156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Свет в одиноком окне (СИ) » Текст книги (страница 1)
Свет в одиноком окне (СИ)
  • Текст добавлен: 11 августа 2018, 23:30

Текст книги "Свет в одиноком окне (СИ)"


Автор книги: Елена Соловьева






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 12 страниц)

Свет в одиноком окне
Соловьева Елена







Глава 1


– Ну что, дорогая, позволь поздравить с успешным избавлением! – Ника подняла бокал и отсалютовала подруге. – Как говорится, одним козлом в твоей жизни меньше.

Ольга поморщилась, но тост поддержала.

– Вообще-то Олег был мне мужем на протяжение последних десяти лет, – сказала, сделав маленький глоток шампанского.

Ольга не любила спиртное, а спиртное не любило Ольгу. Даже от крошечной дозы ее накрывало так, что утреннее пробуждение превращалось в попытку выжить в постапокалипсис.

– Ты говоришь о нем так, будто он умер, – хохотнула Ника. – А меж тем этот самовыродок живет и здравствует.

– Он умер для меня! – объявила Ольга. – Я давно подозревала, что у него роман на стороне. Но все не решалась на откровенный разговор. Думала, страсти улягутся, и Олег одумается... Глупая, умею решать чужие проблемы и давать советы, но с собственными бедами ничего не могу поделать.

Выговорившись, Ольга залпом опустошила бокал. Хотела добавить что-то, но не смогла: пенная жидкость опалила непривычное к алкоголю горло и прошибла на слезу.

– Полегче, – рассмеялась Ника.

Протянула подруге салфетку, а пока та промакивала глаза, подлила в ее бокал новую порцию шампанского.

– Не надо, – вяло отмахнулась Ольга. – Ты же знаешь, я не пью. Мне рано утром на поезд. Клиент ждет.

– Да брось, – не сдалась Ника. – Сегодня можно, даже нужно. Развод – отличный повод для праздника. Это я тебе как эксперт говорю.

Грустное лицо Ольги преобразила улыбка.

– Твои пять браков не считаются, – голос ее стал звонким и бодрым. – Ни один из них не продлился больше года.

– Шесть, – поправила Ника и задорно подмигнула. – Ты забыла посчитать Самвела, моего последнего мужа.

– Вы жили гражданским браком, – напомнила Ольга. – Всего два месяца.

– На большее меня не хватило, – призналась Ника. – Он не разрешал мне выходить из дома после семи и носить мини-юбки. Зато какой шашлык готовил – ум можно отъесть. Ну и задницу, не без этого. Наверное, из-за последнего мы и расстались: не все блюда армянской кухни шли мне на пользу.

Ольга с любовью посмотрела на подругу. Единственную и неповторимую в своем роде. Столько лет не виделись, созванивались – и то редко. Но когда настали тяжелые времена, Ольга вспомнила именно о ней. И примчалась в другой город первым рейсом.

– Ну, серьезно, – продолжила Ника, – Олег не стоит твоих печалей. – Можно подумать, мало вокруг свободных мужиков. Ты только оглянись, подружка: в море полно рыбы! Главное, умело пользоваться снастями и не забывать о прикорме.

С этими словами Ника расстегнула верхнюю пуговку нарядной блузки и, повесив на лицо очаровательную многообещающую улыбку, обвела взглядом зал.

В этот поздний вечер в придорожном ресторанчике было не так многолюдно. Но и обычные трудяги, забежавшие пропустить перед сном по стаканчику, и трое байкеров за угловым столиком, даже щеголеватого вида дедок с пухлым кожаным чемоданом и лысиной в форме Австралии – все обратили внимание на двух молодых женщин, одиноко сидящих у окна. Нику – пухлую блондинку с прической Мерлин Монро и чувством юмора Дэдпула. И Ольгу – худощавую брюнетку со строгим и немного грустным выражением лица. Словно луна и солнце, подруги нелепо смотрелись вместе, зато прекрасно дополняли друг друга.

– Антонина беременна, – произнесла Ольга лишенным эмоций голосом. – Пятый месяц.

Ника еще раз обвела взглядом посетителей ресторана. Присмотрелась к крепко сбитой тетке в красном спортивном костюме.

– Откуда ты ее знаешь? – спросила непонимающе.

– Кого? – не поняла Ольга.

Ника кивнула в сторону женщины и покривилась:

– Антонину эту. И вообще, мне она кажется больше похожей не на беременную, а на пловчиху. Вон, даже спасательный круг с талии снять забыла.

Ольга не сразу сообразила, что подруга ее неправильно поняла. А сообразив, глубоко вздохнула и закатила глаза:

– Да нет же... Я говорю о любовнице Олега, к которой он от меня ушел. А эту женщину вижу впервые.

Ника перестала глазеть по сторонам и обратила изумленное лицо на подругу. Присвистнула и округлила глаза.

– И ты только сейчас об этом говоришь? Ничего себе поворот...

– Прости, все не решалась, – призналась Ольга. – Слишком тяжело произносить такое вслух. Мы с Олегом так долго пытались, оббегали все клиники, сдали кучу анализов. И все без толку... Когда он узнал о моем диагнозе, сказал, что все равно будет любить. Даже если никогда не станет отцом.

– А в это время готовил запасной вариант, – не сдержала эмоций Ника.

– Да нет, – встрепенулась Ольга, – новость о беременности Антонины стала и для него сюрпризом. И если бы не это обстоятельство, он бы никогда...

– Вот только не нужно его выгораживать! – оборвала речь подруги Ника. – Не верю я, что мужик может настолько хотеть детей, чтобы ради этого бросить любимую женщину. Скорее это стало лишь предлогом. Многие пары бездетны и ничего, живут. Возьми, например, меня. Я столько раз была замужем, но так и не решилась на ребенка. И нисколько об этом не жалею.

– Да, ты права, – не стала спорить Ольга. – А вообще наши отношения давно перестали быть прежними. Я все время на работе, он тоже. Раньше в кино вместе ходили, в гости. А потом словно стали чужими. Двумя незнакомцами, живущими под одной крышей.

– Видишь, все что ни делается – к лучшему, – подбодрила подругу Ника. – Теперь начнешь новую жизнь, заведешь себе мужика. Ну, или хоть собаку.

Ольга рассмеялась. Вечно неунывающая Ника могла любую ситуацию обратить в шутку. С нею всегда так просто и так легко.

– Спасибо тебе за поддержку, – поблагодарила Ольга. – Я ведь явилась без предупреждения, оторвала от дел...

– Это тебе спасибо, что приехала, – не осталась в долгу Ника. – А дел никаких и нет. С работы меня сократили, любовника не числится. Скукотища.

– Как же ты теперь? – расстроилась за подругу Ольга.

– Нового найду, – бодренько объявила Ника. – Слышала, у меня новый сосед по даче объявился – пойду, познакомлюсь от нечего делать.

– Да нет, я про работу, – проворчала Ольга.

Ника разлила остатки шампанского по бокалам, взяла свой и, следуя глупой привычке, разболтала пузырьки вилкой.

– С работой сложнее, – призналась задумчиво. – Но ничего, что-нибудь придумаю.

– Может быть, тебе у нас в конторе местечко подыскать? – предложила Ольга. – Секретарем, например. Или курьером. Прости, ничего лучшего не найду – без образования сейчас сложно.

– Не-е-ет, эти все дресс-коды, режимы работы и постоянная беготня не для меня, – протянула Ника. – Придется жилье искать – а это дороговизна страшная. Уж лучше я тут что-нибудь присмотрю. К тому же, хватит в нашей компании одной бизнес-леди.

– Скажешь тоже, – покривилась Ольга, – я не бизнес и тем более не леди. Всего лишь заштатный адвокат в не слишком известной в Москве конторе. Таких, как я, миллион.

– Но работы-то хватает, – не поддалась Ника. – И про леди зря. Смотри, какая ты вся строгая и деловая. Одна прическа и брючный костюм чего стоят – только по телеку показывать. Только знаешь, мужики таких серьезных побаиваются.

– Вот и пусть, – не смутилась Ольга. – Мне сейчас и не до них. Теперь, когда отпала нужда ходить по клиникам и заботиться о муже, займусь, наконец, карьерой. Кстати, я уже подала заявление в квалификационную коллегию судей. После проверки документов экзамен – и пусть мне повезет.

Ника округлила глаза и чуть не выронила бокал.

– Ну ты, мать, даешь!.. – воскликнула так громко, что все сидящие в ресторанчике обернулись. – Не живется спокойно, в судьи решила податься. Таких трудоголиков еще поискать. Я, к примеру, еще от школьных экзаменов не отошла, а тут вон оно что...

– За двадцать-то лет не отошла? – поддела подругу Ольга.

– Не всем дано столько мозгов, как у тебя, – беззлобно ответила Ника. – Некоторые рождены, чтобы быть хорошенькими глупышками и проводить время беззаботно.

– Не зря тебя в школе прозвали стрекозой, – пошутила Ольга. И тут же растроганно добавила: – Как хорошо, что годы и жизненные трудности не подрезали тебе крылышки.

Ника улыбнулась, показав ямочки на круглых щечках, и проворковала:

– А ты так и осталась «темной лошадкой» – не осталась в долгу Ника. – Продолжаешь рваться вперед, преодолевая любые преграды. Но при этом остаешься загадкой даже для близких. По-моему, и сама не знаешь, какая ты настоящая и на что способна.

Ольга помолчала с минуту, но согласилась:

– Возможно. В последние годы я действительно так закружилась, что совершенно забыла о том, кто я и чего хочу. Настало время наверстывать упущенное. Кстати, я вернула девичью фамилию. Перед тобой снова Ольга Николаевна Рысакова.

Ника поаплодировала и торжественно объявила:

– Отличная новость! Предлагаю за это выпить. Отказы не принимаются!

После второй распитой бутылки шампанского сознание Ольги приятно помутнело. Отошли на второй план недавний развод, карьерный рост и прочие дела. Осталось одно желание: завалиться в кровать и не открывать глаз до самого рассвета.

– Знаешь, я, наверное, пойду, – зевнув в ладошку, сообщила Ольга. – Нужно привести себя в порядок и как следует выспаться. Встреча с клиентом состоится сразу после прибытия в Москву. Даже переодеться после поезда будет некогда.

– Говорю же, трудоголик, – поджав губки, Ника покачала головой. – А я-то надеялась, что мы посплетничаем до утра. Как в старые добрые времена.

Ольга вздохнула и повинилась:

– Прости, не могу. Теперь я сама за себя – помощи ждать неоткуда. Так что придется крутиться и вертеться. Собираюсь ипотеку брать – надоело жить на съемных квартирах. Хочу в жизни хоть чего-то своего...

– Кстати, о жилье, – спохватилась Ника. – Зачем ты сняла здесь квартиру, будто у меня не могла заночевать?

Она сделала вид, будто обиделась. Но лукавые искорки в глазах доказывали, что это только притворство.

– Не хотела беспокоить, – призналась Ольга. – К тому же не знала, что у тебя сейчас никого нет. Да и привычка, наверное. В последнее время, как назло, клиенты попадаются из других городов и области – приходится мотаться туда-сюда. Вся жизнь на чемоданах. Не удивительно, что Олегу это надоело...

– Снова ты о нем, – упрекнула Ника. – Сама же сказала – Олег для тебя умер. Вот и не вспоминай.

– Постараюсь, – пообещала Ольга. – Будем считать сегодняшний день прощанием с прошлым.

– Тогда еще бутылочку? – оживилась Ника. – Отоспишься в поезде...

– Нет, не выйдет, – отказалась Ольга. – Мне еще документы пересмотреть, речь подготовить. Так что продолжение банкета отменяется.

– Давай провожу, – предложила Ника, – темно уже. Городишко наш пусть и тихий, но, как говорится, береженого Бог бережет.

Ольга согласилась, хотя и предпочла бы прогуляться: подышать свежим морозным воздухом, привести мысли в порядок. Но лишний раз отказывать подруге не хотелось.

Пока Ольга забирала из гардероба одежду, Ника выцепила из толпы знакомого парня. Довольно приятный: средних лет, гладко выбритый и хорошо одетый, он словно бы разрушал представление многих о завсегдатаях питейных заведений. Только сигарета в зубах портила общее впечатление.

– Это Костик, он любезно согласился развезти дам по домам, – представила Ника кавалера.

Ольга попыталась одновременно кивнуть и накинуть лисью шубку. Опасно покачнулась и непременно бы упала, если бы Костик не поддержал под локоток.

– Похоже, девушки, вас и без меня неплохо развезло, – пошутил он беззлобно.

– Извините, – смутилась Ольга. – Я вообще редко пью...

Костик усадил ее на заднее сиденье новенькой «десятки», выдал подушку и даже предложил укрыть ноги старым пледом.

– Спасибо, мне не холодно, – улыбнулась Ольга, приятно тая в прогретом салоне авто.

Нике досталось место рядом с водителем. Да и вообще, судя по поведению Костика, он был бы не против стать для местной красавицы седьмым мужем. Все его комплименты, шуточки и не слишком завуалированные намеки говорили об этом.

Под чужие разговоры Ольгу еще сильнее разморило. И большую часть пути до снятой квартиры она мирно продрыхла, забыв о недавнем желании получше рассмотреть город детства.

– Вставай, красавица, прибыли! – разбудил ее оклик Костика. – Это ведь твой адрес: улица Мира, 4?

Ольга потерла глаза, вышагнула из машины и придирчиво рассмотрела многоэтажку. Ну да, именно тут и находилась съемная квартира. Единственная, которую сдавали посуточно.

– На сегодня это мое пристанище, – безрадостно сообщила Ольга. – Только почему свет горит? Я, вроде, не включала...

Она еще раз отсчитала третий этаж, седьмое слева окно. Но нет, не ошиблась. На кухне снятой однушки действительно горел свет.

– У тебя там ничего ценного не осталось? – забеспокоилась Ника. – Вдруг воры пожаловали?

– Документы и деньги с собой, – проверила Ольга. – В квартире только халат, да сумка с косметикой и принадлежностями для душа. Не думаю, что на это могли позариться.

– Да хватит вам друг дружку пугать, – прервал обсуждение Костик. – Подумаешь, щелкнула выключателем на автомате, а потом забыла. Делов-то...

– Могла, – призналась Ольга.

– И все же стоит проверить, – настояла Ника. – Давайте поднимемся вместе и осмотрим квартиру.

Поиски плодов не принесли. В квартире не было ни посторонних, ни следов взлома. Правда, на кухонном столе зачем-то стояли пустой чайник и чашка.

– Не помню, чтобы их сюда ставила, – сообщила Ольга. – Впрочем, я и себя-то не помню. Ничего, сейчас приму душ, отосплюсь и буду как новенькая.

– Ты, если что, звони, – все же предупредила Ника, прощаясь. – И прости, если не приду провожать. Но вставать в такую рань и тащиться на станцию – выше моих сил.

– Ничего, – улыбнулась Ольга и чмокнула подругу в щеку.– Все будет хорошо. Позвоню, как вернусь в Москву.

Заперев дверь, она прошла в ванную, включила воду и, мурлыкая под нос незатейливый мотивчик, принялась раскладывать привезенные с собой сокровища. Гель для душа, молочко для тела, питательная маска из водорослей, крем. И не то, чтобы Ольга любила прихорашиваться, скорее следила за собой по привычке и ради карьеры. Все же внешний вид – визитная карточка адвоката. К женщине с темными кругами под глазами и прической кикиморы и клиенты будут подбиваться не слишком респектабельные.

– Ну вот, завтра буду как огурчик, – пообещала Ольга, подмигивая отражению в зеркале.

Зеленоватая субстанция маски, нанесенная на лицо, стянула кожу, не позволяя улыбаться. Бальзам, нанесенный на волосы, сделал их похожими на мягкую глину. Решив подурачиться, Ольга закрутила пряди наподобие рожек и нанесла на губы красную помаду.

– В доме нет мужчины, а значит, и нет нужды сидеть в ванной, пока длится процедура омолаживания! – сообщила отражению.

Замоталась в неприлично узкое полотенце и походкой богини проследовала в спальню. Уселась на диван, взяла в руки пульт.

Но включить телевизор не успела. В дверном замке повернулся ключ, и Ольга не на шутку испугалась. Не просто вжалась в диван – притворилась его частью. Пока мозг соображал, как поступить, глаза в отчаянии наблюдали за происходящим.

В прихожую вошел мужчина – высокий, широкоплечий. Поставил принесенные пакеты в угол, скинул дубленку и включил свет.

Сердце Ольги пропустило удар. Еще никогда она не встречала такого интересного представителя сильного пола. Тонкий шерстяной свитер плотно прилегал к телу, обрисовывая каждую мышцу. Сильные руки бугрились мускулатурой – такие явно принадлежали не офисному работнику, скорее лесорубу или боксеру. Волосы цвета мокко блестели от растаявшего снега.

Мужчина повернулся лицом, и Ольга смогла оценить волевой подбородок, поросший щетиной, римский нос, идеально очерченные брови и тонкие, но чувственные губы. Пронзительный взгляд золотисто-карих глаз наткнулся на незнакомку.

– Ох ты ж ё!.. – от неожиданности воскликнул мужчина.

Он явно не ожидал увидеть на диване зеленолицее чудо с рогами и в полотенце.

Возглас стал для Ольги сигналом к бегству. Она метнулась в прихожую, но вскоре осознала ошибку: незнакомец все еще стоял в дверях и преграждал ей путь. Да и выбегать почти нагишом на улицу, на мороз минус тридцать, – сродни самоубийству.

Ольга забежала в ванну, захлопнула дверь и заперлась на щеколду. Вечер перестал быть тоскливым и размеренным.

Глава 2


Присев на коврик, Ольга мысленно поблагодарила себя за разгильдяйство – на сей раз забывчивость и привычка не класть вещи на свои места сыграла ей на руку. В ванной обнаружилась сумочка, а в ней – сотовый.

Дрожащие от нетерпения пальцы набрали номер Ники. Длинные гудки сообщили, что подруга очень занята.

Стук в дверь заставил Ольгу подпрыгнуть.

– Эй, ты кто такая? Как в квартире-то оказалась? – настойчивый мужской голос потребовал объяснений.

Ольга взбунтовалась: вскочила на ноги, воинственно оправила сползшее полотенце – будто ее могли увидеть за закрытой дверью.

– Это ты кто такой и как сюда попал? – Ольга прекрасно помнила, что лучший способ защиты – нападение. – Я сейчас полицию вызову...

И почему эта идея не пришла ей в голову сразу? Почему вместо простого номера «02» она набрала Нике? Все же шампанское – не лучший друг девушек, и даже не помощник. Особенно в экстренных ситуациях.

– Вообще-то, я владелец этой квартиры и могу уходить и приходить в любое время, – заметил мужчина. – И что-то я не припомню, чтобы приглашал тебя на ужин. Тем более с полицией за компанию.

Ольга неверяще потрясла головой и прокричала:

– Врешь! Хозяин квартиры Николай, и он сдал мне квартиру на сутки.

– А-а-а, вон оно как, – последовал ответ. – Вот и проси друзей присмотреть за собственностью, пока ты в отъезде.

Мысли скакали в голове Ольги, как солнечные зайчики – ни поймать, ни рассмотреть толком. И как быть теперь?

– А если я позвоню и проверю? – наконец-то в опьяненном сознании промелькнула достойная идея.

– Да пожалуйста, – легко согласился мужчина за дверью.

И, судя по шуму, ушел на кухню. Послышись шуршание целлофановых пакетов, шум воды и стук ножа. А вскоре по квартире поплыл ни с чем не сравнимый аромат копченой колбасы и кофе.

– Придумала в такой момент думать о еде, – тихонько упрекнула себя Ольга, набирая номер Николая.

– Алло... – послышался сонный голос на другом конце линии. – Ольга, вы?.. Что-то срочное или до утра подождет?..

– Нет! Не подождет! – прокричала в трубку Ольга. – Вы сказали, что в этой квартире никто не проживает. А ко мне заявился какой-то мужчина и утверждает, будто тут живет!

Последовала минутная пауза.

– Чего вы молчите?! – Ольга окончательно разнервничалась. – Так вы хозяин квартиры или нет? Отвечайте немедленно!

– Да тут такое дело... – нехотя сообщил Николай. – Я ж не думал, что Серега так быстро выйдет. Но вы не волнуйтесь, он мужик нормальный, женщину не тронет и ночью в мороз не выгонит. Только меня завтра прибьет, и все...

– Очень обнадеживающе, – упавшим голосом произнесла Ольга. – Надеюсь, убивать тебя он будет долго и мучительно. Постойте-ка, откуда Серега вышел? Он что, преступник?!

Последнее слово она произнесла шепотом, чтобы хозяин квартиры ненароком не услышал. Но ее уловки оказались напрасными – Сергей что-то напевал на кухне и продолжал орудовать ножом.

– Деньги не верну – уже потрачены, – сообщил Николай и отключился.

– Чтоб тебя всю ночь совесть мучила! – зло объявила Ольга, но ее уже не услышали. – Или хоть изжога...

Она вновь набрала номер Николая, но приятный женский голос любезно сообщил, что аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети.

– Чтоб тебя!.. – объявила Ольга и отбросила ставший ненужным телефон. – Угораздило вляпаться...

Сергей подошел к двери и постучал:

– Ты выходить собираешься?

– Нет! – рявкнула Ольга. – Просто оставь меня в покое. Продолжай заниматься своими делами и не замечай.

– До утра там останешься? – усмехнулся Сергей? – Неудобно же...

– Тебе какая разница?.. – буркнула Ольга. От обиды и злости она утратила страх перед незнакомцем и инстинкт самосохранения.

– Во-первых, я не могу оставить даму в беде, – объявил Сергей. – А во-вторых, мне как-бы тоже нужно принять душ... Гм, и не только.

Ольга мысленно прокляла совмещенные санузлы и поднялась на ноги.

– Сейчас выйду, – пообещала не слишком довольно.

Смыла с лица маску, прополоскала волосы и закрутила их в тугой узел. Размотала полотенце и надела халат: махровый, безразмерный, с оттянутыми карманами и потрепанным пояском. Но кто мог представить, что в съемной квартире ей предстоит знакомство с мужчиной?..

За то время, что понадобилось Ольге, чтобы привести себя в божеский вид, Сергей накрыл на стол: бутерброды, салат из огурцов и помидоров, баночка икры. В хрустальной вазе с отколотым боком красовались шоколадные конфеты и вафли. Так уютно, так по-домашнему.

И накачанный домохозяин в фартуке в горошек смотрелся очень даже мило. Если не обращать внимания на татуировки на руках и подозрительную бледность лица.

Ольга нервно сглотнула и прислонилась к косяку двери. Войти в кухню она так и не решилась.

– Присаживайся, – пригласил Сергей и отодвинул для нее табурет. – Обсудим, так сказать, сложившуюся ситуацию. Заодно познакомимся. И поедим. Ты прости, но я со вчерашнего дня голодный, так что не обращай внимания на некультурное поведение за столом.

От этого замечания Ольге стало совсем не по себе. Если ее мысли верны – домашней пищи Сергей не получал давно. Как и женского внимания...

От последней мысли Ольга покраснела. Но списала нелепые мысли на действие шампанского. Сергей выглядел довольно приятным, и речь его была правильной. Никакого тебе жаргона или мата. Хотя все это вовсе не значит, что нужно расслабиться. Скорее наоборот – как адвокат Ольга встречалась со многими людьми и знала, что не все то золото, что блестит. Как и не все навоз, что плохо пахнет.

– Тебе чай с сахаром или без? – улыбнулся Сергей, показав очаровательные ямочки на щеках.

Удивительно, но они совершенно уместно смотрелись на его суровом, мужественном лице. Больше того – придавали ему особый шарм. Делали моложе и привлекательнее.

– С сахаром, если можно, – Ольга не сказала, а прошептала. Отчего-то горло ее пересохло. Скорее всего – так начиналось похмелье. Хотя...

Пока Сергей разливал чай, Ольга воспользовалась возможностью как следует его рассмотреть. Приходилось ей видеть воров, убийц и даже одного рецидивиста. Ни на одного из них владелец съемной квартиры не походил. Не было у него ни суетливых движений, ни сальных ухмылок. И вообще весь вид внушал доверие.

Взгляд Ольги скользнул по сильной шее, полускрытой воротником свитера, прошелся по могучим плечам, обласкал руки. Спустился ниже и вновь наткнулся на тыльные стороны ладоней, украшенные завитками татуировок.

Ольга вздрогнула и отвернулась.

– Сведу при первой возможности, – признался Сергей, заметив, что за ним наблюдают.

– Разонравились?.. – Ольга попыталась поддержать беседу, избегая смотреть Сергею в глаза.

– Была б моя воля – вообще не сделал, – разоткровенничался он. – Тебя зовут-то хоть как, нежданная?

Ольга все же подняла голову, чтобы столкнуться с насмешливым и в то же время безумно притягательным взглядом. Настолько притягательным, что даже собственное имя удалось произнести с трудом.

– Что ж, Оленька, рад встрече. А меня Сергеем зовут, но чаще просто Серым.

– Волком? – не сдержалась Ольга.

Сергей рассмеялся:

– Иногда и так – но это большая тайна. А вообще я тихий и мирный: питаюсь исключительно подножным кормом и заблудившихся в моем лесу девочек не ем. Только если кусну пару раз за мягкое место.

Ольга вздрогнула и отодвинулась вместе с табуретом.

– Не пугайся, шучу ведь, – смутился Сергей. – Ты чай-то пей, пей. Конфетку вот скушай.

– Не хочу, – заявила Ольга. – Прости, но мне пора идти.

– Куда? – не понял Сергей.

Ольга плотнее запахнула халат на груди и придала лицу невозмутимое выражение. Первое правило спасения – не поддаваться панике, находить разумное решение в самых неразумных ситуациях.

– У подруги заночую, – бодрым тоном сообщила Ольга. – Она живет на Майской, с другом – капитаном полиции, если что.

Сергей что-то прикинул в уме, похмурился. И выдал вполне бодренько:

– Нет на Майской никаких капитанов. Там вообще район темный: ни фонарей, ни полиции, ни улиц приличных, ни приличных прохожих. Одни подворотни и гопники.

– Ничего, я дорогу хорошо знаю, – не сдалась Ольга. – Сейчас такси вызову – через полчаса буду на месте.

Сергей поджал губы и помотал головой:

– Ничего не выйдет: смотри, метель какая. В такую погоду ты таксистов золотым калачом не заманишь.

– Пешком доберусь, – пожала плечами Ольга. – Шуба у меня теплая, не замерзну.

– Какая шуба? – деловито уточнил Сергей. – Если натуральная, то лучше сразу выброси – все равно по дороге снимут.

Ольге пришлось признать его правоту – хоть и мысленно. Лисья шуба, что висела сейчас в шкафу в прихожей, обязательно привлечет внимание жадных до чужого добра ночных прохожих. Олег дарил от всего сердца, лет пять назад – наверное, тогда еще любил. И не жалел на супругу ни денег, ни внимания.

Ольга машинально залезла в карман халата, достала сотовый. Дважды набрала номер Ники, но та так и не ответила. Кроме как у подруги, переночевать было негде.

Сергей сочувствующе покосился в ее сторону, подлил чая.

– Слушай, мне, правда, неудобно, что все так вышло. И идти тоже некуда. Ты потерпи мое общество до утра – я все равно здесь проездом. Вещи кое-какие заберу и свалю. У меня поезд утром.

– И у меня, – эхом отозвалась Ольга.

– Вот и отлично! – объявил Сергей. – Переночуем под одной крышей, а завтра с утра пораньше вместе доберемся до станции. Глядишь, вьюга закончится.

Ольга тихо вздохнула. Украдкой покосилась на сильные ладони, держащие в руках чашку. Слишком сильные, крепкие и в то же время красивые. С длинными пальцами пианиста и коротко остриженными ногтями. Такие руки могут принадлежать как скульптору, так и серийному убийце. В ладони уместно будет смотреться и топор, и ружье, и тонкая женская шейка.

От последней мысли по телу Ольги прокатила волна непонятного волнения, предвкушения чего-то особенного. И это невозможно было списать на действие шампанского. Сознание вовсе не затуманилось, а напротив – словно бы пробудилось от глубокой спячки.

В последние годы рядом с мужем Ольга не испытывала абсолютно ничего. Редкие комплименты Олега и его скупые ласки не находили отклика ни в душе, ни в теле. Ольга начала уже подумывать, что и вовсе утратила способность испытывать желание.

И вот на тебе! Этот Сергей словно с неба свалился. Ворвался в мирную жизнь Ольги вместе со снежным вихрем и разбередил позабытую женственность. Как же так?

Ответа на этот вопрос Ольга не знала. Да и не собиралась искать.

– Хорошо, останусь, – проговорила едва слышно и отвернулась. – Если ты не против, то я постелю себе тут, на кухне. Кажется, в комнате у стены стоит раскладушка.

– Ну уж нет, – возразил Сергей, – гостье спать в кухне, да еще и на раскладушке?.. Сам тут лягу, а тебе уступлю диван. Идет?

Ольга поспешно согласилась. Залпом допила чай и поспешила ретироваться, заявив:

– Если не возражаешь, посмотрю телевизор.

– Не выйдет, – расстроил ее Сергей, – ящик не работает. Я пытался включить – хотел новости глянуть. Но нет, одна рябь по экрану. Придется нам иначе коротать вечер.

Кровь прихлынула к лицу Ольги. Тревожные мысли закопошились в голове с удвоенной силой.

– Как именно? – голос утратил уверенность.

Сергей осмотрел ее с головы до ног и довольно улыбнулся

– Ты, конечно, чертовски привлекательная особа, но я же не маньяк-насильник.

– Это радует, – без особого энтузиазма произнесла Ольга. – Знала бы, что придется ночевать в одной квартире с незнакомцем – запаслась не халатом, а спальным мешком. И маску для лица выбрала томатную – чтоб кожа покраснела и сделала меня совершенно непривлекательной.

Сергей иронично приподнял одну бровь и покачал головой:

– Тебе бы это не помогло, прелесть не скрыть ничем. Даже удивительно, что такая женщина путешествует в одиночестве.

Он говорил, а взгляд его сиял обожанием. Олег никогда не смотрел так на Ольгу. Никогда прежде она не чувствовала себя такой невыносимо прекрасной и чувственной.

С нею творилось нечто странное. Она стояла, прислонившись к косяку двери, а в глубине ее существа словно зарождалось солнце – ее собственное светило, дарующее тепло и нежность. Его сияние отражалось в ее глазах, и превращало милую скромницу в роковую соблазнительницу. Ольга и сама не знала, как хороша в тот миг.

– Глаз не оторвать, как хороша, – не удержался от замечания Сергей.

Протянул руку и нежно обвел пальцем изящный овал подбородка Ольги. Она шумно вздохнула – но это не было жестом сопротивления, скорее мольбой о продолжении.

Вопреки воплям рассудка Ольга посмотрела на чувственные губы Сергея и мысленно взмолилась о поцелуе. Рассеянность и страх уступили место желанию.

Она тряхнула головой, отбрасывая прочь наваждение и одновременно избегая продолжения ласки.

– Прости... – смутился Сергей. – Не знаю, что на меня нашло.

Отвернулся, но Ольга успела рассмотреть страсть в его глазах. Его боль и его разочарование. Уголки губ дрогнули и скорбно опустились.

На негнущихся ногах Ольга проследовала к дивану, страстно желая вернуть улыбку на суровое лицо Сергея. Пришлось сжать кулаки так, чтобы ногти впились в кожу. Это слегка отрезвило и придало уму ясности.

– Не делай так больше, – попросила Ольга не своим голосом.

– Тебе было неприятно? – честно спросил Сергей из кухни. – Или ты меня боишься?

– Больше второе, – призналась Ольга. – А что на счет приятности... Не знаю, с какими женщинами ты общался раньше – но я за чай и крышу над головой не готова отдаться.

Сергей вошел в комнату. Зажатым в руке полотенцем он протирал вымытую чашку – делал это машинально, взгляд же его устремился на Ольгу. В нем явственно читался укор.

– Понимаю, мы мало знакомы, но это не дает тебе права делать подобные выводы, – отповедь Сергея заставила Ольгу стушеваться. – Я никогда в жизни не принуждал женщин к близости. Ни шантажом, ни силой. И не собираюсь этого делать впредь.

Ольга опустила голову и едва слышно произнесла:

– Конечно, не принуждал, зачем тебе это? С твоею внешностью и шармом такие манипуляции лишние. Скорее ты привык к тому, что девушки сами прыгают к тебе в койку и умоляют о ласке.

Признание слетело с языка прежде, чем Ольга успела его обдумать. Прозвучало оно сродни признанию если не в любви, то в восхищении. И то была чистая правда. Ольгу тянуло к Сергею с непреодолимой силой. Только упрямство истинного юриста не позволяло наплевать на принципы и мораль и не поддаться искушению.

– И снова ты ошиблась, – признался Сергей и, кажется, покраснел. – Я вовсе не дамский угодник и не ловелас. Но красоту женщин ценить умею, в том числе и на расстоянии. Так что не сердись и подари мне вечер. Просто посидим, поболтаем, без интима. Обещаю, буду держать руки при себе и наслаждаться твоей прелестью исключительно зрительно. Идет?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю