332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Григорий Семух » S-T-I-K-S. Единственный враг (СИ) » Текст книги (страница 1)
S-T-I-K-S. Единственный враг (СИ)
  • Текст добавлен: 13 мая 2020, 12:30

Текст книги "S-T-I-K-S. Единственный враг (СИ)"


Автор книги: Григорий Семух






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 18 страниц)

S-T-I-K-S. Единственный враг

Глава 1

Солнце уже закатилось за горизонт, и лишь кровавые отблески заката, говорили о том, что оно совсем недавно, еще висело на небе. Цепочка машин, с высоты птичьего полета похожих на ползущие спичечные коробки, свернула в сторону с дороги, и только удалившись на приличное расстояние замерла.

Восемь бронетранспортеров и тягач, тащивший танк. Даже по меркам большой земли, силы серьезные, а здесь, на отгороженном сплошным поясом черноты, островке нормальных кластеров, это была сила, которая могла не опасаться почти ничего. Редкий элитник сунется на такой отряд, а если сунется, то скорее всего он еще молод и глуп, а стало быть угрозы не представляет. Последнюю орду, что прорвалась сквозь барьер мертвых кластеров, сумели разогнать уже пару месяцев назад, да и крупнокалиберные пулеметы броневиков легко могли решить проблему, с нападением массы низкоуровневых тварей.

Люди тоже не сунутся на такую колонну. Самое ценное что можно поиметь перебив отряд, это бронетехника, но именно бронетехника перейдет в список безвозвратных потерь в первую очередь. Рисковать бойцами или имеющейся в наличии броней, чтобы получить в результате обгоревшие остовы – полностью бессмысленное предприятие. Колонна была недостаточно сильной, чтобы на нее напали из страха, но достаточно серьезной, чтобы своей слабостью не провоцировать местных на необдуманные поступки.

Внешники, здесь как правило тоже не лютовали – обширные площади мертвых кластеров, здорово ограничивали возможность применения беспилотников, а рисковать своими людьми, внешники не любили.

Оставались еще скребберы – самая страшная тварь улья, но встречались эти монстры, очень редко. Последний скреббер в этих краях, был убит месяц назад, и этот монстр был единственным, которого видели здесь за последний год. Собственно он и был причиной по которой колонна бронетехники приползла сюда, в этот богом забытый огрызок реальности, посреди мертвого океана черноты… Ходили слухи что месяца три-четыре назад был замечен еще один скреббер, который якобы ползал по кластеру с железной дорогой, но подтверждения у этих слухов не было...

Длинные пальцы, покрытые мелкой зеленой чешуей, аккуратно коснулись стиков, и маленький серый квадрокоптер, с отключенной подсветкой абсолютно незаметный на фоне темных небес, довернул камеру. На экране планшета, даже несмотря на сумерки, и расстояние до квадрокоптера почти в десять километров, четко отобразился временный лагерь. Машины выстроились в охранное построение, из броневиков высыпали люди, с тягача согнали танк, и оттуда же, сняли четыре мотоцикла. Мотоциклисты рванули в стороны, разъезжаясь спиралью и временами делая короткие остановки, скорее всего расставляли какие-то сигналки. Посреди лагеря, один из броневиков развернул целое антенное поле, ощетинившись ими словно еж иглами, и в тот же миг, изображение на экране планшета дернулось, и начало смещаться в сторону.

Желтые глаза впились в картинку, зеленые губы искривились в злобной гримасе, обнажив мелкие и острые, словно у ящерицы, зубы, чешуйчатые пальцы дергали стики пульта, но квадрокоптер не подчинялся приказам. Еще несколько секунд картинка на экране отображалась, но вскоре она замерла, и программа выдала системную ошибку – связи не было.

GPS в улье разумеется не работал, так что куда полетел квадрокоптер, в попытках найти дом, известно только одному дьяволу, богу или кто там отвечает за этот проклятый мир. Чешуйчатые ладони сжались в кулаки, кроша прочный пластик пульта, и из зеленых, стали красными. Окраска чешуи пошла пятнами, реагируя на раздражение человека, управляющего дроном… Человека ли?

– Ты видел – послышался тихий голос из темного угла, в котором стояла большая деревянная катушка от кабеля, в качестве стола, и пара деревянных ящиков, вместо стульев. Один из этих ящиков занимал невысокий человек в камуфляже. В одной руке он держал флягу с живцом, к которой изредка прикладывался, а вторая рука, сжимала в кармане пистолет… Существо, с которым ему приходилось иметь дело, вселяло в душу страх, едва ли не ужас.

– Видел. Восемь броневиков и танк.

– Верно, а приезжали они на десяти броневиках и с двумя танками. Два БТРа и танк остались в нашем стабе, понимаешь что это значит?

– Да Фитиль, понимаю. Они обменяли их на жемчуг.

– Да, два страйкера и абрамс остались у нас, а казна стаба полегчала на две белые жемчужины. Всю требуху что нарезали из скреббера, они тоже увезли.

– И ты хотел бы вернуть жемчуг и получить их бронетехнику? Почему не сами? Зачем я?

– Побоку жемчуг. Мне нужна броня… Стабу нужна броня. С новоприобретенными машинами наш парк бронетехники теперь насчитывает три танка, плюс четыре броневика. В случае прямого столкновения с колонной мы справимся, но потеряем нашу броню и скорее всего не получим их броневики целыми, жемчуг не найдем, да и репутационный урон понесем. Видишь этого сраного ежа? Это ретранслятор с очень мощными передатчиками и системой РЭБ. Где-то не очень далеко, километрах так в ста, может в ста пятидесяти тусуется еще один такой, где именно мы не знаем. Может и не такой вовсе в просто антенная вышка с ретрансляторами, не берусь судить. Дальше, еще в сотне километров от него опять либо самоходный радар-ретранслятор, либо стационарная вышка, она может быть просто установлена на крыше здания и с земли особо не поймешь что там какая-то техника находится… В общем сходу их не найти, это своего рода сеть. И так до конца. Десяток машин или стационарных антенн покрывают тысячу километров, если не две. Они постоянно поддерживают прямую связь с одним из своих филиалов. На броне висят камеры, вокруг летают мелкие дроны, по типу твоего, их кураторы постоянно видят окружающую картинку. Если наши танки или броня засветятся, институт очень быстро прикинет хер к носу и поймет что это были мы. Ретранслятор всегда идет в центре колонны, первым ударом его наверняка вывести из строя не выйдет. Арты у нас нет чтобы накрыть издали, да и опять же – я говорил что мне важна целая броня. А ты, насколько я знаю, в одно рыло вынес звено бронетехники Завального.

– Хм. Я слышал про институт, но не знал что у них есть боевое крыло.

– Я тоже не знал, но было бы удивительнее если бы его не было… Так что, возьмешься?

– Жемчуг я оставлю себе.

– При условии что оставишь нам целую броню.

– Это будет трудно.

– А ты постарайся.

– Что мне помешает сжечь этих неудачников, отыскать на пепелище жемчуг, и послать тебя в жопу? – из чешуйчатых пальцев, непроизвольно полезли выпускные когти, а из темного нутра помещения, послышался негромкий рык, от которого казалось, вибрировали внутренности.

– Пппрекрати – послышался дрожащий голос Фитиля – нннне нужно твоих шуточек. Если испортишь мне ббброню, хрен ты еще получишь хоть один патрон или бббанку тушенки. Никаких ресурсов, никаких наводок, и свои эксперименты будешь проводить в каком-нибудь другом месте, а уж о том, что о них узнает каждая собака в ближайших стабах, я напоминать не стану.

– Фитиль, а ты редкая сволочь оказывается.

– Не хочешь – не берись. Обращусь к другим, ты не единственный специалист подобного рода, жемчуг получат они, но ты вроде как искал дело ценой в белую жемчужину… А тут сразу две. Примешь одну сразу, а вторую можешь хранить, и жрать черный жемчуг без опаски – в случае чего всегда сможешь принять вторую и откатиться к человеческой внешности.

– Хорошо, берусь.

– Я знал что на тебя можно положиться. Когда начнешь? Через сутки они уже будут на территориях которые мы не контролируем, разве что чисто символически, потому хорошо бы тебе провести приготовления пошустрее, и напасть к завтрашнему вечеру. Вести их сможешь? Такую цель как группа БТРов, потерять из виду непросто.

– Задача – перебить людей, остановить броню, уничтожить ретранслятор чтобы вы могли без палева забрать технику?

– Верно. Вот это – в руках Фитиля появился планшет, на экране которого развернулась фотография – их главный. Постарайся его сразу не убивать, он скажет где они жемчуг хранят. Так когда начнешь?

– Прямо сейчас и пойду – пожал плечами человек в черном, кожаном плаще – возвращайся к себе, и возьми побольше людей, чтобы управлять техникой. Прежде чем забрать броню в стаб, прокатите меня в одно место.

Удивленный Фитиль не успел сказать и слова, как его собеседник растворился в воздухе, спустя пару минут, когда он покинул схрон этого странного кваза, его слуха коснулся треск пулеметных очередей.

Глава 2

Языки пламени бросали красные отблески на лица людей, рассевшихся вокруг костра. Выстроенные квадратом бронетранспортеры, неторопливо водили жалами крупнокалиберных пулеметов, патрули следили за обстановкой и сигналами тревожных маячков, пройти мимо которых незамеченным было почти невозможно. Редкое в реалиях улья чувство защищенности, позволяло не задействованным в охране бойцам, немного расслабиться, настолько, что они даже развели костер, хотя обычно, открытого огня все старались избегать.

– Вы что охерели? – высокий, плечистый мужик с густыми усами, окинул подчиненных презрительным взглядом – совсем охамели? Костер жечь?

– Да ладно – один из бойцов подорвался с места, оставив на земле кружку – хорош нудеть. Мы в чистом поле, у нас снайперы, пулеметы, дроны. К нам незаметно не подобраться. Садись, тоже чайку глотни. Я тут куст шиповника нашел и ободрал, так что чаек шикарный. Давай шеф, садись, отпей с нами чайку, не будь главнюком.

– Хер с вами. Никакой дисциплины.

– Я бы не советовал расслабляться – подал голос невзрачный тип, чем-то неуловимо похожий на крысу – вы не местные, иначе знали бы что места тут дурные.

– Зараженные шалят?

– Если бы – крысеныш уселся на брошенный на землю рюкзак – черный рейдер тут бродит.

– Негр что ли? – хохотнул усатый.

– Сам ты негр – огрызнулся тип крысиной наружности – черный это в метафорическом, или в метафизическом, хер его знает как правильно, смысле. Ну знаешь, черный менестрель, черный сталкер, черный ээээ, ну не знаю кто там еще, да хоть черный грузчик, все такое вот, зловещее.

– И что же ваш черный рейдер делает? Такое зловещее?

– Что-что. Нападает на честной люд. На одиночек, на группы. Незаметно приходит, незаметно уходит.

– И что? Убивает всех?

– Хуже.

– О! А я тоже слышал про него – подал голос еще один боец. Это тот который мозги высасывает? Говорят те, кто его встречает, остаются овощами безмозглыми.

– А я не слышал – подал еще кто-то голос – хоть и местный, ну в смысле с этой территории, с одного из соседних стабов. Давно хулиганит?

– Не – махнул головой тип крысиной наружности – недавно совсем нечисть эта завелась, потому и не слышал наверное.

– А я слышал про что-то подобное. Говорят его зовут красный дракон, и он настолько страшный, что люди с ума сходят.

– Не. Бред какой-то. Что за дракон? Глупости. Это черный рейдер. Нападет ночью, ходит в черном плаще, а еще с ним волк.

– Дурак – тут же послышался еще один голос – дракон он, потому что красный. С чешуей, клыками, и глаза желтые, как у ящерицы. Да и где ты видел красных волков. Говорят это тигр у него, огромный. Крадущийся тигр и затаившийся дракон… Хм, может китаец?

– Если он всем высасывает мозги, откуда столько слухов? – усмехнулся усатый, отпивая чай из большой металлической кружки.

– Ну, слухами земля полнится – пожал плечами крысоподобный тип – раз даже вы слышали, значит что-то такое есть, а на пустом месте слухи не рождаются. Есть что-то такое в этих местах, но я слышал будто бы это человек с медведем-элитником…

– Это всего лишь собака – послышался тихий голос, и похожий на крысу мужик повернулся на звук, чтобы взглянуть на придурка который несет такую чушь, но его взгляд уперся в пустое место. Рядом с ним, справа, откуда послышался голос, никого не было.

– Это просто пес – послышалось из пустоты снова, и в тот же миг, крысеныша смело в сторону мощнейшим ударом. Одновременно с ним, пара бойцов рухнули на землю и исчезли, а вскочивший на ноги снайпер, успевший схватиться за винтовку, тут же упал, но уже без головы.

Обезглавленное тело застыло на мгновение, фонтанируя кровью из обрубка шеи, а потом медленно, словно нехотя, завалилось на землю.

Бойцы повскакивали, в ужасе завертев головами. Кто-то опрокинул на себя кипяток, и теперь орал, ошпарив причиндалы, кому-то, сосед наступил на ногу, кто-то пихнул кого-то, свалив в костер. Суматоха продолжалась не больше нескольких секунд, все же здесь были опытные бойцы, пусть и не готовые к нападению, полагаясь на внешнее охранение, мимо которого пройти невозможно. Но этих нескольких секунд хватило.

Незримое лезвие перерубило ногу ближайшего к костру бойца, который с диким воплем завалился на землю, валяющийся на углях, и вопящий солдат замер, потеряв половину головы, снесенную неслышным выстрелом, и теперь потихоньку тлел, распространяя запах подгоревшего мяса. Еще два человека рухнули, словно придавленные чем-то тяжелым, кто-то начал стрелять, кто-то заорал. Один из бойцов, зачем-то включил фонарь под стволом автомата, и теперь вертел своим прожектором, пытаясь отыскать цель. Мгновение, и он исчез, а где-то в небесах, словно падающая звезда, вспыхнула и понеслась к земле яркая, светящаяся точка.

Башня бронетранспортера пришла в движение, но тут же, вздрогнув замерла. Броневик покачнулся, изнутри послышался одиночный выстрел, а в следующий миг, на землю упал пулеметчик, что еще секунду назад вглядывался в темноту сквозь прицел пулемета. Мгновение, и рядом с ним свалился мехвод. Больше никого в броневике не было.

Высунувшийся из башни танка пулеметчик, в панике водил стволом, не понимая в кого стрелять, как вдруг, что-то дернуло его вверх, вырывая из танка, и отбрасывая далеко в сторону. Что-то невидимое но осязаемое скользнуло в люк, и внутри танка раздались глухие хлопки выстрелов.

Усатый командир заметил что-то огромное, почти прозрачное, несущееся на него, и открыл огонь. Огромное нечто словно взорвалось, разлетевшись хлопьями смога и кляксами чего-то, похожего на ртуть, а в следующий миг, за спиной усача из воздуха, материализовалось что-то страшное, с пылающими красными глазами, и огромной пастью. Клацнули мощные клыки, существо взрыкнуло, перехватив усача поперек тела, и тряхнуло головой. Хрустнули ребра, затрещал позвоночник. Тело усача сложилось пополам, и сломанной куклой отлетело в сторону, не прекращая вопить. Существо, окончательно проявившееся, проскакало в сторону танка, расшвыривая бойцов словно носорог, но прежде чем кто-то успел выстрелить, оно вскочило на танк, и по его телу словно растеклась серебристая жижа. Еще мгновение и оно исчезло из виду, а бойцы продолжали посылать в сторону танка пулю за пулей, впрочем не замечая никакого эффекта.

Кто-то упал, получив пулю в ногу, еще кто-то просто исчез, а откуда-то сверху, послышался крик. Несколько бойцов свалились на землю с колотыми ножевыми ранами, что-то невидимое, словно двигалось от танка к броневику, атакуя все, что попадалось ему на пути.

Повсюду валялись раненые, стоял крик и стоны. Грохотали выстрелы, а солдаты продолжали исчезать, тут же падая откуда-то с неба словно огромные, вопящие и размахивающие конечностями снежинки. Один из бойцов заорал, когда его рука отделилась от тела и начала мяться и комкаться, зависнув в воздухе, словно ее пропускали через невидимую мясорубку. Два бойца исчезли, чтобы спустя мгновение появиться из пустоты с ножами, торчащими в спинах.

Еще один броневик покачнулся и просел, словно внутрь внезапно набились десяток человек, а его экипаж спустя мгновение оказался за броней. Захлопали выстрелы. Пули крошили колени, впивались в ноги. Один из бойцов взлетел, и замотался в воздухе, словно кто-то огромный схватил его за руку и начал трясти словно игрушку. Человек улетел в сторону, рука отделилась от тела, и зависнув в воздухе смялась, брызнув в стороны кровью. Плоть рвалась, словно в нее впивались невидимые ножи, кровавые куски просто исчезали.

Обезумевшие солдаты палили кто куда, приборы ночного видения ничего не показывали, в темноте невозможно было понять кто на них напал, откуда стреляют, куда пропадают бойцы. Убитых было не так много, в основном раненые, которые продолжали вопить, внося своими криками еще больше сумятицы.

Похожий на крысу солдат, оклемавшийся после первой, вырубившей его плюхи, вскочил на ноги и бросился бежать. Ноги мелькали словно в ускоренной перемотке, сливаясь в одно сплошное, смазанное пятно. За считанные секунды крысеныш удалился от места побоища на полкилометра, но вдруг прямо перед ним, словно что-то взорвалось наоборот. Из клубящегося марева какого-то дыма, или непонятных частиц, материализовался огромный лохматый пес, размером с лошадь. Его глаза сверкали красным, в неверном свете звезд и луны, огромная пасть, в которую человек мог бы забраться наполовину, распахнулась, обнажив зубы, размером с кинжал, и все еще сражающимся бойцам, по ушам ударил нечеловеческий вопль, слышимый даже с такого расстояния.

Хлопали выстрелы, падали люди, экипаж броневиков вылетал из своих машин или погибал прямо на своих местах. Серьезная боевая группа, сопровождающая ценный груз, оказалась перебита в считанные минуты. Бронетехника и оптические датчики, на которые делалась основная ставка, оказались полностью бесполезны, против того, кого невозможно увидеть, и кто способен легко оказаться за непроницаемой броней.

Боковой люк последнего броневика, который пытался вести огонь, пусть даже наугад, распахнулся, и из него вышел высокий человек в черном плаще. Неторопливой походкой он прошелся к костру, волоча за шиворот толстяка с побитой рожей, и рукой, согнутой в трех местах, так как нормальной руке, гнуться не полагается.

Подтащив толстяка к костру, человек в плаще свистнул, и рядом с ним, материализовался огромный пес. Свалявшаяся ярко рыжая шерсть, кажущаяся в отблесках костра абсолютно красной, непропорционально огромная пасть, с огромными клыками которые торчали наружу. Толстые лапы, с когтями, больше подходящими динозавру…

Человек мотнул головой, указав на тела, и пес ворча, побрел к одному из солдат, что вяло шевелился, пытаясь отползти. Пес подошел к бойцу, и прихлопнул того огромной лапой. Казалось что солдата раздавило, расплющило, разбрызгав по сторонам кровь и внутренности, но разлетевшиеся брызги тут же рассеялись, оказавшись хлопьями чего-то, похожего на дым. Сам же боец, появился в десяти метрах правее, словно вывалившись из пустоты.

Пес подошел к следующему телу, прижал лапой, и тот точно так же растворился, чтобы материализоваться рядом с первым. Пока огромная собака бродила от тела к телу, телепортируя раненых бойцов в одну кучу, оставляя на месте только трупы, человек в кожаном плаще усадил толстяка, прислонив того спиной к сваленным друг на дружку двум трупам. Несколькими шлепками по щекам, привел его в чувство и улыбнулся, увидев как тот в ужасе отшатнулся.

– Привет, мое имя Шутник, и у меня к тебе серьезный разговор.

– Что тебе нужно? – прохрипел толстяк, стараясь не глядеть на странного кваза – нас будут искать, до тебя доберутся.

– Это ты про ретранслятор? – ящероподобный кваз кивнул в сторону ощетинившегося антеннами транспортного средства, которое оказалось совсем не броневиком а машиной какого-то другого класса – Рыжий, будь добр.

Пес исчез на мгновение, рассыпавшись хлопьями дыма, чтобы появиться рядом с Шутником. Сейчас он был похож на собачку что принесла хозяину брошенную палку, вот только палка у нее в пасти, была здоровенной трубой гранатомета.

Труба упала на землю, пес исчез, снова вернувшись к работе по сортировке тел, а Шутник поднял гранатомет, откинул крышки с концов трубы, разложил складную рукоять и вскинул на плечо.

Ракета, оставляя за собой дымный шлейф унеслась к ретранслятору, преодолев сотню метров за секунду. Взрыв не прогремел, машину не разнесло на куски, вместо этого, кумулятивная струя гранаты, выжгла нутро передвижного пункта связи, и одновременно постановщика помех, уничтожив хрупкую электронную начинку. Из технических отверстий повалил дым, показались язычки пламени, затрещали искры. Небольшой, размером со столешницу кухонного стола радар, словно сплетенный из проволоки, дернулся несколько раз, и замер, перестав вращаться. Огоньки, горевшие тут и там, на корпусе машины, погасли, пламя разгоралось все сильнее. Взрыва Шутник не боялся – эта махина ездила на дизельном топливе, а солярка, насколько он знал, особо не взрывается. Снарядов по идее, в передвижном пункте связи не было, Шутник не видел не то что пушки, но даже пулеметов.

– Спасибо что напомнил – вернулся он к толстяку, я чуть не забыл – но давай вернемся к нашему делу. Ты знаешь что мне нужно.

– Ты меня все равно убьешь, зачем мне говорить?

– Ну что за глупый человек? Умереть ведь можно по-разному. Я могу тебя пристрелить, а могу снять шкуру, посыпать солью и надеть обратно. Времени у меня много а регенерация у иммунных хорошая. Я соберу все трупы, свезу на свою базу бронетехнику, прихвачу тебя, и мы будем развлекаться целыми днями, пока ты не расколешься. Параллельно я разберу каждый броневик до болтика, обыщу каждое тело, и даже пропущу каждый труп через мелкое сито. Рано или поздно но жемчужины я найду.

– Валяй – усмехнулся толстяк – я не стану облегчать тебе задачу.

– Ладно, начнем веселье.

Шутник потянул за сломанную руку толстяка, отчего тот заорал словно его режут, и сунул кисть в пламя все еще горящего костерка. Огонь жадно набросился на подношение, чуткий нюх собаки, частично принадлежащий и Шутнику, уловил приятные ароматы жареного мяса. В желудке заурчало – пес проголодался и хотел есть, а его желания, пусть и частично, тоже принадлежали Шутнику…

Наглый и храбрившийся поначалу толстяк, долго не продержался. Шутник сломал ему обе руки и ноги, чтобы особо не сопротивлялся, вколол спек, дабы тот не помер раньше времени, сделал укол кордиамина, затем дексаметазона, чтобы не вырубился и от болевого шока сердце не отказало, а потом принялся планомерно превращать конечности толстяка в шашлык...

Сунувшись в главный броневик, Шутник отыскал внутри тайник, там где указал толстяк, и достав маленькую жестяную коробку, проложенную внутри ватой, вытащил из нее два маленьких белых шарика.

– Рыжий, иди сюда – подозвал собаку Шутник, и когда пес появился перед ним, попытался раскрыть ему пасть.

Времена когда Шутник мог открыть рот собаке нажав на челюсть пальцами, остались в прошлом. Сейчас собачья пасть была в ширину около полуметра, и раскрыть ее, если пес того не захочет, вряд ли получится даже домкратом.

– Ну давай рыжун – Шутник попытался повернуть обратно голову отвернувшегося от него пса, но это было похоже на попытку повернуть ковш экскаватора. Шутнику пришлось обойти вокруг пса, чтобы снова оказаться перед его “лицом”.

– Ну хватит, Рыжий. Давай, кушай... Я знаю что тебе нравится быть большим, но это неудобно. Ты страшнее меня, а я страшный как атомная война. Мы не можем войти ни в один стаб, нас пытается грохнуть каждый встречный рейдер, и за все спораны мира мне не купить даже самую дешевую шлюху. Рыжун, давай возвращаться в обычный вид ладно? Скушай таблеточку, и снова станешь красивым рыжим песиком, а не этим страхоебищем. Ты как смесь бульдога с носорогом, и за ночь у тебя из пасти натекает ведро слюней. Я тоже скушаю беленькую, и с меня слезет эта лягушачья рожа… Черт, ты посмотри на меня! У меня чешуйчатое ебло, игольчатые зубы и зеленые волосы! Как у говнаря! Все, хватит выпендриваться. Я знаю что тебе нравится быть большим сильным и страшным, но я хочу пожить нормально, у нас с тобой уже ведро гороха и бочка споранов. Я хочу хоть немного пожить как нормальный человек. В стабе, спать на кровати а не в норах как ящерица, хочу питаться горячей пищей, трахать баб и бухать… Черт рыжий, я не пойду без тебя никуда, так что хватит воротить нос, и жри чертову жемчужину! Обещаю, мы поживем как нормальные люди с полгодика, а потом найдем тебе черненькую, и будем искать их еще и еще, пока ты снова не превратишься в монстра. Я знаю что ты хочешь быть большим, но давай дружище, захоти быть обычным ладно?

Пес недовольно открыл пасть и вывалил язык, шириной со снегоуборочную лопату. Шутник положил жемчужину на корень языка, для чего пришлось засунуть руку в собачью пасть по плечо.

– Ты что творишь? – услышал он слабый голос сзади – ты хочешь скормить белую жемчужину собаке?

– Спокойно, я так уже делал – отмахнулся Шутник от едва живого толстяка – давай Рыжун, глотай.

Пес проглотил жемчужину, при этом Шутника одолела такая тоска и грусть, что ему самому жемчужина в горло не полезла, однако пересилив себя, он таки проглотил маленький белый шарик. Два месяца он охотился за белой жемчужиной, а наконец добыв, совсем не чувствовал удовлетворения, и все из-за пса, которого перспектива возвращения в исходное состояние, очень расстраивала.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю