332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Инесса Ципоркина » Стерва побеждает обстоятельства. Как извлечь пользу из неудач » Текст книги (страница 1)
Стерва побеждает обстоятельства. Как извлечь пользу из неудач
  • Текст добавлен: 24 сентября 2016, 06:35

Текст книги "Стерва побеждает обстоятельства. Как извлечь пользу из неудач"


Автор книги: Инесса Ципоркина


Соавторы: Елена Кабанова

Жанр:

   

Психология



сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 6 страниц)

Елена Кабанова, Инесса Ципоркина
Стерва побеждает обстоятельства. Как извлечь пользу из неудач

Позитивный негатив

Конечно, сразу же, сам собой возникает вопрос: ну какие могут быть неудачи у подлинной стервы? И какая, тем более, от неудач может быть польза? К победе – и только к победе направляет стопы всякий, у кого имеются характер, целеустремленность, вера в себя – и далее можно с пафосом перечислять любые черты характера, имеющие хоть малейший «стервозный» оттенок. А дело как раз в том и состоит, что никогда и никому не удается определить заранее, в чем заключается его победа, а в чем – поражение. Мы формируем стандартные варианты того и другого под влиянием внешних образцов – причем делаем это в довольно раннем возрасте. Поэтому избежать ошибок невозможно.

Всевозможные формы индивидуализма, когда общепринятый стереотип счастья уже не представляется идеалом человеческому сознанию, а потому воображение работает вовсю – ведет поиск «оригинальных» образцов для подражания – это удел более зрелых людей. С годами накапливается опыт – не только в отношении окружающих, но и в отношении себя самого. И лишь тогда люди – хотя и не все – вдруг обнаруживают, что изрядное количество сил и времени потратили на пустышку, на мыльный пузырь. А теперь, словно рыбке, пойманной на мормышку, остается одно: ругать себя за недомыслие и доверчивость. Но если получше разобраться в обстоятельствах, то злиться на себя за скудоумие, в общем-то, незачем. Когда человек не может принять верного решения? Когда на него давит дефицит времени, когда отсутствует необходимая информация, или… когда он сам не дает себе труда пораскинуть мозгами. Мы и сами не всегда понимаем, который из факторов помешал нам справиться с проблемой. Поэтому одни всегда и во всем склонны винить обстоятельства, а другие – себя. Разумеется, ошибаются и те, и другие. Вопрос лишь в том, как часто. Потому что неверная оценка фактора, который мешает тебе добраться до сути происходящего – верный залог новых проблем и новых неприятностей. А значит, надо научиться извлекать прок даже из собственных неудач. То есть превратить метод ошибок в метод проб.

Именно этим мы и займемся. Нам предстоит нелегкая задача: вывести, если хочешь, алгоритм промахов и проколов; разъяснить, какие обстоятельства не дают тебе правильно действовать; и впредь учитывать именно их, а не сетовать на свое мнимое неумение сориентироваться на местности и выбрать верную тактику. Увы, но у неудач есть не только материальное и социальное «оружие»: они, как отравленные стрелы, входят в наше сознание – и вот: нам уже не повинуется ни мозг, ни тело. Самое уязвимая мишень неудачи – самооценка. А от нее, как известно, зависит большая часть нашего видения мира. Один вопрос: да есть ли у нас хоть какая-нибудь точка зрения – своя, индивидуальная, независимая? Ведь для нее сейчас ужасно неподходящая обстановка.

Сегодня мы буквально «висим на маятнике»: то, что вчера было абсолютно неприемлемо, просто омерзительно, непрактично и некультурно – глядишь, не сегодня-завтра будет объявлено вершиной гуманизма и глубоко креативным осмыслением чего-нибудь большого и безответного – вселенной, например. И все радостно примкнут к рядам ранее презираемых изгоев и даже постараются бывших аутсайдеров, в одночасье выбившихся в лидеры, по всем статьям перещеголять. Эффект заражения общим настроением – одна из привычных тактик толпы: нашелся бы провокатор, а уж эхо разойдется, словно круги по воде. Оглянуться не успеешь, как кругом – одни единомышленники. Хорошо, если твои, не то… А поскольку в плане общественного мнения у нас не столько мысли, сколько настроения в ходу – вот мы и бродим, как жвачные стада по Серенгети – туда-сюда, туда-сюда.

Сама понимаешь, в такой обстановке любая попытка «заработать очки» путем «соответствия общественным установкам» неизбежно приведет к морской болезни. Вот почему целиком и полностью «сливаться в экстазе» с толпой, которая сама не знает, чего хочет и во что верит – не очень-то разумно. А стоять на пути этого «общественного цунами», как «на Волге утес» – еще менее разумно. Но почему-то советы психологов и психотерапевтов «пригоняют» массовое сознание именно к этим противоположным берегам: к твердокаменному индивидуализму на грани аутизма, или к небывалой, просто гуттаперчевой гибкости всего – позвоночника, личности, системы ценностей… Мы все-таки полагаем, что подобные образы поведения несколько походят не столько на удачно выбранную жизненную стратегию, сколько на неуклонное саморазрушение. Все живое и неживое продлевает свое существование соблюдением равновесия. Достаточно его нарушить – и система начинает разваливаться. Спроси любого физика, он тебе расскажет об этом явлении с длинным названием «бифуркация».

А у нас другая тема для разговора. И весьма важная. Как сохранить душевное равновесие, которое неизбежно будет получать толчки и удары со всех сторон? Как восстанавливаться после падения, как научиться быстро латать трещины и как не только не развалиться от «бифуркаций» на части, но даже извлекать определенную пользу от негативных переживаний. Это намного полезнее, чем соблюдать «обряд избегания» по отношению к проблемам. От жизни не убежишь! Значит, придется искать способ преодоления неудач.

Глава 1. Страшная-страшная… быль

Почему мы с самого детства стараемся придумать что-нибудь, чтобы спрятаться от вероятных промахов? Даже те, кто «идет на грозу» и грудью встречает напор ветра – и они заняты не тем, что вырабатывают некую тактику «для победы», а всего лишь проверяют свое «я» на прочность. Насколько психологических ресурсов хватит – столько и продержатся. После чего, как писали в советской прессе, «перспективы неясны». Хотя что тут неясного – сбросят тебя, утес, в Волгу и лежи себе на дне, водорослями обрастай. И конечно, люди сервильные, которые во всех ситуациях сначала ищут «крышу», рискуют ничуть не меньше. В отличие от твердокаменных, словно тролли, «борцов не столько за, сколько против», гибкие телом и духом мастера нехудожественной гимнастики могут серьезно болеть из-за собственной… личности. Ее ведь не растянешь, словно суставы-сухожилия. Никакая умиротворяющая медитация не в силах превратить человеческую натуру в аморфную массу, которой все равно, в какую форму ее запихнут в следующий раз.

Получается, что любая из двух «полярных» тактик приносит болезненные ощущения, понижает самооценку и вызывает желание «взбрыкнуть не вовремя» – пусть это и помешает «норовистой» особе достигнуть цели. А почему? Да потому, что «запертая» агрессия никуда не исчезает. Либо она обращается наружу, либо вовнутрь. Избежать негатива не удастся, каким бы ни было твое социальное положение и каким бы ни был твой характер. А как мы относимся к негативу – причем с самого детства? Мы боимся. И потому ищем способ спрятаться от неприятных ощущений: избегать их физически или морально – преобразуя в приятные путем… правильно, мазохизма. Например, уговаривая себя, что со временем обидчик непременно превратится в защитника – следовательно, есть смысл потерпеть издевательства ради грядущих благ.

Этот прием – стандартная психологическая «тропка», прячущая не столько нас от мира, сколько мир – от нас. Когда человеку кажется, что его личность недостаточно сильна, чтобы противостоять внешнему давлению, он готов «включить» в собственную индивидуальность постороннюю личность – в качестве «надежи и опоры». И, соответственно, поступиться некоторыми правами и свободами ради безусловно, как ему кажется, ценной вещи – ради безопасности. Подобным образом зарождается склонность к мазохизму – психологической зависимости не столько от мучителя, сколько от мучений. Ведь они из неприятных, раздражающих ощущений преобразуются в символ и залог будущего комфорта и удовлетворения. Садизм возникает из аналогичных ситуаций и побуждений: у человека нет достаточной веры в себя, и ради повышения самооценки он нуждается в регулярном унижении кого-нибудь из окружающих. Если найдется мазохист, которому «обидчик» требуется в качестве «защиты» – пускай мнимой – то обе индивидуальности вскоре образуют стойкую пару «садист-мазохист».

При всей суперпопулярности фрейдизма в наши дни большинство людей уверено, что эта теория в основном посвящена патологическим состояниям психики. А между тем психоанализ ведет речь именно о так называемых «нормальных» людях. Каждый из нас переживает довольно сложное время в «эпоху тинейджерства», которая так и зовется – «переходный период», а еще «трудный возраст». Все потому, что вступая в зрелую жизнь, любая натура подвергается нелегкому испытанию. И чтобы избежать психологической травмы, люди выбирают разные методики самозащиты – после чего наиболее действенные тактики сопровождают человека всю жизнь. Кстати, некоторые системы защиты, выбранные нами фактически в детстве – они ведь только кажутся действенными. Их использование напоминает поведение ребенка, который закрывает лицо ладонями, полагая, что он надежно спрятался от опасности.

Эта книга посвящена нескольким животрепещущим темам: какие приемы помогают нам, когда мы пытаемся уменьшить вероятность промаха? Какие приемы всего лишь создают впечатление защитного действия? Какие приемы нам скорее мешают, нежели помогают преодолеть полосу препятствий? Кроме того, необходимо выяснить чрезвычайно важную вещь: откуда появляется страх перед неудачами? Разумеется, из тех же глубин, из которых поднимаются и все прочие свойства человеческой натуры – из нашего детства. Еще тогда мы осознаем, что попадать в переделки нежелательно. За непоседливость – которая есть не что иное, как способ познания мира – нас начинают наказывать уже в «младенческие лета»; за попытки отстоять себя перед другими детьми – и уж тем более перед взрослыми – нещадно ругают; за оригинальное мышление – в любом возрасте – душат придирками и давят на мозги тупым самодовольством.

Вспомни стандартный набор «любимых мамочкиных» фраз: «Как ты себя ведешь? Почему ты постоянно споришь, дерешься, лезешь не в свои дела? Почему с тобой вечно что-то происходит? Почему ты не можешь промолчать, не связываться, не перечить, не совать свой нос куда не следует?» Разве тебе не доводилось выслушивать ничего подобного? И сегодня, став старше, ты, по всей вероятности, уже не обижаешься на нее, не укоряешь за непонимание. Вполне возможно, сама время от времени «выдаешь» подобные «вопросительно-запретно-укорительные» заявления собственному чаду, когда оно тебя особенно достает… Хотя с риторическими вопросами, строгим взором и материнским укором нужно обращаться очень осторожно. Последствия «передозировки» этих мер весьма неприятны.

Ничего криминального, разумеется, в родительских упреках нет. Более того – детишки, выросшие в обстановке вседозволенности, менее закалены и менее приспособлены к жизни, чем те, кому периодически что-то запрещали. Хорошо, если среда общения сумеет приучить ребенка к дисциплине и привить ему важное качество – способность вовремя поставить ограничитель на нормальную детскую жадность «Хочу всего и сразу!» Тогда дитятко будет спокойнее, расчетливее и разумнее в своих желаниях. А вырастет – не будет сходить с ума от злости, что к нему не бегут чуть что посланцы судьбы с дарами и подношениями. Но подчистую изгонять из характера подростка импульсивность в сочетании с упрямством нельзя ни в коем случае – ведь они имеют шанс с годами перерасти в энергичность и целеустремленность натуры. А без этих черт у человека не остается никаких перспектив на успешную карьеру и на благополучную личную жизнь.

Получается, что самое главное – уравновесить рациональное и эмоциональное начала в поведенческих стереотипах. Конечно, трудно представить себе родителей, которые станут на сверхточных весах взвешивать: каков будет эффект того или иного высказывания? Или под микроскопом разглядывать: а как на мою деточку подействует головомойка за то, что он намазал бабушкин парик изнутри эпоксидкой? Стоит ли обрывать крылья юному стилисту, будущему Максу Фактору – а может, химику Дмитрию Менделееву (Ивану Павлову, Стивену Кингу, Фредди Крюгеру)? Скорее всего, «указательно-наказательные» меры будут каждый раз приниматься под влиянием сиюминутного настроения. Максимум, на что можно рассчитывать: родичи всласть повеселятся, утешая бабульку, намертво прикипевшую к своей накладке – но ребенку выговор сделают непременно. «Потому что нельзя, потому что нельзя, потому что нельзя!» – позудят и вернуться к бабусе, досматривать шоу «Чего хочет бабушка».

Ребенок, конечно, до определенного возраста абсолютизирует мнение родителей: раз они сказали – делай так и только так, значит, эта форма поведения единственно правильная. Хотя папа с мамой всего-навсего заняты собственными делами и на приставания любимого чада реагируют, словно в анекдоте: «Дедушка не для того повесился, чтобы ты безобразничал, а для того, чтобы наконец стало тихо!» Но малыш-то этого не знает, и потому может искренне уверовать: самый лучший подарочек для любимой мамочки – тихий-тихий, послушный-послушный ребеночек. И в результате вырастает «серая мышка», «премудрый пескарь», который смертельно боится воду мутить – и вообще всего на свете боится. Естественно, блестящее будущее ему не светит. Да, существует вероятность, что ребенок окажется паинькой, и ему потребуются тепличные условия – навсегда, а иначе не избежать жутких проблем и тяжких разочарований. Такая паинька, если никакие жизненные катаклизмы не встряхнут ее личность до самого основания, проведет жизнь в тихом омуте – и без всяких чертей. Для кого-то это – образ рая, для кого-то – тошнотворный заменитель жизни.

Но ведь не каждый ребенок беспрекословно слушается мамочку-папочку. Все-таки большинство людей с детства предпочитает двойной стандарт: если «неправильно» и нельзя, но очень хочется – дальше, сама понимаешь. Как правило, сорванцы и непоседы чаще попадают в опасные ситуации, но они и лучше знают, что самое главное в профессии… практически любой – «вовремя смыться»! Они не будут сидеть и ждать, пока на их голову падут все громы и молнии судьбы. Сорванцы не настолько фаталисты – разве только в том плане, что это натуры, преданные игре, риску. После проигрыша авантюрист не станет валяться всю жизнь на диване, тоскливо пялясь в потолок и прокручивая в сознании все подробности своей неудачи: он не затем пришел в этот мир, чтобы сыграть только один кон и на этом «завязать». Он уверен, что рано или поздно отыграется и свое возьмет. Есть, правда, вероятность угробить таким образом все «остатки былого благополучия». Риск, может, и благородное, но не всегда разумное дело. Впрочем, для самых отчаянных авантюристов важен не приз, а сама игра.

И весь вопрос в том, что перевесит – послушание или желание «не дать себе засохнуть». Каков окончательный выбор, зависит от социальной среды, в которой человек вырос, и от его психологического типа. Более подробно о составляющих нашего сознания мы писали в книге «Из домохозяйки – в бизнес-стерву». Там же приводится тест, пройдя который, ты сможешь многое раскрыть в собственном «я». Но сейчас мы лишь в общих чертах напомним тебе характерные составляющие человеческой личности. Чтобы тебе было легче сориентироваться, мы назвали их именами героев всеми любимой сказки.

Винни-Пух. Очень деятельный, склонен к риску, у него масса планов один другого причудливее – и он обязательно постарается воплотить в жизнь хотя бы один. Просто чтобы посмотреть, получится или нет. У Винни-Пуха добрая душа, он считает, что окружен друзьями, а врагов опасаться не стоит – по крайней мере заранее. Для Винни-Пуха невыносим монотонный образ жизни, длинные речи, долгие проводы и тоскливое ожидание. Действительно, Винни-Пуха любят, пусть он и авантюрист, и возмутитель спокойствия. Зато его оптимизм распространяется на окружающих и помогает пережить любые неприятности. Винни-Пухи обычно лидируют в компании и зачастую втягивают родню и знакомых в разные предприятия – не всегда успешные. Но с таким другом не соскучишься.

Пятачок. Главное свойство натуры – осторожность. Считает, что жизнь – ужасно сложная штука. Опасается серьезных (и несерьезных) проблем – в настоящем и в грядущем – а потому мечтает об информации, благодаря которой все можно просчитать заранее. Пятачок ужасно не любит принимать скоропалительных решений. Он в некотором роде перфекционист: хочет достичь наилучшего результата, а для этого нужно все хорошенько обдумать. Притом, что сделать выбор – чрезвычайно трудно, поэтому Пятачок нередко пытается переложить эту задачу на плечи «специалиста» – или просто на кого-нибудь посильнее и похрабрее.

Ему не хватает уверенности в себе. Но он заботится о близких, способен на мужество и даже на подвиг – если нет другого выхода. Пятачок боится разочаровать друзей. Он очень добросовестный и не любит ссор. Хотя даже близкие не часто понимают, какое многогранное восприятие мира у Пятачка.

Кролик. Ужасно основательный и рациональный. Его кредо: порядок важнее всего. Кролик любит, когда события предсказуемы, а жизнь ясна и благополучна. Хорошо, если на друзей можно положиться и обстановка вокруг комфортная. Кролик любит власть, хочет, чтобы его уважали и сам глубоко почитает авторитеты, ищет их поддержки. Приятно работать под началом толкового руководителя. Кролик – расчетливый реалист, а потому в разных обстоятельствах он может казаться разным: своим парнем, сухарем или энтузиастом – если «маска» выгодна. Бывает, Кролик переходит черту: упорство становится упрямством, педантизм – занудством, практичность – скупостью и т. п.

Ослик Иа-Иа. Он склонен мыслить глубоко, нестандартно. Часто страдает от депрессии: Иа-Иа мучает сложное, непознаваемое устройство мира. Ослик много сил отдает «великой задаче», хотя окружающие вечно мешают суетой и глупыми советами… Время от времени Иа-Иа разражается путаными рассуждениями, которые дано понять немногим. Поэтому окружающим кажется, что Ослик живет в выдуманном мире. Его дом и образ жизни могут вызывать изумление – но они совершенно подходят для нестандартной натуры Ослика. Иа-Иа отлично знает, чего хочет, но практически никогда не разъясняет своих намерений «публике». Он упрям, как и полагается Ослику, и его трудно переделать. Иа-Иа интроверт и предпочитает одиночество. Общение с ним – задача не из простых. То он не обижается резкую критику, то злится, услышав ни к чему не обязывающие фразы. Хотя и на обиду бывают свои причины. Если Ослик соизволит объяснить, что случилось, ты, скорее всего, с ним согласишься. Но Иа-Иа редко снисходит до объяснений. А потому многие считают Иа-Иа занудой и ипохондриком.

Тигра. Откровенен и общителен, но вместе с тем и равнодушен к чужому мнению. Тигра живет настоящим и не любит далеко идущие планы, на любую проблему предпочитает реагировать действием. Тигра не выносит запретов. Он жаждет удовольствий, поэтому склонен к конфликтам – и с законом в том числе. Тигра не терпит бюрократизма и проволочек. Он – прирожденный авантюрист, находчивый и рискованный. Его жизнь должна быть яркой и бурной. Тигре неведомы сомнения. Он ужасно любит побеждать, но не унывает в случае проигрыша. Тигру бесполезно укорять, переучивать, перекраивать. Он не любит критиков, не выносит самоедства. Тигре трудно разглядеть нюансы во всем, что его окружает – в отношениях, событиях, чувствах. Он слишком прямолинеен. Поэтому многих он раздражает, но Тигре все равно, что о нем думают. Если полоса неудач слишком широкая, это может Тигру сломать – он спринтер, мастер коротких дистанций. В подходящих обстоятельствах он великолепен.

Крошка Ру. Крошка Ру и Тигра похожи – но не идентичны. Тигре-то все равно, что говорят на его счет, а вот для Крошки Ру, наоборот, жизнь без восторженной публики не в радость. Именно поэтому он мечтает быть – или казаться – лучше всех. Самооценка Ру зависит от мнения окружающих. Тот, кто его невзлюбил, становится для Ру личным врагом. Крошка Ру обожает похвастать, охотно рассказывает про свои приключения и достижения. Тогда он их заново переживает – и даже красочнее, чем в действительности. Ру отличный слушатель и зритель – доверчивый, внимательный, эмоциональный. Благодаря этим качествам все видят в нем любящего родственника, верного друга и просто симпатягу. Крошка Ру легко улавливает атмосферу, царящую кругом – и «вливается». Если все грустят – Ру тоже невесел, а если кругом веселье – он счастлив. С Крошкой Ру мир кажется красочнее. Ведь его жизнь – постоянное шоу. Ру никого не обманывает намеренно, просто для него производимое впечатление и реальное положение дел – практически одно и то же. Ру не переносит одиночества, в уединении он болеет.

Конечно, любая индивидуальность сложнее психологической схемы. Личность совмещает в себе сразу несколько типов или, как их называют психологи, радикалов. Поэтому для решения определенных проблем важно освоить одну превосходную методику: в разные моменты жизни «задействовать» наиболее подходящие свойства характера, а не зацикливаться на той составляющей, которая доминирует в большинстве ситуаций. Успех, собственно, зависит не столько от «работы на износ» главного компонента личности, сколько от полноценного использования «периферии». Но мы часто знать не знаем, какие сокровища таит наша натура. И равнодушно проходим мимо своих собственных скрытых возможностей и не выявленных вовремя талантов.

А между тем у «невостребованного» психологического потенциала существует весьма неприятная сторона: одни грани человеческого сознания «перегреваются», а другие «коченеют». И ни те, ни другие не испытывают чувства комфорта, реализованности – тех самых ощущений, из которых и складывается наша главная жизненная цель – счастье. Наоборот, возникает длительная депрессия, для которой часто нет никаких «необходимых и достаточных» обоснований. Ведь если человек не использует все грани своего «я», он перегружает непомерными требованиями доминирующий психологический радикал, требуя, чтобы тот был эффективнее, чем это вообще возможно.

Поясним на примере. Предположим, ты считаешь себя Тигрой. И пытаешься решить все задачи «с наскока». Тактика «неглиже с отвагой», конечно, неплоха, но не всегда. Есть ситуации, когда необходимо достать «из загашника» глубоко спрятанного Кролика или Винни-Пуха – и составить продуманный, хотя и несколько замысловатый план. И действовать по плану. Так что не трусь! Кроме бури и натиска в твоей индивидуальности заложено великое множество других стратегий. Нужно только научиться их извлекать и применять по мере надобности.

Стоит вообще спросить себя: а почему они пропадают втуне, мои природные данные? Почему я не пользуюсь всем, что у меня есть? Да потому, что в детстве мы приняли на вооружение одну или две тактики, которые казались подходящими. И вроде бы «на все случаи жизни» у нас в запасе только это. А если хорошенько поискать? Что нам мешает?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю