332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Катя Водянова » Как я украла ректора (СИ) » Текст книги (страница 8)
Как я украла ректора (СИ)
  • Текст добавлен: 10 июня 2021, 12:04

Текст книги "Как я украла ректора (СИ)"


Автор книги: Катя Водянова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 17 страниц)

‌‌‍30

Утро началось с ожидаемой головной боли и чувства, что у меня украли ночь. То есть был вечер, а после меня без всякого отдыха отправили на учебу. А вот женские чары остались досыпать в мягкой постельке, и флирта с Гаррисоном снова не вышло, хотя момент был подходящим.

Уилл ждал меня на площадке с порталами, такой же невыспавшийся и злой, зато с двумя стаканами кофе. Сегодня он напялил на нос очки, собрал волосы и потерял немного очков очарования, зато стал больше похож на обычного парня, что не могло не радовать.

– За мясом в лепешке не сбегал, извини, – буркнул он вместо приветствия и отобрал мой рюкзак.

– Ты и без того неплохо вырос в моих глазах. Остановись, Гаррисон!

Кофе оказался что надо, но спать после него захотелось еще сильнее. Дайте мне минутку покоя и куда прислонить голову – и вы больше не увидите Харпер, а Уилл сможет попробовать себя в роли прекрасного принца.

– Влюбляйся, я не против, – величественно махнул он рукой. – Меня бодрит твоя симпатия. Несмотря на невероятную внешнюю привлекательность, чудесный характер и немалое семейное состояние, мой фанклуб не самый многочисленный. Внутренний голос давно советовал к тебе приглядеться. И, знаешь, стоило это сделать, как передо мной открылось много нового…

Он поправил очки, близоруко прищурился и демонстративно уставился мне в декольте.

– … и занимательного.

Но сколько бы ни болтал, Гаррисон не распускал руки и в целом вел себя до противности пристойно. А когда мимо прошла Кларисса в окружении своих верных подружек, то еще и положил руку мне на плечо и сделал вид, что шепчет на ухо.

– Кстати, а ты не слышал легенду о том, что Филч был ректором нашей академии? – спросила я, пользуясь случаем.

– Угу. Больше двадцати лет, причем, об этом говорится сразу в двух версиях тех событий.

От нетерпения я подтянулась к нему ближе, и плевать, как это выглядело со стороны. В конце концов это репутация Гаррисона может пострадать от отношений с неудачницей-Харпер, а не моя от интрижки с самым популярным парнем академии.

– Согласно одной, они с Макгратом дружили, поэтому первый ректор передал Натаниэлю свой пост, а сам остался обычным преподавателем. Дальше случился прорыв скверны, и Кайден Макграт, Персиваль Фрибуш, Назира и Джеральдина Отис вышли на бой с Филчем и его последователями. Они смогли победить, но Макграт был смертельно ранен. В последнем распоряжении он приказал изменить хроники, чтобы обелить имя своего друга. А драконы, якобы спалившие ректора, остались единственным напоминанием о правде: они были символом Макграта и его возлюбленной. Странно, что названный папочка не рассказал тебе обо всем, он же очевидец и непосредственный участник событий.

А вот это было для меня новостью. Как-то привыкла считать Персиваля Фрибуша выдуманной личностью, а он, оказывается, лично приложил руку к уничтожению Филча. Но почему в хрониках все записано иначе? И куда делся настоящий Персиваль, если Макграт пользуется его документами?

 – Он рассказал, – призналась я, наблюдая за деканом Лоусон. Она пришла лично провести у нас занятия, пока магистр Керк снова валялся в госпитале, мучаясь от ран. – Но вот настоящий отец учил не доверять никому, особенно названным папочкам.

Лоусон открыла аудиторию и замерла на входе, пропуская студентов внутрь. Можно быть уверенным, сейчас она осмотрела всех, вычислила все запрещенные артефакты и отступления от положенной студентам униформы. Я не выдержала и одернула юбку, чтобы получше прикрывала колени. Ещё Макграт завещал всем студентам носить стандартную форму, которая за прошедшие века почти не изменилась. Выбирать можно было только ту самую длину юбки и из нескольких фасонов блузок.

– Зря дёргаешься, ноги у тебя ничего так, – на ходу бросил Гаррисон, зато подмигнул, почему-то, Клариссе.

"Королева" академии вдруг побелела и сжала челюсти, а он продолжал:

– В наше время не так просто встретить девушку с ровными и длинными ногами. Признавайся, корректировала магически? Или носила эти жутковатые стальные распорки?

– Много хожу по лестницам, – вспомнила я о вчерашнем спуске.

А ещё – каждый день тренируюсь в зале, вместе с Гаррисоном, кстати говоря. Но в пару с ним не становлюсь, очень надо получать синяки от этой машины смерти.

– Как-то ты невовремя меня разглядел.

Лоусон уже заняла свое место за кафедрой, взмахнула рукой, сотворив объёмную и сложную схему, после начала ее объяснять. Гаррисон слушал внимательно, записывал нужные детали, задавал вопросы и прилежно попытался повторить схему, хотя сил, чтобы напитать ее, у него никогда не хватит. А вот я бы и пару "ядовитых доспехов" сотворила и даже не заметила бы расхода энергии. Наверное потому Гаррисон меня и ненавидел все эти годы. Я-то и сейчас злилась, что он столько всего знает о Макграте и Филче, но ничем не делится.

"Вторая версия Филча-ректора, ты обещал рассказать!" – написала я на клочке бумаги и пододвинула к Уиллу.

"Не обещал, не выдумывай. Но если самой лень копаться в библиотеке, то готов поделиться информацией. Вечером, в каком-нибудь ресторанчике."

“Давай у меня на работе? Райончик там так себе, но кормят неплохо и можно спокойно переговорить. Еще – я угощаю!”

Гаррисон кивнул и указал на себя. Сам хочет заплатить? Так я и не против! Правда, теперь придется пристальнее следить за его кошельком, райончик там, в самом деле, так себе.

“И поцелуй на крыльце” – дописал он.

“Ну если сохранишь все зубы – возможно” – я подвигала бровями, а Гаррисон только закатил глаза.

Ну да, ну да, будущий боевой маг с навыками мастера-воина, что ему какой-то сомнительный райончик, хе-хе-хе. Тем более бестолковая Тейт туда почти каждый день ходит на работу, а значит, беспокоиться не о чем.

Лоусон заметила нашу переписку и теперь буравила взглядом, поэтому пришлось сложить руки поверх тетради и сделать крайне сосредоточенное лицо. Еще бы мысли упорядочить, а то никак не получалось сосредоточиться на магических схемах и тактике групповых сражений.

– Практическое занятие проведет магистр Фрибуш, – закончила речь Лоусон. – Постарайтесь сделать так, чтобы он не сбежал из академии сегодня же.

Послышались смешки, которые быстро затихли, стоило Макграту войти в аудиторию. Вчера он не сидел сложа руки: подстригся по последней моде, сменил костюм на униформу преподавателей боевой магии, такую всю кожаную и обтягивающую с шипами и пластинами брони, чтобы и функционально, и фигуру подчеркивало.

Кларисса и прочие сразу же закапали слюной и начали перешептываться, а я прикрыла лицо ладонью и уткнулась в конспект лекций. Не так просто восхищаться архиличем, когда сама же собрала его из костей. Возможно, не совсем правильно, потому что плечо его до сих пор плохо слушалось, да и мое постоянно ныло.

– Могу поспорить, что скоро у тебя будет целый гарем названных мамочек, – хмыкнул Гаррисон. – Ты бы приглядывала за магистром Персивалем, он уже немолод, вдруг не выдержит натиск?

– Его проблемы, – отмахнулась я.

Макграт же поймал мой взгляд, едва заметно подмигнул и поставил на стол Лоусон пищащую корзину.

– Я нашел вспыхлей. На девятнадцать больше, чем требовалась, зато могу гарантировать, других в академии нет!

Девчонки снова захихикали и по очереди послали ему воздушные поцелуи. Да, бедные вспыхли, они еще не сталкивались со столь отчаянными охотниками. И Лоусон тоже хороша: не могла придумать задания посложнее. Что-нибудь с зубом дракона, волосами из хвоста единорога или слезами девственницы. Вот здесь бы Макграту пришлось повозиться, а одно практическое занятие и стулья – пф-ф-ф! Кого это остановит?

– А магистр Керк? – робко поинтересовалась Ани. – Неужели он больше не будет вести у нас занятия?

Ее интерес был вполне понятен: совсем не боевитая дочка пекаря неплохо знала теорию, но вот на практических занятиях обычно еле-еле справлялась с заданиями. И если магистр Керк с пониманием относился к заморочкам деда Ани, который считал, что все в его роду непременно должны отучиться в академии, то новый преподаватель мог оказаться совсем иных взглядов.

И не любить пироги, что еще страшнее.

– Если ректор одобрит мое назначение, – и это “если” у Макграта прозвучало как “когда”, – то мы с магистром Керком разделим обязанности: он займется вашей боевой подготовкой, я же – магической.

– Но точного решения ректора у нас пока нет, – напомнила Лоусон.

Дальше нас отпустили переодеться в форму для практических занятий и запустили в зал. Кларисса, кажется, отобрала одежду у кого-то другого, потоньше, из-за чего сейчас кожаные штаны чуть ли не потрескивали от натяжения, а куртка застегнулась только снизу, демонстрируя всем, что с бельем у нашей королевы серьезные проблемы.

– Застудишь бронхи – попадешь в лечебницу, а там и так работы хватает, – Лоусон на ходу затянула все застежки на Клариссе так, что у той дыхание сперло. А еще собрала ее белокурые локоны в пучок и заколола собственной шпилькой. – Будешь трясти космами, однажды за них схватят, накрутят на руку и дальше сотворят такое, что крепко врежется тебе в память.

– О да, – поддакнул Гаррисон, но поглядел при этом почему-то на меня.

Да пусть сначала попробует схватить! И вообще, сегодня у меня вполне пристойная коса, которая даже растрепалась не так сильно, никакие не космы.

– Даже “Мистер Идеальные Локоны” понимает это, – продолжила распекать Клариссу Лоусон, – поэтому на время тренировок или футбольных матчей волосы собирает. Берите пример с Гаррисона, или Ани.

Подруга покраснела и пригладила и без того зализанную прическу. По ее округлой фигуре об этом сложно догадаться, но в прошлом Ани занималась балетом, по настоянию бабушки по матери, поэтому до сих пор могла сесть на шпагат и еще умела делать самые аккуратные и крепкие пучки во всем Эмеральде.

– Тогда враги сами сбегут, сраженные нашей красотой, – Кларисса скривилась и украдкой все же ослабила застежки на куртке.

– В те времена, когда я был еще не таким старым и больным, – влез Макграт, – девушки в теле пользовались невероятной популярностью. Большой удачей считалось найти жену покрупнее. Эх…

Ани покраснела еще сильнее, особенно когда поймала сразу несколько заинтересованных взглядов от парней из футбольной команды. Удача, значит. А Филч в новолуние просто отдает дань увлечениям молодости? И Ани может быть в опасности?

31

– А еще – поумнее и поскромнее, – добавила Лоусон. – Я достаточно прочитала хроник того времени: особенно ценились девушки, у которых нет ни одного несданного зачета.

– Прекрасно, что эти времена остались в прошлом, – Гаррисон без церемоний положил руку мне на плечо. – Куда нам столько красивых и умных девушек?

– Времена ушли, но ценители остались, – Макграт одарил собравшихся очень долгим и красноречивым взглядом, от которого жарко стало даже мне, а Лоусон закашлялась.

Как бы так ненавязчиво намекнуть ей, что у моего названного папочки немало тайн и, возможно, не хватает одной кости, хотя ума не приложу, куда бы ее следовало бы приставить. Скорее уж это был просто кол, которым для надежности пришпилили ректора, чтобы точно не восстал. А я испортила весь механизм!

Тем временем Макграт прихватил учебный деревянный меч, вышел в центр площадки для магических сражений, дал знак активировать защитное поле и повел левым плечом, отчего больно стало почему-то мне. Он подвесил всего несколько наполненных магией знаков: “сон”, “слабость”, “отражение” и еще что-то незнакомое.

– Изящно, – похвалил Гаррисон. Филчев умник! Мог бы и пояснить, а не добавить: – Сама сейчас увидишь.

Лоусон тоже одобрительно хмыкнула и сделала какие-то пометки в блокноте. Я заметила, что на занятие пришел и нынешний ректор, и еще несколько преподавателей, и даже мисс Пэриш, все с тем же томиком “Любовных страстей Розы”, что читала и прошлый раз. Неужели не осилила такую тоненькую, всего-то в четыреста страниц книгу? Или теперь перечитывает особенно удачные и трогательные моменты?

– Итак, – Макграт еще раз дернул плечом, затем сделал подобие боевой стойки, – я здесь человек новый, отчего у многих, ожидаемо, возникли вопросы насчет моей компетенции. Не буду хвастаться своими победами или же дипломами, кому это интересно? Предлагаю любому из студентов простую дуэль. В случае вашей победы – я передам вам золотой слиток, в случае моей – все вместе чиним стулья.

– Какие стулья? – уточнил Барнабас, у которого жадность уже боролась со вполне естественным страхом схлопотать по шее. В тренировочном зале постоянно действовали заклинания, которые ускоряли регенерацию, но сломать кости и зарастить их – все равно не слишком приятно.

Пускай Макграт не выглядел таким уж опасным, скорее этаким милым улыбакой с агитационного плаката, а у самого Бабра – полный шестой уровень, что не так уж мало для студента, но и в преподаватели не взяли бы слабака без опыта, а если бы и взяли, тот бы не стал разбрасываться золотыми слитками. Так что опасения Барнабаса и прочих вполне обоснованы.

– Сломанные стулья! – оптимистично закончил “папенька”. – Не думаю, что их так много в академии, все же студенты – умные и взрослые люди без подростковой страсти к разрушению. Так что за час-полтора справимся. Ах да, чтобы не тратить время нашего декана Лоусон и господина ректора, – Макграт кивнул нынешнему главе академии, который изо всех сил пытался втянуть живот и одновременно зачесать челку на лысину, – я буду сражаться сразу со всеми. Ну же, не трусьте! Такой шанс выпадает нечасто!

– О да, отличный шанс схлопотать по шее от человека, который вломил Филчу, – напомнил Гаррисон вполголоса, но Макграт его все равно услышал.

– Я называю это “бесценный практический опыт”. К тому же в битве с Филчем я был не один, основную роль сыграл все же Кайден Макграт и его возлюбленная Назира. Неужели не найдется смельчака, который бросит вызов старому и ослабленному долгим сном магу?

Барнабас неуверенно шагнул вперед, за ним еще двое парней из футбольной команды. Кларисса и ее подружки захихикали и остались на месте, в отличие от почти всех остальных одногруппников. Я тоже попыталась было выкрикнуть свое имя, но Гаррисон успел раньше: зажал мне рот ладонью и притянул к себе.

– Расслабься, Тейт, этот противник тебе не по зубам. Давай лучше найдем места получше, представление будет отменное!

Не слушая возражений, Уилл вывел меня из толпы и даже подтащил стул, на который обычно складывали предметы для тренировок, чтобы не бегать за ними в другой конец зала. Сидеть, когда все остальные стояли, было неудобно, но следом за Гаррисоном и другие парни стали подтаскивать стулья для девушек. Барнабас притащил сразу два: для Лоусон и для магистра Салли, который вначале смутился, затем все же сел рядом с деканом.

Ректор и другие преподаватели стояли у перил верхнего яруса и постоянно перешептывались между собой. А вот мисс Пэриш отложила книгу и прикусила нижнюю губу, будто Макграт собирался не раскидать студентов в учебном поединке, а устроить отбор в свой личный гарем. Правда, тогда бы нашему консьержу пришлось конкурировать с Клариссой и ее знойными подружками, а еще пирожками Ани, но шанс покорить сердце сурового красавчика есть у любой женщины, романы врать не будут!

Пока же студенты по одному окружали Макрата, но атаковать не решались. Первым нервы не выдержали у Стоуна, он выпустил примитивное “копье огня”, решил действовать нагло и в лоб, вдруг удастся продавить защиту будущего преподавателя. Барб сразу же поддержал его, причем, целой серией копий, но огненные росчерки просто вязли в защите Макграта, а сами парни с каждым новым заклинанием слабели. Закончилось тем, что они повалились на землю.

– Я же говорил – изящно, – Гаррисон поправил очки и что-то записывал в блокноте. – Они даже не заметили, как Фрибуш “отравил” всю энергию: чем больше ее забираешь для заклинаний, тем сильнее слабеешь.

– И как же его победить?

– Ручками, ручками, как завещал старина Макграт, когда ввел в программу обучения боевых магов обязательные занятия по фехтованию и общей физической подготовке,  – как бы невзначай он оперся о спинку моего стула, а я изо всех сил делала вид, что нисколько не нервничаю от его близости. Нисколько. Ничуть. А если что-то и мелькает, то только от страха, что Гаррисон выкинет какой-то номер в духе: укради рюкзак Харпер и спрячь его.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– Или же чем-то столь же мерзким и не затратным в плане магической энергии, – продолжил он. – Но лучше, конечно, сочетать.

В подтверждение его слов, оставшиеся на ногах студенты разом вытащили оружие, обвесили себя защитными заклинаниями и пошли на Макграта. Но “папенька” вдруг исчез в лучших традициях мастера-вора. После появился за спиной у одного из противников и оглушил его учебным мечом. И снова исчез.

– Так не честно! – от возмущения я даже подпрыгнула на стуле. – Мы еще не проходили преодоление полной невидимости.

– Угу, набрасываться на одного, когда вас полторы дюжины – это куда как честнее. Расслабься, Харпер, в жизни вообще мало справедливости, и уж точно никто из врагов не станет спрашивать, к чему ты готовилась, а к чему нет. Зато какой отличный шанс подглядеть за действиями настоящего боевого мага и почерпнуть что-то для себя. И позлорадствовать, что большая часть наших одногруппников будет сегодня ремонтировать стулья, а мы пойдем на свидание.

Ха-ха-ха, да к полуночи он будет завидовать Барбу и прочим, но расстраивать Гаррисона раньше времени я не стала, тем более Питер постоянно намекает, что пора бы мне найти себе парня и норовит с кем-нибудь познакомить. А друзья у него весьма сомнительные, Гаррисон просто сокровище по сравнению с ними.

Макграт же к тому времени разобрался с противниками, торжествующе взмахнул кулаком и снова подмигнул всем собравшимся девушкам разом. Даже мисс Пэриш впечатлилась и раскрыла в удивлении рот, Гаррисон заметил это и нахмурился.

– Не расстраивайся, ее сердце отдано Мустафе, – я пихнула его локтем куда-то в район бедра, но Уилл словно бы и не заметил. Он внимательно разглядывал нынешнего ректора, Макграта и мисс Пэриш и беззвучно шевелил губами.

32

Как и следовало ожидать, мой названный папочка легко и без особенных усилий получил себе место преподавателя. Ректор так быстро согласился принять его в штат, что никто не вспомнил о сломанных стульях. Но Макграт, как истинный поборник добра и света, не стал отлынивать, тем более у него в подчинении была целая столярно-ремонтная бригада из полутора дюжин студентов. За ними увязалась и Ани, которая, оказывается, весьма ловко обращалась с инструментами, я и даже не хочу знать, кто из ее многочисленной родни в этом повинен.

И, так как хорошего сегодня ждать точно не стоило, то и свидание с Гаррисоном не сорвалось. Ради такого случая он даже прикупил плюшевого медведя с бантом на шее, букет цветов и лепешку с мясом.Не знаю, переживет ли хрюня появление нового наложника в моем гареме, но добродушная светлая мордашка и то, что никаких музыкальных кристаллов в мягком теле не нашлось, дали медведю все шансы стать новым любимчиком. На всякий случай я отнесла их в комнату, на работе мне понадобятся обе руки, а Питер, наверняка, будет подшучивать над цветами и медведем. И особенно тем, что Гаррисон их купил на честно полученные от родителей деньги и повышенную стипендию капитана футбольной команды, а не добыл алзолы в подворотне при помощи ножа и вкрадчивого голоса.

Хорошо, что хотя бы оделся он правильно: обычные повседневные брюки и свитер, а не какой-нибудь костюм-тройку. А вот очки – это зря, умников там не любят. Я попыталась деликатно намекнуть об этом Уиллу, но он сразу же парировал тем, что слепых в неблагополучных районах любят еще меньше. Все же умный парень, как я раньше не замечала?

После этого он поймал некро-кэб и галантно подал мне руку, помогая забраться внутрь. Вот это был правильный выбор транспортного средства: экипажи с зомби-кучером и такой же неживой лошадью стоили дешевле обычных, к тому же редко подвергались нападениям уличных банд, а что внутри попахивало пылью и формалином – то можно закрыть глаза и представить, что гостишь у бабушки твоей бабушки.

– Дёртихоул! – выкрикнула я, после чего молчаливый кучер, взмахнул поводьями и накрытая попоной лошадь побежала медленной трусцой, гулко цокая подковами по мостовой.

– Я думал, под “райончик так себе” ты подразумевала что-то из припортовой зоны или же рабочей окраины, но Дёртихоул? Серьезно? Ты работаешь в самом криминальном районе Эмеральда? Как туда могла попасть студентка магической академии? – несмотря на слова, Гаррисон не стал останавливать экипаж, чтобы сбежать обратно в академию.

И вопрос задал, что называется, на тысячу алзолов.

– Важные люди способствовали в память о моем отце. Он, знаешь ли, был очень известным и уважаемым человеком в определенных кругах.

– Тебя по знакомству устроили в район, в который даже городская стража ходит группами не меньше дюжины человек?

– Страже там не рады, это факт! Но Златорукий Крон и дядюшка Питер в последнее время пересмотрели свою политику в отношении гостей района. Все эти изнеженные богатеи, у которых изо рта торчит серебряная ложечка, обожают пощекотать себе нервишки и щедро платят по счетам. Тебе ли не знать, хе-хе, – вышло как-то неловко и натянуто. Чем больше я узнавала Гаррисона, тем меньше он походил на изнеженного богатея. Скорее уж носил этот образ, как маску, а в реальности был совсем другим. – В общем, бояться особенно нечего, но лучше набросай в карманы побольше мелочи, иначе будет стыдно перед ребятами, которые решат тебя пощипать.

– Ты умеешь успокоить, Тейт. Сама-то как выживаешь в Дёртихоуле? Или это глупая шуточка в духе: испугаю Гаррисона до мокрых подштанников одним упоминанием о самом преступном районе города и тем самым сорву свидание? Не выйдет.

Дальше он развалился на потертом сиденье, широко расставив колени, а руку положил на спинку, аккурат над моими плечами.

– Слишком сложная комбинация для такого парня, как ты. Мистер “Три незабываемые минуты”. Я бы просто сказала тебе “нет” и пошла искать информацию в библиотеку.

– Я еще смогу тебя удивить, дай шанс. Хотя вряд ли также сильно, как ты меня.

Он кивнул на окно, через которое уже виднелись ограждения моста, переброшенного через Быструю.

Точнее, такой река была где-то в год основания Эмеральда, позже ее основательно загадили и перегородили решетками в сотне мест, и более актуальным названием стало бы “Зловонная”, но все уже привыкли к “Быстрой”. К тому же нашему градоправителю очень нравилось, когда на карте Эмеральда были написаны красивые слова. Дёртихоул, кажется, там именовался Мясницким кварталом, что, в общем-то, недалеко от истины: незваного гостя здесь могли знатно разделать на стейки.

Сам район выглядел не так и плохо, особенно прибрежная часть Такие приземистые домики с высокими заборами, таверны с зеленокожими вышибалами, магазинчики, в которых можно купить практически все. Были здесь и те, где можно купить абсолютно все, но они, как правило, не имели вывески. Еще – большая площадь, на которой раньше проходили разборки между бандами или бандами и стражей, и высокая башня с часами, остановившимися в день, когда убили Филча. Функциональности никакой, но Злорукому Крону она нравилась, тем более других достопримечательностей в Дёртихоуле не было.

– У “Золотой блудницы”, – крикнула я кучеру, а тот понятливо свернул направо и в скором времени остановил лошадь у крыльца таверны.

Пока Гаррисон рассчитывался за нашу поездку, я постоянно крутила головой: за милыми домашними мальчиками в неблагополучных районах надо присматривать. Тем более многие видели, что он уходит со мной, у декана Лоусон могут возникнуть вопросы, если не вернется.

– Оригинальное название, – Гаррисон кивнул на вывеску с разбитной девицей в дырявом брючном костюме. – Почему “золотая”?

– Понятия не имею. Дядюшка Питер в молодости часто путешествовал по мирам, подсмотрел где-то. И картину оттуда же привез. Не вздумай ее критиковать, кстати! И вообще, поменьше разговаривай, не реагируй на подколки, не отводи взгляд. В случае чего – кричи, что ты со мной.

– Непременно, Тейт.

Он все еще улыбался, как будто я шутила с ним, а “Золотая блудница” – этакое чуть состаренное и измазанное кафе с мороженым и десертами, куда родители водят расшалившихся детишек, чтобы нравоучительно говорить: если будешь плохо себя вести, то станешь, как трактирщик. А одноглазый и однорукий дядюшка Питер, с ног до головы покрытый тюремными татуировками, одним своим видом мог наставить на путь истинный самого отъявленного хулигана. Или, напротив, вдохновить, здесь не угадаешь.

Но пока что мы застопорились у входа, где красовалось объявление: “Вырубишь вышибалу – можешь не платить по счету. Если он вырубит тебя – оплатишь в двойном размере и еще пару алзолов сверху”. А рядом с ним еще одно: “Не оставляйте без присмотра девиц и ценные вещи. Внимание! Переступая порог “Золотой блудницы”, вы берете на себя ответственность за свою жизнь и здоровья. Гробовщик – черный дом дальше по улице, при предъявлении оплаченного чека за ужин у нас – двадцатипроцентная скидка у него. Добро пожаловать!”

Последнее было дописано другими чернилами и другим почерком, изысканным, с завитушками и буквами одного размера. Наверняка Питер попросил одну из знакомых девиц со сниженной моральной ответственностью поработать над его объявлением.

– И кем же ты числишься в этом прелестном заведении? – Гаррисон поправил очки и еще раз перечитал все надписи.

– Вышибалой, – призналась я. – Не трусь, Гаррисон, меня всего-то пару раз вырубали, и то, на первом курсе. И в целом здесь довольно мило: живая музыка, хорошо поставлена развлекательная программа, неплохо кормят, а вышибалу еще и поят за счет заведения.

Дальше топтаться на пороге не было смысла, я открыла дверь и шагнула внутрь пропахшего алкоголем и потными телами зала. Здесь всегда царил полумрак, плохо разгоняемый слабенькими светильниками, а по углам сидели всякие мутные личности в капюшонах. Кажется, часть из них были наемными актерами, другие давно окочурились, но спрашивать, тем более проверять, я не решалась и относилась к ним, как к украшениям интерьера.

Питер же, как обычно, сидел за барной стойкой и лениво щелкал орешки, но завидев нас с Гаррисоном, помахал рукой, чтобы подходили ближе.

– Ты ему понравился, теперь не оплошай при знакомстве! – шепнула я. – Иначе придется спасаться бегством. Тебе. Зря, кстати, отпустил кэб.

– Я просто расскажу о невероятной любви, что сковала мое сердце. Благодаря мисс Пэриш и “Любовным страстям Розы” я теперь знаю множество нужных оборотов.

– Не вздумай! – я пихнула его в бок и повела по залу. – Серьезно говорю: не вздумай!

Мебель здесь не меняли с дня открытия заведения, так что столы и стулья потемнели, кроме тех мест, где на них красовались свежие зазубрины или же черные следы от заклинаний или обычного огня. Из центра одного вовсе торчал топор, от лезвия которого шла рыжеватая коса, завязанная на кожаный шнурок.

– С одним из твоих названный папочек я вроде как поладил, договорюсь и с этим, – вполголоса ответил Гаррисон. – Зато теперь знаю, кто научил тебя так ловко вскрывать замки.

– Дядюшка Питер всегда был честным наемником, Филч знает, что его свело с отцом. А вот тот был настоящим профессионалом своего дела и кое-чему меня научил. Правда, кончил плохо: ограбил сокровищницу одного из архимагов, за что попал на виселицу.

– Кеннет Липкий – твой отец? Серьезно? Но ведь большую часть украденного им так и не нашли.

– Угу. Из-за этих слухов мне и пришлось бежать в академию, а то было многовато желающих выпытать у дочурки Липкого, куда же тот припрятал сокровища.

– Непременно, Тейт.

Он все еще улыбался, как будто я шутила с ним, а “Золотая блудница” – этакое чуть состаренное и измазанное кафе с мороженым и десертами, куда родители водят расшалившихся детишек, чтобы нравоучительно говорить: если будешь плохо себя вести, то станешь, как трактирщик. А одноглазый и однорукий дядюшка Питер, с ног до головы покрытый тюремными татуировками, одним своим видом мог наставить на путь истинный самого отъявленного хулигана. Или, напротив, вдохновить, здесь не угадаешь.

Но пока что мы застопорились у входа, где красовалось объявление: “Вырубишь вышибалу – можешь не платить по счету. Если он вырубит тебя – оплатишь в двойном размере и еще пару алзолов сверху”. А рядом с ним еще одно: “Не оставляйте без присмотра девиц и ценные вещи. Внимание! Переступая порог “Золотой блудницы”, вы берете на себя ответственность за свою жизнь и здоровья. Гробовщик – черный дом дальше по улице, при предъявлении оплаченного чека за ужин у нас – двадцатипроцентная скидка у него. Добро пожаловать!”

Последнее было дописано другими чернилами и другим почерком, изысканным, с завитушками и буквами одного размера. Наверняка Питер попросил одну из знакомых девиц со сниженной моральной ответственностью поработать над его объявлением.

– И кем же ты числишься в этом прелестном заведении? – Гаррисон поправил очки и еще раз перечитал все надписи.

– Вышибалой, – призналась я. – Не трусь, Гаррисон, меня всего-то пару раз вырубали, и то, на первом курсе. И в целом здесь довольно мило: живая музыка, хорошо поставлена развлекательная программа, неплохо кормят, а вышибалу еще и поят за счет заведения.

Дальше топтаться на пороге не было смысла, я открыла дверь и шагнула внутрь пропахшего алкоголем и потными телами зала. Здесь всегда царил полумрак, плохо разгоняемый слабенькими светильниками, а по углам сидели всякие мутные личности в капюшонах. Кажется, часть из них были наемными актерами, другие давно окочурились, но спрашивать, тем более проверять, я не решалась и относилась к ним, как к украшениям интерьера.

Питер же, как обычно, сидел за барной стойкой и лениво щелкал орешки, но завидев нас с Гаррисоном, помахал рукой, чтобы подходили ближе.

– Ты ему понравился, теперь не оплошай при знакомстве! – шепнула я. – Иначе придется спасаться бегством. Тебе. Зря, кстати, отпустил кэб.

– Я просто расскажу о невероятной любви, что сковала мое сердце. Благодаря мисс Пэриш и “Любовным страстям Розы” я теперь знаю множество нужных оборотов.

– Не вздумай! – я пихнула его в бок и повела по залу. – Серьезно говорю: не вздумай!

Мебель здесь не меняли с дня открытия заведения, так что столы и стулья потемнели, кроме тех мест, где на них красовались свежие зазубрины или же черные следы от заклинаний или обычного огня. Из центра одного вовсе торчал топор, от лезвия которого шла рыжеватая коса, завязанная на кожаный шнурок.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю