355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Иар Эльтеррус » Ночь черных звезд » Текст книги (страница 5)
Ночь черных звезд
  • Текст добавлен: 4 октября 2016, 23:26

Текст книги "Ночь черных звезд"


Автор книги: Иар Эльтеррус


Соавторы: Екатерина Белецкая
сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 20 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

Секторальная станция
Изнутри

Рассчитывал маршрут, разумеется, Ри. Ит сунулся было помочь, но Фэб осадил его – не твое дело, занимайся по программе и не отвлекай человека. Пилот, услышав этот категорический вердикт, приободрился – Фэб тут же вырос в его глазах. Да, он не собирался верить рауф, но сам факт того, что его вотчину не трогают, заслуги признают безоговорочно и, главное, доверяют свои жизни, оказался для Ри приятной неожиданностью. До этого момента пилот думал, что Фэб станет мстить – ограничит в правах, будет изводить или придираться. Но нет. Рауф был абсолютно спокоен, ровен, доброжелателен – словом, вел себя точно так же, как до того достопамятного разговора.

К теме больше не возвращались, Фэб тут же пресекал любые попытки. Единственным напоминанием вскоре стала лишь каюта, в которой ночевали Фэб, Скрипач и Ит. Каюта, лишенная внешней стены. Впрочем, через трое суток все освоились, лишь Скрипач ворчал, что приходится убирать кровать – Фэб запретил искину это делать.

– Ну почему я должен сам?! – риторически вопрошал Скрипач в пространство, складывая утром одеяло. – Почему Даше можно, Ри можно, Иту можно, а мне нельзя?

– Потому что у Ри или Ита с дисциплиной все и так в порядке, а у тебя с ней дело обстоит отвратительно, – тут же отозвался незаметно подошедший Фэб. – Рыжий, все начинается с мелочей. Приучишь себя к аккуратности в мелочах, постепенно наладится и остальное.

– Лучше бы я бегал, – проворчал в ответ Скрипач. Ит и Ри как раз в это время совершали свою пробежку по станции, параллельно болтая то с искином, то с Фэбом. Фэб давал указания – ускориться, замедлиться, указывал искину, что дальше потребуется сделать подъем, потом ровный участок, потом спуск.

– Лучше бы ты убрал нормально кровать…

– Пф! Ну хорошо, хорошо, сейчас…

– …а потом быстренько сделал анализ точки, в которую мы идем. Рыжий, все это время тебя везли, согласись.

– Да как же! – ощерился Скрипач. – Особенно меня везли, когда я вывел станцию из той свертки.

– Рыжий, – глаза Фэба сузились. – Мы говорим не об этом. Мы говорим о том, что ты не работал постоянно. Мне нужно, чтобы ты сделал анализ точки.

– А то ты его не сделал, – проворчал Скрипач. Он, наконец, справился с одеялом и тут же сел на кровать.

– Конечно, я его не сделал, – парировал Фэб. – С какой радости я должен его делать?

– Сделал, сделал. А потом скажешь, что я идиот, потому что ошибся в том-то и в том-то.

– Скрипач, это не так. Не знаю, хорошо ли ты понял то, что тебе объясняли, когда принимали на работу, но я тут не для того, чтобы кого-то в чем-то ограничивать. Я всего лишь учитель. И я не могу отвечать за всю вселенную и за каждый мир, через который нам придется идти. Поэтому…

– Фэб, а Фэб… – Скрипач понурился. – Слушай… я все понимаю, но мне… мне очень трудно. Я запутался и теперь сам не знаю, что…

– А вот для этого и нужно убирать кровать, а потом идти и делать анализ точки, – твердо заявил Фэб. – А после – заказать завтрак для всех и повторить вчерашний материал. А потом дать всем отчет по миру. И пока Ри досчитывает фрагмент, прослушать лекцию, которую собирается сегодня прочесть Даша. Рыжий, пойми, для того, чтобы жизнь наладилась, нужно жить. Не впадать в раздумья о том, что сейчас решить просто невозможно, а жить. Это, мой дорогой, внутренняя дисциплина, без которой любое существо превращается в подобие тряпки. Если ты собран, если голова твоя занята не досужими вымыслами и домыслами, если ты делаешь дело, настоящее дело, конечно, не эрзац, если ты знаешь, что твое дело принесет пользу кому-то, – мысли, подобные тем, что сейчас к тебе пришли, приходить не будут.

– Почему? – жалобно спросил Скрипач.

– Им будет просто некогда. А теперь иди, – Фэб улыбнулся. – Иди, иди. И не забудь спросить у искина, умеет ли он делать имитацию мяса.

– Имитацию… чего?! – опешил Скрипач.

– За завтраком узнаешь, – твердо ответил Фэб.

* * *

Следующая точка, в которую они направлялись, располагалась в Белой зоне на окраине галактики. Мир, не развитый, достаточно примитивный, в чем-то был похож на мир Марии. Та же слабая техногеника, может, чуть повыше уровнем, те же государства, те же вялые войны, та же общая неопределенность. В реестре Официальной Службы мир присутствовал, и все вроде бы так и было, но Скрипач обратил внимание на одну деталь, которая на первый взгляд выглядела совершенно незначительной.

«Вход в информационную сеть планеты с ограничениями, зонирование отложено на неопределенный срок. Посещение нежелательно».

То, что зонирование отложено, Скрипача не удивило. Практически во всех досье белых миров стояли подобные пометки, а в досье он за эти дни успел основательно порыться. Но почему вход в информационную сеть с ограничениями?.. И почему посещение нежелательно? С этими вопросами он пришел к Фэбу, который следом за ним открыл досье, и они принялись изучать скупые данные о планете уже вместе.

– Молодец, – похвалил Фэб. – Хорошо у тебя голова работает, как я погляжу. Что сам думаешь на этот счет?

– Ммм… в инфосеть пустим искина, потом попросим отчет…

– Ну, спасибо, – сардонически пробурчал с потолка тот.

– А если бы не было искина, тогда что? – Фэб склонил голову к плечу.

– Тогда? – Скрипач задумался. – Тогда, наверное, нужно было бы посмотреть эту инфосеть самостоятельно, выйти на планету…

– Посещение не рекомендуется, если ты помнишь.

– Тогда не знаю.

– Поговорим за завтраком, – подвел итог Фэб. – Втроем решите, как поступить.

Впрочем, завтрак начался отнюдь не с анализа и вопросов, а с того, что Ит, Ри и Скрипач от этого завтрака наотрез отказались.

– Я мясо есть не буду, – твердо произнес Ри. – Ни под каким видом.

– Я тоже, – столь же твердо добавил Ит.

– И я, – вставил Скрипач.

– Будете, – вздохнул Фэб. – Куда вы денетесь.

– Это еще почему? – неприязненно спросил пилот.

– Объясняю. Если вы окажетесь на отработке в мире, подобном, к примеру, тому, в который мы сейчас идем, вам придется в этом мире как-то жить. Причем часто отработка занимает весьма длительное время. Чем-то выделяться вы не имеете права. Вы обязаны целиком и полностью соответствовать образу, в котором работаете.

– Вынуждена признать, что он прав, – до этого момента молчавшая Даша рискнула вмешаться. – Хотя я бы на такое тоже не согласилась ни за что на свете.

– Дашенька, вы сейчас не сбивайте их с толку, пожалуйста, – попросил Фэб. – Так вот, я еще не закончил. Если вы, к примеру, попадаете в ситуацию, в которой избежать какой-то неприятной вещи невозможно, вам… придется смириться и делать эту вещь. Понимаете?

Ит задумался. Хмыкнул.

– Фэб, а можно говорить с нами, как с нормальными людьми, а не как с трехлетками? – ехидно спросил он. – По-моему, ты переигрываешь.

– Можно, – кивнул рауф. – Тогда скажу иначе. Есть такая вещь, как соблюдение законов мира пребывания. Это распространяется не только на юридические законы, но и на гласные и негласные законы социума. Так вот, если в мире большинство населения ест мясо, ты тоже должен есть мясо. Или ходить в юбке. Или носить оружие. Кстати, с сегодняшнего вечера начинаем занятия по огнестрельному, вы уже вполне в форме для этого.

У Ри загорелись глаза.

– Правда? – обрадованно спросил он.

– Правда, – подтвердил Фэб. – Хоть что-то хорошее, верно, Ри?

Пилот не ответил.

– Вы ешьте, ешьте, – посоветовал наставник. – Тем более что это не настоящее мясо, а имитация. До настоящего вам еще далеко, для того чтобы его есть, вам еще обмен веществ откорректировать придется. Ладно, с мелочами покончено. Скрипач, искин, дайте отчет по миру, пожалуйста.

– А можно я сначала прожую, пожалуйста? – попросил Скрипач. – Слушайте, а неплохо…

Ит с опаской подцепил с тарелки тонкий ломтик и откусил от него небольшой кусочек. Действительно, неплохо. Он вспомнил имитацию мяса, которую заказывал в Далате, но если та имитация ему совершенно не понравилась, то эта была действительно довольно вкусной.

Ри последовал его примеру. С минуту просидел молча, задумавшись, потом взял с тарелки второй ломтик и поинтересовался:

– Фэб, скажи, нам еще долго придется чувствовать себя… такими дураками?

– Долго, – исчерпывающе ответил рауф. – Ри, мир меняется, если ты заметил. Причем меняется не в ту сторону, в которую, как ты думал, он должен измениться. Я понимаю, о чем ты. Ты хотел идти воевать, а вместо этого сидишь тут и пытаешься съесть то, что не станет есть ни один нормальный человек. Так?

– Именно, – кивнул пилот. – Точнее не скажешь.

– Наберитесь терпения, – посоветовала Даша. – Всему свое время.

– Так, я того… Искин, давай картинку, что ли, – попросил Скрипач.

– Даю. Мир техногенный, белый, уровень средний. Есть информационная сеть, охватывающая практически всю планету, население вышло в ближний космос. Зонирование отсрочено, мир к посещению не рекомендован, вход в информационную сеть с ограничениями. Ри, тебе долго считать?

– Десять минут, – расчет теперь занимал у Ри около трех часов. – Искин, а еще какие-то подробности есть?

– Есть, но…

– Эти подробности лучше разобрать всем вместе, – предложил Фэб. – И находясь не тут, а неподалеку от планеты. Давайте считать, что это – ваша первая отработка. Теоретическая, с подсказками, но все-таки отработка. Кажется, я догадываюсь, что там – вот и совместим переход с теорией.

– А с практикой? – спросил Ит.

– Упаси тебя Бог от такой практики, – грустно сказал Фэб.

* * *

После того как станция вышла в заданный район, Ри первым делом начал новый расчет. Следующей точкой должен был стать мир, в котором пилот вырос, и он, что греха таить, занервничал. С одной стороны, ему хотелось посмотреть, как вытянутся рожи у того же Техносовета, но с другой… на этом мире он уже поставил для себя большой и жирный крест, а теперь его практически против воли туда тянули.

«Черт-те что, – рассерженно думал Ри. – Белиберда какая-то, каша. Такое ощущение, что я попал в водоворот. Плывешь в одну сторону, а тебя сносит в совершенно другую. Это все неправильно… не понимаю. Нет, я решительно ничего не понимаю».

Пока он вводил в систему новые координаты, все остальные собрались у «окна в космос». Ит вывел визуал детектора и принялся просматривать информацию, которую искин снимал с информационной сети планеты, а Даша, Фэб и Скрипач сели в небольшом отдалении от него и принялись тихо переговариваться.

Планета как планета, ничего особенного. От точки реакции мир оказался отдален более чем существенно, и реакция его затронуть никак не могла. Однако… Даша, к примеру, попробовав «послушать» этот мир, ощутила какую-то странную неприятную вибрацию – по ее словам выходило именно так. Инферно?.. Да нет вроде бы. Или все-таки… очень странное ощущение. Очень. Прежде ей такие миры не встречались.

– Фэб, тут явно что-то не так, – констатировала она. – Но я не могу понять, что именно.

– О да, тут действительно многое «не так», – подтвердил бывший Встречающий. – Но я бы хотел, чтобы мальчики попробовали разобраться сами. У них достаточно высокая толерантность к Сети, чтобы почувствовать эту инаковость. Ит, иди сюда! Ты что-то нашел?

Ит свернул визуал и подошел к ним.

– Не знаю, – он явно растерялся. – С одной стороны, картина соответствует стандартной. Я зашел в классификатор, все вроде бы в норме. С другой… – Ит пожал плечами. – Мне что-то не нравится, но я не понимаю что.

Скрипач отвлекся от созерцания планеты и повернулся к ним.

– По-моему, это все-таки инферно, – с сомнением в голосе пробормотал он. – Только оно… как будто размыто. Даша, когда мы были рядом с миром, на котором шла глобальная война, я ощущал что-то подобное, но гораздо сильнее. А тут словно отголоски, шепот.

– Вот и мне так кажется, – подтвердила целительница.

– Сейчас придет Ри. Посмотрим, что он скажет, – предложил Фэб.

Ри присоединился к ним через несколько минут. Постоял немного у «окна», нахмурившись, задумавшись. Вывел визуал биокомпа (Ит заметил, что пилот тоже первым делом запросил классификатор миров Официальной Службы, которым их троих снабдила Эдри в день ухода), тут же бросил рядом сводную таблицу. Жаль, что тут нет Таенна, Леона и Мориса, подумалось Иту. Они бы сразу сказали, что не так.

Ну да.

Сказали бы, потому что они – Контроль.

А мы – не Контроль…

Что ж, теперь у нас есть возможность ощутить разницу.

– Какая-то фигня, – подвел итог своим изысканиям Ри. – Я чувствую инферно, это точно.

Фэб одобрительно кивнул.

– Но при этом его как бы и нет. И я не понимаю, откуда оно взялось, это инферно. На мир ведь никто не воздействует, я прав?

– Абсолютно прав, – согласился Фэб. – Вы что скажете?

Ит и Скрипач переглянулись.

– Вроде бы уже сказали, – протянул Скрипач. – Надо что-то еще сказать?

– Надо, – подтвердил Фэб. – Желательно сначала подумать.

– Мне не понравилось то, что я видел, когда смотрел информационную сеть, – Ит говорил медленно, осторожно подбирая слова. – Она немного похожа на ту, которую используют на Дс-35-ст, но есть одно отличие.

– И какое же? – прищурился Ри.

– У нас… ну, то есть там… анонимность используется в очень ограниченном количестве мест. А эта сеть, она анонимна практически вся. Я не вчитывался, но…

– Ну? – подбодрил его Фэб.

– Я не совсем правильно сказал. Анонимность никто не запрещает, но ею никто не пользуется, – поправил себя Ит.

– Почему? – спросила Даша.

– Это стыдно, – недоуменно отозвался он.

– Ри, есть что-то добавить? – Фэб повернулся к пилоту.

– Еще как есть, – подтвердил тот. – У нас это тоже не приветствуется.

– Анонимность запрещают?

– Нет, – пожал плечами пилот. – Но кому она нужна?

– Вы молодцы, все трое, – кивнул Фэб. – Вы практически нашли ответ. Ну что, рассказать?

– Расскажи, – попросила Даша. – Действительно, интересно. Никогда ни с чем подобным не сталкивалась.

– И даст Бог, никогда больше не столкнешься. Этот мир – жертва своей собственной заразы, от которой он уже не сумеет избавиться. Тут мы можем наблюдать эффект, который социологи Официальной службы называют эффектом Уроборос, или, в просторечии, «червем».

– То есть этот мир обречен? – удивилась Даша.

– Обречен, в некотором смысле, – подтвердил Фэб. – Теперь давайте разберем ситуацию детально.

…Информационная сеть – это, конечно, лишь следствие, отголосок того, что на самом деле представляет собой эта планета. Ит нашел правильный «маркер», но ни один из вас, конечно, не имеет пока представления об истинных причинах, которые привели к появлению этого отголоска.

Вся история этого мира – это история лжи. Если сейчас зайти в информационную сеть и пробежаться по местной истории, выяснится, что практически все ключевые ее моменты несут в себе зародыш обмана. Мировая война? Смотрите сами. Три государства-гиганта заключили пакт о ненападении и в течение месяца нарушили этот пакт, выдвинув войска к границам. Революции? Правящая партия дала обещание и тут же нарушила собственное слово. Снова ложь. Религии, правители, историки… Сейчас нет времени разбираться детально, но поверьте, если вы это сделаете, вы увидите именно такую картину – ложь, ложь, ложь и еще раз ложь.

Этот мир бьет сам себя в спину, уничтожает самое себя и даже не пытается понять, почему это происходит. Та же информационная сеть… Если вы займетесь детальным анализом происходящего в ней, вы увидите, что любое благое начинание (заразой поражены не все) тут же подвергается атаке «червей» и чаще всего гибнет в самом начале, не успев развиться.

Что интересно. Сейчас этот мир подошел к идее тотального контроля – жители чувствуют себя чем дальше, тем хуже, но тотальный контроль, инициализация каждого живущего в мире, чреват очень серьезными последствиями…

– Потому что если он возможен изнутри, он будет возможен и снаружи? – насторожился Ит.

– Верно! – Фэб одобряюще улыбнулся. – Мир становится уже не своей собственной жертвой, ведь, имея технологии более высокого уровня, перехватить подобный контроль ничего не стоит. Ты все понял правильно.

К счастью, таких миров мало. Исчезающе мало. И они, если оказываются значимыми для какого-то процесса, представляют серьезную угрозу для структуры, в которой присутствуют. Ситуацию невозможно исправить, на нее не получится повлиять изнутри, зато вполне можно использовать такой мир извне – например, для того, чтобы дестабилизировать кластер.

– Это страшнее войны, страшнее пандемии, страшнее инферно, – Фэб неподвижно смотрел на планету. – У вас будет курс по социологии, надеюсь, вам будет читать Линц, у него по таким мирам наработок очень много.

– А кто такой этот Линц? – с интересом спросил Ри.

– Это один из лучших специалистов в нашем секторе, – пояснил Фэб. – Сильный ученый, автор почти сотни работ. Занимается в основном аналитикой нештатных ситуаций – например, эта планета как раз один из примеров того, что он разрабатывает. Много работал с Контролем и…

– Подожди, – попросил Ри. – А как Контроль поступает с такими мирами? Ведь зонирование в любом случае будет для мира необходимо.

– Это тупиковая ветвь развития, – голос Фэба в мгновение ока утратил мягкость. – Ри, пойми, даже Железная Сотня, о которой многое сказано, в подметки не годится этой клоаке. Железная Сотня, несмотря на свою чудовищную агрессию, на внутреннюю работу, направленную на уничтожение «мещанских качеств личности», как они сами говорят, все-таки способна и к прогрессу, и к созиданию. Не будь она к этому способна, она бы не существовала. А это… Уроборос – змей, поедающий собственный хвост, если ты не знаешь. Да, конечно, этот мир рано или поздно зонируют. Постараются максимально отодвинуть эту «светлую» минуту, но все равно зонируют – хотя бы для того, чтобы он не калечил миры своей же собственной связки, которые ни в чем не виноваты.

– А если его уничтожить? – спросил пилот.

– Ты бы взял на себя такую ответственность? – прищурился Фэб. – Половина населения поражена «червем», деструктурирует пространство вокруг себя, лжет, гадит, разрушает. Вторая половина – чиста, но она, увы, не может существовать без первой. Первая создает инферно, вторая его гасит.

Даша вдруг тихо засмеялась.

– Не помню, где я это слышала… «Надо, чтобы собрались все хорошие и убили всех плохих», – проговорила она. – Кажется, это сказал ребенок…

– Это был глупый ребенок, – ответил Фэб. – Потому что хорошие, взяв на себя убийство плохих, тут же станут плохими сами.

– Так что будет с этим миром дальше? – поинтересовалась целительница.

– Пока ничего, – бывший Встречающий покачал головой. – Но я не завидую Барду или Сэфес, которым может достаться такой «подарок».

– Что за ерунда? – оказывается, пока они говорили, Ит успел выйти в информационную сеть и немного почитать. – Вот смотрите. Кто-то выложил хорошие стихи, сказку в стихах. Она небольшая, я прочел, мне понравилось. Но когда я посмотрел, что написали автору в комментариях, я… слушайте, а для чего они это делают?

– Не для чего, а почему, – поправил Фэб. – «Черви» не могут этого не делать. И никогда не сумеют объяснить причину. Равно как и политик, пообещавший снизить налог, а вместо этого его поднявший, не сумеет объяснить, для чего это нужно. Вернее, они назовут тысячу и одну причину, но ни одна из них не будет правдой.

– А правда? – Скрипач выжидающе посмотрел на Фэба.

– Не существует правды, – развел руками тот. – Ее просто нет.

– Мы не будем здесь высаживаться? – полувопросительно сказал Ри.

– Конечно, не будем, – заверил Фэб. – Пока ты считаешь, позанимаемся, отдохнем, затем отправимся дальше.

– Это хорошо, – в голосе пилота, однако, почему-то звучало сомнение. – Но я бы все-таки…

– Стажер, я вас вниз не пущу, даже не начинай просить об этом, – отрезал Фэб. – У нас и без того проблем хватает.

* * *

Посовещавшись с искином, Ри отвел станцию на максимально возможное расстояние от планеты – он заметил, что Даше неприятно находиться рядом с этим миром, и решил, что для целительницы будет лучше, если они уберутся подальше. Результатом стал благодарный поцелуй в щеку и Дашина улыбка – Ри этому обрадовался.

– Спасибо, ребята, – целительница перевела взгляд с Ри на Скрипача. – Слушай, а что чувствовал ты? – поинтересовалась она.

– Около этого мира воняет, как на свалке, – скривился тот. – Не планета, а куча отбросов. Мне трудно объяснить, что я чувствую, но на свалку и впрямь очень похоже. Гниль какая-то. Тление.

– Кстати, да! – Ри задумался. – Именно что свалка. Тухлое инферно.

Скрипач засмеялся.

– Слушай, инферно, ты придумал, что родителям говорить будешь? – спросил он. Ри тут же сник. – Да ладно тебе, недо-Бард, не малодушничай. В любом случае надо будет оформить ситуацию, сам понимаешь.

– Понятия не имею, что им можно сказать, – Ри сел в кресло. – Искин, может, посоветуешь чего?

– А я-то тут при чем? – возмутился тот в ответ. – Я вообще железяка, если ты не забыл.

– Видели мы, какая ты железяка, – хихикнул Скрипач. – Ит, иди сюда! Ты куда ходил? Мы тут проблему обсуждаем, а ты шляешься черт-те где…

– Не черт-те где, – Ит подошел к ним. – Я был с Фэбом. Ри, я понимаю, что тебе неприятно это слышать, но Фэб… он… ему на самом деле очень плохо, а ты до сих пор не…

– Ит, я прошу тебя, не надо сейчас, – вдруг вмешалась Даша. – О Фэбе мы поговорим позже. В данный момент у нас есть срочная проблема. Это Техносовет и родители Ри.

– Родители, – поморщился тот. – Тоже мне, родители.

– До того, как ситуация не выяснилась, ты считал их именно родителями, – строго произнесла Даша. – Ты любил мать. Ты уважал отца. Ты гордился тем, чего сумел добиться. И теперь ты, если решил уйти, должен это сделать достойно. Не оскорбляя их, не причиняя им боли.

Ри задумался, почесал переносицу.

– Ты что-то можешь предложить? – спросил он. Даша кивнула.

– Конечно, могу. Я считаю, что ты должен поблагодарить их за то, что они для тебя сделали, это первое.

– Поблагодарить?! За что?.. За то, что они всю жизнь мне врали?! – взорвался пилот. – Ничего себе!..

– Не перебивай меня. Второе – ты не должен прерывать контакт с этой семьей. Если ты раз в год подашь им весточку о себе и спросишь, как у них дела, от тебя не убудет.

– Зачем?! – вызверился Ри. – С какой радости я должен…

– С такой, что ты свинья неблагодарная будешь, если этого не сделаешь, – неприязненно буркнул Скрипач. – Ит, это и к тебе относится, кстати.

– И третье, – продолжила Даша. – Если ты устроишь там скандал, у тебя на репутации окажется пятно. Уже на этой работе, в Официальной Службе. Тебе это нужно?

– Вот даже как? – Ри задумался. – Ну… ладно. Уговорила. Хорошо, я это сделаю, так и быть. Но есть еще Техносовет.

– Ты был признан мертвым, какие к тебе могут быть претензии? – справедливо заметила Даша. – Отчет требовать они у тебя не имеют права…

Скрипач слушал разговор, задумчиво переводя взгляд с Даши на Ри, с Ри на Ита, и рассеянно накручивал на палец прядку волос. Мелочи, думалось ему. Как хорошо у нас стало получаться прятаться за мелочи. Нас ведь, по сути дела, выперли куда подальше – для чего? Чтобы мы не мешались под ногами. Мы больше ничего не значим, и по заслугам нам сейчас: секторальная станция, своя компания, новая работа (якобы работа), Фэб, почетный эскорт-сопровождение, и… хороший такой пинок под зад. С глаз долой.

Ит перехватил его взгляд, вскинул голову.

Скрипач выразительно приподнял левую бровь, покачал головой.

Ит скептически ухмыльнулся – понял.

Скрипач еле заметно развел руками – мол, что поделаешь?

Ит строго свел брови и исподтишка показал рыжему кулак – мол, еще как поделаешь.

Скрипач изобразил на лице крайнюю заинтересованность: ну-ну, мол, попробуй, посмотрим, что у тебя получится.

– Даша, может быть, хватит? – спросил Ит.

– Что? – целительница растерялась.

– Ну вот этого всего хватит, – Ит чувствовал, что сейчас запросто может сорваться, но остановиться уже не мог. – Вот всей этой фигни хватит! Я не понимаю, вы что, считаете, что мы трое – безмозглые и слепые, как котята, что ли?

Ри посмотрел на него сначала недоуменно, а потом – со всевозрастающим удивлением.

– Хватит этого бреда! Что вы с нами делаете?!

– Кто делает?.. – не поняла Даша.

– Ты и Фэб! Куда и зачем вы нас тащите?! Зачем?! – Все то, про что до этой секунды Ит молчал, сейчас говорилось вслух. Ри кивнул, Скрипач тоже. – Вместо того, чтобы делать дело, мы…

– Ит, остановись, – оказывается, Фэб тоже подошел к ним. – Все не так, как ты сейчас…

– Что не так, как я сейчас?! – рявкнул Ит. – Что мы делаем?! И, главное, зачем мы это делаем?!

– А что бы вы трое хотели делать? – Фэб по своему обыкновению склонил голову к плечу.

– Мы хотели бы заниматься делом, а не ерундой, – твердо ответил за всех Ри. – Я тоже не понимаю, что сейчас в результате получается. Нет, я согласен, что лекции, тренировки и все прочее – важно и нужно. Но я не понимаю, почему нельзя совмещать это с нормальным делом!

– Что ты имеешь в виду под ерундой? – спросил Фэб.

– Вот этот вот сегодняшний мир, к примеру, – фыркнул пилот. – А также бесценную информацию о том, что там творится. Это, конечно, сильно нам поможет в будущем. Вместо того чтобы…

Он не закончил.

– Пилот, а вдруг это действительно важно? – вкрадчиво спросил новый голос за их спинами. Все обернулись.

– Ну только не ты… – простонал Фэб. – Вот тебя тут сейчас только не хватало…

Атон – а это был именно он – снова пришел в облике желтоглазого рауф, но на этот раз благодушия в нем не было и следа. Эрсай смотрел на притихшую группу надменно и неприязненно. Ит с удивлением увидел, что в этот раз на Атоне надет костюм, напоминающий форму какой-то не известной никому армии. Не форму официалов, а именно армейскую – унылого серого цвета, с неразличимыми абстрактными шевронами. Шерсть на голове зачесана назад, глаза прищурены, на лице презрительное выражение.

– Вояки, – с отвращением произнес эрсай. – Неумные, недалекие вояки. Мальчишки. И куда подевалась вся ваша вселенская мудрость, а? Стоило только получить информацию о считках и о том, кем вы были раньше, вы подумали, что теперь вправе принимать решения столь блистательной глупости? Так вот, инкарнации, теперь послушайте меня. А вы двое, – взгляд в сторону Даши и Фэб, – будете слушать следующими. Если вы не поняли, вас решили спасти. Спрятать, вывести из-под удара, дать отдохнуть, в конце концов. А вы, вместо того, чтобы слушаться тех, кто компетентен в подобных вопросах, закатываете истерики, – острый, даже злой взгляд в сторону Ита. – За вами пошло три флота. Один сейчас сумели остановить аарн, – Даша с тревогой посмотрела на эрсай. – Два других теперь неизвестно где, после того, как Великий потерял вас, они ищут вслепую. Нет, Орин они нашли, разумеется, но из-за того, что Ключ активен, к планете они не сунулись. Однако достать вас Великий будет пробовать при первой возможности. А теперь вопрос вам троим. В нынешнем состоянии с нынешним уровнем знаний вы много против него навоюете? А?

Ри опустил глаза. Следовало признать, что эрсай прав, вот только делать этого пилоту не хотелось.

– И что вы предлагаете? – ехидно спросил он. – Убегать и прятаться до скончания веков?

– Конечно, нет. Решите свои дела, попробуйте достать то, о чем говорил Фэб, и после этого отправляйтесь на встречу с флотом Ордена.

– А можно обойтись без решения своих дел или без еще чего-нибудь, не имеющего практического применения? – поинтересовался Ит.

– Ты тоже про эту планетку? – Эрсай хмыкнул. – Ри, Скрипач, Ит… вы же умные. Ну хотя бы попробуйте напрячь мозги, для тренировки. Вдруг получится?

– Что у нас должно получиться? – Скрипач повернулся к Ри и Иту, ища поддержки. – Ну да, мир. Ну да, поражен заразой. Ну и?.. Нам-то что с того?

– Ну, если «что с того», у меня нет вопросов. В общем, так. Ри, лови, – перед эрсай в воздухе появилась светящаяся строчка. – Это новые координаты. После нашей беседы уходите по ним. Отдохнете там сутки, решите свои дела, а дальше – по плану. Родители, мир Марии, верфи. Теперь с вами, – Атон повернулся к Фэбу и Даше. – Вот уж чего я не ожидал, так это того, что вы оба, несмотря на весь свой опыт, поведете себя, как неразумные дети. Фэб, ничего тупее, чем лекция об однополых парах, я от тебя в жизни не слышал. Даша, мне, признаться, совершенно не хочется высказывать женщине то, что я вынужден высказать, но… какого черта?! Что это такое?! Вместо того чтобы сказать что-то действительно разумное, вы принялись поддерживать этот бред!

– А что тебе не понравилось? – ледяным голосом спросил Фэб. Атон усмехнулся.

– Прежде всего мне не понравилась ложь. Ты великолепно знаешь, что ты сказал неправду, и не надо со мной сейчас спорить. Во вторую очередь, мне не нравится, что ты, вместо того чтобы помочь своей же новой семье, шатаешься по станции в свободное время и…

– Атон, не надо, – Фэб шагнул вперед. – Я тебя очень прошу, не надо!

– Нет, надо! – гаркнул эрсай. – Надо, потому что ты сейчас очень близок к тому, чтобы испортить то, что начиналось для тебя действительно как чудо! Ты сейчас…

– Атон, прекрати!!! С какой радости я должен трепать им обоим нервы, и…

– Да не трепать нервы, а вести себя нормально! Что ты делаешь?!

– Я как раз хотел сказать, что Фэб… – начал Ит, но эрсай тут же его перебил:

– Ты молодец, что хотел это сказать, но ты немного опоздал. В общем, так. Сейчас – уходите. Отдыхаете последний день, и хватит с вас. Чувствую, что если вы еще отдохнете, то запросто перегрызете друг другу глотки. Да, пилот, да, это именно к тебе относится. К твоим замечательным мыслям, от которых ты до сих пор не избавился.

Скрипач с удивлением посмотрел на Ри, но тот тут же отвел глаза.

– Могу озвучить, – ехидно произнес эрсай. – Теперь у него в голове вы спите друг с другом. Именно так он объясняет себе вашу взаимную привязанность.

– Зачем? – недоуменно спросил Ит.

– Ну надо же чем-то себя занять, – пожал плечами эрсай.

Атон, зачем вы это делаете? – с болью в голосе спросила Даша.

– Затем, что, если этого не сделать, все станет еще хуже, чем есть, – пояснил Атон. – Затем, что они сами не понимают, что с ними случилось. Затем, что они перессорятся, а это и будет тем результатом, которого добивался…

Он не договорил, остановился, но все и без того прекрасно поняли, кого именно он имел в виду.

– Вот, значит, как, – протянул Ит. – То есть вы настояли на том, чтобы мы максимально быстро покинули планету потому, что мы, с вашей точки зрения, до сих пор под воздействием?

– Дошло, – хлопнул в ладоши эрсай. – Точнее сказать, были под воздействием. Сейчас оно исчезает, за сутки от него ничего не останется. Ну или почти ничего. После этого вы сумеете активировать Ключ, который находится у Даши. А после – уже по плану.

Ит запустил руки в волосы, зажмурился.

– Это все вообще хоть чем-то кончится? – спросил он в пространство.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю