дэмиен! Тебе, мать твою, прекрасно известно, что я сама разбираюсь со своими проблемами. Мне не нужно, чтобы Доминик защищал меня ото всех!

Дэмиен рассмеялся.

– Джейсон Бейн и Гэвин Коллинз с этим бы не согласились.

Я покачала головой.

– Ты действительно можешь валить на хрен.

Он рассмеялся, но я проигнорировала его и, развернувшись, бросилась к двери в ванную. Постучав, я позвала:

– Аланна?

– Я здесь, – донеслось изнутри.

– Ты в порядке? – спросила я через дверь.

– И да, и нет, – ответила она.

Желудок тревожно сжался, когда я попросила:

– Объясни.

– Ладно, знаю, я с-сказала, что не собираюсь делать этого, но я занялась сексом с Дэмиеном и все было з-замечательно. Немного больно, но все равно замечательно… но потом он сказал, что из этого ничего не получится, и мы можем быть только друзьями, потому что он не связывает себя отношениями… И я расстроена из-за этого.

До этого она была прилично захмелевшей, но сейчас уже совершенно не казалась пьяной. Скорее просто очень расстроенной. Я повернулась к Дэмиену, который смотрел на дверь в ванную с хмурым выражением на лице. Он выглядел так, словно его беспокоило то, что он обидел Аланну.

Я подошла к нему и пихнула в грудь, и на этот раз он не попытался остановить меня. Он встретился со мной взглядом и безмолвно попросил ударить его, причинить ему боль. Но я больше не дотронулась до него. Вместо этого я смерила его презрительным взглядом, выражая своё абсолютное отвращение.

– Я очень ошибалась на твой счет. Я считала тебя хорошим человеком, не позволив тому, что Доминик рассказал мне о твоем прошлом, изменить моё отношение к тебе, ведь произошедшее не было спланированным или преднамеренным. Ты поступил так, чтобы защитить себя, своего брата и Налу, но это? Ты знал, насколько сильно нравишься Аланне, и знал, что она была девственницей, а также, что она не хотела становиться твоей очередной победой, но, тем не менее, продолжил добиваться её и проложил свой путь к ней в трусики. А причина всего этого скрывается лишь в том, что она отвергла тебя, тем самым бросив тебе вызов, перед которым ты не смог устоять. Ты ничем не лучше всех этих подонков в этом клубе, которые используют девушек, и я очень надеюсь, что ты поймешь, каким бездушным жестоким человеком тебя делают твои поступки, Дэмиен Слэйтер! – я отвернулась от его безэмоционального выражения лица, но затем замерла на полушаге и покачала головой, прежде чем снова посмотрела на него. Бросив на него взгляд полный разочарования, я сказала: – Если судить по описанию ваших родителей, которое дал мне Доминик, могу сказать, что, похоже, яблоко не далеко упало от яблони, потому что ты точно так же, как и они, думаешь только об одном человеке: о себе. Уверена, они чертовски горды тобой.

Его лицо побледнело, колени, казалось, начали подгибаться, словно он мог рухнуть на пол в любую секунду. Но мне было плевать. Развернувшись, я снова подошла к ванной, где пряталась Аланна. Я мягко постучала в дверь и, услышав всхлипывания, взялась за ручку.

– Лана? – мягко позвала я, впервые используя её прозвище. – Это я, можно мне войти?

Я проигнорировала шум у себя за спиной. По всей видимости, Дэмиен одевался и был при этом зол как черт, раз грохотал так по всей комнате, но мне до этого не было абсолютно никакого дела. Пускай катится ко всем чертям.

Когда дверь в ванную открылась, я проскользнула внутрь и закрыла её позади себя. Сбросив туфли, опустилась на колени и обняла Аланну, которая сидела на закрытой крышке унитаза, спрятав лицо в ладонях. Когда я обняла её, она всхлипнула и обернула руки вокруг меня, крепко ко мне прижавшись.

– Все будет хорошо, Лана. Ты сильная и не позволишь этому американскому говнюку сломить тебя, так ведь? – спросила я.

Аланна шмыгнула носом и тихо усмехнулась, а затем отстранилась от меня и потянулась за бумажными полотенцами, чтобы вытереть нос.

– Знаешь? Конечно, Нико твой парень и все такое, но раньше я думала, что он – придурок, а Дэмиен – хороший, и как же я ошиблась! Нико честный и всегда остается самим собой вне зависимости от того, любят его или ненавидят. А Дэмиен… Он точно змея в человеческом облике. Я ненавижу его.

Я снова обняла её, когда слезы опять побежали у неё по щекам. Мне хотелось прикончить Дэмиена за то, как он с ней обошелся.

Кто может поступать так с другим человеком и не чувствовать после этого вины?

Доминик действительно не шутил, сказав, что Дэмиен пуст внутри. Он, мать его, был холоден как лед!

– Если тебе станет от этого лучше, то Доминик – действительно настоящий придурок.

Аланна начала смеяться сквозь слезы, а затем отстранилась, чтобы снова вытереть лицо. Я села на задницу, вытянув ноги. Движения вызвали боль, поэтому я немного поморщилась, что заставило Аланну нахмуриться.

– Я только что поняла, что мы лишились девственности в одну и ту же ночь с близнецами.

Я приподняла брови.

– Ну… по крайнем мере, мы можем постанывать от боли и ненавидеть их вместе.

Аланна снова начала хихикать, и хоть она по-прежнему была очень расстроена, но я уже могла увидеть стену, которую она начала выстраивать вокруг своего сердца благодаря поступку Дэмиена. Она никогда не простит его за это, а если даже и простит, то для этого ему придется очень и очень постараться. И произойдет это вряд ли очень скоро. Мы с Аланной были во многом похожи, поэтому я знала, что на протяжении многих лет она будет носить эту боль в себе и крепко держать свою оборону, пока в один прекрасный день её стены с грохотом не рухнут, как это произошло с моими.

– Би? – позвала меня Аланна, привлекая моё внимание.

Я посмотрела на неё.

– Да?

– Ты готова вернуться? Я уже слышу, как народ скандирует «НЕИСТОВЫЙ», и уже выключили музыку для боя.

Спустя секунду я уже была на ногах и снова натягивала туфли. Твою мать, я совсем забыла о бое Доминика! Я схватила Аланну за руку, и мы пулей бросились из комнаты, пронеслись по коридору, а затем мимо Черепа и его приятеля. Мои глаза в ужасе расширились, когда я посмотрела на платформу и увидела Доминика рядом с парнем, который был вдвое крупнее его. Они были примерно одного роста, но этому мужику было как минимум тридцать и, весил он, по меньшей мере, на двадцать килограммов больше Доминика. У мужчины были мускулистые руки, но живот его выглядел скорее заплывшим, нежели мускулистым, и поэтому, когда Доминик ударил его туда, я поморщилась, очень сомневаясь, что он вообще хоть что-то почувствовал.

– Прикончи его нахрен, НЕИСТОВЫЙ, ты красавчик!

Я не могла определить, кто из девушек выкрикнул это, но и выяснять у меня тоже не было никакого желания, потому что она была не единственной, кто кричал нечто подобное моему парню. Женщины намного старше нас выкрикивали чрезмерно пошлые словечки, из-за чего у меня просто кровь закипала. Доминик был мужчиной, а не гребаным куском мяса… а если он и был куском мяса, то тогда он был моим куском мяса, а я своей едой не делюсь, поэтому лучше бы этим шлюшкам отвалить!

– Ты выглядишь рассерженной, Бамблби. (прим. англ. bumblebee – шмель)

Я по-прежнему держала Аланну за руку, когда посмотрела влево и вверх на подпорченное шрамами, но все равно потрясающе красивое, лицо Кейна.

– Потому что я и вправду рассержена, – ответила я, перекрикивая непрерывный поток пошлых реплик, направленных в адрес моего парня. Я посмотрела на толпу пульсирующих вагин и прорычала: – Они отвратительны!

Кейн приобнял меня за плечо и рассмеялся.

– Он смотрит только на тебя и никаких «если», «и» или «но» на этот счет. Только на тебя.

Я посмотрела на Кейна и улыбнулась, а затем обернула свободную руку вокруг него и крепко его обняла.

– Знаешь, я отчасти люблю тебя.

Глаза Кейна расширились на мгновение, но затем он тоже прижал меня к себе, и ответил:

– Да? Ну, я отчасти тоже тебя люблю, Бамблби.

Услышав это прозвище, я наигранно закатила глаза. Он придумал его на прошлой неделе после того, как заявил, что «Би» – это слишком коротко и совсем неинтересно. Поэтому он решил добавить частичку «бамбл» и с тех пор считал себя Альбертом Эйнштейном. Он сказал всем называть меня так, однако никто этого делать не стал, и поэтому Кейн был единственным, кто добавлял «бамбл». Это больше, чем просто очаровательно, и я никогда в этом ему не признаюсь, но я втайне обожала это.

Я отвернулась от Кейна, снова посмотрев на платформу, где стоял Доминик, и нервно прикусила губу, а затем вскрикнула, когда мужчина, с которым он дрался, внезапно сбил его с ног. Даже с того места, где я стояла, можно было услышать грохот, с которым его спина ударилась о пол. Не выдержав, я оттолкнула Бранну и Аланну и бросилась к платформе. Я проталкивалась через толпу людей, крича, чтобы бой остановили, но никто этого не сделал, даже наоборот, из-за того, что Доминик терял свои позиции, народ становился ещё более взбудораженным и активным.

А когда я посмотрела вверх и увидела, как мужчина, сидя прямо на Доминике, жестоко его избивал, то начала уже по-настоящему паниковать. Я орала как ненормальная, но никто меня не слышал, а даже если и слышал, то думал, что таким образом я просто выражала эмоции, которые вызывал у меня бой. Я даже попыталась запрыгнуть на платформу, но не смогла до неё достать. Задыхаясь от рыданий, сморгнув слезы, я металась из стороны в сторону, когда вдруг почувствовала, как рука обернулась вокруг моей талии. Меня подняли на руки и оттащили подальше от платформы.

– Он в порядке, – раздался голос Райдера у меня над ухом.

Он посадил меня перед моей сестрой и Аланной, которые обняли меня и сочувственно спросили, как я. Я покачала головой и снова посмотрела на платформу, почувствовав, как сердце забилось сильней, когда Доминик обернул ноги вокруг мужчины, с которым дрался, и каким-то образом умудрился прижать его к земле. Настала очередь Доминика наносить удары, что он и делал, но мужчина не защищался, или не мог защищать голову, чтобы хоть немного уменьшить урон от ударов. Он хлопнул ладонью по полу, и через секунду Доминик прекратил своё нападение и уже стоял на ногах. У него текла кровь из брови и носа, и пот покрывал все его тело, но во всем остальном он, казалось, был в порядке. Однако другой мужчина продолжал валяться на полу, корчась от боли.

– Поаплодируем непобедимому чемпиону «Тьмы»… НЕИСТОВОМУ!

Услышав голос, доносившийся из колонок клуба, я испуганно дернулась, хотя не обратила на его слова никакого внимания, потому что в этот момент Доминик спрыгнул с платформы и утонул где-то в толпе. Я направилась в его сторону, проталкиваясь сквозь людей, пока не смогла встать прямо перед ним. Не думаю, что он знал, кто это был, когда я прыгнула на него, потому что он не обнял меня, пока не посмотрел вниз, чтобы увидеть, кем я была. Когда он понял, что я не была сумасшедшей фанаткой, то обернул руки вокруг меня и поудобней усадил на себя. Мой рот был прямо возле его уха, поэтому я поцеловала его туда и, заплакав, прошептала:

– Прости меня.

Доминик лишь прижал меня ещё крепче к себе и продолжил идти. Я зарылась лицом ему в шею и поэтому не знала, куда он меня нес, пока не услышала голос Черепа, звук закрывающейся и открывающейся двери, за чем последовала абсолютная тишина. Ну, абсолютная, если не считать моих всхлипываний.

Доминик усадил меня на кровать, после чего встал передо мной на колени, оказавшись со мной на одном уровне, поскольку я тоже сидела.

Он осторожно вытер моё лицо и вздохнул.

– Зачем ты делаешь это с собой? – мягко спросил он.

– Я ничего не могу поделать. Он же просто убивал тебя! Как мне спокойно на такое смотреть? Мне самой хочется убить их, когда они делают тебе больно. Я ненавижу это! – прокричала я и пихнула его в плечо.

Он робко мне улыбнулся.

– Я в порядке, красавица. У меня твердая голова.

– А что насчет остальной части твоего тела? – рявкнула я, шмыгнув носом и вытерев его тыльной стороной ладони.

Доминик послал мне ухмылку.

– Остальная часть моего тела всегда тверда, особенно когда ты рядом…

– Прекращай это ребячество, я серьезно! – прорычала я.

Доминик вздохнул.

– Мы поругались перед боем, поэтому не было ни единого шанса, что я проиграю. Я был слишком взбешен, чтобы не выплеснуть весь свой гнев на этого парня и не победить.

Я нахмурилась; этому парню досталось довольно сильно.

– Я настолько тебя разозлила? – шепотом спросила я и потупила взгляд.

– Посмотри на меня, – проговорил Доминик.

Я подняла голову и чуть не заплакала снова.

– Почему всегда лицо? – пробормотала я и стерла немного крови с его брови.

Доминик улыбнулся и прикрыл глаза.

– Да, на твой вопрос о том, настолько ты разозлила меня. Это замечание о Дэмиене… это был удар ниже пояса, Брона.

В таком случае, я, мать вашу, была чертовски рада, что его не было в комнате, когда я наговорила Дэмиену слов даже похуже. Конечно, я об этом не жалела. Ему нужно было услышать, каким мудаком он был, поступив так с Аланной.

– Он плохо с ней обошелся, Доминик. Лишил её девственности, а затем сказал, что они могут быть лишь друзьями, потому что он не вступает в отношения. Да я, черт побери, просто ненавижу его за то, что он так сильно её обидел! Он знал, что нравится ей, но, тем не менее, обошелся с ней так, словно она для него не больше, чем просто дырка, в которую он может запихнуть свой член. То, что он сделал, было жестоко, поэтому я высказала ему все, что о нем думаю, и, если ты не можешь принять этого, то мне очень жаль, – сказала я, а затем отвернулась от его взгляда, прожигающего меня насквозь.

– Что ты сказала ему? – спросил Доминик.

Я пожала плечами.

– Мне не хочется снова начинать ссориться. Если он пожелает, то сам все тебе расскажет, но я в этом сомневаюсь.

– Почему ты в этом сомневаешься? – спросил Доминик.

– Потому что я сказала несколько вещей, которые практически убили его. Конечно, с моей стороны это был не самый лучший поступок, но ему нужно было это услышать. Он не может и дальше продолжать относиться к девушкам таким образом. В нем нет ни капли уважения к женщинам, и настало время кому-то поставить его на место, что я и сделала.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю