332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Илья Соломенный » Последняя глава (СИ) » Текст книги (страница 16)
Последняя глава (СИ)
  • Текст добавлен: 15 декабря 2020, 19:00

Текст книги "Последняя глава (СИ)"


Автор книги: Илья Соломенный






сообщить о нарушении

Текущая страница: 16 (всего у книги 17 страниц)

Глава 20 В снегах

Дангар и остальные. Северная часть Харгатских гор. Третий летний месяц года Смерти.

Холод стоял ужасный – лето, которое даже возле Наковальни казалось осенью, здесь превратилось в лютую зиму. На высоте трех с половиной километров наш отряд застрял. Застрял в прямом смысле – единственный перевал, ведущий к цели, завалило снегом настолько, что не представлялось возможным через него перебраться, даже с помощью магии. Спасло только то, что на входе в ущелье сохранились две старых сторожевых башни. Откуда они тут взялись, я даже не думал – стоят, и стоят, нам только на руку. В одной из них мы не преминули расположиться.

С момента сражения за Наковальню прошло почти три недели. После того, как Лайен и другие маги освободили Силу под крепостью, мы потратили десять дней, чтобы разобрать завалы, в которые превратились катакомбы. Не жалели ни сил, ни тех крох магии, что ещё оставались у выживших колдунов, но… Всё оказалось напрасно.

Учитель и те, кто помогал ему – погибли. Колодец энергии и пещеры под Наковальней разворотило так, что никакие щиты не помогли колдунам выжить. Их всех просто перемололи каменные глыбы осыпавшихся сводов, и всё, что мы нашли, после того как их раскидали – остатки нескольких тел.

Было ли мне жаль Учителя? Конечно. Несмотря на наши разногласия в прошлом, он был тем человеком, который открыл для меня магию. Он наставлял меня, обучал и помогал, когда мы решили сражаться с Гисселем – так что я воспринял смерть этого человека достаточно близко к сердцу. Но он был не единственным, кто погиб.

Мёртвых было много – целое поле перед крепостью, да и её двор оказался завален трупами настолько сильно, что несколько дней мы только и делали, что стаскивали их в кучи и складывали погребальные костры. А когда закончили – ко мне стали подходить люди, которые спрашивали – что делать? А я даже не знал, что им ответить и за что взяться в первую очередь. У меня была своя задача, и я собирался выполнить её – поэтому оставил за главного Ритца.

Южанин уже не раз показывал себя опытным руководителем, и я ему полностью доверял. Так что после смерти генерала Озима и всех его заместителей маг вдруг стал комендантом разрушенной крепости. Он попытался было напроситься со мной – но я просто не представлял, на кого ещё можно оставить Наковальню. Кругом были люди, с которыми я не слишком много общался и которых не слишком хорошо знал. Множество знакомых магов погибло при штурме – в том числе, Лонгербанд, Кальвана и большинство тех, кого я привёл из Торгового союза и округа эль-Фарес. Из тех, кому я мог полностью доверять, в живых остались лишь Ритц, Эрин, Лина и Эла.

Целительницу и эльфийку я также оставил в крепости. Первой было совершенно необязательно переться со мной на север – здесь оставалось изрядное количество раненных, так что работы у магессы Шакири хватало. Лина же после своего заклятья едва могла стоять на ногах, и ни о какой дальней дороге, да ещё и по заснеженным горам, не могло идти и речи.

Но вот её братья (удивительное дело!) наотрез отказались оставаться и составили мне компанию. Я подозревал, что их об этом попросила эльфийка, но уточнять не стал – не так уж это было и важно. Главное – эльфам я доверял, так что безо всяких вопросов взял их с собой.

Конечно, на всякий случай я усилил отряд несколькими магами, из числа тех, кто оставался в более-менее боеспособном состоянии. Хотя армия Гисселя в полном составе полегла на западных склонах Харгат, я понимал – в горах может случиться всякое, и поддержка в случае опасности мне не помешает. Так что кроме Эрин, Яльгорта и Едримина взял с собой ещё четвёрку магов и пятёрку воинов. Никто из них не спорил. Более того – путешествие со мной они посчитали чем-то вроде исключительной заслуги.

Я сидел в одной из башен и грел руки возле разожжённого очага. К счастью нам, магам, чтобы развести костёр дрова были не особо нужны. Энергии такие заклинания жрали много, это факт – но тащить с собой по горным тропам хворост было невозможно. Тут не то, что лошади – люди с трудом могли пробраться в определённых местах. Так что я просто собрал все оставшиеся кристаллы-аккумуляторы с энергией и забрал их с собой. Здесь они пришлись очень к месту.

Не полностью восстановившись после сражения, вчерашней ночью я потратил практически весь резерв своего Источника, и остался «пустым». Пришлось сражаться со стихией, которая снесла нескольких воинов в пропасть с узкого карниза, по которому мы шли – а затем удерживать рухнувшую нам на головы лавину с камнепадом – чтобы дать возможность остальным членам отряда убраться подальше.

Именно поэтому сейчас я сидел тут, вместо того, чтобы разбираться с «воротами», способными расчистить ущелье. Эон, впервые на моей памяти, от недостатка энергии просто «уснула» и не отвечала на мои призывы. Настроение было – хуже некуда. Даже Арес, всегда успокаивающий меня своим присутствием, спал. Когда он понял, что мы тут задержимся на какое-то время – свернулся в здоровенный мохнатый клубок в углу башни и «попросил» меня не беспокоить его, пока мы не отправимся дальше.

Раздался скрип входной двери (которая едва-едва держалась на честном слове) и в зал вошёл Тристан. С шипением срывая перчатки, он подсел ко мне и протянул руки к огню.

– Что на воздухе интересного? – спросил я.

– Холод, и снег! – буркнул он.

– Малок до сих пор не придумал, что делать с этим завалом?

– Пока нет. Говорит, что ему нужно ещё несколько часов, чтобы разобраться в потоках.

– Ясно. . – протянул я, вытаскивая из кармана трубку.

Тристан порылся в кармане и протянул мне кисет с табаком. Я благодарно кивнул, и начал набивать трубку. В зале кроме нас никого не было – Малок, Эрин и Велло возились с этими странными камнями у входа в ущелье, Секач пошел шариться по подвалам второй башни, Яльгорт и Едримин ушли на разведку еще утром, а воины просто сидели рядом, чувствуя свою полную бесполезность в данный момент.

Я вернул табак магу, и раскурил трубку. Удивительное дело – никогда не курил в своём мире, да и оказавшись тут, даже не думал об этом – а после Наковальни, увидев за этим занятием Тристана, захотелось. Трубку он мне одолжил свою – у парня была запасная, а вот табак приходилось беречь – пополнить его запасы ни там, ни здесь, было негде.

Снова послышался скрип входной двери. Мы синхронно обернулись и увидели братьев. Они тащили за собой что-то здоровое. Я хлопнул Тристана по плечу:

– Смотри-ка, сегодня пируем!

– Катум?! Вы притащили Катума?! – удивлялся Секач, вернувшийся из подвала грязным, злым, замёрзшим и с пустыми руками.

Яльгорт невозмутимо повел плечами:

– Если сможешь найти еще какую-нибудь дичь в округе, я всю ночь простою на вершине башни голым. У нас еды – в обрез, а эта солонина у меня уже в печёнках сидит.

Едримин же только плотнее запахнулся в свой меховой плащ, и сел у очага. У него и так крайне редко появлялось настроение поговорить, а оказавшись в горах, он и вовсе обменялся всего парой фраз со мной и своим братом, предпочитая игнорировать всех остальных. Секач продолжал перепираться с эльфом, когда в зал вошли Эрин, Малок и Велло.

– По какому поводу крик? – снимая перчатки, поинтересовалась рыжая.

– Они Катума принесли, вместо нормальной еды!

– Значит, будем есть Катума, – отрезал Малок, – Яльгорт и Едримин молодцы, разжились свежим мясом, пока ты прохлаждался в подвалах. Так что заткнись, и послушай. Дангар, – он обратился ко мне, – мы кое-что придумали.

В зале воцарилась тишина. Понятное дело – никому не хотелось торчать тут ещё несколько дней.

– В общем, те камни, которые расположены на входе в ущелье – это, в своем роде, линзы. Только они направляют не солнечный свет, а потоки Силы, сочащиеся под Харгатскими горам. Нужен только приемник и передатчик этой энергии, и мы сможем расчистить перевал.

– В теории, – прибавил Велло, после секундной задержки.

– На какое время? – спросил я.

– Это зависит от приемника и передатчика. . Примерно – часа на три.

– Если мы правильно изучили те карты, что удалось достать из-под обломков Наковальни – для того, чтобы пересечь это ущелье нужно часов пять, и то, если он чист. Не успеет его замести, пока мы идем?

– Не должно, – не слишком уверенно промямлил Велло.

– Это будет зависеть от передатчика, – отрезал Малок, – пара наших аккумуляторов вполне подойдут для этой цели.

– Других вариантов нет? – уточнил я. Таких кристаллов у нас оставалось всего пять, и потратить сразу два из них – не самое разумное решение, – Не исключено, что там, куда мы направляемся, порталов не окажется, и придётся возвращаться обратно тем же путём.

– Я понимаю. Но если не использовать накопители, мы тут останемся на неопределённый срок, ибо я просто не представляю, как ещё можно расчистить ущелье. Можно, конечно, вернуться в Наковальню, но ты сам торопился. А раз уж возложил эту работу на нас…

Продолжат он не стал. Что ж, маг был прав – я сам выдал им карты в руки, ведь сейчас не мог проникнуть в хитросплетения энергопотоков, бегущих под горами. Аниматург за всё время нашего знакомства показал себя далеко не глупым человеком, так что я вполне доверял ему в этом вопросе. Да и Эрин с Велло не спорили – а они тоже маги не из последних.

Я задумался. Мда, вот это ситуация. . И угораздило же меня остаться с пустым Источником в самый неподходящий момент! Хорошо хоть, что я не решился сразу «выпить» аккумуляторы – иначе мы бы встряли ещё сильнее. Да и толку-то? От пяти использованных кристаллов уровень моего заполнения едва превысит треть…

– Ладно, берите, – я подтянул к себе сумку, достал оттуда два кристалла, обёрнутых в тряпицы, и протянул их магу.

Малок улыбнулся, и кивнул мне.

– Не сомневайся, Дангар, всё получится. Мы несколько раз проверили расчёты, Эрин и Велло со мной согласны, – сказал он.

– Не сомневаюсь, – успокоил я его, – Иначе не взял бы тебя с собой. Когда начнёте?

– В самое ближайшее время. Достаточно сильный поток пройдет под нами завтра к полудню. Так что придется задержаться здесь еще на сутки.

– Великолепно! – состроил кривую рожу Секач, – Именно об этом я всегда и мечтал – пожить в холодном, продуваемом всеми ветрами зале, пока не подхвачу простуду, а потом и не загнусь!

– Заткнись, и хватай дичь, пойдем разделывать ее, – оборвал его причитания Яльгорт, направляясь к выходу из зала.

– А как ты эту вонючую скотину есть собрался!?

– Хочешь, открою маленький секрет? Чтобы мясо катума не воняло, нужно отрубать голову в последнюю очередь, а копыта – в первую. .

Маг и эльф вышли на улицу, утаскивая за собой худое копытное. Малок и Велло сказали, что пойдут настраивать аккумулятор. Эрин уселась рядом, закутавшись в тёплый плащ, и положила голову мне на плечо.

– Я хочу сходить в дозор, – неожиданно заявил Едримин.

– Зачем? – удивился я.

– Пока мы были на охоте, мне показалось, что я что-то слышал. И видел движение в ущелье ниже, откуда мы пришли.

– Показалось?

– Была очень сильная метель, – пожал плечами эльф.

– Хорошо. Но я пойду с тобой.

– Ты ещё не восстановился! – попыталась было спорить Эрин, но осеклась, поймав мой взгляд.

– Когда выдвигаемся? – спросил я.

– Ночью. Даже если там кто-то есть – следы давно замело. Да и в такую сильную метель их всё равно бы не нашли. Кроме того, подъем из ущелья займёт не меньше восьми часов.

Я кивнул. Ночью, так ночью. И Едримин, и я, в отличие от остальных магов, прекрасно видели в темноте, так что можно было не бояться свернуть себе шею, упав с обрыва. Попросив разбудить меня перед ужином, я привалился к стене, обнял рыжую, укутался в плащ и мгновенно заснул.

* * *

Поднял меня, разумеется, Едримин. На улице было уже темно, и эльф настаивал, чтобы я ел быстрее. Вот в чём остроухим не откажешь – так это в настойчивости. Не слишком приятно принимать пищу, когда тебе в рот смотрят так, будто только и ждут, что ты подавишься. .

Наскоро разделавшись с ужином, я подхватил свой посох, закинул его за спину и запахнул в плащ, фиксируя его несколькими застёжками.

– Идём.

Едримин с самого начала задал такой темп, что я начал хватать ртом воздух уже через полчаса интенсивного бега. Еще через десять минут я схватился за бок. Вот что делает с человеком постоянное использование магии. . Стоило лишиться возможности усиливать собственные мускулы – как я почувствовал себя жалким слабаком. Эльф это заметил, и немного сбавил обороты.

– Ед. . долго ещё. . бежать будем?. – выдавил я из себя.

– Видишь камни? За ними открывается вид на то ущелье, о котором я говорил. Если за ними ничего не будет, дальше не пойдем.

Я с облегчением выдохнул. Как выяснилось – зря. .

Добравшись до огромных валунов мы с Едримином выглянули на проход в ущелье.

– Чтоб вас всех черти забрали, – выдохнул эльф, – Как чувствовал!

Я же просто от души выругался – на самом защищенном от ветра участке кто-то разбил лагерь! Багряные шатры и форма знамён мне ни о чём не говорили, но вот вид доспехов, которые я разглядел в темноте, с трудом растормошив Эон, кое-как прояснили ситуацию. Это были воины Аластонского королевства, судя по всему. Что они здесь делали? И кто их вёл?

На эти вопросы точного ответа у меня не было, но мысли в голове крутились не самые радужные. Эманаций Заразы я не ощущал, но на таком холоде обращённым нечего делать – это факт. Но вот в том, что в Аластонии не осталось никого, кто не поддерживал бы графа – тоже истина. Возможно, он оставил обычных людей как раз для таких целей и таких мест? И вероятно, именно он преследует меня? Если остался жив, конечно… В том, что отряд послан именно за нами (или на поиски храма Первых) я нисколько не сомневался. Что ещё в такой глуши могли делать солдаты?

– Сколько же их здесь? – пробормотал я, пытаясь сосчитать преследователей, которые, несмотря на ночь, собирали лагерь.

– Две с половиной сотни, примерно, – ответил Едримин, убирая в карман заледеневшую подзорную трубу.

– Что будем делать?

– Оставим подарочек, – усмехнулся эльф, доставая из заплечной сумки два небольших свертка.

Я сразу понял, что это. Ещё на Тирейском архипелаге он как-то раз показал мне, как она изготавливается. И я совершенно не завидую тем, кто нарвётся на неё. В оболочку из куагарового дерева, которое маги настроили на тепло человеческого тела, помещается почти полтора рога картечи. Причем тонкая и, на первый взгляд, совсем не прочная древесина лопается не сразу, а через десяток секунд. Таким образом ставить эту ловушку на одного человека бессмысленно, а вот на отряд. . Если рванет в середине – убить может многих.

Едримин уже взвёл активирующий нужное заклятие рычажок, и закопал бомбы в снег прямо посреди тропы, в десятке метров друг от друга, и теперь махал мне рукой, чтобы я убирался из-за камней. Я в последний раз кинул взгляд на собирающийся лагерь, и поспешил за эльфом.

– Ну что, обнаружили что-нибудь? – со скучающим видом поинтересовался Секач, играющий в кости с Велло.

– Зови остальных, – только и сказал Едримин, и по его лицу маг увидел, что лучше не препираться. Через несколько минут все собрались у очага.

– Ну что там? – недовольно пробурчал Малок, которого разбудили последним.

– Две с лишним сотни солдат сворачивают лагерь в ущелье, из которого мы пришли. Через полтора, максимум два часа, передовой отряд будет здесь, – произнес я.

– Ого! И кто же это вздумал нас преследовать? – присвистнул Секач.

– Знамёна Аластонские. А как мы знаем, единственный, кто может править в королевстве сейчас – граф Гиссель, – я пожал плечами.

– Неужели он мог выжить после того, что случилось у Наковальни? – спросила Эрин.

– Кто знает? Может быть, его там и не было. Может, он успел убраться подальше до того, как его войско погибло. Как бы там ни было, думаю, нет смысла дожидаться смерти. Там могут быть не только солдаты, но и маги во главе с самим графом. В открытом противостоянии мы точно проиграем, – сказал я, – Черт с ней, с концентрацией потоков. Вы разобрались, как очистить перевал?

– Разобраться то разобрались, – неуверенно протянул Велло, – Но если использовать поток, который бежит под горами сейчас – перевал очистится максимум на пару часов. .

– Значит, будем бежать так, как никогда не бегали, ясно? – я был настроен решительно, – При удачном раскладе нас не успеет засыпать, а преследователи даже и не появятся здесь.

– А при неудачном мы окажемся погребены заживо! – возразил Малок.

– Если ждать графа, мы окажемся погребены намного раньше! – отрезал я, – Выбор у нас не особо богатый. Собирайтесь!

– Мы пойдем готовить проход, – вздохнул Малок, – Велло, собирай свои стучащие кости и за мной!

Я повернулся к эльфам:

– Ну что, не жалеете, что связались со мной?

Яльгорт только усмехнулся, проверил, как выходит ятаган из ножен, и вышел. Едримин же хлопнул меня по плечу:

– После всего, через что мы прошли, нас связывает нечто большее, чем просто дружба, Дангар. ты не кёльс, и можешь этого не понять, но… Нам проще было со скалы сброситься, чем перечить сестре.

– Спасибо, – улыбнувшись, я пожал его руку.

Через несколько минут мы уже стояли перед заваленным снегом перевалом, а Велло и Малок что-то кричали во всё горло. Потом камни перед огромной белоснежной стеной вспыхнуло синим светом, между ними появилась энергетическая арка, и снег прямо на наших глазах начал постепенно исчезать.

– А теперь – БЕГОМ! – заорал Яльгорт, и первым понесся сквозь перевал. Что нам оставалось делать, кроме как следовать за ним?

* * *

Гиссель ненавидел снег. И зиму, раз уж на то пошло. Белое покрывало, укрывшее весь горный хребет, где ему пришлось преследовать этого чёртового мальчишку, вызывало у графа отвращение. Он сжал зубы, чтобы не выругаться, и направил коня вперед. Лагерь спешно собирался – разведчики вернулись из дозора, заявив, что слышали страшный грохот со стороны перевала. Это мог быть обвал, или оползень, а значит, что найти беглецов станет сложнее. Особенно, если искать трупы, погребенные под снегом.

Мимо умывающихся по голый торс берсерков пробежал его адъютант и упал перед кавалькадой на колени.

– Господин…

– Быстрее и по делу, Влас! – рыкнул Гиссель.

– Передовой отряд, который шел по следу беглецов, так и не вернулся. Я отправил за ними второй – они нашли разведчиков, нашпигованных картечью. Почти всех. Несколько отползли подальше, но не выжил никто. Это была ловушка. Маг и его люди знают, что мы идем.

– Двадцать человек? Мы потеряли двадцать человек?! – И без того дурное настроение Гисселя окончательно испортилось и он моментально разъярился, – Высылай все отряды к перевалу, по мере готовности! Никто никого не ждет. Самым последним, кто туда прибудет, отрублю головы. Я выдвигаюсь немедленно. Вы со мной, – он щелкнул пальцами, и отряд конных, следовавших за ним, перестроился в клин, а трое солдат отправились чуть вперед.

Обернувшись, граф увидел, что лагерь большой и живой змеёй ползет следом. Никто не хотел отстать, и лишиться жизни из-за прихоти правителя. Через некоторое время отряд Гисселя достиг места бойни – по-другому и не скажешь. На снегу лежало два десятка трупов. Людей изрешетило крупной дробью, а те, кто пережил это, умерли от потери крови. Было заметно, что солдаты лежат почти кругами вокруг двух мест – видимо, там и были установлены ловушки.

– Не останавливаемся, – приказал граф, и повернулся к прибывшим берсеркам, – Магур, отправляйтесь вперед, к перевалу. Там еще должны остаться сторожевые башни, если наши зверьки спрятались, найдите их. Если перевал открыт – идите за ними. Мы будем сразу за вами.

Здоровяк с бородой, заплетенной в две косы, поклонился и, крикнув несколько слов своим людям, поспешил выполнять приказ. Гиссель со своим отрядом старался не отставать, что было нелегко – метель усилилась, и теперь дальше двух корпусов впереди себя обычному человеку не было видно практически ничего.

Через какое-то время впереди что-то полыхнуло синим светом, а сквозь снег и намотанный на лицо шарф граф услышал крики. Его свита обнажила оружие. Граф снова направила коня вперед, надеясь успеть за беглецами.

Возле старых башен снег шел гораздо слабее, и видимость была куда лучше. Гиссель вылетел на площадку между сооружениями, и на миг опешил – перед ним открылось огромное ущелье, и оно было чистым! Но поразило его не только это. Достав подзорную трубу, граф, несмотря на кромешную темноту, направил её на несколько точек, видимых только ему, и теперь уже выругался, не сдерживаясь. Дангар и его друзья пешком преодолевали перевал. За ними на лошадях неслись берсерки, но узкие тропы Харгатских гор не располагали к ипподромным скачкам, да ещё и в такой темноте, так что даже когда всадники нагонят беглецов, сражаться с ними станет совсем непросто.

Решать надо было быстро.

Гиссель, не давая людям ни минуты передышки, направился к ущелью, которое почти сразу расходилось десятком разных троп на горных склонах. По каждой из них граф выслал отдельные отряды, но основной, которым руководил сам, преследовал беглецов по самой широкой тропе. Сто человек, не считая берсерков, которые ранее уже скрылись за каменным лесом, расположенным ниже. Гиссель прислушивался, но на таком расстоянии в горах все звуки искажаются, переплетаются меж собой и разносятся ветром, так что приходилось торопиться и гадать. А еще через час погони граф почуял неладное.

Снова началась метель. Такая, что лошадь уже начала вязнуть в снегу. А по пути отряд обнаружил трёх мертвых берсерков, что тоже не внушало воинам оптимизма. Затем вернулись разведчики и сказали, что до конца перевала по этой тропе просто не дойти – за полтора километра до другой стороны проход перекрывает ледяная глыба, намерзшая, судя по виду, несколько лет назад.

– Куда делись беглецы?! – в ярости Гиссель влепил пощечину разведчику, который тут же упал на колени, – Куда делись берсерки?! Они убегали по этой тропе, куда все исчезли?!

Бешенство графа было понятным, но солдаты обеспокоенно поглядывали на небо. Снег шел так сильно, что разглядеть своего соседа в строю стало проблемой.

Несмотря на это, Гиссель не спешил поворачивать назад. Оставив еще часть людей здесь, он с изрядно поредевшим отрядом решил осмотреть запечатанный проход. На этот случай у него был козырь в рукаве, и сейчас он чувствовал, что его придется доставать.

Ледяная глыба действительно была огромной. Она перегородила узкий проход так, что пройти мимо не было никакой возможности. А по отвесным склонам даже со снаряжением подняться при таком ветре не было никаких шансов. И его отряд почему-то до сих пор не нашел никаких следов беглецов и преследовавших их берсерков.

– Господин, метель усиливается, – сказал подошедший к графу капитан, в сине-красном тулупе, подпоясанным широким кушаком, – Нам следует возвращаться, иначе перевал завалит, и мы все останемся под снегом. Задние отряды передают об оползнях, которые перекрыли некоторые из троп. Люди, которые шли по ним…

– Они не жильцы, при такой погоде нечего и думать о спасательной операции. Может им повезет, и они успеют пересечь горный хребет. Мы пойдем здесь, – отрезал Гиссель.

– Но господин…

– Вздумал мне перечить?! – моментально взвился граф. Потеря целой армии и рухнувшие планы изрядно подкосили его, так что теперь ментальное здоровье правителя Аластонии оставляло желать лучшего.

Протянув руку в сторону капитана, граф сжал кулак, и солдат рухнул в снег, захлёбываясь собственной кровью.

– Влас! – крикнул Гиссель, которого слегка успокоило убийство подчинённого и запах крови, – Отправь человека назад, пускай все те, кто остался за нами, отправляются к башням, которые мы миновали ранее. Дождутся вернувшихся с других троп, если такие будут, и пусть отправляются в лагерь на равнинах. Я займусь проходом.

Адъютант не стал задавать лишних вопросов, развернулся, и побежал отдавать приказания. Гиссель же слез с коня, и подошёл к ледяной пробке. Теперь у него в голове сложилась вся картина. Пересечь ущелье можно было только двумя путями. Либо активировать магические потоки, и расчистить его, либо – подземными ходами. Судя по всему, Дангар смог запустить Линзы на входе в ущелье, но что-то пошло не так, и перевал начало снова заносить снегом, причем очень быстро. Тогда, поняв, что они не успевают, этот недомерок и его друзья спустились под землю, вот только где?

Граф осознал, что вернуться оставшийся с ней отряд не успеет. Даже те, кто остался на полпути, наверняка окажутся погребены под снегом. Поэтому искать спуск следовало быстро.

Гиссель вызвал нужное заклинание. Колдовать в такой близости от храма Первых было опасно – но это единственное, что сейчас оставалось. У него в руке свернулся небольшой парящий огненный шарик. Он немного сместился в сторону, и граф, ведомый им, пошёл вдоль склона, пока шар не начал подпрыгивать у него на ладони.

– Двое с лопатами сюда, живо! – скомандовал он.

Два пехотинца подскочили к Гисселю и начали раскидывать снег в том месте, где он указал. Через несколько минут к ним присоединились еще двое, потому что метель усилилась. Однако граф уже не переживал. Защита Первых не достала его здесь – и это уже было хорошо. А в поисковом заклятии он нисколько не сомневался.

Неожиданно лопата одного из солдат высекла искру. Воины, увидев это, заработали с удвоенной силой. Через несколько мгновений два здоровяка загнали в откопанные щели железные прутья, и подняли плиту. Она была небольшой – ярда полтора в ширину, и столько же в длину, зато толщиной с упитанного человека. Пришлось попотеть, чтобы ее оттащить. Солдаты собрались вокруг Гисселя, стоящего у края открывшегося колодца. Он взял у подошедшего капитана факел, поджёг его, и бросил вниз. Летел тот долго, и когда упал, стало понятно – без каната туда не спуститься.

– Быстрее, сержант, у нас мало времени, – процедил граф. Пока солдаты связывали веревки, он стоял под падающим снегом, и думал о том, что Дангар и его дружки пошли не этим путем, а каким-то другим. Этой дорогой многие сотни лет никто не пользовался, судя по запечатанному входу. Но деваться было уже некуда, придется спускаться в горные копи. Ничего… До храма Первых осталось недолго, а эта дорога точно ведёт туда. Возможно, он успеет даже раньше, чем этот чёртов пришелец…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю