156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Мой идеальный монстр (СИ) » Текст книги (страница 6)
Мой идеальный монстр (СИ)
  • Текст добавлен: 8 января 2019, 05:00

Текст книги "Мой идеальный монстр (СИ)"


Автор книги: Эмилия Грин






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 11 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

– Сейчас все шары улетят без нас, пока ты тут возишься! Бегом! – по-хозяйски схватил меня за руку и потянул за собой.

***

– Добрый день! Меня зовут Алан, и я буду сопровождать вас в этом полете! – мужчина средних лет с серебристой проседью в волосах добродушно улыбался нам, кивком головы указывая в сторону огромной корзины воздушного шара.

Я первый раз в жизни видела шар вблизи, и теперь он казался мне просто огромным, а душу понемногу стало заполнять волнительное предчувствие. Раньше их полёт казался за гранью волшебства.

– Чтобы летать, не надо быть птицей. Надо всего лишь уметь мечтать! Так ведь, Лана? – Джас как-то странно посмотрел мне в глаза, и мне не удалось считать то, что было в них написано. Но сердце кольнуло, как будто в него попала льдинка из посоха снежной королевы. Предчувствие конца. Я вновь заглянула ему в глаза, жалея, что не умею читать мысли. Интересно, о чем же он думал в этот момент?!

– Земля с высоты, и небо – одно на всех и сегодня только для вас! – философски подметил Алан, помогая нам забраться в корзину.

– А мы не упадем? – каким-то чересчур взволнованным голосом спросила я, инстинктивно приобнимая Джаса за талию.

– Не должны! – он хохотнул, и я почувствовала, как адреналин ударными дозами начал выбрасываться в кровь – воздушный шар оторвался от земли и стремительно стал набирать высоту!

Однажды утром, держа в руках кружку любимого цитрусового рафа, я посмотрела в окно и увидела на небе маленькое цветное пятнышко, которое безмятежно плыло по небу. И тогда я даже не могла вообразить, что когда-то окажусь там, внутри. И это пятнышко будет нести меня, останавливая время, чтобы я могла рассмотреть каждый уголок того, что изо дня в день проносилось под моими ногами...

Горячий воздух из минуты в минуту утягивал вверх воздушный шар с корзиной наперевес. И мир начал казаться невесомым...

– Теперь я точно знаю, что лучшее утро начинается не с кофе... – прошептал мне Джастин, крепко прижимая к своему стальному торсу. Я накрыла его ладони своими, дотрагиваясь кончиками пальцев до теплой кожи, и слегка запрокинула голову, стараясь не пропустить ничего из этой удивительной картины, которая открывалась нашему взору с высоты птичьего полета.

Все, что происходило в небе, невозможно передать словами, это можно было лишь прочувствовать каждым уголком своей души...

***

Всю дорогу назад мы, молча, ехали на повозке, запряженной лошадьми. Держались за руки, нежно переплетая пальцы, и общались на каком-то невербальном уровне. Без слов. Происходящее между нами можно было смело окрестить «химией» – от его взглядов по телу бросало в дрожь! Попеременно хотелось то плакать, то смеяться. Мой эмоциональный фон в его присутствии летел ко всем чертям...

Я будто открыла для себя совсем другого Джастина Коллинза. Ничего общего с тем подонком, который когда-то, много лет назад, испортил мне жизнь в школе. После того случая на зимнем балу от меня отвернулись все. Вообще ВСЕ. Меня клеймили, со мной не хотели не то, чтобы дружить или общаться – сидеть за одной партой! Моя жизнь превратилась в кошмар. Я на собственной шкуре прочувствовала значение фразы: «Ад пуст, все демоны здесь». В моей школе точно училась пара тройка представителей подземного мира... И они тщательно проследили, чтобы существование девочки-подростка превратилась в сущее пекло...

Я вновь подняла глаза на Джаса, он глядел на меня, не мигая: властно, пронзительно, как будто давая прочитать во взгляде, чем мы займемся, когда, наконец, останемся наедине. В этот момент мое сердце пропустило удар, грудь сдавило, а пульс в висках начал выплясывать чечётку. От открытия, которое только что сделало мое сердце, стало не по себе.

Чувство тревоги омерзительными щупальцами начало сковывать изнутри, не давая мне нормально вздохнуть. Пугающая правда только что, в эту самую минуту, открылась во всей своей ужасающей красе – я полюбила Джастина Коллинза! Дико. Мучительно. Неимоверно сладко. До боли в груди и дрожи в коленях. От одного его взгляда по телу разливалось щемящее чувство восторга. Это было прекрасно! Самое удивительное, что мне доводилось когда-либо испытывать! Безупречные эмоции на грани фола...

– Ну, что, я хорошо себя вел?! – заглянул мне в глаза, по-хозяйски притягивая к себе. – Заслужил хоть толику внимания неприступной принцессы?! – он говорил, бомбардируя мое тело многозначительными взглядами, попутно вывешивая на ручку двери табличку «Не беспокоить!», а затем закрыл дверь на ключ.

И если утром мы парили в облаках, то в течение этого дня побывали в космосе... Чувства и эмоции обрушились какой-то нескончаемой лавиной волнительных ощущений. Мучительно и нежно.

Когда я, наконец, встала с постели, чтобы перед отъездом еще раз насладиться восхитительным видом на горы Каппадокии, мои ноги дрожали, и каждый шаг давался с трудом. Но я должна была нарисовать эту умопомрачительную картину в своем сердце. Запечатлеть ее. И забрать с собой. Навсегда. Мою душу переполняло вдохновение. Чистое вдохновение, которое сочилось изо всех уголков души, взволнованной потрясениями сегодняшнего дня. Десятки новых сюжетов картин рождались в голове. Хотелось схватить хоть клочок бумаги и начать творить. Сию же секунду. Иначе меня могло разорвать от урагана, который набирал обороты в душе. И имя этому урагану было Джастин Коллинз!

– Иди ко мне! – он с какой-то остервенелостью накинулся на меня, сжимая в стальных объятиях. Прижимая к теплой груди в инстинктивном пугающем порыве. Как будто перед долгой разлукой. Но нет. Впереди нас ждал более чем двенадцатичасовой перелет на самолете, на соседних креслах, и вряд ли, если он все-таки не надумал сдать меня в турецкое рабство, мы расстанемся в ближайшие часы.

– Завтра вечером состоится мое новоселье. И ты тоже приглашена, разумеется... Познакомлю тебя со всеми! – он проник языком в ушную раковину, исследуя ее изнутри, заставляя мой центр вновь наполняться болезненной пульсацией.

– Джааас... новоселье... Не знаю даже... – повернула голову, пытаясь найти ответ в любимых угольных глазах. Но их заволокло грозовым штормом.

– Ты придешь. – Коротко отдал приказ, и я поняла, что спорить с этим жеребцом бесполезно.

***

Обратный полет проходил без происшествий. Джас заснул, как только его голова коснулась удобного кожаного кресла, и он смертельной хваткой сжал мою руку, будто всерьез опасался, что я смогу сбежать от него из самолета, пролетающего на высоте десять тысяч метров над землей.

Вдруг неприятный писклявый звук заполнил собой пространство небольшого салона. Я вздрогнула, сильнее прижимаясь к парню: табло над головой загорелось красным, сообщая о том, что самолет входит в зону турбулентности. Как будто сами небеса разгневались за мое сиюминутное счастье...

Прикрыла глаза, ощущая, как вверх по ногам пополз липкий озноб, похожий на симптом подступающего гриппа. Турбулентность. Это слово подходило, чтобы описать моё состояние, когда я поняла, как можно отомстить Джастину Коллинзу...

8 лет назад

– Алисия, дорогая, я просто потрясена... – голос Марты Коллинз дрогнул, когда она поднесла изящную фарфоровую чашку к своим тонким губам. Она все-таки поставила чашку обратно на стол, так и не сделав глотка. – Бедная девочка, боже, какой кошмар...

Сегодня утром в парке, как гром средь бела дня, на одну из учащихся школы Хайден напал маньяк. Он жестоко изнасиловал старшеклассницу, и, пока та находилась в госпитале, об этом кошмарном происшествии трубили все СМИ. Ну, и, разумеется, моя хозяйка никак не могла оставить этот случай без внимания, потому что пострадавшая училась в одном классе с ее сыном.

Леа Стоун была действительно очень приятной. Одной из немногих, кто не клеймил меня при любом удобном случае. Её семья, также как и моя, не отличалась особым достатком, но Леа прекрасно училась, была отличницей, и заслужила место в школе Хайден своими мозгами. Мне было искренне её жаль, и сейчас, протирая третий раз одно и то же место на чайном столике, я машинально прислушалась к разговору миссис Коллинз с ее подругой.

– Марта, я тоже шокирована... Утром, в парке... это просто трагедия... – вторила стильная брюнетка с короткой стрижкой «под боб» в безупречном белом костюме от «Шанель».

– Знаешь... – моя хозяйка нервно сглотнула, – говорят, она вообще была девственницей... это просто... – но ее голос надломился, и женщина не смогла договорить. Миссис Коллинз резко прикрыла лицо руками, пока я делала вид, что аккуратно расставляю грязные чашки на поднос.

– Дорогая, ну, что ты... – лицемерно просипела брюнетка. – Как-нибудь обойдется, врачи ей помогут...

– Да что обойдется!!! – я вздрогнула и выпрямилась. Голос хозяйки дома звенел, первый раз слышала, чтобы она говорила в таком тоне. – Современные врачи могут даже без труда «починить» ей девственность! Но как залечить израненную душу??? Как девчонке теперь с этим жить, а, Алисия???

– Марта, милая... да ты что... успокойся... не принимай так близко к сердцу!

– Знаешь... если бы это сделал мой Джастин... я бы никогда его не простила... – не знаю почему, но тогда её слова пронзили меня насквозь, словно электрический разряд в 220 вольт. Сначала я даже не придала им значения, но потом... Марта продолжила глухим безжизненным голосом, не обращая внимания на то, что я до сих пор нахожусь в гостиной.

– Я всегда мечтала о дочке, но Господь не дал нам ее... и это происшествие... бедная девочка, как же теперь она будет со всем этим жить... – женщина резко встала из-за стола и выпрямилась. – Фонд Коллинз сделает всё возможное... она никогда не будет ни в чем нуждаться... А теперь, Алисия, мне срочно нужно позвонить, чтобы вызвать для неё нашего семейного врача... – хозяйка дома покинула гостиную, даже не попрощавшись с ошарашенной подругой.

А я продолжила уборку, размышляя о том, что, возможно, жизнь Леи Стоун теперь сложится не так уж плохо. Благотворительный фонд Коллинз обеспечит её местом в престижном ВУЗе, жильем, хорошей работой и, с большой вероятностью, все это поможет пострадавшей девушке скорее залечить душевные раны... В то время, как мои душевные раны абсолютно никого не волновали! И почему психологическое насилие не считалось преступлением в нашей стране?! Каждый день в школе я сталкивалась с его проявлениями. И всем было плевать, как в душе страдает маленькая одинокая девочка...

Входная дверь громко хлопнула. Я безошибочно определила, кто пришел. Ни секунды не сомневалась, потому что с такой силой хлопал дверью только один человек в этой семье. Я даже не повернулась в его сторону. Зачем? Ведь он уже давно не здоровался со мной. Но сегодня произошло что-то странное.

Джастин остановился прямо напротив и каким-то совершенно новым взглядом стал меня разглядывать. Мне даже показалось, что он хотел сказать что-то миролюбивое – сегодня в его глазах не было привычной ненависти или отвращения, но всё-таки сдержался и молча, направился в свою комнату. Странно, но мне даже показалось, что я увидела в угольных глазах парня облегчение. Затем мой мучитель скрылся, а я не стала забивать себе голову расшифровкой его взглядов.

***

Самолет успешно преодолел зону турбулентности, и, сделав глубокий вздох, я, наконец, смогла избавиться от тревожного оцепенения. В тот самый день, много лет назад, придумала способ отомстить парню, который размеренно посапывал рядом со мной на соседнем кресле, и которого, по иронии судьбы, теперь любила всем сердцем...

Вдруг повернула голову и вздрогнула. Джастин не мигая, рассматривал моё лицо. Он уже не спал, и я понятия не имела, сколько времени он всматривался, казалось, в самую душу.

– О чем ты думала?

– Какая разница... Хочешь проникнуть и в мои мысли?

– Я уже давно в твоих мыслях. Очень давно. Может, расскажешь, о чём ты сейчас задумалась?

– Так, ерунда... Я уже не помню...

– Лана! – Джас с силой сжал мою руку. – Ты не хочешь мне кое в чём признаться? Нет желания вспомнить прошлое? – проблеск отчаяния сверкнул в его угольных глазах. Боже... Сейчас или никогда...

Но я выбрала вариант «никогда». Я просто не могла признаться ему во всем. Объяснить причину своего ужасного поступка. Не сейчас. Не после самого восхитительного дня в моей жизни... Меньше всего на свете хотелось копаться в моём унизительном прошлом...

– Не понимаю, о чем ты? – постаралась натянуть на лицо беззаботную улыбку, но внутри всё сжалось в тугой узел.

– Значит, мне показалось... – он как-то обречённо выпустил мою руку из своей тёплой ладони. – А потом я заснула, и до приземления мы больше не разговаривали.

***

– Жду тебя сегодня вечером! На входе просто скажи, что ты художница, дворецкий сразу отведет тебя ко мне, чтоб ты не потерялась.

– Дворецкий? Что-то я не припомню никаких дворецких...

– Сегодня вечером в доме будет много гостей, поэтому выйдет весь штат прислуги.

– Ясно. Отвези меня прямо в офис, завтра моя выставка, Лорел, должно быть, убьёт меня!

– Она в курсе, что ты должна была сосредоточиться на рисовании и успеть закончить портрет до новоселья. Я все уладил. Просто скажи, что работала!

– Работала... Хорошо, скажу! – но что-то в его тоне меня насторожило, какая-то отчужденность промелькнула между нами, когда самолет вновь коснулся американской земли.

Джастин со скоростью Шумахера в его лучшие годы домчал меня до галереи «Art.Space».

– Приехали. – Коротко сказал он. – До вечера, крошка Лана! – игриво подмигнул, и я заметила, как в угольных глазах вспыхнули искры. Ну, чистой воды всадник Апокалипсиса! Мы попрощались, и я, наконец, добралась до своей работы.

***

– Всем привет! – забежала в кабинет, громко поздоровавшись с коллегами. Две пары глаз резко вперились в меня, прожигая насквозь. И если бы взглядом можно было убить, то я бы точно назвала это попыткой покушения. В глазах этих женщин читалась неприкрытая зависть, как будто они прекрасно понимали, какой такой «работой» я занималась в течение этих двух дней.

– Лана, здравствуй! Неожиданно... Ты все-таки решила наведаться на работу... не забыла, что завтра...ммм... твоя выставка? – недовольно поджала губы Анна.

– Я прекрасно это помню. Но спасибо за напоминание!

– Ну, у Ланы же теперь появился покровитель... – вставила свой едкий комментарий Бритни, и мне на долю секунды показалось, как с ее губ струйкой начал сочиться яд.

– Девушки, успокойтесь! – Лорел резко встала из-за стола, и подошла ко мне. – Что вы такое несете? Лана заканчивала важный прибыльный заказ для галереи! Пошли в мой кабинет, дорогая! – она вцепилась цепкими пальцами в мой локоть и потащила за собой, а когда мы оказались один на один – звонко хлопнула дверью!

– Ну, начинай!

– Лорел, что?

– Только не вздумай уйти от ответа! Я хочу знать все! Правду говорят, что этот Джастин Коллинз в постели гребанный жеребец??? – от неожиданности я просто открыла рот. Боже, похоже, она не выпустит меня живой, пока не узнает ответ на свой вопрос...

– Его не зря так прозвали... В чём в чём, а в этом он точно знает толк... – мои щёки вспыхнули, и мы с Лорел, как по команде заливисто расхохотались. И мне не удалось скрыть от своей начальницы, что вчера утром я встречала рассвет в горах Турции...

Глава 14


POV. Лана

Не смотря на то, что последние семь лет я жила в Лос-Анджелесе, и люди здесь, как я успела заметить, только и делали, что с утра до вечера что-либо отмечали, но увы я почти никуда не ходила, и все свободное время посвящала работе. Конечно, приходилось бывать на мероприятиях галереи «Art.Space», но это скорее была повинность. Обычно такие вечеринки заканчивались по одному и тому же сценарию: пьяные или обкуренные «знатоки искусства» безобразно подкатывали ко всем симпатичным девушкам в радиусе тридцати метров.

Сегодняшний вечер обещал быть особенным – Джастин Коллинз пригласил меня на новоселье в свой новый дом. Он хотел показать гостям портрет, который я для него нарисовала. И все это будоражило душу, как будто я с самого утра находилась под действием вина «Совиньон Блан». Опьянела от счастья.

Только беспокоило, что, возможно, на празднике придется лицом к лицу встретиться с Мартой Коллинз. Мы уже давно не виделись и не общались лично... И вряд ли ей хотелось видеть меня после того случая... Но теперь между мной и Джастином все изменилось, и мне необходимо было с ней поговорить.

Еще несколько дней назад, когда я узнала о вечеринке в честь новоселья, на всякий случай записалась к стилисту. Сегодня мне хотелось выглядеть фантастически – словно дива, сошедшая с обложки популярного журнала! Чтобы весь вечер ловить ЕГО восхищенные взгляды! Да, мне хотелось видеть восторг в угольных глазах цвета ночного неба. Восторг и нетерпеливое желание, чтобы вскоре сбежать с этого праздника жизни. Вдвоем.

Сидела и глупо улыбалась себе под нос, пока умелые руки стилиста колдовали над моим образом. Я ждала от этого вечера чего-то особенного, даже не подозревая, что любимый уже приготовил мне гильотину...

***

Черное вечернее платье от небезызвестного дизайнера больше года висело в шкафу, и сегодня, мне показалось, тот самый случай, чтобы его выгулять. Когда мой образ был полностью завершен: струящиеся локоны каскадом спадали по плечам, на губах играл сочный ягодный блеск, а платье село, словно вторая кожа – я второй раз в жизни почувствовала себя по-настоящему красивой.

Первый раз – на зимнем балу в школе. Тогда волшебный вечер был преждевременно окончен крокодильими слезами в маленькой туалетной кабинке... Словно привет из прошлого – это воспоминание неприятно кольнуло в груди.

Но сегодня все должно было быть просто прекрасно. Мы с Джасом только вернулись с романтического уикенда, и, похоже, он был настроен весьма миролюбиво, раз пригласил на праздник в свой дом. С этими мыслями я села в такси и уже через несколько минут оказалась на «голливудских холмах», у неприступных готических ворот базальтового цвета.

Машинально приоткрыла тонированное окно, и меня ослепили лучи света, бьющие прямо в глаза. Прищурившись, посмотрела по сторонам – на тротуаре возле особняка десятки роскошных машин. Они отъезжали, останавливались, снова отъезжали, вереницы людей нескончаемым потоком тянулись к этим стильным неприступным воротам.

Я думала, что на новоселье будет максимум человек тридцать. Но, судя по всему, Джастин пригласил пол Голливуда. Сердце гулко стукнулось о грудную клетку, разливая в душе какое-то нехорошее предчувствие – вряд ли нам сегодня вообще удастся с ним пообщаться...

Приблизилась к воротам, смущенно улыбаясь высокому серьезному мужчине на входе.

– Добрый вечер! Я Лана, художница...

– Добрый вечер! Хозяин просил сразу отвести вас за столик. Он сказал, подойдет, как только сможет. Обязательно дождитесь его!

– Хорошо. Я и не собиралась никуда уходить... – мы ловко маневрировали между десятками разодетых в пух и прах гостей. Дома мне казалось, что я выгляжу сногсшибательно в этом длинном черном платье на тонких бретелях, но теперь, оглядываясь по сторонам, выяснилось, что я ничем не выделяюсь...

На вечере Джаса собрался весь голливудский бомонд. Я почувствовала себя фианитом среди разнокалиберных бриллиантов. Дешёвкой. Нищей подделкой без роду и племени. Я была здесь лишней.

– Вот ваш столик! Мистер Коллинз попросил немного подождать его! – дворецкий кивнул и быстро затерялся в толпе гостей.

Сегодня все здесь было украшено в духе готического шика. Витиеватые гирлянды мерцали тусклыми огнями по всему периметру просторной комнаты, наполняя пространство какими-то мистическими бликами. В углу модный в этом сезоне диджей меланхолично переключал рычаги за своим пультом, не обращая при этом ни на кого внимания. Шикарные женщины сексуально покачивались в такт этой зловещей депрессивной музыке. От их мерцающих крупными стразами платьев рябило в глазах.

По правде говоря, за этим маленьким столиком в самом углу мне было невероятно комфортно. «Ноги моей не будет среди этих расфуфыренных красоток!» – мелькнуло в голове, прежде чем я увидела ЕГО.

Сердце, словно израненная птица, отчаянно затрепыхалось в груди. Я испытала головокружение от того, насколько невероятно он выглядел. Даже не верилось, что последние несколько дней засыпала в объятиях этого красивого мужчины. Невозможно красивого. И опасного. Джастин с ног до головы был облачен в черное: брюки, рубашка, пиджак – все цвета вороньего крыла. Мистически завораживающий, и пугающий одновременно. Его блестящие, словно черное золото волосы, были уложены стильными волнами, он скользнул взглядом по толпе гостей и все как по команде притихли.

Ждала, что хозяин дома поприветствует меня или сделает какой-то знак, но вместо этого, Джастин остановился в центре зала, на небольшом возвышении, с которого его было лучше видно, и взял микрофон. Низкий обволакивающий баритон с легкой хрипотцой заполнил собой пространство гостиной. Я превратилась вслух.

– Добрый вечер, дамы и господа! Благодарю всех, кто почтил меня своим присутствием! – он широко улыбнулся, оголяя ровные крупные зубы, но глаза при этом оставались холодными. Этот взгляд. Когда-то я уже его видела. Но... Я не стала отвлекаться, боясь упустить что-то из его слов.

– Вы все были приглашены на мое новоселье... но это всего лишь повод! На самом деле, мне хотелось сделать сюрприз для одной невероятной девушки, которая навсегда забрала мое сердце... – в этот момент Джас посмотрел прямо на меня. Я вздрогнула, затаив дыхание, не отдавая себе отчёта, что нервно сминаю салфетку пальцами. Сегодня точно не обойдется без жертв. Еще чуть-чуть и мне понадобится доктор. К чему он вообще клонит?!

Пауза. Он замолчал, продолжая гипнотизировать меня цепким взглядом черных углей. Глаза в глаза. Несколько человек обернулись в мою сторону – всем было интересно, куда же он смотрит... И вдруг в темном небе зажегся огонь. Опасный! Обезоруживающий! Сметающий все на своем пути! Я вспомнила, где и при каких обстоятельствах видела этот взгляд – в тот момент, когда Майкл Холд закружил меня в танце на зимнем балу. Тогда Джастин буквально прожигал меня своим убийственным взглядом, а потом... Я вздрогнула, потому что только сейчас до меня начала доходить ужасающая правда.

– Внесите его сюда! – уже через несколько секунд Джас держал в руках портрет. Мои руки покрылись испариной, казалось, я вылетела из своего тела и наблюдаю за всем откуда-то издалека. Что он собирается сделать?!

– В моей жизни есть девушка, которой я бы хотел вручить всего себя без остатка! – в этот момент Джас перевел взгляд куда-то и, ... я забыла, как дышать. Он протянул руку роскошной блондинке, помогая ей подняться на импровизированную сцену, а затем обнял девушку за осиную талию.

С каким-то мазохистским предвкушением не могла отвести взгляд от этой мучительной картины. Джастин возвышался над всеми словно воин Трои, победоносно улыбаясь красавице в алом платье с вызывающим декольте. Фотографы заработали вспышками – к ним были прикованы все взгляды. Джас указал на портрет и продолжил.

– Это мой подарок, Натали! Чтобы не было так скучно во время моих командировок! – по залу пробежали беззаботные смешки и легкие аплодисменты, а я уже не дышала. Просто наблюдала за всем со стороны, смотрела, но как будто не видела. Хотелось взять пульт и поскорее перемотать эту омерзительную сцену...

– А еще, – он вдруг присел на одно колено. – Я хочу попросить тебя об одном одолжении... Разреши мне присвоить тебя себе? Натали, я хочу каждое утро просыпаться в твоих нежных объятиях, и вместе провожать каждый закат над океаном! Я хочу воспитывать наших детей! Я хочу... Я просто хочу, чтобы ты стала моей женой! Ты выйдешь за меня? – хозяин дома достал из кармана маленькую коробочку мятного цвета. А затем открыл, показывая всем присутствующим кольцо с вызывающе большим бриллиантом. Он вновь устремил свой взгляд на блондинку.

– Джастин, любимый... – любимый? Неужели он не слышал, как фальшиво все это звучало?! Я СОГЛАСНА!!! – брюнет не спеша водрузил кольцо на изящный пальчик невесты и все громко зааплодировали, а парочка слилась в глубоком поцелуе.

В этот момент рядом со мной остановился официант с шампанским, и я прямо залпом осушила бокал. Жидкость защипала в горле – мне стало трудно дышать. Выпитый алкоголь чересчур быстро затуманил голову, и только тогда я вспомнила, что с самого утра ничего не ела. А парочка на сцене все никак не могла оторваться друг от друга, прилюдно демонстрируя свою страсть...

Он только что вырвал моё сердце, и растоптал его. Инстинктивно прикрыла глаза, ощущая, как планета сошла со своей орбиты, и теперь вокруг – безграничная темнота...

Не знаю, сколько прошло времени, пока я тупо сидела, уставившись перед собой в одну точку. Вдруг прямо над моим ухом раздался до боли знакомый голос.

– Как тебе праздник, крошка Лана? Мне показалось или ты скучаешь? – я оцепенела. Лихорадочно уставилась на него, пытаясь что-то ответить, но не смогла. Губы нервно тряслись, не выдавая ни звука.

– Ты, правда, думала, что у нас с тобой может что-то получится? Глупенькая... Мы просто трахались! А люблю я совсем другую женщину. Достойную. Ту, которая никогда меня не предаст... Ту, которой можно доверять, как себе! А ты... – он поморщился, подбирая слова, чтобы еще сильнее добить то, что от меня осталось.

– Ты никто! Если бы не моя мать, так бы и прозябала над унитазами и тряпками... Я как раз ищу домработницу! Пойдешь?! – я, молча, встала и на ватных ногах направилась к выходу. Краем глаза заметила, как Марта Коллинз обнимает свою будущую невестку, Натали. Похоже, она невероятно счастлива...

Ноги сами несли из этого дома. Я села в первое попавшееся такси и на автопилоте назвала свой адрес. Это уже была не я, а всего лишь жалкая кучка пепла, в которую несколько минут назад меня превратил один из всадников Апокалипсиса.

Глава 15


POV. Джастин

Я ей отомстил.

Когда дворецкий сообщил, что Лана покинула дом, то спешно поднялся в свой кабинет и запер дверь на ключ. Облокотился спиной о дубовую дверь, лихорадочно дотрагиваясь до лица, в то время как, мое тело прошиб липкий озноб. Меня тошнило от этого дешевого спектакля. Но сегодня ночью, когда мы возвращались из Турции, художница сама поставила жирную подпись на своем приговоре. Я дал ей возможность сознаться и попросить прощения. Просто объяснить мне свой гребанный поступок семилетней давности. Ответить на вопрос: «ЗАЧЕМ ОНА ЭТО СДЕЛАЛА???» Но Лана в очередной раз прикинулась непонимающей дурой.

А если бы она полностью доверилась, я бы ей все простил. ВСЕ!!! Даже то, что прощать категорически было нельзя... Но я бы простил, потому что с той самой минуты, когда я впервые увидел голубоглазого ангела, мое сердце утонуло в безбрежных лазурных водах. Безвозвратно. Раз и навсегда.

И чтобы не происходило между нами в детстве, а потом и в подростковом возрасте, я никогда не переставал ее любить. Ни одного гребанного дня в своей жизни!!!

Это я попросил маму, чтобы Лану перевели в нашу школу. Только с одной целью – чтобы я мог приглядывать за ней! Я взращивал ее для себя и даже тогда, когда мы практически не общались, всегда был в курсе событий ее жизни. Конечно, она считала, что я ее не замечаю. Но я всегда всё видел. Всё! Просто не мог спокойно реагировать на то, что она работала прислугой. Не мог смириться с этой несправедливостью, тем более, учитывая её талант.

Но в шестнадцать лет я никак не мог повлиять на ситуацию. Она была слишком юной, да и у меня тогда еще не было ровным счетом никакой власти. Родители полностью контролировали мои расходы и, несмотря на распространенное мнение, деньги никогда просто так не падали мне в руки с неба. В нашей семье было принято работать, и успех «Коллинз Индастрис» целиком и полностью был заслужен потом и кровью членов нашей семьи.

Поэтому я выжидал. Держался в стороне, понимая, что рано или поздно мы всё равно будем вместе. Действовал исподтишка, чтобы хоть как-то улучшить ее жизнь. Лана всегда скромно одевалась, а в нашей школе девчонки с детства сверкали красными подошвами «Лабутенов», купленных за родительский счет. Мне хотелось, чтобы на своем первом зимнем балу в новой школе малышка была самой красивой и не чувствовала себя скованно. Но правду говорят, благими намерениями вымощена дорога в ад.

Перед днем рождения Ланы, я наплел матери какую-то чушь и подкинул идею порадовать нашу новую домработницу. К слову, маму не надо было долго упрашивать. Она полностью переключилась на деятельность семейного фонда, и при слове «помощь» ее глаза загорались лихорадочным блеском. Я сам оформил онлайн заказ на платье из новой коллекции «Дольче Габанна», которое случайно увидел в одном из журналов в гостиной.

Но я перестарался. Лана и без дорогущих тряпок была привлекательной. Ее естественная природная красота итак приковывала к себе взгляды, а когда вечером перед балом увидел ее в этом гребанном розовом платье, то просто потерял дар речи. Первый раз она предстала передо мной такой... волнующей, женственной, невероятной! А ведь ей на тот момент было всего тринадцать... Совсем еще дитя. Чёрт, первой мыслью было навсегда запереть ее в своей комнате. И вскоре я пожалел, что так не сделал...

Мой приятель Холд сразу положил на нее глаз. Я не успел ничего предпринять, когда тот, с ястребиной хваткой, потащил свою жертву в самый центр танцпола. У Майкла был пунктик на молоденьких девственницах, и я никак не мог позволить ему использовать Лану...

Тогда я озверел. Первый раз в жизни узнал, что такое ревность... И это разрушительное чувство забрало остатки моего разума. Я сорвался и наговорил ей всяких гадостей, хотелось заклеймить её, чтобы больше никто из парней не посмел даже смотреть в сторону предмета моих грёз. После того, как, очевидно, Лана убежала в туалет плакать, я отвёл Холда в пустынный коридор и как следует ему вмазал. Запретил даже поворачивать голову в её сторону...

***

Наконец, уселся в глубокое винтажное кресло, обтянутое красной кожей и прикрыл глаза, потирая виски кончиками пальцев. Голова раскалывалась, как будто несколько минут назад залпом выпил бутылку водки. Меня разрывало изнутри, а по телу расползался липкий озноб.

Странно, но предвкушение, гораздо слаще самой мести. Я так долго этого ждал, и теперь не чувствовал ничего, кроме опустошения. Как будто все чувства заморозили лидокаином. Писклявая трель айфона вывела меня из ступора. Звонили с незнакомого номера, но я прекрасно знал, кому он принадлежит. Резко нажал «принять вызов».

– Говори!

– Мистер Коллинз, все идет по плану, как вы и просили! Еще полчаса, и мы приступим к завершающей части... Все ведь в силе? Верно?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю