355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Ева Горская » Нелюбимый мой (СИ) » Текст книги (страница 15)
Нелюбимый мой (СИ)
  • Текст добавлен: 29 апреля 2017, 00:00

Текст книги "Нелюбимый мой (СИ)"


Автор книги: Ева Горская



сообщить о нарушении

Текущая страница: 15 (всего у книги 15 страниц)

Глава 16 Расплата

Уже к полудню от тети Маши у Ольги разболелась голова. Вернее, не от самой женщины, а от ее чересчур длинного языка и слишком навязчивого общения. Первые два часа женщина расхваливала различные достоинства Васеньки. Ольга уже знала, что работает Василий Степанович Воронцов тихвинским ассенизатором. Это у дородной женщины считалось весьма приличной работой по местным меркам. Девушка представила себя замужем за подобным мужчиной и чуть не хлопнулась в обморок. Ведь с ее обострившимся обонянием, даже в местном кафе было находиться весьма неприятно. Хорошей машиной, которая Васе доставалась от отца, была пятерка какого-то мохнатого года. А еще у Васеньки была милая привычка – он выпивал, но никогда, ни при каких обстоятельствах не поднимал руки на женщину. И это вонючее чудо сватали Ольге в мужья. Когда реклама не оказала должного воздействия на девушку, тетя Маша обещала вечером пригласить Васю на чай. Степанида Васильевна очень любила его и всегда была рада видеть.

Ольга уже была не рада, что согласилась на подобную авантюру. Но путей к отступлению пока не видела.

Весь день девушка провела, помогая по хозяйству доброй и отзывчивой тете Машей. Она работала в качестве то кухарки, то официантки, то поломойки. Ее даже пытались поставить за кассу, но Ольга, сославшись на незнание предмета, избежала подобной участи.

К концу дня она просто валилась с ног. Ее все чаще посещали мысли воспользоваться многочисленными предложениями проезжавших водителей и заскочить в первую же фуру. Если бы не сынишка, которого все новое неизменно увлекало, она бы так и сделала.

На часах было почти восемь, когда сильно подержанная Toyota въехала в старый город. Хоть Тихвин был расположен недалеко от Санкт-Петербурга, девушке раньше не приходилось бывать тут.

Машина притормозила у весьма аккуратного домика. Ольга как-то сразу расслабилась. За целый день она успела себе нафантазировать всего. Хотя, была вынуждена признать, что постоянная занятость не позволила предаваться мыслям о любовных переживаниях. Она ни разу не вспомнила ни о Викторе, ни о Кирилле.

Когда Ольга следом за тетей Машей вошла в дом Степаниды Васильевны, то первый вопрос, который ей задала пожилая женщина был:

– Ты верующая?

Ольга только кивнула, а пожилая женщина, окинув незваную гостью довольным взглядом, разрешила им войти.

Степанида Васильевна была стара. Тетя Маша что-то рассказывала о ней в дороге, но Ольга особо не слушала. Кажется, женщине было глубоко за восемьдесят. Но на вид старушка была опрятной и бойкой. Голубая косыночка и клюка были ее неизменными спутниками, как в последствии заметила девушка.

Старушка бодро засеменила им навстречу:

– Кого ты, Машка, привезла мне на этот раз?

Ольгу весьма смутило услышанное 'на этот раз', но она не придала этому особого значения, так как Степанида Васильевна производила впечатление вполне адекватной женщины.

– Тетя Степанида, вот познакомиться, это Ольга и ее очаровательный сынишка Данила.

Ребенок все это время прятался за Ольгой, и только заинтересованная макушка изредка выглядывала из-за ног матери.

– Оставь свои расшаркивания, Манька, лучше принеси воды из колодца, а мы сами побеседуем с молодкой. Да, девка? – пожилая женщина вопросительно посмотрела на Ольгу. Она кивнула.

– Ну, садись, коли пришла. Угощать не буду, не заслужила пока, – девушка присела на указанное место, слегка ошарашенная таким приемом. Даня пристроился на коленях у матери.

– Стало быть, тебе жить негде, – и только тут молодая женщина сообразила, что похоже Мария Леонидовна на постоянной основе поставляет этой бабуле девиц, которым негде жить. Во что она вляпалась на этот раз?

Хозяйка придорожного кафе послушно ушла за водой.

Так думала Ольга, пока не услышала звук отъезжающего автомобиля. Девушка очень обрадовалась, что у нее при себе была всего одна спортивная сумка, которая сейчас лежала рядом в потертым диваном.

– Не обращай внимания, Манька всегда была такая. Скоро вернется, – пояснила старая женщина.

– Да, мне действительно негде жить, – Ольга покаянно склонила голову.

– Это я и без тебя поняла. Ты мне лучше скажи, почему оказалась на улице, да еще и с дитятком? На бомжиху ты не похожа. Чистенькая.

– Мы сбежали от папы Вити, – очень не вовремя встрял малыш.

– Сбежали, значит? – старуха внимательным и цепким взглядом окинула подобравшуюся девушку.

– Ага. Ночью, – опять вместо матери дал пояснения ребенок.

– Помолчи, малец, – прикрикнула на ребенка Степанида Васильевна. – Дай мамке слово вставить.

Удивительное дело, ее сын замолчал и даже не заплакал.

– А сын все верно сказал, я ушла от мужа, – Ольга решила придерживаться придуманной легенды. Но при первой возможности покинуть этот не слишком гостеприимный дом и снять номер в гостинице.

– Почему? – задала пожилая женщина закономерный вопрос.

– Он бил меня, – Ольга повела плечом, привлекая к нему внимание.

– Странно, – хмыкнула женщина. – Ну, ладно, дело твое. Остаешься?

– Так сразу? – девушка была изумлена. – Вы больше ничего не спросите?

– А зачем? – удивилась Степанида Васильевна. – Я итак вижу, хорошая, ты, девка! Правда, запутавшаяся.

А Ольгу что-то зацепило в сказанном, правда, она не могла понять, что именно.

– Видите? – осторожно уточнила девушка.

– Вижу, вижу! – усмехнулась бабка. – Видящая я. По-вашему, новомодному, экстрасенс!

И Ольга отчего-то сразу поверила ей и захотела остаться в этом доме.

– Останусь, если позволите.

– Оставь со мной сына и сходи за водой. Чай пить будем и беседовать, пока гости не нагрянули. Ведро найдешь в прихожей. Колодец слева от дома.

Девушка подчинилась и сходила за водой. Не отказав себе в удовольствии умыться и испить студеной водицы.

Подумать только, она попала к настоящему экстрасенсу! Видящая – это скорее всего ясновидящаяся. Ольга боялась признаться себе, но она очень надеялась, что старушка поможет ей разобраться в себе. Свое будущее девушка знать не очень хотела, но вот судьбы Данилы и не рождённого ребенка – это да.

– Садись за стол, – услышала девушка, когда вернулась в дом. – Только чаю поставь для начала.

Девушка посмотрела на притихшего сына, играющего со своим любимым Железным человеком и бросила взгляд на Степаниду Васильевну. Пожилая женщина мирно сидела за столом.

– Ты не смотри на меня так. Лучше скажи, зачем сбежала от мужика на самом деле? – напрямик спросила старуха. – Честно отвечай.

– Потому что дура, – ответила Ольга.

– И то верно, – усмехнулась пожилая женщина. – Наворотишь, ты, еще дел, девка, ох, наворотишь, пока снова счастлива будешь.

– А я буду? – скептически спросила девушка. Как-то ей не верилось в дальнейшее счастье. Прятаться всю жизнь. Бояться каждого шороха. Не так она себе представляла счастливое будущее.

– Будешь, девка, не бойся! Только сердце слушай.

– А если оно запуталось? – Ольга вспомнила о своих любимых или не слишком любимых мужчинах, и слезы снова были готовы политься из чудесных зеленых глаз.

– Не разводи мне тут мокроту!

– Извините, – все же всхлипнула Ольга и снова посмотрела на спокойного сына. Данила был не похож сам на себя.

– Все с ним отлично, – правильно поняла ее старушка. – Притомился маленький, спать уложить его надо. Вижу, не готова ты еще к разговорам. Пойдем, милая, дам тебе постельное белье и покажу комнату.

Ольга лишь благодарно кивнула.

Умыв сынишку и уложив спать, Ольга услышала в гостиные дома голоса. Права была Степанида Васильевна, нагрянули гости. И какие!

– Вот, Оленька, позволь познакомить тебя с Василием. Я тебе о нем уже рассказывала. А это, Васюшь, Ольга. Правда она, красавица?

Мужчина похотливым взглядом окинул уставшую девушку и полез обниматься.

– Дура, ты, Машка, как есть дура! Что я тебе говорила? Жди! А ты... – пожилая женщина выругалась и сплюнула на пол.

Ольга в шоке от происходящего не сразу успела отреагировать, но, когда поняла, что ее сейчас вырвет, рванулась из объятий мужчины. Проснувшаяся кровь не подвела. Мужчина от резкого толчка покачнулся и чуть не полетел на пол, но все же смог устоять на ногах. От Василия пахло помойкой. По всему выходило, что он даже не принял душ перед встречей с потенциальной невестой.

– Боевая девка, маман, мне нравится! – констатировал Василий. – В постели точно скучно не будет и ребятам показать не стыдно!

– Ну чего, крошка, а я тебе нравлюсь? – ассенизатор обратил внимание на девушку.

– Очень! – саркастично ляпнула Ольга и тут же об этом пожалела.

– Значит, завтра пойдем за свиданку.

– Извините, но нет, – выдала Ольга. – Я замужем и у меня маленький ребенок.

Но, казалось, мужчина не услышал ее.

– Завтра заеду за тобой в шесть, детка, – начал он. А при следующих словах Ольгу прошиб холодный пот. – И не ври мне. Маман видела твои документы. Ты в разводе! Так что нечего ломаться, поди не целка давно!

Ольга покраснела, но тут же сразу дико разозлилась. Эта добрая тетя Маша позволила копаться себе в ее вещах, пока она, как папа Карло, вкалывала на благо и процветание мелкого бизнеса.

Деньги! Ольга так неосмотрительно оставила большую их часть в спортивной сумке.

Девушка рванула было назад в комнату, где оставила свой нехитрый скарб. Вдогонку ей полетело извинительное от тети Маши:

– Не переживай, Оленька! Я ничего не тронула!

И, действительно, все было на месте. Тетя Маша не соврала: деньги, документы, одежда, даже ее помолвочное колечко. Ольга надела его на палец и вернулась в гостиную, молясь про себя, чтобы Боги помогли пережить ей этот дурдом. Уходить от Степаниды Васильевны девушка не хотела. Как-то сразу проникнувшись доверием к этой старой женщине, Ольга начинала верить, что та поможет разобраться ей в хитросплетениях собственных мыслей и подскажет вероятный выход из запутанной сложившейся ситуации. Не может ведь она действительно до конца жизни прятаться в глуши и бегать от оборотня? Как-то неожиданно для себя она осознала, что Виктор имеет право на общение с ребенком, вернее ребенок имеет право на общение с отцом, а Ольга не вправе решать будущее дитя этого. Но сейчас ей была просто необходима временная передышка.

Девушка слышала брань и какие-то возмущенные крики в гостиной, но не обратила внимания, занятая проверкой своих вещей. А зря, как выяснилось в последствии. Видимо, послушать ей не помешало бы.

Ольга не стала устраивать скандал, она просто вернулась и с достоинством, на которое еще была способна, села за стол. На столе появились знакомые ей с утра пироги, конфеты, какое-то печение и успевший остыть чай.

Девушка украдкой посмотрела на предполагаемого жениха и сразу ошарашенно отвела глаза. Лоб молодого мужчины украшала начинающаяся отливать синевой огромная шишка.

– За дело, – констатировала Степанида Васильевна, почувствовав интерес девушки.

– Спасибо, – одними губами прошептала Ольга.

– За дело? – возмутилась Мария Леонидовна. – За дело? Да как я завтра перед клиентами с таким украшением покажусь? – верещала эта надоедливая женщина.

Автоматически Ольга взглянула на нее и увидела аналогичный сыночкиному фонарь. Девушка долго еще терялась в догадках, как маленькая старушка смогла одарить родственничков подобным украшением.

Потянулись дни. Медленно. Размеренно. Неторопливо.

Ольга привыкла вставать с петухами, чтобы покормить домашнюю птицу. Да-да, у Степаниды Васильевны была разнообразная живность. Помимо озвученной Матвеем коровы и двух козочек, имелись свиньи и куры.

Теперь в обязанность молодой женщины входила каждодневная уборка и кормежка животных. Благодаря возросшей силе, Ольга смогла быстро освоить процесс доения. Ей даже нравилась в какой-то степени такая монотонная работа. А сыну очень нравилось парное молоко! Оно явно пошло на пользу ее ребенку!

Но и о будущем ребенке Ольга не забывала. Она старалась хорошо питаться. И даже купила в аптеке пару тестов для проверки на беременность. Но пока они не подтвердили слов Матвея. Этой темы в долгих разговорах со Степанидой Васильевной Ольга не касалась никогда.

К концу первой недели Ольга окончательно поняла, что натворила.

Как-то они сидели со Степанидой Васильевной за традиционным вечерним чаем и беседовали. Данилка уже давно спокойно спал. Неожиданно старая женщина грустно посмотрела на Ольгу и сказала:

– Плохо ему. Плохо без тебя. И самому очень плохо. Если она умрет, то и он не выживет.

Девушка как-то сразу подобралась. Она почему-то не сомневалась, что речь зашла об ее оборотне. А вот кто такая она, ей было категорически непонятно. Но когда девушка спросила об этом пожилую женщину, та лишь отрицательно покачало головой.

– Всему свое время, молодка! Всему свое время!

Тогда Ольга не спала всю ночь, а под утро поняла, что любит. Что успела влюбиться в этого несносного оборотня! Она не только это поняла, но и смогла принять. Девушка больше не пыталась думать и сравнивать его с Кириллом, потому что бывший муж всегда оставался в проигрыше.

Ее отношение к Кириллу было странным. Она все еще считала себя в него влюбленной. Вернее, влюбленной в ту спокойную и тихую жизнь, которую он ей обеспечивал. Девушка прекрасно осознавала, что если она когда-нибудь каким-нибудь чудом сойдется снова с Толманским, то спокойной жизни у нее не будет. Взять хотя бы их сумасшедшие занятия любовью, так непохожие на монотонные однообразные с Колесниковым.

Но Ольга слишком хорошо помнила первый вечер, когда старуха сказала ей, что она будет счастлива. Это давало ей надежду и веру в будущее. Будущее с ее альфой.

Правда, Ольга очень сильно сомневалась, что Олеся так просто откажется от него. Ведь теперь по законам оборотней она имеет все права на ее мужчину. Но девушка имела эти права тоже. Она была и остается его истинной парой. А это, наверняка, значит больше, чем обычная парная метка. Тем более ее шею украшала такая же, как и у Олеси.

И теперь Ольга собиралась вернуться. Она еще совсем немного хотела пожить у Степаниды Васильевны, окончательно разобраться со своим прошлым. Хотела понять природу странной зависимости от бывшего мужа и избавиться от нее. Закрыть дверь в прошлое. А потом вернуться. Вернуться и бороться за свое счастье.

Она иногда представляла, как удивиться ее оборотень, когда увидит ее. Ольга не собиралась скрывать своих чувств к Виктору. Если будет необходимость, она готова была первая произнести:

– Я люблю тебя!

Но все-таки ей хотелось услышать это от Толманского первой. Как, впрочем, и любой девушке.

Несколько раз бабушка косвенно намекала ей, что ее альфа нуждается в ней. А Ольга, сложив имеющуюся информацию и подсказки старушки, поняла, что Виктор к ней действительно что-то чувствует, намного больше чем простое желание.

А уж как сильно удивится ее возвращению сестрица, как будет негодовать. Но Ольге сейчас было абсолютно плевать, что она подумает, скажет или сделает. Девушка, вообще, теперь стала более философски относиться к жизни. А научили ее такому полезному навыку постоянные стычки с настойчивым ухажером – ассенизатором Васей.

Буквально полчаса назад Ольге опять пришлось выставлять его за дверь. О, как же она ценила в такие моменты проснувшуюся кровь. Возросшая сила позволяла легко сдвинуть бугая с места и дотолкать до двери.

Первый раз мужчина открыл рот и не закрывал до тех пор, пока перед ним не захлопнулась дверь.

В такие моменты Степанида Васильевна традиционно молчала, но как-то сказала Ольге:

– Я ведь говорила Маньке не раз, что у этого оболтуса жена появится только после сорока пяти. Да, рыженькая и с ребятёнком. Думаю, они поэтому так прицепились к тебе.

Ольга на это заявление только весело рассмеялась. Ее ассенизатору сейчас было только тридцать четыре. Ее давно перестал раздражать Василий и его признания в любви, серенады и букеты из полевых цветов. Да-да, уже на третий день он пришел с букетом из дурно пахнущих люпинов и позвал ее замуж. А когда в одну из ночей под окнами он фальшиво завел песню Найка Борзова 'Одна она', девушка просто открыла окно и выплеснула на него содержимое из ведра, которое ночью использовалось под малую нужду.

Единственным вопросом, с которым Ольга никак не могла определиться до конца, оставался Матвей. Девушка понимала необходимость при первом же удобном случае все рассказать Толманскому, но ее очень смущала их последняя беседа. Она, как наяву представляла последнюю брошенную им фразу.

– А что будет, если я нарушу условия сделки? – спросила она тогда

– Я сверну шею вам или вашему сыну. Это на выбор.

Ольга конечно была уверена в том, что Толманский сделает все, чтобы ее защитить. Даже, если не ее, то их будущего ребенка. Но вот в том, что это у него получится – нет.

Ведь как-то же попал Матвей в самое ближайшее окружение Виктора. Напичкал его дом камерами и прослушивающими устройствами так, что ее альфа даже не подозревал об этом.

А рисковать своей жизнью и тем более жизнью сына, она просто не имела морального права. Но что Матвей попросил взамен оказанной услуги? Ольга ни секунды не сомневалась, что это будет какая-нибудь гадость. А еще раз предать любимого девушка не желала.

Вероятно, Толманский ей и первого раза никогда не простит. Но об этом Ольга старалась не думать.

Сын все это время не переставал радовать Ольгу. Мальчик стал невероятно послушным. Складывалось такое ощущение, что Степанида Васильевна как-то воздействовала на ребенка. Иногда Ольга ловила себя на мысли, что пожилая женщина воздействовала и на нее.

Во всяком случае, девушка казалась себе более спокойной. Ей больше не хотелось плакать или впадать в уныние. Хотелось просто жить и наслаждаться каждый прожитым моментом, каким бы грустным и тяжелым он не был. Ольга даже смогла спокойно принять известие о смерти Кишеной старшей. Аварию несостоявшейся свекрови известного олигарха с пьяным водителем фуры очень широко освещали в прессе. Самое забавное было то, что известие о браке и последующем разводе Кишеной и Толманского в прессу так и не попало. Она поняла и приняла причины, по которым ее оборотень поступил именно так. Ольга очень много успела узнать о жизни волков. Стало намного проще принять и смириться с миром, в котором она собиралась стать счастливой.

Каждый день во время прогулки с сыном по городу Ольга листала журналы и покупала несколько газет в надежде узнать хоть какие-то новости о Толманском. Но ничего, абсолютно ничего. Хотя раньше о нем постоянно писали. Она еще помнила, как бывшая свекровь демонстрировала ей подшивку номеров, когда только стало известно о помолвки Олеси и Виктора. Про Кишену младшую тоже ничего не писали, что было крайне странно. Ольга очень удивилась, узнав, что кузина не воспользовалась случаем и не дала хотя бы одно эксклюзивное интервью по случаю смерти своей матери. Это было очень не похоже на Олесю.

Ольге теперь хотелось действовать. Хотелось развиваться, а не сидеть на одном месте. Сейчас она с сожалением вспоминала о пяти пустых годах, потраченных в замужестве с Кириллом.

Да, она была счастлива в замужестве, счастлива в материнстве. Но она остановилась в собственном развитии. Хуже, Ольга чувствовала, что она постепенно деградирует. И сейчас, общаясь с новыми людьми, это было весьма заметно.

Ольга поняла, чего себя лишила, заточив в четырех стенах. Ведь ненормально, чтобы молодой женщины не было подруг. Ненормально общаться только со свекровью и собственным мужем. Она очень жалела, что позволила Кириллу уговорить себя не отдавать Данилу в детский садик. Сейчас девушка видела, как нравится ее малышу общаться со сверстниками.

А вот Кирилл... Ей хотелось с ним пообщаться, задать ему несколько вопросов. В их последнюю встречу мужчина вел себя несколько странно. В тот раз Ольга не обратила внимания на эту особенность в его поведении, слишком была рада видеть, слишком потрясена неожиданной встречей, слишком сумбурны были собственные чувства.

А сейчас девушка понимала, что врал он и врала Олеся. Толманский явно не пытал его. Ольга была готова в этом поклясться. Она слишком хорошо знала своего бывшего мужа и его отношение к ее возможным изменам. Неважно, что ее заставили. Кирилл бы не простил и не принял назад.

Вставал вопрос, что ему от нее было нужно? Возможно, он просто планировал лишить ее сына?

Сейчас это девушку не сильно беспокоило, и она даже была рада, что Колесников не имеет больше юридической власти над ней и ее ребенком.

К самому Кириллу Ольга испытывала лишь благодарность и легкую привязанность. Никакой любви.

Бывший муж научил ее снова доверять мужчинам. Стал ее первым любовником. Обеспечил ей безопасную, спокойную и обеспеченную жизнь. Ольга пришла к выводу, что для молоденькой восторженной девушки, которая в детстве не знала ни заботы, ни любви, Кирилл стал глотком свежего воздуха. Спасательным кругом, за который она уцепилась и который на хотела отпускать, когда ее наконец прибило к берегу. А берегом для нее теперь был Виктор Толманский.

Прошло уже больше двух недель, как Ольга жила у Степаниды Васильевны.

С утра она, как обычно покормила домашнюю живность. Потом приготовила простой завтра для себя, Данилы и хозяйки и отпросилась по делам. Пожилая женщина с удовольствием осталась приглядеть за ее сыном. Мальчик и старушка подружились и постоянно о чем-то секретничали. Когда Ольга уходила, Степанида Васильевна напутствовала ее словами:

– Сегодня твоя жизнь изменится окончательно. Принимай все спокойно!

У девушки была пятидневная задержка. Вчера тест показал две полоски.

И вот как уже три часа Ольга сидела в приемной у местного гинеколога, ждала материального подтверждения ее беременности. Сначала ее не хотели принимать, но потом все же согласились. Девушка даже хотела заплатить за прием, но врачи в этой странной поликлинике были бесплатными, зато почти все анализы платными.

Ее имя внесли в компьютер, завели на нее новую карточку и дали направление к гинекологу. Просидев полчаса в очереди, девушка наконец вошла в кабинет. Доктор ничего не сказала Ольге, даже не осмотрела, лишь презрительно фыркнула и отправила сдавать анализ крови

И вот по прошествии трех часов она снова была в кабинете. На этот раз гинеколог все же осмотрела ее, вытащила уже ненужную спираль и подтвердила двухнедельную беременность. Что ж, Матвей оказался прав. Значит, и Виктор знает. А Ольга была несказанно счастлива.

Врач заполняла карточку и задавала стандартные вопросы:

– Когда у нее были последние месячные?

– Какой цикл по дням? И постоянен ли он?

– Есть ли у нее постоянный половой партнер?

– Как часто она меняет партнеров?

– Болела ли она ЗПП?

– Какая у нее по счету беременность?

– Есть ли у нее патологии?

– Были ли осложнения во время или после первых родов?

– Сколько девушка делала абортов?

– Вы замужем? – спросила ее гинеколог.

– Нет, – Ольге стыдно не было, и она понимала необходимость этих анкетных вопросов. Просто как-то слишком брезгливо женщина смотрела на нее, а от этого становилось не по себе. Отвыкла за пять лет брака от государственных клиник, забыла хамское отношение бесплатных докторов.

– Значит, выписываем направление на аборт, – констатировала женщина. Она даже не стала дожидаться Ольгиного согласия или возражений, просто достала бланк и начала быстро что-то заполнять в нем.

Прежде чем девушка успела ее остановить, услышала знакомый злобный рык. В тот же миг дверь слетела с петель...

– Аборт, да, родная?

КОНЕЦ


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю