332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Елена Аксенова » Рожденная летать (СИ) » Текст книги (страница 1)
Рожденная летать (СИ)
  • Текст добавлен: 5 июня 2018, 22:00

Текст книги "Рожденная летать (СИ)"


Автор книги: Елена Аксенова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 2 страниц)

========== 1 глава. Новое восхождение. ==========

– Моя госпожа, враг у ворот! – негритянка задыхалась от жары и пыли. Она пробежала несколько километров, прежде чем вековой покой могольского дворца одарил ее долгожданной прохладой. – Мы проиграли войну! Ратан Сингх пал в сражении, нам больше не на что надеяться.

Королева стояла к ней спиной, не проронив ни звука. Ее длинные тугие косы спускались ниже поясницы, украшенные золотыми вставками и заколками. Каждая женщина в Великой империи Моголов мечтала быть ею. Богатая, красивая, умная. К двадцати пяти годам она встала на престол при помощи жестокого государственного переворота. Ее отец, Джалал I, был хорошим воином, но никудышным семьянином. Уже в тридцать лет он заставил свое государство разрастись вдвое, но не сделал счастливой ни одну из своих четырех жен, ни одну из многочисленных наложниц.

Принцесса Аврора была старшей дочерью великого султана и ненавидела его всей душой, каждой клеточкой. Ее мать привезли из Греции ему в дар. Ей было всего четырнадцать, и он обращался с ней хуже, чем с дворцовым шутом. Он умер, когда девушке было двадцать три, пал в сражении за новые земли и поэты писали оды в его честь, восхваляли это мерзкое животное.

На престол претендовал ее младший брат, избалованный и наглый Исмат. Жадный от природы, он не обладал даже крупицей тех немногих хороших качеств, что наблюдались у его отца. Его мать, королева Мариям, уже примеряла корону, когда Аврора своим мечом отсекла ее голову. Так, она стала первой султаншей в истории империи.

Другую женщину приняли бы с сомнением, но эта была хороша и на пиру, и на поле боя. Ее царствие было ознаменовано как самое спокойное за последние века, вот только отец нажил немало врагов перед смертью. Большинство она успела усладить сладкими речами, или перебить грамотным войском, но вот молодой полковник Ариджит Капур, недавно взошел на престол и был амбициозен и самоуверен. Недолго думая, он объявил ей войну и за пару-тройку сражений обошел ее лучшие тактики и встал у ворот столицы. Его нельзя было победить на поле боя.

– Моя госпожа, надо уходить! Ваш дядя прислал отряд, вас ждут на границе, – служанка целовала подол расшитого сари и покрывалась слезами.

– Я не уйду со своей земли, – королева Аврора повернулась к двери. Ее прекрасное лицо было спокойно, голос ровный. – У него больше силы, я принимаю это. Но не все войны выигрывают упорством. Иногда нужны мозги. Требуй переговоров с правителем от моего имени.

Этим вечером на нейтральной территории правитель Раджпутов, великий Ариджит II ждал своего врага. По всему миру ходили легенды о красоте и храбрости этой женщины, но он не был падок на такие вещи. Пока его солдаты скитались по публичным домам в поиском утешения на ночь, он писал длинные письма своей любимой Кхуши, которая верно ждала их свадьбы вот уже пять лет. Как только эта крепость падет к его ногам, он вернется домой и даст ей права жены. Она их заслужила. Она их достойна.

– Великая правительница империи Моголов, прекрасная и несравненная королева Аврора! – шторы раздвинулись и покрытое шрамами лицо Ариджита озарила улыбка благоговения. Ее синие глаза были покрыты густой подводкой, от чего ослепляли своим сиянием. Аппетитные формы под легким сари и тонны золота придавали ей неподражаемую грацию и величественность. Пухлые губы, маленький носик – все в ее теле было манящим и прекрасным.

Аврора ликовала, видя, что сделала с противником.

– Я не подпишу тот позорный мир, что вы выслали мне со своим солдатом, – ее усыпанные браслетами кисти отодвинули вуаль с головы.

– Где он? – Ариджит не отрываясь смотрел на ее вышитый лиф, она точно знала, как заставить мужчину страдать.

– Я принесла его голову вам. На подносе в углу палаты, – на порченной скатерти было доказательство правдивости ее слов. – Мне не нужны унизительные условия. Я не подчинюсь вам.

– Уже подчинились, – он пытался сохранить твердость. Столько боев позади, столько женщин его соблазняли. Кхуши, Кхуши. Но чтобы он не делал ее нежный портрет из его памяти вытесняла звериная страсть, которую зародила в нем эта властная особа. – Или вы хотите мне что-то предложить взамен?

– Хочу… – Аврора наблюдала как капелька пота стекает по его израненному лицу теряясь в длинных волосах. – Хочу предложить вам кое-что получше…

========== 2 глава. Желание обладать ==========

– Ариджит, ты из ума выжил? – Салман ходил из угла в угол военной палатки. Они выросли вместе, еще мальчишками практиковались на деревянных мечах, вместе мечтали воздвигнуть раджпутские флаги по территории всего мира, вдвоем прорабатывали стратегии, вместе прошли такой длинный путь, убили столько врагов и покорили столько стран, расширили свои территории до самой Московии на севере и до теплой воды на юге. Если бы его спросили, кого он знает лучше, себя или своего короля, его ответ был бы не в свою пользу. И вот теперь, когда их цель так близко, Ариджит уступает этой могольской шлюхе. – Зачем тебе жениться на ней? Кхуши ждет тебя столько лет. Что ты ей скажешь?

– Я уже послал письмо, где попросил простить меня за отозванное слово, – карие глаза были покрыты туманом желания. С тех пор как он узрел чужеродную красоту, все его мысли поглощала только одна женщина. Человек чести, он бы мог отрубить голову даже верному Салману, если бы ее это сделало счастливей. Больше никто не имел значения, все утратило ценность.

– Простить? Простить?! – схватившись за голову, он ногой сшиб декоративную вазу с небольшого столика. – Кто ее теперь замуж возьмет? Что с ней будет ты подумал?

– Я дам ей денег, она не будет нуждаться, – его сердце ни разу не сжалось, это была необходимая жестокость, которая приближала его к сапфировым глазам той, от которой не хотелось отрываться.

– Денег?! Ты дал ей денег?! Я не верю своим ушам! Это не можешь быть ты! Мой друг, мой соратник никогда бы не сказал таких слов!

– Твой друг их и не говорит! – его спокойствие и отстраненность сменились бурей гнева. – Я твой король! Слышал меня?! Я твой король! – Мгновение и он уже тряс в своих руках ошеломленного человека, который бы с радостью пожертвовал жизнью ради него. Под его разочарованными глазами бешенство отступило. – Я… Я не хотел так…

– Ариджит, что с тобой происходит? Эта женщина помутила твой разум! – Салман положил руку на огромное плечо своего полководца. Он хотел спасти его, спасти от той разрушительной страсти, которая словно яд уже пропитала его бренное тело. – Послушай, ты можешь сделать ее наложницей. В их империи всегда практиковались гаремы, она поймет. Но жениться ты должен на своей, на Кхуши. Народ не одобрит чужеземную королеву.

Ловкий Юсуф, прятавшийся все это время неподалеку, увидел сомнения в глазах полководца и сразу устремился во дворец к своей госпоже. Его бесшумная походка позволяла пройти незаметно мимо любой стражи.

– Моя госпожа, – ее стройный силуэт уже несколько дней осады был приговорен к окну. Ее такое прекрасное и такое серьезное лицо оставалось скрытым от входящего. – Ваша красота – дар Божий, иначе как объяснить, что правителю хватило одного взгляда, чтобы забыть себя прежнего.

– Что ты узнал, Юсуф? – Аврора не шевелилась, ее обнаженные плечи ласкал родной ветер, но край тяжелого сари благородного коричневого цвета оставался непоколебимым.

– Его товарищ, Салман, уговаривает сделать из вас наложницу, а жениться на выбранной девушке, – старческие руки все еще оставались проворными и быстрыми, несмотря на давно ушедшую молодость. – Я могу заставить его замолчать…

– Ты не убьешь его, – она откинула назад длинную черную косу в массивных золотых заколках. – Ты сделаешь так, чтобы гонец доставил письмо Кхуши. Они не должны успеть вернуть его.

– Но, госпожа…

– Это все, Юсуф, – слуга покинул ее покои. Она вернулась на свое место. Эта прекрасная плодородная земля… Во что ее превратили эти вооруженные язычники? Копыта их коней совсем вытоптали драгоценную траву у крепости. Люди… Люди, которые бояться своей тени. Еще бы, у ворот вооруженные солдаты. Ну ничего, она не даст свой народ в обиду. Никогда не даст. Она выиграла много битв на поле боя, но эту придется вести в кровати.

***

Как и приказала королева Аврора, Кхуши получила письмо раньше, чем его смогли отозвать. В своем купеческом доме она читала страшные слова о несбыточном замужестве и плате за моральный ущерб. Ее капитан, такой благородный, такой честный. Тот, кто своей рукой надел кольцо на ее крохотный палец. Тот самый капитан своей рукой подписал ее смертный приговор.

На утро девушку нашли повешенной в своих покоях на платке, который должен был укрыть ее голову в тот самый день. На кровати осталось роковое письмо, как обвинительный акт. Тот, кому она отдала сердце, вонзил в него нож.

Королева Аврора прибыла к Ариджиту II, чтобы высказать свои глубочайшие соболезнования.

– Я знаю, для вас она была дороже любого богатства, поэтому я скорблю вместе с вами в этот трудный час, – ее нежное лицо прикрывала кружевная вуаль. Ни к чему было наряжаться в белый траурный наряд, полковник, увидев ее, напрочь забыл о горе, к нему вернулись мысли о греховном.

– Когда ты станешь моей? – его горящий взгляд сверлил ее обтянутые тонкой тканью бедра. Это был единственный вопрос, который заботил его сейчас. Он говорил честно.

– Я уже сказала его величеству, что могу предложить только союзный брак, – Аврора смотрела на него наивным взглядом, ее густые ресницы были опущены. – Я мусульманка и королева. Я не стану вашей любовницей.

– Я могу заставить, – мужчина был на грани того, чтобы кинуться на нее здесь и сейчас, и только остатки здравого смысла заставляли блюсти баланс. Хотя нет, так он врал себе, рассудок покинул его. Это был страх от ее угроз, только он его сдерживал.

– Я тоже способна на многое… Например, на такой любимый индусами джохар. Вы либо мой враг, либо мой муж… – обряд самосожжения женщин, практикующийся во время воин, не позволял победителю получить тела побежденных. Это могло напугать любого индуса, король не был исключением. От этих слов по его спине пробежал холодок. Мысль лишиться возможности быть с этой женщиной приводила его в ужас. Он скрывал это. Она знала это.

Этим вечером раджпутский король Ариджит II и королева Аврора Могольская совершили брачные ритуалы по мусульманским и индуским канонам.

========== 3 глава. Скажи это… ==========

– Он успокоится к утру, как только проведет с ней ночь, – нервные смешки выдавали Салмана, он не был до конца уверен в своих словах, но верил в них свято. Всю дорогу до раджпутской столицы новоиспеченные муж и жена провели раздельно, как и полагается. Ариджит был полон гнева и разочарования. Первую брачную ночь он был готов провести у самого алтаря, но командующий армии уговорил его выдвинуться назад. Их походы затянулись, солдаты устали. Они не готовы были ждать ни одной минутой больше необходимого. Опасаясь восстания, король собрал походный лагерь, но когда ему было запрещено ехать с женой в палантине, он бушевал сильнее разъяренного океана. Тогда Салман впервые увидел новую королеву. Аврора поразило его в самое сердце, в чем он не признается никогда и никому. Обтянутая тонким фиолетовым шелком, она шагала так легко и грациозно, что скандал тут же сошел на нет. Она наклонилась к мужу и шепнула что-то на ушко, после чего он сел на коня и с улыбкой отправился в путь. Ее тяжелые косы, покрывающие узкую спину, ее грация, ее красота… Она могла владеть любым мужчиной, которого бы пожелала. Салман видел ее, поэтом теперь он сомневался.

– Ты прав, брат, – Ранвир, старый вояка, одобрительно кивал начальнику. – Он ослеплен желанием, молодой все же. Но сегодня во дворце он получит все, что так хотел. После этого она потеряет власть над ним. Мне ли не знать. Ходят слухи, что ее красота – Божий дар человечеству.

– Люди преувеличивают, дядя, – он врал. Разум был четок и ясен, но вот поганое сердце… Молодой полководец еще не знал, что этот зуд, который терзал его нутро при мысли о первой брачной ночи королевы, называется ревностью.

– Ваше величество, пожелаете принять ванну перед приходом королевы? – тощий Абдулла прибыл из Могольской империи вместе с Авророй. Он был хитер, но умел угождать и всегда помнил свое место.

– Когда она придет? – Ариджит был так близко к мечте последних своих дней, что нетерпение сменилось сладкой пыткой ожидания.

– Через час, господин, – он поклонился и вышел в сторону бани. Там, на огромной территории было пусто, король хотел побыть один. Погрузившись в теплую воду, правитель Раджпутской империи прикрыл глаза. Он вспоминал свою жену, ее синие глаза, соблазнительные формы. Остался час, он завладеет ей наконец.

Теплые струи воды из глиняного кувшина омыли его, покрытое боевыми шрамами, сильное тело.

– Абдулла, что ты добавил в воду? Пахнет странно…

– Чарующе? – это был ее нежный глубокий голос. Он хотел обернуться, но она не разрешила. – Это мои духи, ваше величество.

– Почему ты пришла сюда? Абдулла сказал, что ты будешь через час, – Ариджит был напряжен как никогда раньше. Впервые он оказался наедине с женщиной, и эта та самая женщина, которая заставила его потерять голову. Он мог одним движением взять ее в руки, но она сама пришла к нему, стоит ли рушить такой момент.

– Он сказал то, что должен был, – под ее руками его мышцы стали твердыми. Кажется, ее прикосновения вызывают дрожь в его теле. Как же приятно чувствовать свою власть. – Я хотела сама омыть своего короля. Разве я не могу?

– Можешь, – Ариджит не шевелился, предоставив ей инициативу. Это пьянящее ощущение женской ласки… Как он мог до сих пор жить без нее?

– Не хочу, чтобы меня водили к тебе слуги. Не хочу, чтобы кто-то знал, когда я остаюсь у тебя. Это только между нами. Только ты и я, – с этими словами она отстранилась от него, скинула тяжелую накидку и пошла на другую сторону бассейна.

– Будет так, как ты хочешь, – его жадные глаза поедали Аврору. Женщина с плавными линиями, с пышной грудью, округлыми бедрами и тонкой талией. Женщина с распущенной копной черных длинных волос. Женщина, за взгляд на которую он теперь убьет. Его женщина…

– Мой король, – она села на край, покрытый мозаикой и соблазнительно улыбнулась, наблюдая как огромная фигура движется в ее сторону.

– Назови мое имя, – он был близко к ней, но не касался. – Позови меня.

– Ариджит, – она положила свои тонкие ладони на его грубые щеки. Он все еще не трогал ее, хотя пылал от желания. – Почему ты сдерживаешь себя?

– Я жду, когда ты попросишь, – коньячные глаза осмотрели ее обнаженные формы.

– Чего?

– Меня, – он был серьезен, хоть и держался из последних сил. Ничто в жизни не давалось ему так трудно.

– Что мне сказать, мой король? – Аврора прижалась к нему своим телом, но он остался неподвижен, несмотря на то, что весь покрылся мурашками.

– Скажи, что хочешь меня. Попроси взять тебя, – его севший голос выдавал отчаянье плоти, но воля была сильнее. – Я хочу, чтобы ты горела вместе со мной. Хочу, чтобы ты тоже сошла с ума от любви. Я не трону тебя, пока ты не попросишь.

Брюнетка удивленно посмотрела на него. Нет, не шутит. Терпит из последних сил, но терпит. Будет упрямиться до конца.

– Как скажешь, – она оттолкнула его и вышла прочь.

Ариджит был разочарован. Он стоял перед зеркалом, обиженный и разбитый. Таково его слово, такова его воля. Он не хотел брать ее, как награду за поход. Он хотел видеть ее любовь, ее страсть. Вот такое оно, безумное влюбленное сердце. Не дает принять полумеры, требует все и сразу.

– Абдулла, я красив? – он гладил свое израненное лицо не в силах найти ответ.

– Господин, вы прекрасный солдат.

– Я спрашивал не об этом.

– Знаю, ваше величество, – его острое лицо просияло улыбкой. – Но таков мой ответ. Вы прекрасный солдат. У вас широкие плечи, могучий рост, крепкие руки. Сражения закалили вас и одарили шрамами, но Аллах свидетель, они сделали вас сердцеедом. А ваше лицо? Правильное, суровое. Вы эталон мужской красоты.

– Тогда почему ей я не нравлюсь? – это был риторический вопрос. Ариджит жестом показал ему на дверь, он хотел остаться один. Зарывшись в многочисленные подушки, он забылся сном.

– Я думала, ты придешь ночью, – во сне его королева была все такой же прекрасной, и такой же голой, как вечером в бане.

– Я не нарушу слова, данного тебе. Спи спокойно, – какая сладкая нега видеть ее глаза, полные нежности и благодарности.

– Ну уж нет, – укрытая ночью словно накидкой, она прижалась своими губами к его. Эти теплые, нежные губы, полные страсти и желания. – Ариджит, я хочу тебя, – еще один поцелуй, он провел рукой по ее спине. Продолжай же, продолжай. Дай свое разрешение.

– Возьми меня, – с этими словами он прижал ее к себе со всей силой, что была в его теле. Больше его ничто не остановит. Он покрывал поцелуями ее не знавшее мужской ласки тело, она вздрагивала. Инстинкт говорил ему наброситься на нее, но сердце молило подождать. Нельзя испугать девушку. Она доверилась ему. Он касался ее так, как верующий касается святыни: аккуратно и с благоговением. Ее бархатная кожа была пропитана уже знакомым запахом, но он хотел выместить его своими поцелуями. Только он, только его следы на этом чарующем теле.

На рассвете король открыл глаза. Ощущение будто он спал всего минуту, хотя этот безумный сон про Аврору… Стоп, почему простыни влажные? Почему он чувствует тяжесть сверху и такую невероятную легкость в теле? Придя в себя, Ариджит увидел обнаженную жену, сладко спящую в его объятиях. Еще красивее, чем раньше, раскрасневшаяся и покрытая следами от его поцелуев, она была прекрасна. Реальность оказалась куда лучше забытья.

========== 4 глава. Заговор ==========

Ариджит стоял над огромной картой знакомого мира и улыбался. Когда он возглавил империю, она едва умещалась на двух пальцах, зато теперь их границы разошлись по всем сторонам света.

– Кто возглавит бывшее Могольское королевство? – Салман знал, что королева ночевала в покоях правителя, поэтому с утра был не в духе. – Пора уже принять хоть какое-то решение.

– Что значит «хоть какое-то»? Ты стал много себе позволять и это раздражает, знаешь, – его карие глаза были суровы и несгибаемы.

– Я не это имел ввиду, ваше величество, – его массивная фигура согнулась в поклоне, но голову не покидало осознание, что его друг стал намного холоднее после заката. Эта ведьма совсем его сгубит. – Нам нужен новый поход. Победа блекнет быстрее золота. А королева может отправиться в свою столицу…

– Что ты несешь? – впервые он приставил лезвие к когда-то самому дорогому горлу. – Не смей даже думать об этом, ясно? Моя жена останется со мной, если потребуется я перенесу столицу своей империи к моголам, но не расстанусь с ней. Армия, которая мечтала уйти с поля боя пусть нежиться в лучах славы. Похода не будет.

Паника, поселившаяся в его сердце от слов полководца, не могла уняться еще много часов. Кто-то может разлучить их с Авророй и это может быть кто угодно, мать, брат, лучший друг. Никому больше нельзя верить. Ужасное чувство, о котором он забыл не так давно, но которое въелось в его сердце вместе с полученной десять лет назад короной.

Королева совершала деловую поездку по городу. Несмотря на все протесты мужа, она хотела завоевать такую благородную нацию, перед тем, как будет править ими единолично. Они не принимали чужестранку, припоминая ей смерть несчастной Кхуши, но Аврора знала, как все исправить. Забыв о своей мусульманской вере, она покрыла голову платком и вошла в буддистский храм. Аллах простит ей поклонение перед языческой богиней, нельзя победить без хитрости. Такой жест вызвал неодобрение могольской провинции, но раджпуты были довольны. Высший свет, наконец, принял приглашение на вечернее празднование Дивали в королевском дворце. Все складывалось очень удачно.

Ариджит был доволен мудрыми решениями жены. Представители родовитых семей приветствовали его и обсуждали новые планы на благо империи. Они сняли бойкот и мечтали увидеть прекрасную королеву с добрым сердцем.

– Когда ты так смотришь на меня, я становлюсь сумасшедшей, – нежный голос и из-под золотой накидки показались невероятно синие глаза. Аврора в национальном раджпутском костюме с песней, посвященной безумной любви женщины, покорила каждого присутствующего. Она танцевала так, как это делали их женщины, с лампадами в руках. Ее удивительная красота, выдающая чужую породу, вся знать поняла поступок Ариджита в этот день.

Праздник удался на славу, а влюбленный король все не мог дождаться, когда ему разрешат покинуть торжество. Ночь уже укрыла одеялом все тайны, давая шанс на уединение любовникам. Жара стояла страшная и он попросил организовать спальное место на веранде. Там, вдали от толпы и посторонних глаз, молодожены смогут побыть наедине.

Широкая каменная лестница вела к покоям королевы. Ариджит хотел сам отнести жену на их ложе, на руках, так, как она заслуживает. Шум из ее комнаты смутил его.

– Отпусти! – этот пронзительный крик заставил мужчину перейти на бег. Он ногой выбил дверь и увидел Аврору с окровавленной головой в руке.

– Что это значит? – он непонимающе озирался по сторонам.

– Моя служанка открывала для кого-то потайную дверь в мою спальню. Я казнила ее немедля, – в доказательство королева протянула кровавый меч. – Кто-то собирался пробраться сюда ночью. Она так и не призналась кто. Но он должен быть во дворце.

– Тут сотни гостей и высокопоставленных лиц. Плюс постоянные слуги, жители. Мы никого не найдем, – он забрал трофей из ее рук. Гнев его не настиг, потому что она была в безопасности с такими-то навыками. – Я заложу этот вход сейчас же, а к главному встанут самые надежные люди.

– Нет, – она ласково прижалась к мужу. – Может произойти что угодно и мне понадобиться эта дверь. У комнаты не должен быть только один выход.

Она как всегда была права. Опьянений желанием от ее близости, он согласился бы на что угодно. Перед глазами стоял недавний танец и ее влюбленные глаза.

Молодые не спали до утра, но бессонная ночь выпала не только на их долю. Разбитая горем женитьбы сына, Сонам сидела у окна, проклиная заграничную девицу. Она не проводила ритуал приветствия невестки и поперла все остальные нужды, облачилась в траур и ждала момента, когда сыну надоест играть с этой куклой.

– Ни одна женщина не завлечет мужчину надолго, – ее сухая рука коснулась худого плеча младшего сына. – Не переживай, Амитабх. Твой брат скоро станет прежним. А если нет, мы учиним переворот и поставим тебя во главе империи.

– Но мама, мне кажется, он счастлив, – его неуверенный тон оборвал резкий жест.

– Это не счастье, это похоть, – женщина поправила край белой одежды. – Он ублажает плоть и доволен этим. Но любой порок становится обыденностью, красота приедается и душа просит новых свершений. Человек ненасытен, сын мой.

– Не все такие. Мне достаточно того, что у меня есть, – светлоглазый парень ерзал на диване. Он ненавидел визиты к матери, которая жаждала денег и власти, имея и то, и другое.

– Поэтому на троне сидит твой брат! – Сонам с брезгливостью осмотрела это подобие мужчины. Нелюбимый сын, мягкий и щедрый, он бы отдал последнюю рубаху нищему. Ариджит был другой, у него был аппетит к жизни, была страсть, до встречи с этой шлюхой. – Я хочу вам обоим добра, я ваша мать.

– Поэтому ты настраиваешь нас друг против друга? – он больше не хотел оставаться в одном с ней помещении. Выйдя на воздух, он закрыл глаза, чтобы вспомнить то, о чем помнить не должен: синие глаза из-под золотого палантина.

========== 5 глава. Война близко… ==========

Аврора стояла на каменном балконе и смотрела вдаль, туда, где ее родные земли обдувает совсем другой, нежный ветер. Еще девочкой она часто вглядывалась в горизонт и думала, как живут те, чужие люди, в других краях, где ходят медведи, пингвины или еще кто-нибудь странный. В десять лет она пересекла границу своего государства впервые, пытаясь через раджпутские земли пробраться к кораблям, к морю. Оттуда можно бы было устроить кругосветное путешествие, не быть принцессой, не слушать мамин плачь по ночам, не склонять голову перед деспотичный отцом. Там можно было жить совсем другой жизнью, носить платья с большими подолами и танцевать забавные танцы со знатью. Вальс, например. Как красиво европейцы танцевали вальс…

– Королева, – Амитабх наблюдал за ее тоскующим взглядом долго, но решился все же подойти. – С вами все в порядке? – сердце сжимается от ее грусти.

– Да, принц, не стоит беспокоится, – холодная и высокомерная, она направилась обратно во дворец, не желая продолжать разговор.

– Я вам не враг.

– Что? – Аврора обернулась.

– Я вам не враг, – он говорил это честно от всей души. – Я хочу быть вам другом. Хочу, чтобы вы доверяли мне.

– Зачем? Чтобы свергнуть с престола моего мужа? – брюнетка подошла вплотную, чтобы видеть, как смятение поразить его лицо. Этого не случилось.

– Я никогда не пойду против брата, – Амитабх верил в это, как Богиню-мать. – Никогда не подниму меча на него. А для вас я хочу стать опорой, потому что многие желают вам зла, а вы здесь совсем одна.

– Удивительно, что ваша мать произвела на свет таких разных сыновей, – он ей не помешает, всегда и во всем нужны союзники. В ее войне тоже.

– Мы похожи больше, чем это видно глазу, – он знал, что Ариджит II, грозный император и безжалостный воин, рыдал после кремации отца у себя в комнате, пока Амитабх гладил его непослушные темные волосы. Вот такая вот скала с нежным сердцем.

– Я тоже так думаю, – он не смотрел на нее, чтобы не выдать своей заинтересованности. Она это знала, она это чувствовала.

Ариджит разрабатывал новый план для охраны. Он не выдал панику по поводу вчерашнего происшествия. Кто-то посмел вломиться в покои к его жене, такое не должно оставаться безнаказанным. Ничего толкового узнать не удалось, покойная служанка была урожденной моголкой, никогда не выезжала к раджпутам. Значит враг был среди чужих, это радовало.

– Ты зря оставил капитану Али могольский трон, – Салман всегда знал, что происходит за дверями чужих дворцов, хорошая разведывательная сеть. – Он полководец, сильный и независимый. Голову склонил, но моголы отличаются хитростью. Да и их королева, уехавшая с чужестранцем, потеряла львиную долю авторитета.

– Она жена императора, ее честь – уважение ко мне. Я отрублю голову любому, кто посмеет поднять на нее глаза, – он стал грубее с ее появлением. Никто не понимал, но даже империя никогда не волновала его сильно. Он заставлял себя верить в то, что это все имеет для него важное значение. Но только после встречи с ней, он осознал всю правду целиком. Ни один поход не может сравниться с нежностью ее коленей, с той негой, в которой он прибывает, когда ласкает ее пышную грудь или округлые бедра, когда становится с ней единым целом, когда она стонет от его движений, когда впивается пальцами в его кожу и просит еще.

– О чем ты задумался? – Салман видел, что с его другом произошли необратимые изменения, все надежды на то, что после брачной ночи он забудет об этой девушке, рухнули.

– Мне нужен наследник, – блестящая идея, хоть и долгая реализация. Мужское эго тут не причем. В своих мечтах, он отдает ему трон, как только тот сможет самостоятельно думать, а сам упивается страстью с женой. Но как же долго этого ждать. Зато у него есть Амитабх, трон можно доверить ему.

Сонам сидела на постели, покрытая трауром и позором. Больше нельзя было ждать. Она написала письмо к Великой могольской провинции, Али должен был поднять бунт, вот уже совсем скоро. Ариджит должен будет идти на войну, а престол перейдет к нежному Амитабху, которого она будет контролировать и, наконец, добьется того, что принадлежит ей по праву.

Али Кхан объявил войну Ариджиту II неожиданно и подло: он перерезал всех оставшихся раджпутов ночью и отослал их головы во дворец. Груда мертвецов – вот что украшало королевский двор по утру. К этому прилагалось послание:

«Раджпутский мерзавец,

Ты не достоин честной войны, хоть твой народ и славится своим достоинством и честью. Твоя гордость валяется в спальне нашей королевы. Если хочешь остаться мужчиной, сдайся на мою милость, и я позволю тебе уехать в поселение со своей любимой женой.

Великий султан Могольской империи Али Кхан»

– Я же говорил тебе! Я говорил! – Салман не выдержал ужасного зрелища, среди покойных был командир Ранвир. – Как можно было сделать такую глупость!

– Повтори, что ты сказал, – Ариджит знал, что друг к нему справедлив, что из-за своей увлеченности женщиной, эти люди теперь мертвы. Но он был королем, он не мог позволить своему войну критиковать его открыто. Пусть он попросит прощения. Пожалуйста, брат, попроси прощения.

– Что слышал! Ты совсем потерял рассудок, как только связался с этой могольской шлюхой, – он был полон ярости и не хотел больше скрывать этих чувств. Кто-то должен был сказать ему это. Кто если не его преданный воин? – Я готов служить империи, тебе, но не стану приклоняться перед иноверкой!

– Возьми свои слова назад, – Ариджит достал меч, сердце его колотилось и сжималось. Образумься, Салман, пожалуйста, образумься! – Возьми назад свои чертовы слова!

– Ни за что, – он поднес лезвие короля к своей шее. – Я сказал то, что бояться сказать остальные. Так всегда было. Ты губишь свой народ ради женщины, неужели не понимаешь?

– Остановись! Возьми назад свои слова, Салман! – слезы полились из его глаз.

– Я раджпут. Я человек чести. Я не возьму назад ни одного слова, – его еще молодая и красивая голова полетела с плеч. Воины, которые под его началом прошли всю Индию, округлили глаза. Их полководец принял смерть с достоинством, но как мог король лишить его головы? Своего друга, своего соратника.

Ариджит упал на колени и сжал в руках тело мертвого друга. Трон, который заставляет человека делать то, что он не хочет. Трон, который дарует вечное одиночество. Трон, который заставляет людей видеть в нем только выгоду. Трон, который убил его лучшего друга. Трон…

========== 6 глава. Конец. ==========

Ариджит II пожелал сам зажечь погребальный костер своего друга. Стояла гробовая тишина, никто не мог поверить в реальность происходящего.

– Брат мой, мы завоюем весь мир вместе, – Салман тринадцати лет от роду стоял перед глазами короля и сердце его разрывалось от боли. – Умрем старыми где-нибудь в Европе в окружении красивых женщин и многочисленных регалий. Ты и я, как рука и меч.

Слезы, которые текли из его темных глаз, никто не видел, потому что вся страна отказывалась смотреть в лицо своего короля. Для них он был предателем, раджпутским Иудой.

Бунт назревал со всех сторон, о чем Аврора догадалась заблаговременно. После смерти Ариджита на престол сядет его брат Амитабх.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю