355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Елена Белова » Новая реальность » Текст книги (страница 1)
Новая реальность
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 20:10

Текст книги "Новая реальность"


Автор книги: Елена Белова



сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 25 страниц) [доступный отрывок для чтения: 9 страниц]

Елена Белова
Новая реальность

С искренней и глубокой благодарностью

Наташе Пешковой,

Леночке Малашенковой,

Алёне Волокитиной (Aleck),

Александру Сингилееву,

Солнышку laccerta

и всем моим читателям, тепло и поддержка которых помогли создать эту книгу


Пролог

Это была самая обычная ночь. Ранняя осень неспешно грела гальку на пляжах Черного моря, золотила листья тополей, веяла прохладой на виноградники Кубани с зреющим на них урожаем, хрустела первым ледком в ручьях Сибири.

А сюда, на вершину Роман-Коша, осень пришла с холодным ветром, под которым, предчувствуя морозы, недовольно зашептались горные травы.

Самая обычная осень. Красивая.

А для кого-то – последняя.

Два человека среди скал молча смотрели на раскинувшуюся перед ними красоту: горные вершины и звездное небо. Они почти не говорили – все было решено, и давно. Почти не двигались, несмотря на холод и ветер, выдувающий из-под рубашек последние крохи тепла. Только по очереди отпивали из небольшой зачарованной фляжки коньяк – понемногу, по глотку.

И смотрели в небо.

Вопреки всему, им хотелось увидеть рассвет… хоть начало. Но времени уже не было.

– Пора, – хрипловато сказал один из них, откладывая в сторону пустую фляжку.

– Пора… – негромко отозвался второй, светловолосый. – Лёшка, а если все-таки…

– Не будем об этом. Решили – так вместе. Мне тоже есть что исправлять, Дим.

Тишина. Свист ветра. Розовеющее на востоке небо…

– Тогда… начали?

Никто ничего не почувствовал.

Почти.

Только на станции наблюдения неподалеку от Роман-Коша взбесились приборы. Как ни пытался оператор отладить работу датчиков, ненормальная техника упорно утверждала, что на горе произошел как минимум ядерный взрыв – и это притом, что визуально сама гора была в полной сохранности, даже трава не примялась.

А еще вышел из строя спутник, неспешно пролетавший над Крымом, – просто сгорел по неустановленным причинам. Но этого никто особо не заметил, кроме военных, тут же сваливших аварию на некие происки потенциального противника…

В разных концах Земли удивленно выругалось полтора десятка гадалок и пророков, у которых по непонятной причине сорвался контакт с будущим. Никакие травы и медитации почему-то были не в состоянии исправить ситуацию – карты молчали, а хрустальные шары и сны показывали что угодно, от серого тумана до полного хаоса. Словно мир только что испытал какое-то глобальное потрясение и возмущение линий реальности еще не улеглось… Но какое и где?

В Своде Небес, уникальном магическом замке-не-на-воде-не-на-земле-не-в-воздухе, встревожились светлые Стражи и Совет Координаторов. Неопознанная сила мгновенно смела свитые тысячи лет назад охранные плетения, ограждающие мир от опасностей стихийных пробоев из-за Граней [1]1
  Грань, Грани– ошибочное, но часто употребляемое наименование границ сопредельных миров. Происхождение термина относят к бытующей некогда теории Великого Кристалла. В действительности границы с сопредельными мирами (Урху, Ангъя, Виттре, Тарконессо и Дайомос) не отличаются ни прямыми линиями, ни блеском и, строго говоря, становятся видимыми лишь при очень редком сочетании факторов. – Здесь и далее примеч. авт.


[Закрыть]
, и намертво отрезала Землю от всех миров Сопределья. Ни пробить новоявленный барьер, ни взять его под контроль не получалось, и оставалось только гадать о целях его создателя…

Заметно обеспокоились и вечные враги Стражей – обитатели подземных Уровней, по традиции именуемые демонами. Им не было дела до Сопределья, но мощь задействованной энергии вызывала тревогу. Если Светлые способны на такое, то стоит готовиться к очередной стычке поосновательней.

А больше никто и не понял, что произошло нечто необычное.

Люди, не посвященные в магические войны и теорию сопредельных миров, спокойно жили своей жизнью: шли на работу, слушали новости, сердились на соседей, начальство, правительство… влюблялись, ругались, на что-то надеялись.

Никто ничего не почувствовал. Никто не увидел исполинского многоцветного полотнища, закрывшего все небо, – магическая энергия невидима и неуловима человеческими приборами.

Жизнь текла как всегда. Просто кое-кто, кто должен был завтра погибнуть, останется жив. Просто некоторые события теперь так и не произойдут, и многое пойдет по-другому. Просто чьи-то судьбы, в том числе наших знакомых, станут – да уже стали! – иными.

Просто… мир изменился.

Часть первая
Феникс

Глава 1
Нежеланное задание

– Фэйт! Фэйт, еще! Еще! Пожалуйста, Фэйт! – Горящие восхищением глаза не отрывались от замершей в поклоне девушки. Броская алая юбка широкой волной легла под ноги, тонкая рука в золоте браслетов раскрыла веер у выреза корсажа, черные волосы скрыли лицо в золотой полумаске…

– Фэйт! Фэйт! Фэйт!

Танцовщица отточенным жестом повела головой, отбрасывая с лица черную волну кудрей, и сверкнула улыбкой – жаркой, вызывающей, такой, что растаял даже охранник у дверей. И, нарочито медлительным жестом вскинув руку над головой, отколола пунцовый цветок у гребня.

– Фэээээйт! – завопила толпа, когда цветок, на миг коснувшись карминных губ, полетел вниз в сотни подставленных рук.

– Фэйт? – окликнул менеджер нарядную танцовщицу, спешившую в гримерку готовиться к следующему номеру – пляске с ножами.

– Рамаз? – В голосе девушки, только что зажегшей своим танцем даже налогового инспектора, суровую даму лет сорока, не слышалось и тени одышки. Словно не она только что отплясывала на сцене ожившим пламенем. Ларри мимолетно пожалел, что красавицу не удается уговорить танцевать чаще раза в неделю. Какая была бы фишка у клуба. Но и так неплохо. По субботам заведение просто ломится! – Рамаз, если ты опять про выступления по воскресеньям, то я говорила – не могу!

– Нет-нет, просто тебе тут звонили, пока ты была на сцене. Твои родные. Просили перезвонить, когда ты освободишься.

– Что? – Фэйт, как показалось Рамазу Кулашвили, не порадовалась известию. Глаза сузились, тонкие пальцы сжались в кулак, и даже голос стал другим – властным и жестким. – Кто именно?

– Твоя мать, Лиз. И еще Анна. Красивое имя.

– Чччерт!

– Какие-то проблемы? – осторожно поинтересовался менеджер. – Ты ведь не отменишь выступление?

Девушка дернула плечом.

– Ну уж нет! – алые губы усмехнулись почти зло. – Подождут!

* * *

Феникс (согласно греческому «пурпурный, багряный») – легендарная птица, обладающая способностью сжигать себя. Упоминается в преданиях с XV века до н. э. Считалось, что феникс имеет внешний вид орла с ярко-красным оперением. Предвидя смерть, сжигает себя в собственном гнезде, а из пепла появляется птенец. По другим версиям мифа – возрождается из пепла.

Согласно Геродоту, это птица из Ассирии. Живет, по разным источникам, от ста шестидесяти до пятисот лет. ( Из сборника легенд).

Феникс (первые упоминания встречаются в мифологии около трех с половиной тысяч лет назад) – редкий вид магических существ. Принадлежность к Свету или Тьме не определена. Внешний облик человеческий – женщина со знаком птицы на запястье. По неподтвержденным данным обладают как обычными ведьминскими силами (способностью ощущать энергетику иных существ, составлять отвары, зелья и мази, ворожить), так и редким среди ведьм даром телепортации. В книге «Магические расы и описание оных, в разных землях имеющих быти» премудрый Аль абд’Алла описывает фениксов как симбиоз людей с неким загадочным магическим существом и приписывает мифическую способность повелевать металлами, исходить невредимыми из огня. Страж Анисим Свияжский сообщал, что представителям данного племени присущ и вовсе необычный дар – впитывать чужую магию. К сожалению, Свияжский и его ученик Василе бесследно исчезли во время Возмущения (Первая мировая война, по человеческим хроникам) и продолжить исследование не представилось возможным. В настоящее время фениксы живут закрытой общиной, соблюдают Соглашение. Случаев недозволенной магии не отмечено. Специализация – заказные убийства.

Уровни и Темная Ложа пользуются их услугами, а Стражи, очевидно, рассматривают как своего рода «санитаров леса». Случаев наложения санкций на клан Феникс не зафиксировано.

Правда, по неподтвержденным данным, в истории отмечены и случаи проявления фениксов с творческими наклонностями – например, знаменитая балерина Аннета Файер, по свидетельству ее друзей, обладала талантом вынимать кинжалы из воздуха и порой называла себя фениксом.

* * *

Сердитый скрип двери, брошенная на диван сумка, сверкнувшие гневом глаза. Сейчас посетители клуба не узнали бы красавицу-плясунью, ради которой приходили в зал вновь и вновь – темные брови девушки были сердито сдвинуты, и черная кожаная безрукавка на шнуровке наводила скорее на мысль о байкерах, а не о танцах. Из походки и жестов исчезла изящная легкость и грация, сменившись на экономную в движениях силу и точность.

– Какого черта, мама? – неласково поприветствовала она сидевшую в ее кресле блондинку.

– Мы тоже рады видеть тебя, Лина, – послышался голос второй женщины, седовласой и стройной, с царственной осанкой тонких плеч.

– Анна, здравствуй. – Лина немного понизила голос, но успокаиваться полностью не пожелала. – Мама, я просила не дергать меня на работе! И в моей квартире!

– Какая работа? – возмутилась блондинка. – Лина, ты, похоже, забыла, что ты феникс и твоя настоящая работа – заказы клана! И то, что мы позволили тебе развлекаться в этом заведении, не значит, что ты можешь позволять себе любую дурь! Девчонка! Ты абсолютно безответственно…

– Лиз, – мягко перебила Анна, – девочка расстроена. Спокойней. Мы же сами разрешили.

Мать негодующе тряхнула волосами, но с усилием кивнула и замолчала. Лина в который раз мимолетно удивилась тому, что Анна защищает ее. И Лиз, такая резкая на язык и обращение, такая несдержанная, смиряется с подобным порядком вещей.

Раньше она ценила это и обожала бабушку за подобное вмешательство. Когда в домике гремел очередной скандал, когда Лиз ледяным голосом изрекала очередное «нет», когда Лина закусывала губы, получив очередную пощечину, появлялась Анна. И после разговора наедине Лиз брала себя в руки. И часы тренировок сокращались до семи… и мать соглашалась подумать о школе танцев. И… нет, щенка ни в коем случае! Но птицу можно.

Раньше она любила бабушку за такое вторжение в свое воспитание, со страхом думая, что было бы, если б та не вмешивалась. Раньше она это ценила. Потом поняла, что между резкими требованиями матери и мягкими уговорами Анны не такая большая разница. Они обе решили за нее, кем ей быть. Они обе привязывали ее к клану, к тому, что она едва терпела – к посещениям подземного мира Уровней, грязи и крови. К убийствам во имя поддержания собственной жизни. К данным у родового Пламени клятвам, к стекленеющим глазам очередной жертвы. К зверю в собственном теле.

Я не просила такой жизни! Я не хочу такой быть! И часто ненавижу вас за то, что вы не оставили мне выбора.

Она жила от субботы до субботы, с головой окунаясь в жар танца и гитарный перезвон, и только это пока помогало удержаться на краю… Пока.

– Так что вам нужно?

– Лина!

– Вы б не пришли просто так, правда? – В вопросе прозвучала скрытая горечь. – Так что на этот раз?

– Заказ.

– Нет, – ответила она, не успев подумать. – Нет. Мы же договаривались, что вы не трогаете меня, пока я не почувствую голод!

– Лина…

– Нет.

– Как ты разговариваешь, девчонка! Ты…

– Я-не-хо-чу.

– Детка, нам заказали очень необычную добычу – там такая магия! И мы по контракту имеем право на половину. Если ты получишь такое, то станешь сильнее всех. Только подумай, какая награда! Ты сможешь…

– Мне плевать.

– Лина!

– Хранительница?

– Ты обязана выполнить контракт, – сдавленным голосом проговорила Лиз. – Ты обязана, помнишь? Ты клялась.

– Ага. Когда мне было двенадцать! Только тогда никто не удосужился мне объяснить, на что я подписываюсь! Почему остальные клялись в шестнадцать, почему сейчас вы идете ко мне, а не к ним?

– Ты лучшая. Он силен, – вздохнула Анна. – И тебе пора вспомнить, кто ты. Без споров, Лина. Ты должна. Это нужно клану.

Глава 2
Ты?!

Она шла к сцене.

Намеченная жертва – певец. Наверно, как и она, ведьмак скрывает свою магическую суть. Хорошо скрывает, и музыкант, наверно, хороший – зал набит битком, а ведь концерт еще не начался. Мягкий перебор гитарных струн льется из стен – запись пока. А красиво.

Ей надо пройти поближе к сцене, причем незаметно. Остановиться на расстоянии удара. Клиент не заказывал какую-то особую смерть, так что можно просто.

О!

Юношески гибкая фигура возникла-соткалась в перекрестье лучей, приветственно взмахнула рукой, и рев восторженной толпы ударил по ушам. Лина не слушала, что вопят почитатели ее жертвы, молча проталкиваясь вперед. Еще шагов пять.

«Каждый из вас – звезда», – вдруг мягко пропел со сцены юношеский голос, и Лина едва не споткнулась. Это… это он поет?

 
Каждый из вас – звезда.
Только решись на это…
Только скажи судьбе «да»
И засияешь светом.
Только откройся тому,
Что в твоем сердце пылает…
 

Он пел, и тонкие пальцы плясали по струнам гитары, и зал затих, впитывая негромкий, очень теплый голос. По сцене струился золотой огонь, мягко трогая бликами каштановые волосы, тонкое лицо, зеленую рубашку. Лина замерла. Это… Это что, про нее? Про нее же, правда? Или… Мысли всполошенными птицами умчались прочь – ясный голос снова пронесся по залу, тронул-коснулся-погладил.

 
Каждый из вас – звезда…
Звезды ведь тоже – солнца.
 

Девушка, затихшая рядом, быстро вытерла слезы. Юноша, весь в разводах люминесцентной татуировки, расправил плечи и обнял хрупкую девочку. Высокая шатенка в супердорогом прикиде вдруг виновато улыбнулась и уткнулась стоящему рядом парню в грудь, похоже, шепча что-то извиняюще-ласковое.

Каждый из вас – звезда…

Парень с гитарой допел припев и поднял глаза на зрителей. И вдруг остановился на полуслове. Вздрогнул, шагнул к самому краю, напряженно всматриваясь. Резко вскрикнула гитара под неловким движением руки. Зал стих. Совсем.

Взгляд юноши ожег лицо. Лина, не понимая, напряглась, готовясь к драке.

И вдруг он что-то вскрикнул – стоявшие рядом расступились – и кошкой слетел вниз. К ней. Схватил за руки.

– Ты! Это ведь ты?

Сглотнув комок (и спрятав возникший нож), девушка изумленно всмотрелась в удивительно яркие зеленые глаза. Почему-то знакомые… Знакомые.

Юноша растерянно отступил на шаг, ни на миг не отрывая глаз.

– Это ведь ты, правда? – почти просяще прозвучал его голос. – Лина…

Выражение лица всколыхнуло память, вернув ее на шесть лет назад. Не может быть!

– Лёш?

Глава 3
Взгляд в прошлое

Ей шестнадцать, и это ее второе не тренировочное убийство. И первое – без подстраховки.

Темный колдун Властим, еще молодой, ему пятидесяти не стукнуло, но уже успевший достать изрядное количество народу. По крайней мере, клану заказало его целых четыре клиента:

– конкуренты по магическим услугам;

– обозленная любовница, узнавшая, что он использовал ее волосы на какое-то снадобье;

– глава ассоциации магов, прознавший, что Властим наряду с магией использует всякие технические новинки людей. А что ж вы хотели, этот современный маг даже учился в каком-то университете;

– родной братец, увидевший при гадании, что Властим, оказывается, нанимает киллеров для егоубийства.

Лиз, несколько удивленная такой популярностью объекта, разумеется, ни словом не обмолвилась клиентам о других жаждущих и кроме обычной ставки ухитрилась выторговать еще и надбавку за риск и доплату за выбор способа убийства. После чего спихнула заказ на дочь, предоставив ей самой определиться, как, черт побери, умудриться убить объект четырьмя способами сразу. Для тренировки – сказала она. Для тренировки. Дочь главы клана должна уметь принимать решения и… Силы ада, как мне это надоело.

Лина материализовалась в пещере и благоразумно замерла для осмотра места. Как оказалось, не зря: в пещере поклонника техники были датчики движения! Ничего себе! В последнее время, по словам старшей наставницы, фениксам стало куда трудней работать – пришлось изучать и что такое видеокамеры, и какие существуют датчики, и многое другое. Клан организовал спецкурсы, инструкторов нанимали. Ну же, мой хороший… ага, вот так, меня здесь нет.

Разобравшись с техникой, феникс пожелала знать, где черти носят ее объект. Конечно, в пещере могло быть несколько отделений, но бегать по этим отделениям – верный шанс нарваться на неприятность. По данным работодателей, объект отличался подозрительностью почти до паранойи, и установить на входе какую-нибудь смертоносную пакость вполне в его характере. Воскреснуть она воскреснет, но, во-первых, больно, во-вторых, объект может и удрать, пока она будет копаться с воскрешением, а в-третьих, мать заметит и сначала закатит трехчасовую лекцию по идеальным убийствам, а потом загонит на тренажеры на пару недель. Так что лучше она тихо подождет, пока Властим не…

А вот и он.

Точно как на изображении. Стрижка, щегольская аккуратная бородка… Даже одежда у него не такая, как у всех! В руках – современный шприц и пробирки.

– Привет, – вздохнула феникс и аккуратно влепила в высокий аристократический лоб модного демона специальный шарик, блокирующий способности к переносу. Шарик впитался в кожу, едва коснувшись, колдун вздрогнул и непонимающе посмотрел на незваную гостью:

– Тебе чего, девочка? Я сейчас не принимаю. За любовным зельем зайди завтра, получится убойной силы! – Он зачем-то потряс пробирками.

– Властим? – проявила знание традиций Лина. В принципе, это было не обязательно, но по старым обычаям полагалось обязательно спросить жертву про имя. Фоток и кристаллов ведь раньше не было.

– Я же сказал, я не принимаю! – рявкнул колдун, теряя всякую приветливость.

Ну вот и ладно.

– Александрус велел передать тебе привет, – продолжила традиционный ритуал девушка и подняла руку, перестав прятать родовой знак.

Глаза Властима полезли на лоб:

– Феникс?!

А вот теперь объекту полагалось начать делать глупости типа бегства или драки. Ну вот, как по заказу! Лина легко уклонилась от шприца, пробирок, которыми зашвырнул в убийцу запаниковавший объект, и перенеслась ему за спину. Он только успел переступить с ноги на ногу, не понимая, почему не действует телепортация, а феникс уже была рядом. Ничего сложного. Ножик к горлу – и колдун понятливо притих.

– Подожди, – проговорил он торопливо, – подожди! Тебя послал Александрус? Мой брат? Подожди!

Это было непрофессионально, но Лина придержала нож. Мать права, хреновая из нее убийца, не получается у нее бесстрастность и безжалостность.

– Послушай… Сколько он дал?

– Это важно?

– Подожди же! Я дам больше! Намного… Намного. Он ведь неудачник. Сколько он мог… ну подожди же, пожалуйста!

– Я слушаю.

– Я могу выкупить… вам же разрешается, нет? Я отдам свои зелья! Редкие… Сильные!

– Не пойдет.

За нарушение контракта семья взбесится, и никакие зелья не помогут ей уйти от наказания.

– Да ты не представляешь, насколько сильные! Тебя весь клан на руках носить будет! – Колдун, кажется, сообразил, что после его смерти феникс так и так может забрать имущество, и отчаянно продолжил: – Постой, минутку, ну пять секунд, ладно? Ладно?!

– Ну?

– Ты ведь феникс? Ты пьешь силы, правда? Хочешь такую силу, каких на Земле всего пять? Всего пять, представляешь? Я отдам его тебе. Ты станешь сильной… очень. Только отпусти меня. Я уйду… все брошу… никто не узнает… а?

Лина вздохнула. Если она принесет в клан что-то очень-очень ценное… ну очень… то может сойти и нарушение контракта. И ей не слишком попадет. Да и в любом случае ценное надо посмотреть. Ну ладно, колдун. Тебе же хуже, если обманешь. Девушка поджала губы и захлестнула вокруг шеи объекта цепочку-амулет с лазуритом.

– Пошли.

– А… а это что? – Колдун потянулся к горлу, еще не веря, что обошлось.

– Взрывчатка, – не моргнув глазом заявила феникс. – Обманешь, попытаешься убить – останешься без головы.

Крохотная пещерка, всего шагов пять. Вроде искусственная. Фу, гадость! По коже продирается волна такого колючего холода, что она невольно оглядывается: какого черта?

Впечатление, что тут черные кристаллы на полную мощность работают! Как чародей их терпит, они ж любую магию глушат?!

Но тут включается свет, и на постели, наскоро переделанной из алтаря, Лина видит свою «плату за молчание».

Ему лет двенадцать, и он то ли спит, то ли без сознания. Обнаженное тело распластано на тонком слое травы, прикрывающей камень. И руки, заведенные за голову и вмурованные в изголовье алтаря, и ноги – в кровавых синяках. Особенно много на бедрах и у плеч.

По краю алтаря цепочка тех самых черных кристаллов. Штук тридцать. Кем должен быть мальчик, что его блокируют на такой мощности? И как же ему сейчас тошно – черные кристаллы даже ей, темной, терпеть тяжело… Дышать тяжело…

– Это кто? – Голос феникса спокойный-спокойный. Именно такого добивалась от нее мама.

– Маг. Из сильных. Очень… Среди его предков сплошные Стражи. Зелья, приготовленные на его крови, – настоящее сокровище! Я столько на них… Кхм. Он твой. И мы расстаемся. – Голос чародея стал почти заискивающим.

– Так ты кровь у него берешь?

– Ну да. Я его специально для этого прибрал. Забирай, мы ведь договорились, да?

И в этот миг мальчишка открыл глаза. Огромные, помутневшие от боли и жара. На миг в них тенью мелькнула надежда, но тут же потухла, потом растерянность и стыд – увидев девушку, он судорожно дернулся, инстинктивно пытаясь прикрыться. Не вышло, каменные кандалы не пустили, и, вздрогнув от боли, он затих, едва шевельнув запекшимися губами. Слабый совсем.

– Много уже взял?

– Крови? За трое суток – где-то около литра. Тебе хватит.

Три дня…

– И мести родителей не боишься?

– Тебе-то что? – не выдержал Властим. – Ладно-ладно, ничего, извини. Я не тороплю… Нет, не боюсь. Его никто не ищет, он официально покойник.

– Как это?

– Интересуешься новым способом убийства? Пожалуйста: ждешь, пока твоя жертва куда-нибудь полетит на самолете, покупаешь билет. В нужный момент запускаешь снотворный газ и забираешь нужного человечка. Потом переносишься – и готово. Самолет падает. По останкам на месте катастрофы никто в жизни не определит, сколько там трупов и как люди умерли. Спишут на террористов, не первый раз.

Во время его речи Лина следила за мальчишкой. Он тоже слушал своего мучителя, и на тонком лице все ясней проступало отчаяние. Но он молчал. Только дышал как-то странно. Девушка прищурилась – на левом боку темнел громадный синяк. Гарантированный перелом ребра. Рядом с легким.

– На боку тоже кровь брал? – Ладонь феникса легко легла на горячую кожу.

– Что? А… нет. Это стукнул, не удержался. Язык у него… Так берешь?

Вот доставучий.

Мальчик снова вздрагивает, когда она касается перелома. В его глазах нет надежды, только боль и злость на собственную беспомощность. Зеленые глаза… Лина решительно кивает головой:

– Беру.

– Отлично! – оживился тот. – Снимай эту свою взрывчатку, и…

– Не спеши.

– А что такое? Мы договорились, нет?

– Договорились. Насчет заказа Александруса. А еще есть приветы от Лайзы, Магнуса и мудрейшего Пу Сы. Тоже расплатишься? – Губы юной убийцы кривит злая усмешка, и колдун, что-то поняв, отшатывается.

– Что?..

– Прощай, Властим.

Изобразив на жертве, кроме раны в сердце, еще и следы удушения и утопления (целых пять минут на это угробила!), Лина вколола ему еще какую-то пакость – яд тоже заказывали – и снова вернулась к алтарю. Ну-ка, ну-ка, что нам тут нужно? М-да, паршиво…

Мальчик отвел глаза от тела своего мучителя и посмотрел на нее.

– Феникс… – прошелестел почти неслышный голос. – Что ты… от меня… хочешь?

– Чтоб ты полежал тихо, – огрызнулась она. И перенеслась.

Белые кристаллы нашлись только в третьей по счету лавочке и вдобавок стоили немало. Шипя нечто неласковое в адрес покойничка Властима, феникс выгребла из кармана одно из его зелий и все-таки добилась скидки. Но из-за поисков и торга в пещеру она вернулась только через сорок пять минут.

Почувствовав перенос, он открывает глаза.

– Что теперь?

– Я ж сказала, лежи тихо!

– Куда я денусь…

Лина достает из сумки кристаллы, кладет у его груди. Молча осматривает фронт работ. Нейтрализовать черные кристаллы можно только белыми, причем раскрошить с первой попытки. А мы имеем тридцать два черных и только двадцать шесть белых. Весело. Присвистнув, девушка вынимает нож и прищуривается: если отколоть вот этот кусок алтаря, то разница, в принципе, преодолима.

– Подожди… – шепчет мальчик, – минутку.

– Что?

– Можно сначала попить? Пожалуйста…

Тихий, почти безнадежный шепот словно проломил перегородку между сознанием и тем вечно кипящим котлом внутри, который назывался «злость». Ярость заклубилась огненной лавой. Какая там злость, это просто бешенство!

В клане Феникс очень ценили детей.

Редко какая из фениксов была способна родить больше двух дочерей. Они жили долго, втрое дольше человека, но за это пришлось платить… Дети рождались нечасто, и поэтому каждый ребенок был драгоценностью. Их берегли, несмотря на требовательность и традиции. Берегли и охраняли. Даже детеныши демонов могли рассчитывать на безопасность и какую-никакую помощь при случае. И все знали, что фениксы малость ненормальные на детках, и с заказами на лиц до восемнадцати к ним соваться может только самоубийца. Ее объект, кажется, не знал, что показывать своей убийце ребенка в таком виде небезопасно.

Эх, Властим, жалко, что никто не заказал тебе какую-нибудь медленную смерть. Мама была бы поражена моим дебютом!

Пока Лину терзали кровожадные мысли, руки ловко сняли с пояса небольшую фляжку, открутили колпачок-стаканчик и поднесли его к губам-корочкам.

– Он что, сегодня тебе воды не давал?

Мальчик не ответил. Слишком сосредоточен был на том, чтоб поймать губами и выпить все до капельки. Словно неделю не пил. Догадка уколола шипом.

– Подожди… совсем не давал?!

Тихий вздох. Усталый взгляд, в котором смешались благодарность и боль. И обреченность.

– Нет. Зачем?

Жбыр! Про еду можно не спрашивать. Лина налила еще стаканчик.

– Как тебя зовут?

– Тебе зачем? – настороженно глянули на нее чуть прояснившиеся глаза. – Лёш.

– Лёш, а дальше?

– А тебя?

Надо ж, а он, оказывается, с характером.

– Мы на задании не представляемся, – дернула плечом Лина. – Традиция. Так как?

– Что?

– Морочишь мне голову? Как тебя зовут?

– Зачем тебе мое имя?

– Для меню! – разозлилась девушка.

Вот упрямец! Еле дышит, а туда же. Хотя, может, мальчишки все такие? Вторую половину человечества юная феникс почти что совсем не знала – мальчики в клане не рождались, а контакты за его пределами не поощрялись. Да и времени на эти контакты не очень хватает: обучение будущих фениксов отнимало по пятнадцать-шестнадцать часов в сутки.

– Так бы и сказала… – с усилием улыбнулся мальчик. – Тогда представь, что я блюдо-сюрприз.

– Что? – изумилась феникс. Нет, похоже, она многое упустила, не знакомясь с мальчиками. Таких нахалов среди ровесниц ей не попадалось еще. А интересно ж!

– Ничего! Спасибо, конечно, за воду… но лучше ешь с закрытыми глазами!

– Ничего себе! – почти восхитилась Лина. – Парень, ты всегда такой упрямый?

– А ты всегда спрашиваешь у еды, как ее зовут?

Лина представила подобный диалог с бифштексом, и ей стало весело. А задание оказалось не таким уж плохим. Юморист он, ее новый знакомый.

– Только у той, что умеет разговаривать! Кстати, паренек, для еды у тебя не слишком сговорчивый нрав.

– Дракон тоже так сказал… – пробормотал мальчик-маг. – Зеленые глаза блеснули вызовом. – И что, тебе это мешает?

– Не-а. Но тебе лучше быть повежливей, пока я не передумала и не бросила тебя здесь.

Не то чтоб фениксы не уважали драконов. Но сравнивать ее с драконом – это по меньшей мере невежливо. Тем более, когда тебе хотят помочь! Но она тут же пожалела о том, что сказала – что-то странное мелькнуло у мальчишки на лице. Страх и обреченность – тщательно запрятанные, затаенные… прикрытые вызовом, отчаянной попыткой пошутить… Вот это да! Все это время, пока они перешучивались, он…

– Эй, малыш, ты всерьез решил, что я хочу тебя съесть?!

– Нет? – после паузы тихо спросил Лёш.

Лина покачала головой. Значит, думал. Думал – и дерзил! Нет, этот парнишка ей точно нравится! А она-то пригрозила, что может передумать и бросить его тут. Интересно, что хуже для мальчика: знать, что тебя слопает незнакомая людоедка или тихо умереть в кандалах без воды и еды? Ладно, как любит повторять мамуля, дела говорят лучше, чем слова.

– А что тогда?

– Там посмотрим. Полежи тихо, пожалуйста. Будет немножко не по себе.

– Хуже уже не будет, – пробурчал мальчишка, пристально следя за ее руками.

И ошибся.

Нет, все-таки черные кристаллы – редкостная мерзость. Мало того что держат и не выпускают, мало того что от них физически плохо… так ведь когда эту пакость рушишь ведьминым кварцем, заключенная в них энергия выплескивается наружу… бррррр… внутри словно кошки царапают. Конечно, белые кристаллы вбирали в себя сколько могли, и все же было неприятно. Лина скосила глаза на своего нового знакомого… и рывком дернула из аптечки флакон со стимулятором. Мальчишку трясло как в лихорадке, мускулы судорожно напряглись, на закушенных губах треснули корочки и по щеке уже протянулись алые ниточки. Трое суток в компании черной дряни даром не прошли, и ему пришлось куда хуже. Черт, да что ж это?

– Эй-эй, а ну брось это, паренек! Пей, живо…

– Мм… Что… это.

– Черт, да пей же! – А, плевать! Она заставила его раскрыть рот и влила пару глоточков. Да еще придержала, не давая выплюнуть.

Заставить выпить силой иногда быстрей, чем уговорить. Ну правда же?

– А теперь, будь добр, попробуй не умирать ближайшие пять минут, а?

Ох и странный же у него сейчас взгляд. Словно… словно… понятия не имею, что это значит!

– Я… ничего не обещаю… – выдохнули еще дрожащие губы, – на первом же… свидании.

Что-о?

Юная феникс совершенно обалдевшим взглядом уставилась на мальчишку. Похоже, из-за плена у него что-то с головой.

– Псих, – хмыкнула девушка, подавляя странную мысль о том, что не мешало б ему быть постарше. Псих, причем заразный. Зачем она с ним вообще связалась?

Пока сознание решало этот интересный вопрос, руки тем временем делали свое дело: сначала покрутили пальцем у виска, потом расчетливо нейтрализовали один кристалл за другим.

– Так, белых больше нет. Он что, на тебя весь запас кристаллов потратил? Ну-ка полежи-отдохни.

Мимоходом она как бы случайно набросила ему на талию свою куртку, прикрыв бедра и живот. Ну просто так. Чтоб… ну просто так.

Теперь отколоть это безобразие… Каменные наручники, наверно, отмыкаются кодом… только где ж его взять. Пришлось откалывать понемногу… Несколько минут – и вздох, почти вскрик, когда она медленно высвободила затекшие кисти рук.

На его лицо она не смотрела.

Ну что, заканчиваем? Пора. А то еще кто-нибудь явится за зельями… Хотя момент…

– Так, Лёш. Я сейчас отколю камень, и кристаллы перестанут работать. Не передумал называть свою фамилию?

– Зачем?

– Как ты меня достал, малыш, – сообщила девушка. – Ладно, как хочешь. Но попытаешься перенестись в таком состоянии – умрешь. Без вариантов.

Мальчик промолчал. Он пробовал размять руки. Но пока они не шевелились. Три дня в одном положении… Как они вообще не омертвели!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю