156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Мой идеальный монстр (СИ) » Текст книги (страница 7)
Мой идеальный монстр (СИ)
  • Текст добавлен: 8 января 2019, 05:00

Текст книги "Мой идеальный монстр (СИ)"


Автор книги: Эмилия Грин






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 11 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

– Да! Делайте то, что, должны! – я отключился, глубоко вздохнул и сложил руки на груди. Прямо как на сеансе психотерапии много лет назад... Закрыл глаза, уносясь в самые потаенные чертоги памяти, где до сих пор было живо одно единственное воспоминание, навсегда изменившее мою жизнь...

7 лет назад

– Поднимись ко мне в спальню, минут через пять... Я буду готова... – она подмигнула, и, не дожидаясь моего ответа, спрыгнула с колен, оставляя меня в грязных брюках, с членом, стоящим колом...

Я тупо откинулся на диван, закрывая лицо руками. Что за чертовщина!!! Как такое возможно??? Я столько раз в мыслях рисовал себе эту картину, и вот сейчас, через несколько минут все и произойдёт... Но ей всего пятнадцать!!! Я планировал не трогать её ещё хотя бы год, но раз Лана сама изъявила желание, как я могу отказать моей девочке?!

Итак, специально два месяца не появлялся дома, только чтобы нам не пересекаться... Одно присутствие этого голубоглазого ангела в соседней комнате сводило с ума, выбивая почву из-под ног. Загрузил себя по максимуму учебой, общественной деятельностью в братстве, однодневными интрижками и участием в гонках, лишь бы иметь контроль над собственным разумом, и совсем не превратиться в похотливое животное, пускающее слюни по юной нимфетке.

Наконец, немного отдышавшись, стал подниматься вверх по лестнице, на ходу обдумывая план, как перевести Лану к себе в Нью-Хейвен. Мы будем жить вместе в моей съёмной квартире, она закончит там школу, а потом я помогу ей поступить в Йельский. С её талантом она должна учиться только там, и больше нигде. Но проблема в том, что ей всё ещё пятнадцать лет... Официально, она не может самостоятельно распоряжаться своей жизнью. «Надо узнать у семейного юриста, могу ли я расписаться с несовершеннолетней?!» – мелькнуло в голове, когда я в два счёта преодолел лестничные проёмы.

Распахнул дверь в комнату для прислуги и просто потерял дар речи. Лана стояла около кровати в одном розовом белье и смотрела на меня невинным взглядом, слегка закусив нижнюю губку. ТВОЮ Ж МАТЬ!!!

Я имел большой опыт общения с девушками в постели. Справедливости ради, чаще всего мы вообще не добирались до постели, и кожаный салон моего мощного спортивного «Мерседеса» вобрал в себя немало стонов и чувственных всхлипов красоток разного калибра. Но сейчас, глядя на девушку, которая стояла передо мной, стыдливо прикрывая грудь руками, ощутил необъяснимое волнение. Как будто всё было в первый раз, и я вообще не имел ранее никакого опыта.

Прикрыл дверь и начал быстро скидывать с себя одежду, когда остался в одних трусах, глаза художницы наполнились каким-то изумлением. Похоже, она впервые видела практически обнаженного мужчину. Сколько же открытий ей ещё предстоит сделать сегодня...

– Джастин... – она подняла на меня лазурные глаза, всем своим видом призывая перейти к решительным действиям.

Не собираясь терять больше ни секунды, подбежал к ней, сгребая худенькое тельце в свои стальные тиски, накрывая чувственный ротик теплыми губами. Пальцы сами собой нащупали застежку на бюстгалтере, и я легко освободил девушку от этого явно лишнего предмета одежды. Прикрыл глаза, вдыхая запах её волос, теряя контроль от того, насколько невероятно она пахла, прямо как герой книги «Парфюмер», который терял рассудок от запаха некоторых женщин. Теперь я понял, что он чувствовал: её запах обволакивал смесью невинности и похоти. Чистый эротизм.

Подтолкнул Лану к кровати, углубляя наш поцелуй и параллельно улетая в другое измерение – настолько искусно её язычок играл с моим! Как будто она уже успела на ком-то отточить свои французские поцелуи...

Вдруг за время моего отъезда в Нью-Хейвен Лана нашла себе кого-то, вполне возможно... Эти мысли в секунды выпустили зверя из клетки моей души, и я впился в её шею с каким-то диким, остервенелым поцелуем. Слегка прикусил тонкую кожу, а затем приласкал своим языком. Теперь непременно останется красный засос, но и чёрт с ним! Хотелось, чтобы все видели, что с сегодняшнего дня она принадлежит мне. Так было, есть и будет всегда...

Через мгновение я вновь переключился на сладкие губы, блуждая по телу умелыми руками: гладил её, ласково сминая упругую попку, проникая пальцами под тонкую хлопковую ткань...

Ррррр... – резкая боль пронзила верхнюю губу и тут же сменилась сладковато-металлическим привкусом крови во рту... – Эй, ты что творишь? – открываю глаза, изумленно уставившись на неё.

Но Лана как-то хищно улыбается, зарядив мне при этом коленом в живот. ЧТО ОНА НАХЕР ДЕЛАЕТ??? Вмиг налетаю на художницу, припечатывая своим телом к ортопедическому матрацу.

– Эй, любишь пожёстче??? Так я мигом тебе это устрою, крошка Лана!!! – впиваюсь зубами в её нежную губку, кусаю её, ощущая какое-то сумасшедшее давление в области паха. Член уже давно распирает от желания, и я ели-ели сдерживаюсь, чтобы не отодрать её безо всяких прелюдий...

Раздвигаю коленом стройные ножки, пытаясь просунуть руку в трусы, но тут прямо над моим ухом раздаётся истошное...

– ПОМОГИТЕ!!! Кто-нибудь!!! – Лана начинает вырываться, колотит меня в грудь, лягает ногой в живот, практически выбираясь из-под меня. От изумления я даже не нахожусь, что ответить, просто хватаю эту безумную за лодыжку, удерживая за ногу.

– Да ты что твою мать творишь??? С ума сошла??? Разве не ты... – но художница, извернувшись всем телом, дотягивается руками до края тумбочки, и с какой-то безумной яростью лягает меня, вырывая свою ногу. Она совершает кувырок, и через секунду оказывается на полу. Звук разбивающегося стекла заполняет все пространство маленькой комнаты.

– ЧЁРТ!!! ДА ТЫ БОЛЬНАЯ!!! – я подлетаю к девушке, сидящей на полу в осколках разбившейся вазы, не понимая, как ей помочь. Все её ноги в тонких кровоподтеках, а глаза смотрят на меня так, как будто видят в первый раз...

– НЕНАВИЖУ ТЕБЯ ДЖАСТИН КОЛЛИНЗ!!! – выплевывает мне в лицо, вскакивая со своего места и прямо так, полуголая, на окровавленных ногах выбегает из комнаты.

Тупо смотрю ей в след, пытаясь понять, что, черт возьми, тут только что произошло??? От тумбочки до самой двери ведёт дорожка из окровавленных шагов. Быстро натягиваю вещи, замечая на светлой футболке несколько кровавых пятен, и изумленно несусь за ней в след, чтобы хоть как-то прояснить ситуацию. В висках гудит, словно рой пчёл-убийц поселился у меня в голове... Неужели она подумала, что я хотел её...?! Но ведь это она в наглую соблазнила меня!!! Что за чушь собачья???

***

В гостиной от открывшейся передо мной картины просто потерял дар речи. Серьезно. Зрелище не для слабонервных: Лана сидела на полу, на корточках, практически обнаженная, и сотрясалась от гулких внутриутробных рыданий. Всё её тело было покрыто порезами, синяками и мелкими ссадинами, губы припухли, а на шее зиял крупный красный засос. Выглядела она и впрямь как жертва насилия...

Но самое ужасающее, что в комнате она находилась не одна. Рядом с девушкой, на полу сидели две женщины, и когда они подняли на меня глаза, я увидел в них... ужас. Моя мать и мать художницы, смотрели на меня с благоговейным страхом, как будто перед ними находился маньяк Чикатило, неожиданно сбежавший из камеры смертников.

Я попытался что-то сказать, но от того, что во рту пересохло, собственный голос казался странным и дребезжащим.

– Это не то, что вы подумали!!! Она всё это... – но тут Лана бросила в меня полный ужаса взгляд и начала трястись, словно её ударили током. Да, ей не в художницы надо было, а в актрисы!!! Вот ведь мерзкая лгунья...

– Джастин, замолчи!!! Иди в свою комнату!!! – ни разу в жизни мама не говорила со мной таким тоном. И не смотрела на меня так... отчужденно. Господи, неужели она готова поверить какой-то врушке с окровавленными ногами, а не родному сыну?!

– Эта шлюха сама соблазнила меня!!! Она с самого утра крутилась передо мной!!! Вертела своей задницей, трогала... – рыдания Ланы сделались еще громче, но теперь уже она оплакивала руины моих светлых чувств к ней. Всё, что я испытывал долгие годы, разбилось в один миг, как та самая фарфоровая ваза у неё в комнате. Теперь я не чувствовал к ней ничего, кроме отвращения.

– Мама, неужели ты ей веришь??? Ты думаешь, я пытался её изнасиловать???

– Джастин, ну-ка, марш в комнату!!! Не желаю пока ничего слышать!!!

– И не подумаю, пока ты не выгонишь эту мерзавку из нашего дома! Как ты смеешь так нагло лгать??? – я резко приблизился к Лане, чтобы в последний раз заглянуть в её бесстыжие глаза, но мать преградила мне путь, будто всерьез считая, что я могу причинить девушке физическую боль.

А ведь теперь я мог. Но только не физическую, это слишком просто. Душевную... Когда-нибудь я отомщу Лане Лэнг, заставлю её на своей шкуре прочувствовать, какого это, получить удар под дых от любимого человека. От того, кто долгое время находился на пьедестале, а потом с легкостью бультерьера, перегрызающего горло цыпленку, пустил тебя в расход...

Мы еще обязательно встретимся, Лана, и я научу тебя страдать!

Не оборачиваясь, громко хлопнул дверью, стремительно занимая водительское место в своем «мерине» и до упора выжал педаль газа. Возможно, запредельные скорости и помогут снять нервное напряжение, иначе меня разорвёт в клочья ...

Я мчался по трассе, а перед глазами снова и снова всплывал взгляд мамы, который она устремила на меня, поднимая глаза с окровавленных ног домработницы. Мой самый родной человек увидел во мне монстра, чудовище, исчадье ада, способное на омерзительно страшный поступок. Она поверила ей, а не мне...

***

Резкий стук в дверь вырвал из омута мучительных воспоминаний.

– Джастин, сынок, ты где? – взволнованный голос доносился из коридора. Что ж, мама легка на помине. Я быстро преодолел расстояние между своим креслом и дверью, и открыл замок.

– Заходи, просто захотелось побыть одному!

Высокая статная женщина с волосами цвета вороньего крыла переступила через порог и остановилась. Несколько секунд она разглядывала меня, а затем приблизилась и неловко обняла за шею. Давненько между нами не было таких проявлений чувств.

– Джастин, я так рада за вас... Просто не передать словами! Я так хочу, чтобы вы поскорее подарили мне внучку. А, сынок? – мама подняла на меня полные мольбы глаза, как будто в этом вопросе всё зависело только от меня. Даже если бы я и хотел детей, вряд ли моя невеста модель на самом пике карьеры собралась бы рожать...

– Дай нам хотя бы сыграть свадьбу...

– Да, да, конечно! Я слишком тороплю события... Но не надо откладывать надолго! Скажи Натали, что она сможет вернуться к съёмкам, как только родит, это никак не повлияет...

– Мам... – мои губы растянула непроизвольная улыбка.

– Ох, ладно... Джастин, а кто рисовал этот портрет? Я в восторге! Сходство просто фантастическое!

– Лана... – на выдохе, одними губами, тихо ответил я, и глаза моей мамы моментально наполнились каким-то отчаянием, как будто к нам в комнату ворвался разлагающийся зомби.

– Мам, всё в порядке, – я бросил взгляд на часы. – Раз она до сих пор не подала на меня заявление в полицию за очередную попытку изнасилования, значит между нами и правда всё улажено. – За считанные секунды отчаянное выражение лица сменилось удивлением, а затем уголки её рта поползли вверх, одаривая меня теплой полуулыбкой.

– Ты не шутишь? Вы, правда, всё между собой уладили и помирились? И Лана не побоялась остаться с тобой один на один и нарисовать портрет? – «Ох, видела бы ты лицо художницы, во время наших сеансов рисования...» – хотелось ответить мне.

– Всё прошло более чем миролюбиво.

– Сынок, сегодня один из лучших дней в моей жизни! – мама одарила меня каким-то особенным теплым взглядом. Она не смотрела на меня так уже очень давно... Через несколько минут мы вернулись обратно к гостям.

Глава 16


POV. Лана

ОН. МНЕ. ОТОМСТИЛ. Такси остановилось около моего дома, но заходить внутрь не хотелось. Я сняла черные блестящие лодочки и босиком ступила на влажный после прилива песок. Подол шикарного платья утопал в невесомых песчинках, но мне было плевать. Всё равно, как только я приду и разденусь, это платье первым делом полетит в ведро. И туфли тоже. Не хотелось, чтобы хоть что-то напоминало мне об этом ужасном вечере.

Я осталась совсем одна. Мамы не стало два года назад – сердечный приступ стал причиной её скоропостижной смерти, разделив мою жизнь на «до» и «после». Помню, как за сутки до её смерти, мы полчаса разговаривали по телефону, обсуждая мои успехи в университете, а на следующий день её начальница растерянным голосом сообщила, что у мамы случился приступ прямо на рабочем месте. (После того инцидента с Джастином, Марта Коллинз устроила маму работать в дом к своей подруге в Лос-Анджелесе).

Я много раз спрашивала себя: «Зачем я это сделала?!». Зачем соврала, что Джастин пытался меня изнасиловать?! Но когда тебе пятнадцать, все воспринимается чересчур гипертрофированно. Тогда мне казалось, что это единственный способ устроить жизнь, что Марта Коллинз поможет несчастной и обездоленной, что я, наконец, смогу почувствовать себя счастливой...

И, хоть я тысячу раз убеждала себя, что не жалею о содеянном, на самом деле, в глубине души, меня терзал вопрос: «А что бы было, если бы мы с Джастином тогда всё-таки переспали?!». В тот день он так смотрел на меня, как будто... Как будто я действительно ему нравлюсь... Как будто я не нищая прислуга, а королева голубых кровей, и он готов сложить к моим ногам все сокровища этого мира... Но я не поверила, что такое возможно.

И теперь, шагая босыми ногами по влажному песку боль, стыд, отчаяние заполняли душу десятибалльными штормовыми волнами. У меня даже не было сил злиться на Джаса. Ну, неужели я всерьез могла подумать, что, такой, как он, может заинтересоваться мной?! Хотя вчера, лежа в его жарких объятиях в маленьком уютном номере посреди космических пейзажей Каппадокии, мне казалось, что может. Его руки словно электрический ток – достаточно было им ко мне прикоснуться, чтобы я зажглась, влюбилась, сгорела и погибла. Осталась только оболочка.

Хотелось поплакаться в жилетку, но у меня не было никого, кому бы я могла открыть свою душу.

Коллеги на работе только позлорадствуют, когда завтра утром прочитают в колонке светской хроники о помолвке самого завидного холостяка Лос-Анджелеса. Он будет стоять посреди своего роскошного особняка в обнимку с совершенной белозубой блондинкой и самодовольно ухмыляться, одаривая читателей презрительным взглядом. Меня передернуло. Это было больно. Глотая соленые слёзы, я вошла в дом. Завтра вечером состоится моя первая персональная выставка, и я должна собрать остатки воли, чтобы взять себя в руки...

***

С утра голова болела как после жесткого похмелья. Сегодня мне меньше всего хотелось кого-то видеть и слышать. Но, по иронии судьбы, весь вечер придётся находиться в центре внимания, улыбаясь гостям и отвечая на вопросы журналистов.

От накрывающего волнения во рту пересохло. Нужно было съездить в галерею и убедиться, что всё идёт по плану, а потом уже отдать себя в руки стилистов, чтобы из меня сделали королеву красоты.

Я натянула джинсы, простую хлопковую футболку, зашнуровала кроссовки и выбежала за дверь. Хорошо, в Лос-Анджелесе никогда не было проблем с такси: махнул рукой и машина подана! От моего дома до галереи минут десять езды, и во время поездки я постаралась выбросить из головы все нехорошие мысли. По крайней мере, пострадать я успею и завтра, а сегодня должна насладиться минутами своего триумфа, и никак иначе...

Влетела в «Art.Space», сшибая всех на своем пути, прямиком направляясь в кабинет Лорел.

– Ну, что, я могу уже открывать шампанское?! – постаралась выдавить из себя подобие улыбки, но получилась скорее ехидная гримаса.

– Лана, детка... – хозяйка галереи судорожно сжимала в руках мобильный телефон, бросая на меня встревоженные взгляды.

– Что такое? Кто-то умер? Почему ты так на меня смотришь?!

– Лана... Твои картины... они...

– Что? Что с ними??? Говори???

– Они исчезли... Час назад Бритни сообщила, что их нет в хранилище... Это просто... Уму не постижимо!

Ноги перестали держать одеревеневшее тело, и я сама не заметила, как безжизненно осела в кресло. В этот момент трель смартфона Лорел разорвала тишину визгливой мелодией.

– Это Дерек! Возможно, он их отыскал! – она нажала «принять вызов» и поднесла трубку к уху, но потому, как менялось выражение её лица, поняла, что о вечернем триумфе можно забыть.

– Лана... он их нашёл... – как-то изумленно сказала начальница... – Но они больше не пригодны...

– Почему? – хрипло выдавила не своим голосом.

– Их сожгли!

«ИХ СОЖГЛИ! ИХ СОЖГЛИ! ИХ СОЖГЛИ!» – стучало у меня в висках. Этот подонок не просто разбил сердце – он и душу разорвал в клочья! Не оставил камня на камне на том, что ещё вчера называлось моей жизнью. Там, где находился красивый фасад, теперь валялись разрушенные стены. Чистый акт вандализма.

Я развернулась и на дрожащих ногах бросилась бежать. Кто-то кричал мне в след «Лана, постой! Постой!!!», но я бежала, не оборачиваясь,... пять...десять...пятнадцать минут прошло... бежала, пока окончательно не выбилась из сил... Затем остановилась около проезжей части и махнула рукой, молясь, чтобы машина появилась как можно быстрее. Через пару минут рядом со мной притормозил автомобиль с жёлтой шашечкой сверху.

– Куда вас подвести? – добродушно поинтересовался пожилой мужчина. Я машинально назвала адрес злопамятного особняка. Сейчас я совершенно не отдавала себе отчёт в том, что делаю, но знала одно – я просто должна посмотреть ему в глаза... В глаза человека, который меньше чем за сутки стёр меня с лица земли. Подарил счастье, а потом безжалостно отнял его!

– Мы приехали, мисс! – от его слов у меня внутри всё сжалось. Сегодня этот вызывающе роскошный дом казался ещё более зловещим. Теперь я знала, какой бесчеловечный демон скрывался за великолепным фасадом здания... И ощущала ненависть всеми фибрами своей души.

Я подбежала к кованым воротам, и начала кулаками барабанить в дверь, пинать её ногами, а затем бесчисленное количество раз выжимать до основания кнопку звонка.

– Открой!!! Немедленно открой!!! – стучала, что есть силы, представляя, что колошматю Коллинза.

Через пару минут со стороны двора послышались какие-то шаги. Ворота дрогнули, и дверь слегка приоткрылась.

– Эй, что тебе здесь надо? – вчерашняя блондинка в эротичной сорочке растерянно осматривала меня с головы до ног. Сейчас она выглядела не так фантастически, как прошлым вечером. Утро не щадит никого.

– У меня есть неоконченное дельце! – рванула металлическую дверь, так, что невеста Коллинза опешила и отскочила, а я смогла прорваться внутрь.

– Ты что творишь??? Куда пошла??? Я сейчас охрану вызову!!! – но мне было плевать, адреналин выбрасывался в кровь сумасшедшими дозами, и я бы не позавидовала тому, кто встанет сейчас у меня на пути...

Через несколько мгновений оказалась в гостиной, и, прихватив со стола нож, быстро побежала вверх по лестнице. В хозяйскую спальню.

Я распахнула дверь, на секунду потеряв самообладание. Зрительный контакт глаза в глаза заставил пульс взлететь до небес... Он сидел на кровати в одних боксерах «Келвин Кляйн», прожигая меня взглядом до пепла. Красивый и зловещий. Всадник Апокалипсиса во всей своей демонической красе.

Простыни на кровати смяты, а на том месте, где несколько дней назад хозяин дома бесстыдно доводил моё тело до дрожи, теперь лежал чужой шелковый халат... Меня передернуло от омерзения, но, собрав остатки самообладания, все-таки осмотрелась и, хвала небесам, нашла то, что искала!

Портрет Джастина одиноко стоял на подрамнике возле окна. Я подбежала к нему, и со всей силы проткнула ножом холст в том самом месте, где находилось сердце нарисованного мужчины. А потом ещё, и ещё и ещё... Несколько секунд остервенело разрезала портрет на части, представляя, что проделываю тоже самое с Коллинзом...

– Ты что творишь! Лана, успокойся! Сумасшедшая!!! – Джас подскочил ко мне, выбивая нож из рук, оттаскивая от своего портрета, но я уже сделала всё, что хотела...

– Убери от меня свои поганые руки!!! Ненавижу!!! – вырвалась, врезаясь кулаками в его грудь. – Почему не сжёг его с остальными??? А??? Вместе с ними ты сжёг и мою душу!!! Вырвал моё сердце!!!

– Дорогой, что это за безумная? Давай вызовем полицию??? – невеста Коллинза подскочила ко мне, хватая за руку.

– Выйди Натали, я сам с ней разберусь!

– Но любимый...

– ВЫЙДИ, Я СКАЗАЛ!!! – Джастин грубо вцепился в мои предплечья и притянул к себе.

– Теперь поняла, какого это, жить с растерзанным сердцем? – до боли сжал мой подбородок пальцами, заглядывая в глаза. На секунду показалось, что он сейчас меня придушит, но только на секунду... затем я медленно приблизилась к его лицу, как будто хотела поцеловать. Каким-то отчаянным взглядом Джастин скользнул по моим губам, но я лишь улыбнулась и... смачно плюнула ему в лицо! Он опешил, нецензурно выругавшись, а я, воспользовавшись моментом, вырвалась из его цепких лап и понеслась прочь... Оттолкнула блондинку, которая подслушивала у двери, и побежала вниз по лестнице к выходу. «Ноги моей здесь больше не будет! Не-на-ви-жу!!! Ненавижу всё, что связано с этим зловещим домом!!!» – стучало в висках, пока я, что есть сил, убегала прочь.

Мне кажется, я еще ни разу в жизни не бегала так быстро. Неслась, не разбирая дороги, в то время как соленые слёзы застилали всё вокруг... Глухой удар. Хруст. Длинный высокий визг тормозов. А затем резкая ноющая боль, со скоростью смерча разливающаяся по телу. И тишина.

«Я ненавижу тебя, Джастин Коллинз!» – последнее, что пронеслось в голове, прежде чем перед глазами всё потемнело, и я провалилась во тьму.

POV. Джастин

Как можно ненавидеть кого-то настолько же сильно, насколько и любить?! Семь лет назад она плюнула мне в сердце, а сегодня – в лицо. И вместо того, чтобы злиться, я был невероятно горд, что она нашла в себе силы постоять за себя. Отчаянная крошка Лана...

Но у всего бывает начало и конец. И вот он, финал нашей истории – сожженные картины и разодранный в клочья портрет. Увы, обойтись без жертв не удалось. Градус драмы между нами был настолько высок, что всё полетело в тартарары...

– Дорогой, может, ещё немного понежимся в постели, и ты мне расскажешь, кто эта сумасшедшая?! – Натали подошла сзади и обняла меня за талию, обводя кончиками пальцев проступающие кубики пресса. Я резко одернул её от себя и развернулся.

– Если ты всё ещё хочешь стать моей женой, никогда не называй её сумасшедшей! Поняла? – и, не дожидаясь ответа невесты, быстро вышел из комнаты. Прямо напротив спальни располагался мой кабинет, и я вновь нашёл убежище в этих мрачных стенах, обитых тёмным деревом.

***

Лана не понимала, за что я так её ненавидел и хотел отомстить. Потому что она знала только верхушку айсберга, самую малость правды, и понятия не имела, что же всё-таки произошло...

Я прикрыл глаза, ощущая нарастающее волнение внутри.

7 лет назад

С тех пор, как домработница выставила меня насильником, прошло два дня. Я отключил телефон и сразу же вернулся в Нью-Хейвен. По правде говоря, я просто ушёл в отрыв: устроил вечеринку у себя на квартире с самыми горячими красотками Йельского университета. Перетрахал парочку популярных тёлок, чтобы выпустить свой гнев. Но всё было не то. Ничего общего с теми эмоциями, которые зародились во мне после прикосновений Ланы. Она помогла познать, что такое чистое первородное искушение. Основной инстинкт, когда желаешь кого-то до дрожи в теле, а пульс при этом бьется в агонии.

Пару раз я порывался вернуться в Нью-Йорк и завершить начатое. Какая теперь разница? Всё равно в глазах членов семьи я был зверем, напавшим на юное голубоглазое дитя. Она всё продумала, и эта стеклянная ваза на прикроватной тумбочке оказалась там не случайно. Специально! Для пущего драматического эффекта. Как будто бедняжка защищалась из последних сил, и чудом вырвалась из лап монстра. Хотелось показать ей, каким я всё-таки бываю в гневе. Но в глубине души знал, что даже в состоянии разъяренного зверя, всё равно не смогу сотворить с ней телесного насилия...

Трель мобильного застала врасплох. Миловидная голубоглазая брюнетка, по странному стечению обстоятельств отдаленно напоминающая художницу, как раз умело орудовала своими пальчиками у меня в боксерах, когда на дисплее высветилось «отец».

Я всё же решил ответить, вдруг они всё выяснили и снизошли до того, чтобы извиниться передо мной.

– Да!

– Джастин, мама при смерти... Она в реанимации... Срочно возвращайся домой! – сухой безжизненный голос коротко передал мне последнюю информацию.

– Выезжаю! – я лихо сбросил с себя обнажённую девицу, оделся и через считанные минуты уже мчал по направлению в Нью-Йорк.

Следующие три дня превратились в сущий кошмар. Мы с отцом караулили маму, и по очереди спали в госпитале святого Франциска. Оказалось, на фоне нервного потрясения у неё оторвался тромб – тромбоэмболия легочной артерии. Лучший нейрохирург Лос-Анджелеса сообщил, что маму чудом вытянули с того света, с таким диагнозом очень редко удается оказать своевременную помощь...

Она почти двое суток провела в реанимации, и, несмотря на то, что опасность миновала, у неё обнаружили предрасположенность к тромбоэмболии. Теперь нужно было многое скорректировать в образе жизни, чтобы избежать рецидива. Её лечащий врач сообщил, что маме нельзя нервничать, и мы с отцом должны оберегать её от всевозможных потрясений.

При психоэмоциональной перегрузке выделяются «гормоны стресса» – адреналин, норадреналин, которые сужают сосуды. В этой ситуации, даже если тромб не оторвется и окажется не очень крупным, исход все равно может быть смертельным, поскольку сосуд полностью закупоривается из-за сильного сжатия.

Как-то вечером в больнице, когда мама пошла на поправку, и её жизни уже ничего не угрожало, отец отозвал меня на серьезный разговор.

– Джастин, ты знаешь, как сильно я люблю твою мать! Мы с ней вместе со студенчества, и если бы она... – он затих и нервно сжал ладони.

– Пап, я понимаю...

– Нет, ты ничего не понимаешь!!! Из-за того, что ты полез к той девчонке, мама чуть не умерла!!!

– Да не лез я ни к кому!!! – но я уже и сам не верил в то, что говорил... ведь я действительно собирался заняться сексом с пятнадцатилетней девушкой... Лана просто одурманила меня, свела с ума, а потом обратила все иллюзии в прах.

– Джастин, ты еще будешь спорить? – отец как-то обреченно осел на больничную кушетку. – Марта так перенервничала, что чуть не умерла, ты ведь знаешь свою маму, она принимает всё слишком близко к сердцу... Поэтому с сегодняшнего дня всё изменится, сынок!

– Что это значит?

– Мы настаиваем, чтобы ты начал посещать курсы психотерапии... – отец поднял на меня полные боли глаза, в его взгляде явственно читалось, что он не верил мне так же, как и мама. Душу заполнило отчаяние. У меня просто не осталось сил спорить.

– Хорошо. Что ещё?

– Ещё мы вынуждены на время забрать твою машину... – он сделал паузу, как бы собираясь с мыслями. – Джастин, я узнал недавно, что ты участвуешь в нелегальных гонках. И я не могу позволить тебе делать это... Если Марта узнает, что ты гоняешь...

Из моих легких выкачали кислород. Гонки – единственная отдушина, и даже её у меня хотели отнять. Но я не мог ничего поделать. Машину подарили родители, я же в своей жизни до сих пор не заработал ни цента...

– Я тебя понял, отец. Но и у меня есть условие.

– Говори, сын.

– Я хочу начать работать в «Коллинз Индастрис». Официально. Я хочу познать все азы управления семейным бизнесом, потому что через несколько лет я планирую возглавить эту компанию. – Серьезно посмотрел ему в глаза, казалось, он был удивлён моей просьбой.

– Я подумаю об этом... Пока ты должен начать с сеансов психотерапии... А там видно будет. Пойми, это успокоит твою маму! – я машинально кивнул, до боли впиваясь ногтями в ладонь левой руки.

«Я уничтожу тебя, Лана!» – словно заклинание выдал мой воспаленный после бессонных ночей мозг.

***

Не знаю, сколько прошло времени, прежде чем я, наконец, пришёл в себя. Натали несколько раз порывалась нарушить моё уединение, но я остался непреклонен. Ненавижу, когда кто-то лезет в душу. Сегодня мне хотелось находиться один на один со своими мыслями, поэтому остаток дня я провёл на нелегальном гоночном треке, лихача и, нарушая правила.

В понедельник утром на моём рабочем столе как обычно лежала папка со свежей прессой. Заботливая Джози так старалась угодить, что всегда приходила немного раньше, встречая меня своей заискивающей жемчужной улыбкой и глубоким декольте. Правда сегодня она выглядела немного расстроенной, наверное, её не слишком обрадовала новость о моей помолвке.

Я пробежал глазами несколько верхних газет из стопки: везде одни и те же фотографии счастливой обнимающейся пары и заголовки типа «И этот холостяк не уцелел!», «На одного холостяка меньше – Джастина Коллинза охомутали!», «Самый красивый жених Америки». Мне стало тошно. По иронии судьбы, я не испытывал и толики счастья от предстоящей свадьбы. Но так нужно. В духе безжалостного жеребца Джастина Коллинза...

Машинально скользнул взглядом по соседнему заголовку и ощутил, как во рту пересохло. «Популярная художница Лана Лэнг попала в аварию!» – прочитал дрожащими губами и быстро стал набирать телефонный номер.

«Лорел, ну, же, ответь!» – пронеслось в голове, пока мой телефон безрезультатно пытался дозвониться до эксцентричной хозяйки галереи. Нужно незамедлительно выяснить, что стряслось с Ланой! В статье было указано, что художница находилась в больнице Святого Фрэнсиса и, не теряя времени, я помчался туда.

Летел на огромной скорости, одной рукой – лихо, удерживая руль, а другой – безостановочно бомбардируя Палмер своими звонками. Но эта короткостриженая стерва сбрасывала, заставляя меня нервничать ещё сильнее. Чёрт, что же вчера стряслось??? Да, я мечтал о мести, но не ценой её здоровья... В голове всплыло красивое нежное личико с карамельными губками и глазами цвета спокойных вод средиземного моря. «Лана, малышка моя, только бы с тобой не приключилось беды... Я никогда себе этого не прощу!!!»

Эти дни с ней наедине стали самыми счастливыми в жизни... И если бы не терзающие мысли о её предательстве, я бы никогда не отпустил художницу от себя. По правде говоря, я просто с ума сходил от чувств, разрывающих сердце на части. Я самого детства идеализировал Лану. Она была привлекательной, доброй, умненькой, умела меня развеселить, а ещё – невероятно талантливой.

Я приходил к ней на кухню под самыми разными предлогами, и мог часами смотреть, как она рисует. Это зрелище завораживало – прямо на моих глазах вершилось творчество. Я наблюдал, как белый лист бумаги заполнялся разнообразными сюжетами, которые выдавало её подсознание. Наедине с ней всегда было интересно. Даже просто молчать. И не смотря на её положение, статус в обществе и род занятий, меня никогда это не отталкивало. Я всегда знал, что рано или поздно мы будем вместе. Знал!!! Но, чёрт, она взяла и всё испортила... Раздавила меня, заставив камнем упасть с небес на землю.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю