332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Катя Водянова » Как я украла ректора (СИ) » Текст книги (страница 7)
Как я украла ректора (СИ)
  • Текст добавлен: 10 июня 2021, 12:04

Текст книги "Как я украла ректора (СИ)"


Автор книги: Катя Водянова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 17 страниц)

26

– Нет, сама добью, – возразила я. – Ты же не мастер-воин, чтобы идти с лопатой на костяного дракона!

Тот нагло расправил призрачные крылья с остовами из человеческих костей и беззвучно потопал ногами. Судя по небольшим размерам, – не больше трех ярдов от носа до хвоста, – и тому, что скелеты в его основании еще только начали менять форму и перестраиваться, дракон вылупился буквально пару часов назад. Но накануне Любоведня кладбище зачищали, а так быстро закуклиться и созреть он мог только если рядом был могущественный темный маг.

– Доверься мне, Тейт, – шепнул Гаррисон и отпустил мою руку.

“Абсолютная невидимость” сразу же слетела с него, а темную фигуру подсветил месяц. Дракон не столько увидел, сколько почувствовал запах живой плоти, больше не скрытый заклинанием, и повернул к нам морду. Жуткие костяные челюсти распахнулись и между ними уже клубилось зеленоватое марево, которое скоро превратится в поток сжигающей магии.

Я быстро напитала энергией заготовку под “копье” и швырнула им в дракона, правда, забыла подкрасить, и через площадку полетел сгусток голубого огня. Дракон попытался увернуться, но заклинание настигло его раньше, опалило кости и пришпилило к земле. А следом прыгнул Гаррисон со своей нелепой лопатой. Уже в полете та окуталась золотистым свечением и вошла в призрачную плоть, точно настоящий меч охотника на нежить. Дракон завопил так, что у меня заложило уши, затем спихнул Гаррисона и замахнулся на него когтистой лапой, чтобы сразу же получить от меня новым “копьем”. И пока монстр дергался от боли, Уилл с размаху врезал острой частью полотна лопаты по тонкой шее. Голова дракона отлетела в сторону, а остальные кости осыпались на землю.

– А когда я планировала так сделать, ты меня раскритиковал! – краткая битва здорово вымотала и я привалилась к Гаррисону. Он тоже оперся о воткнутую в землю лопату и тяжело дышал.

– Да, я уже понял свою ошибку. Не надо было вообще давать тебе ничего колюще-режущего, с магией ты обращаешься лучше.

Стукнуть бы его, но для этого нужно отлепиться от теплого бока и спихнуть руку, которую Гаррисон устроил у меня на плече.

– Все, осталось собрать кости, и можно возвращаться в академию. У тебя же остались мои заметки? – спросил он.

Заметки-то остались, но Гаррисон снова удивил: вытащил из кармана тонкий плотный мешок, развернул его и первым поплелся к дракону, серьезно припадая на больную ногу. После же наклонился и начал по одной собирать кости.

– Тейт, а ты не хоч…, – обернулся он ко мне, затем резко метнул в меня черепом. – Сзади!

Возможно, соображаю я и туго, но вот вбитые магистром Керком, нашим преподавателем боевых искусств, рефлексы никуда не делись. Именно они заставили меня окружить себя магическим щитом и отскочить в сторону.

И тут же на мое прежнее место повалился самый настоящий гуль. Сотня фунтов чистой агрессии и жажды подкрепиться свежим мясцом, а у Гаррисона даже лопаты под рукой не было, не говоря уж о настоящем оружии. Но гуль внезапно по-собачьи шлепнулся на зад и склонил голову набок, а из темноты вышел Макграт, удерживая над ладонью заклинание подчинения.

– Ты мой хороший гуля, ты моя умница, – продолжая сюсюкать, он подобрался к нежити и почесал ту за разорванным ухом. – Гулечка, гуля! Ну все, беги, хороший песик!

И шлепнул того по спине. Гуль мигом подскочил и унесся в темноту, прихватив одну из частей моего дракона. Гаррисон же покачал головой и продолжил собирать кости, а Макграт опустился рядом, чтобы ему помочь.

– Такой отличный дракон, прям как под заказ, – я потопталась рядом, но решила не мешать мужчинам: у них так ловко получалось паковать моего дракона в четыре руки, что еще две станут лишними.

– О да, я пригнал его к вам с другого конца кладбища, – кивнул Макграт, – хотя надеялся, что действовать будете не так агрессивно. А так – не больше, чем “хорошо”, и то, половина балла за слаженную работу в паре. И еще половина – родственнику за нетривиальное использование лопаты. Но вы забыли первое правило боевого мага: всегда быть настороже! Кто пренебрегает им, обычно становится чьим-то обедом. Вам очень повезло, что я прогуливался неподалеку и успел заколдовать гуля.

– Харпер же ваша названная дочь, естественно заботитья о ней, – Гаррисон забросил в мешок последнюю кость и взвалил его себе на спину.  Я же подобрала лопаты, чтобы не оставлять улик. – Сегодня слышал, что вы будете нашим новым преподавателем, немного странный карьерный скачок от лаборанта.

– Ладно, признаюсь, я просто оказался на кафедре без одежды, но не мог признаться в этом, иначе пострадала бы честь дамы! Лиззи же хотела выручить своего папочку и подбросила мне кое-что из найденного в прачечной.

– Понимаю, – со смешком ответил Гаррисон. – Честь дамы – святое.

– Очень сильно сомневаюсь, – влезла я, – “Лиззи, милая, то, что ты сделала, навеки останется в моей памяти”. Никогда больше не зайду в то кафе, и всё по твоей милости!

– Простая благодарность за лечение. Ведь в наше время не так просто встретить неравнодушного и благородного человека. Дочурка ваша – просто чудо!

Свободной рукой Гаррисон снова обнял меня и поцеловал в щеку, как будто забыл про две лопаты и мою нерастраченную ярость.

– Даже странно, что вы раньше не появились, – Гаррисон не убрал руку и продолжил идти рядом со мной, как будто так и надо. – Тейт частенько приходилось несладко.

– Из-за него, – бессовестно сдала я Уилльяма. Но тот не обратил внимания и все также следил за реакцией Макграта.

– Сон архимагов, провел в нем все последние годы. А после узнал, что в вашей академии прячется один могущественный темный маг и понял, что не могу и дальше оставаться в стороне.

О, нет! Снова он о Филче! Сейчас, наверняка, выдаст новый бредовый признак пробуждения старого врага. Но и с костяным драконом не все ладно: что-то же заставило его так быстро созреть.

27

– Угу, сам Филч, – судя по ехидной улыбке Уилльяма он тоже посчитал моего названного папочку сумасшедшим. – Последние семьсот лет его то и дело объявляют восставшим. Но я хочу верить, что Макграт позаботился о будущих поколениях и надежно упокоил Филча.

Да, дорогой ректор, я бы тоже хотела спросить вас об этом.

– Все дело в скверне, – взмахнул он рукой, точно был на лекции, а не шел по ночному кладбищу в компании двух нарушителей режима. – Изначально она была всего лишь энергией из другого измерения, мощной, но не опасной. Эксперименты Филча изменили ее, превратили в то, что одним прикосновением изменяет любой объект нашего мира. И как ты понимаешь, Филч первым попал под воздействие скверны, потрепало его знатно, но взамен одарило бессмертием.

– Не похоже на классическую версию развития событий, – а Гаррисон сам скепсис.

Я хотела отойти от него, чтобы не мешать нести дракона, но Уилльям внезапно не отпустил. К тому же Макграт вел нас по широкой протоптанной дорожке, а не петлял между могилами, так что шагать рядом было вполне удобно. Я даже осмелела настолько, что протянула руку и пристроила ее на талии у Гаррисона, так намного проще греться друг об друга, заодно поддерживать этого припадающего на ногу инвалида.

Макграт же быстро оглянулся и неодобрительно покачал головой, точно настоящий строгий папочка. Точнее, я думаю, что так должен вести себя строгий папочка, воспитание от настоящего, как правило, ограничивалось тем, что он изредка кормил меня и разрешал играть со своими… рабочими инструментами. Позже попытался обучить ремеслу, но дядюшка Питер, его старинный приятель, оттащил меня в обычную школу, где преподаватели и разглядели магический потенциал маленькой Харпер.

– Я знал их всех, – со вздохом признался ректор, – Филча, Кайдена, Назиру, мать крошки Софи. Был их соратником, правда, потом обрушившееся горе стало столь велико, что я попросил убрать мое имя из хроник и впал в сон архимагов на несколько сотен лет. Поэтому и без всяких летописей знаю, что там происходило. Макграт выложился по-полной, но не смог полностью уничтожить Филча, как и расползающуюся от него скверну, только погрузил его в беспробудный сон и заточил в, как ему казалось, надежном месте. Сейчас же вижу, что Макграт был не прав: Филча нашли и смогли пробудить. Мой же долг – вернуть его к прежнему состоянию, иначе скверна уничтожит наш мир.

– В тот раз ничего подобного не случилось, – заметила я.

– Мир был моложе и чище, магия – более естественной, она шла от самой природы, а не меняла все вокруг. Сейчас все иначе, – Макграт снова оглянулся, но уже без строгости и глядел только на Гаррисона, – уже и не найдешь естественной энергетической структуры. А любая, измененная искусственно, это отличная питательная среда для скверны.

Вот, значит, в чем дело! Уилл наверняка корректировал внешность, из-за чего и подхватил сквернотому. Интересно, что же он себе улучшил? Наверняка нос и подбородок. Добавил объема мускулам и сделал талию потоньше. И волосы. У кого от природы бывают такие пышные и густые волосы? Возможно, губы. И…

– Если убрать изменения, есть шанс избавиться от сквернотомы? – а Гаррисон, кажется, решил пожертвовать идеальной внешностью и вернуть здоровье. Разумно, я одобряю. Хотя немного жаль, что наша академия потеряет главного красавчика.

– Нужно полностью очистить энергетическую оболочку, это непросто, но появится шанс на излечение. А если я смогу упокоить Филча, то этот шанс станет даже не призрачным, – заключил Макграт. – Но вам, молодежь, лучше бы вернуться в академию, подготовиться к занятиям, собрать дракона. А ты, – он указал на Гаррисона, – проконтролируешь. У Лиззи серьезные проблемы с анатомией.

Словно бы издеваясь, он повел плечом и хрустнул шеей. Мое тут же разболелось, а вместе с ним и вся рука.

– И с языком перводетей, – добил Макграт, под молчаливое одобрение Гаррисона.

На подходе к академии мы разошлись в разные стороны, ректор отправился к домикам, в которых жили преподаватели, а Уилл приклеился ко мне и вел до того самого сада под окнами женского крыла.

– Влезай в четвертое, там заклинания взломаны, пропустит без проблем, – он сбросил мешок с плеча и повернулся ко мне. – Заберешься, а я заброшу дракона. Будь с ним осторожна, Тейт, второго можем и не раздобыть.

Я же стояла рядом с плющом и не знала, куда деть руки и что сказать.

– Эм… Спасибо за помощь. Давай хотя бы подлечу немного, на кладбище вышло бы лучше, но дядюшка Персиваль с его одержимостью Филчем…

– Не надо, и так на ногах едва стоишь, а у меня в комнате лекарство. Хотя…

Он как-то странно посмотрел, затем резко наклонился и потянулся ко мне. Рефлексы снова сработали раньше разума, я отшатнулась и приложилась головой о толстый одревесневший стебель.

– Ты умрешь старой девой, Лиззи, – Уилл рассмеялся и поднял руки вверх. – В черной башне, с кучей зомби-кошек и ядовитых кактусов. Но спасибо, что не ударила.

– Пожалела тебя, – затылок теперь гудел, а под кожей точно наливалась шишка. Надо же быть такой дурой! Лучше бы и вправду его стукнула, чем себя. – И так болезный. Правда, Гаррисон, почему бы тебе не попробовать убрать все изменения? Ну, подумаешь, кожа пойдет прыщами, на животе проявится жирок, Барнабас и с таким набором неплохо живет!

– Я верну не жирок или прыщи, а свою филчеву неспособность к магии, Тейт. Первый уровень с большой натяжкой, таким в академии не место. А мне нужно ее закончить.

Дальше он подхватил меня, посадил себе на плечо и подтолкнул выше, помогая пролезть к окну. От слабости у меня тряслись руки, так что и последний ярд дался с трудом. Зато створка распахнулась от легкого прикосновения и сигнальная сеть не сработала. Чувствуется, не один охочий до женского общества ум поработал над прокладкой этой тропы. Но сейчас я была им благодарна, что не придется ночевать на улице. Осталось только забрать дракона и попрощаться с Гаррисоном.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Уже сидя на подоконнике, я протянула руки, а Уилл подбросил мешок.

– Эй, Харпер, в следующий раз просто скажи “нет”, ладно? – он спрятал руки в карманы и скрылся в темноте.

28

Дракон оказался тяжелее Макграта и здорово оттягивал мне плечо. А еще он откровенно попахивал, чем дальше, тем сильнее. Значит, вместо уютной мягкой постели мне придется идти на кафедру некромантии и там колдовать над костями. Возможно, стоит потренироваться и поднимать его, вдруг Уилл напортачил со схемами? Или на сегодня уже хватит нежити?

Но портить соседкам ночь смерящим драконом все равно не стоит, даже в качестве мести за пироги и косметические средства, поэтому я выбралась из женского крыла и через портал прошла в ту часть здания, где располагались учебные комнаты. Один из стражей академии ненавязчиво пристроился следом на случай, если дракон все же оживет и выйдет на охоту, но лопата Гаррисона сработала на совесть.

Замок на аудитории все же сменили, на более новый и совершенный, так что пришлось повозиться. И руки еще тряслись. Пойди пойми, от слабости, от пережитых приключений или от навязчивых мыслей, что Гаррисон, оказывается, не такой уж подонок. Далеко не каждый парень пойдет ночью на кладбище или бросится на костяного дракона с одной только лопатой.

Оказавшись в аудитории, я просто высыпала кости на стол, затем стащила с полки специальный порошок для консервации заготовок под нежить и присыпала им все. Надо было бы произнести заклинание, но сил хватило только на то, чтобы плюхнуться на стул и подтащить к себе нужную книгу.

– Волей моей отныне и навеки ты забудешь прошлого хозяина…

– От сердца, Лиззи, от сердца! – Макграт словно бы решил на мне тренировать искусство внезапного появления. Вот и сейчас он вышел из-за книжной полки, точно привидение. – И где ты так ловко научилась вскрывать замки? Уж не от закона ли бежала в академию?

– Прочитайте в моей памяти, вам не привыкать.

Я попыталась шепотом повторить заклинание, но ректор тут же прикрыл глаза и начал за мной повторять, правильно вытягивая гласные, точно один из перводетей.

– Надо будет сводить тебя к лекарю, вдруг это врожденная патология артикуляционного аппарата, – заключил он. – И я не хозяйничаю в твоей памяти, только немного подглядел информацию на поверхности. Про маму же выудил случайно, во время пробуждения. Давай еще раз: “Во-о-олей моей…”

С пятой попытки у меня все же получилось правильно вытянуть гласные, хотя Макграт все равно отругал недостаточную сердечность произношения. Зато кости дракона наконец очистились, побелели и налились льдистым огнем моей магии, который я быстренько перекрасила в положенный чернокнижнику зеленый. Осталось только упаковать их обратно в мешок и можно будет завтра без опаски предъявить магистру Салли.

– До рассвета не так много времени, а тебе еще надо как следует выспаться, – продолжил зудеть Макграт. – Задача на завтрашний, то есть уже сегодняшний день: нейтрализовать Гаррисона. Используешь женские чары, охмуришь его и вскружишь голову так, чтобы в ней не возникало ни единой мысли о Филче! И твоем названном папочке заодно. А я пока устроюсь на работу и попробую подобраться к документам академии.

– Нет уж! – и вообще, я так не умею. Вот это охмурять, вскруживать, использовать женские чары… Ставил бы более реальные задачи.

– Ладно, сам справлюсь, – отмахнулся Макграт.

– Используете женские чары?

Я попробовала закинуть мешок на плечо, но чуть сама не повалилась на пол. Что же он такой тяжелый? Или я такая слабая? Хромающий Гаррисон протащил его добрую милю и даже не запыхался, а мне и с места сдвинуть сложно, как будто вместе с моей магией он прибавил пару десятков фунтов.

– Нет, понадеюсь, что он не станет портить отношения с названным папочкой своей возлюбленной.

– Глупостей не говорите!

А если дракона прямо здесь припрятать? Не утащат же его за ночь?

– Поверь, если парень принимает твои проблемы, как свои, то это неспроста.

Угу, ему очень нужна помощь на зачете, вот и весь секрет.

– Не очень верится. Почему-то все встреченные мужчины пытаются решить свои проблемы за мой счёт, – я тяжело вздохнула и снова попробовала поднять мешок.

Макграт подошел ближе, положил руку мне на плечо и что-то скороговоркой выпалил на языке перводетей. Сразу же стало легче дышать, а в мышцах появилась такая легкость, как после стимулирующего заклинания. Зато энергетический жгут, который нас связывал, истончился еще сильнее и побледнел.

– Думаю, дело в тебе, – оптимистично ответил он. – Как-то же ты их выбираешь!

– “Нас”. “Как-то же ты нас выбираешь” – вот так было бы правильнее.

– Я и не навязывался, если помнишь. И давно предлагал разорвать нашу связь, пока она цела, то как ни старайся, ко мне будет перетекать часть твоей жизненной силы. А к тебе обратно – часть моей магии. Которая, чего уж кокетничать, не самая чистая и светлая.

– Сами учили, что истинный маг должен отвечать за свои поступки. И раз уж я совершила глупость  вернула к жизни древнего мага с манией преследования, то нельзя бросать его без контроля.

– Я тебе кое-что покажу, только забросим твоего дракончика в комнату.

Макграт с легкостью отобрал мешок, который я только-только пристроила на плече и потащил за собой по коридорам. Страж и в этот раз следовал за нами, но не нападал и не поднимал тревогу.

Несмотря на магию ректора, я все равно быстро устала и захотела спать, а он сводил меня в женское крыло, заставил спрятать дракона и проверить, спят ли соседки, после чего оттащил в тот самый склеп, где лежал раньше.

По виду здесь ничего не изменилось, иллюзия тела Макграта вышла на славу, не зря он так старался. Я не удержалась и потерла рукой о янтарный панцирь тринадцатого ректора – лишняя удача на завтрашних занятиях мне точно не навредит.

– Помоги лучше! – Макграт, тем временем, подошел к статуи ректора второго и попытался ее сдвинуть. – Встань вон на ту плитку, она чуть выше остальных, а я надавлю на рычаг. Как же все тут заржавело! А подгорные мастера давали тысячу лет гарантии!

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– Они просто не рассчитывали, что у кого-то хватит коварства прожить столько и проверить.

Но его просьбу я выполнила: встала на нужную плитку, хотя та ничем и не выделялась среди прочих. Бедолага Макграт совсем спятил, здесь каждую неделю ходят целые толпы студентов и преподавателей, такой дурацкий механизм давно бы кто-нибудь активировал.

Статуя скрипела и дрожала, будто скоро распадется на части, но с места не двигалась, зато прямо у ее ног открылся ведущий в темноту лаз.

29

Макграт снял со стены светильник и первым отправился вниз. Я же потопталась немного на той самой плитке и неуверенно пошла следом.

Не знаю, кто и зачем построил подземелье под склепом, но этот человек любил ступеньки и винтовые лестницы, а вот к перилам относился с недоверием, потому как за десять минут спуска мне не попалось ничего, за что можно было бы ухватиться, если потеряешь равновесие.

– Иду и чувствую, как слабеют мои женские чары, – все же призналась я спине Макграта. – Для их активации неплохо бы выспаться. Сделать маску для лица и шеи, вымыть волосы, подстричь ногти… А мы все идем и идем, идем и идем…

– Зато ноги подкачаешь, – взмахнул он светильником. – Наденешь юбку покороче, Гаррисон и не заметит небольшие круги под глазами. Волосами, правда, придется заняться, как и одеждой. Здесь столько паутины и пыли!

Он тут же показательно подцепил “факелом” свисающие с потолка белесые нити вместе с затаившимся в них пауком и подпихнул мне. Да-да, поняла уже, что гигиеной пренебрегать не следует, хотя отдохнуть хотелось невероятно. В конце концов, в одной сказке принц влюбился в спящую красотку. Вдруг это наш с Гаррисоном случай? А темная праматерь свидетель, когда сплю, я наиболее мила и очаровательна.

К счастью лестница закончилась, и Макграт вышел в небольшой зал, весь заставленный светящимися кристаллами, а в центре возвышался алтарь с магическими узорами. От каждого из его углов шли цепи с кандалами, сейчас валяющиеся на полу.

– Вот здесь я и оставил Филча, – признался ректор. – Как тогда думал, надежно упокоенного. Но на всякий случай связал нас заклинаниями: если бы Филч пробудился, то и меня бы выбросило из сна архимагов.

– Не очень-то вы походили на спящего, – из чистого любопытства я подошла ближе и попробовала поднять одну из цепей.

Тяжеленная, магией напитана так, что пальцы обжигает, а звенья толще моего запястья. Такая и демона из леденящего разлома задержит, не то что одного Филча, тем более охранные чары наверняка блокировали здесь всю магию.

– Я попросил Назиру законсервировать мое тело и распустить слухи о смерти. Хотел оставить рубеж обороны от Филча, о котором не знают его последователи. Но кто-то сломал нашу связку, и если бы не твоя глупость, то я бы так и не пробудился.

Что-то во всем этом меня смущало, но уже не получалось сформулировать мысль, настолько хотелось спать.

– Второй ректор. Вы не могли создать темницу для Филча под его статуей, ведь уже были мертвы ко времени, когда ее установили.

– Нет, статую установил именно я, чтобы потомки запомнили Натаниэля Фарлоу, как хорошего человека и талантливого преподавателя, ведь именно он, по-большому счету, руководил академией в первые годы после ее основания.

Светильник как-то тревожно моргнул, Макграт снял с него паука, пересадил на стену и направился обратно к лестнице. Филчевы ступени! Лучше остаться ночевать здесь, чем прошагать их еще раз.

– Я никогда не был хорошим организатором и чурался бюрократии, – продолжил Макграт, – поэтому сразу после основания академии и того, как меня номинально назначили ректором, передал полномочия своему близкому другу, Нату. Вот у него был настоящий талант! А я остался обычным преподавателем, писал свои трактаты, вел занятия, сопровождал студентов на практику. И за всем этим не заметил, как мой друг все сильнее углубляется в эксперименты с энергиями других миров.

– Филч? Серьезно? Он был ректором академии?

Я даже споткнулась от таких новостей, но Макграт обернулся и поймал меня за руку.

– Был, и получалось у него точно лучше, чем у меня. Уже после нашей битвы я изменил хронику событий в основных документах, разделив время его службы на нас обоих, а в причины смерти вписал битву с драконами. Но у этих событий были свидетели, они могли оставить какие-то записи, несмотря на запреты совета архимагов и тогдашнего короля Эмеральда. До которых, как я и боялся, добрались последователи Филча, и смогли вернуть его к жизни.

По мне так звучало бредово. Даже если кто-то смог откопать все эти записи, то зачем пробуждать Филча? Ради нового прорыва скверны? Сомнительное мероприятие, как ни крути. Надо будет расспросить Гаррисона, нашего нового капитана заучек, только осторожно, чтобы ничего не заподозрил.

В комнату я зашла максимально тихо, применив для этого все навыки. Но нечаянно чихнула от едкого, хвойно-лукового запаха. Белла тут же заворочалась и выругалась вполголоса, Жанин резко села, сжимая в левой руке кинжал, а Ани сонно потерла глаза и протянула руку к чашке с водой.

– Ну как все прошло? – поинтересовалась подруга.

– Давай, не томи, эти двое мне и так не давали нормально спать, перемыли все кости Гаррисону, – Жанин зевнула и легла на кровать. Кинжал же вернула под подушку, звякнув еще чем-то.

– Уильям был дерзок, но нежен. Его сильные руки скользили по моему телу, пробуждая огонь и чувственность в самых потаенных уголках, а губы словно бы отделились и обрели разум, чтобы раз за разом покорять все новые и новые вершины наслаждения.

– Второй том, – Ани тяжело вздохнула и натянуло одеяло до самого подбородка.

– Да не было у них ничего, наверняка к зачету готовились. Где Уилльям, а где наша Харпер? Без обид, но тебе бы поискать парня попроще.

Я не стала спорить с Беллой, рухнула на постель и подтянула к себе такого мягкого и приятного хрюню.

А ведь у Гаррисона в самом деле сильные руки, и внешность точно как у героя любовного романа. Характер, правда, не канонический, но кому какое дело до характера, когда есть сильные руки, ослепительная улыбка и трагедия в прошлом? Интересно, что же его заставило пойти на такие жертвы ради магии?‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю