332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Эдуард Качан » Необыкновенные приключения Алешки и Аленки » Текст книги (страница 3)
Необыкновенные приключения Алешки и Аленки
  • Текст добавлен: 30 октября 2016, 23:41

Текст книги "Необыкновенные приключения Алешки и Аленки"


Автор книги: Эдуард Качан






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 13 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

И опять дети бежали в глубь леса, не разбирая дороги – лишь бы быть подальше от чудовищ. Алешка подумал, что было бы хорошо замечать всякие приметные деревья и камни, чтобы по этим приметам выбраться потом назад на тропу, но ничего заметить и запомнить не смог – уж слишком быстро бежали они с Аленкой. А силы уже оставляли детей – они тяжело дышали, и было ясно, что на долгий пробег их не хватит.

Внезапно они выскочили на большую поляну и остолбенели – на поляне были дети.

Много детей – мальчики и девочки, большие и маленькие. Некоторые держали на руках малышей-грудничков.

Все дети стояли, и смотрели на Алешку с Аленкой.

– Пропавшие дети! – пробормотала девочка.

– Бежим к ним, – крикнул Алешка, потому что сзади уже раздавались такие страшные, такие знакомые чавкающие звуки.

Алешка и Аленка кинулись к детям.

– Не сюда! – крикнул им один из детей. – Вы сюда не сможете!

Он предостерегающе замахал руками, но Алешка и Аленка не слушали его – ведь сзади были чудовища.

Они в миг преодолели расстояние, которое отделяло их от детей.

– Почему не сможем?! – задыхаясь, спросил у мальчика Алешка, когда оказался с ним рядом.

Мальчик выглядел бесконечно удивленным.

– Вы не должны были, – сказал мальчик растерянно. – Но вы смогли!

Все остальные дети смотрели на Алешку и Аленку во все глаза.

– Смогли что?! – не понял Алешка.

Аленке же было не до выяснений – амебы уже показались в той части поляны, откуда прибежали они с Алешкой.

– Нужно бежать! – крикнула Аленка испуганно.

– Не нужно, – сказал один из мальчиков. – Мы не можем, и они тоже не могут. Можете только вы. Интересно, почему вы – можете?!

– Да что можем, что?! – в один голос закричали Алешка и Аленка, не отрывая взгляда от быстро приближающихся амеб.

– Сейчас покажу, – сказал мальчик.

Тогда он, совершенно без страха, двинулся в сторону чудовищ. Пройдя несколько метров, он остановился, как будто уперся в невидимую преграду.

– Здесь стекло, – сказал он.

– Там нет стекла! – закричала Аленка.

– Здесь стекло, – повторил мальчик, и постучал кулаком как будто по воздуху. Раздался звук, причем такой, какой действительно бывает, если стучат по стеклу.

– Мы не можем пройти туда, – мальчик кивнул в сторону амеб. – А они никогда не проходят сюда. Только вы почему-то это можете! Интересно – почему?

Он отступил на шаг, взял с земли небольшой камень и швырнул в ближайшую амебу. Камень до амебы не долетел – он гулко стукнулся о невидимую преграду и отскочил мальчику под ноги. Между тем амебы подползли к невидимой преграде с другой стороны. Подползли, потолкались всем своим водянистым телом и остановились. Преграда была не видна, но она существовала! Мерзкие чудовища покрутились, помаялись возле нее, а потом поползли прочь.

7

– Вот так мы и попали к вам, – закончил Алешка рассказ о своих и Аленкиных приключениях. – Когда Мери-Эл рассказывала о пропавших детях, нам было их – то есть вас! – очень жаль. Только мы не ожидали, что вы здесь, в лесу!

– Но ведь мы где-то должны быть! – сказал мальчик, который подходил к преграде. – Ведь дядя Рок не хотел, чтобы нас не было совсем, верно? По его желанию мы исчезли с улиц, но появились здесь, на этой поляне. Кстати, я очень рад, что с Мери-Эл все в порядке – мы все гадали, почему она не с нами. Я – ее брат Карлос.

– Это ты пожелал кусты с мороженым? – спросила Аленка.

– Я.

– А как вы живете здесь, и почему не уходите никуда? – спросил Алешка.

– Мы не можем никуда уйти! – с горечью ответил Карлос. – Со всех сторон поляна окружена невидимой стеной. Вначале мы плакали, в особенности малыши, а затем привыкли. И к поляне привыкли, и к дождю… Хотя к дождю, честно говоря, полностью привыкнуть нельзя! Многие из нас кашляют. Лечиться тут нечем, и достать лекарств никак нельзя. Мы никуда не выходим, и к нам никто не заходит, только вы можете проходить через преграду.

– Потому что мы – чужие, – закончила за него Аленка.

– Очевидно – да, – согласился с девочкой Карлос. – Вы здесь, но как будто и не здесь – часть наших законов на вас действуют (ведь вы, к примеру, мокните под дождем!), а часть – нет. Не знаю почему.

– А что вы здесь едите? – спросил Алешка, которому очень хотелось есть.

– Малину, – ответила высокая девочка, которая держала на руках очень похожего на нее младенца – наверное, младшего брата. – Здесь огромный малинник, малины всегда много и она всегда спелая – ведь время остановилось. Пьем дождевую воду – она скапливается в крупных листьях. Мокрицы (по-вашему – амебы) нас не трогают – не могут сюда пробраться. Так и живем.

– А Мери-Эл ничего не говорила о мокрицах, – сообщила Аленка. – Говорила, что в лесу можно заблудиться, а об этих чудищах – ни слова!

– Откуда ж ей о них знать? – пожал плечами Карлос. – Они только недавно появились. Мы думаем, это из-за дождя. Они ведь как живой мешок, внутри которого вода. Им много ее нужно! Скорее всего, они просто высохнут, если прекратится дождь! В те времена, когда Мери-Эл могла выходить из дома, мокриц не было и в помине, а теперь люди не знают о них – ведь мы и раньше редко заходили в этот лес, а теперь до него никому дела нет.

– А откуда вы знаете, что это именно дядя Рок пожелал, чтобы дети исчезли с улицы? – полюбопытствовал Алешка.

– А он сам нам об этом рассказал, – сказал один из мальчиков.

– Он нашел нас, – пояснил Карлос.

Алешка и Аленка изумленно переглянулись.

– Дядя Рок приходит к нам каждый день по утрам, когда нет мокриц, – пояснила рыжая, очень кучерявая девочка – наверное, дочка или племянница рыжеволосого дяди Вальтера.

– Мы думаем, что мокрицы ползают по лесу как бы по кругу, – сказал Карлос. – Скорее всего – это из-за грибов. Пока мокрицы ползают в одной части леса, в другой успевают вырасти новые грибы вместо тех, что они сожрали вчера! Во всяком случае, у нас мокрицы всегда бывают в одно и то же время. По утрам их здесь никогда не бывает. В это время к нам и приходит дядя Рок.

– Он постоянно плачет, постоянно просит у нас прощения, – грустно сказала рыжеволосая девочка. – Стоит у преграды и плачет!

– И постоянно приносит нам гостинцы, – добавил Карлос. – То орехов соберет, то сходит к кустам с мороженым. Принесет все и сложит под невидимой стеной. Пройти к нам он ведь не может! А мы не можем выйти к нему – сами знаете.

– А мокрицы всю эту вкуснятину потом съедают, – с обидой в голосе сказал толстый мальчик, и сразу стало ясно – этому малышу давно надоело есть одну малину!

– Мы говорили ему, чтобы он не таскал нам ничего, – сказал Карлос. – Бесполезно ведь. Только мокрицы толстеют! Но он все равно постоянно носит и носит, а потом плачет и плачет.

– А другие взрослые к вам приходят? – спросил Алешка.

– Нет, – ответила рыжеволосая девочка. – Дядя Рок им ничего не сказал, хоть мы и просили. Он, бедняга, вообще после этого случая не в себе.

– Вы простили его? – спросила Аленка тихо.

– Конечно, – ответил Карлос. – Давно простили. Он ведь не думал ничего такого, просто хотел, чтобы мы не мешали играть в фубакс… Просто оговорился человек.

– Просто! – повторила возмущенно Аленка.

– Надо думать, что говоришь и что делаешь! – поддержал сестру Алешка.

– А вы много думали, когда на небо по дереву лезли? – спросила рыжеволосая девочка.

Алешка и Аленка смутились и замолчали.

– Жаль, что исполняются все желания, – сказала через минуту Аленка. – Вот бы исполнялись только хорошие, а плохие просто не могли исполниться!

– Так нельзя, – ответил Карлос. – Цветок – для людей, а люди ведь свободные существа. Свобода – это делаешь, что хочешь. Хочешь – хорошее, хочешь – плохое. Только потом отвечаешь за все, что ты сделал.

– Да, – подтвердила рыжеволосая девочка. – Обязательно отвечаешь!

– Папа так плачет, – сказал толстый мальчик, – что обижаться на него нельзя.

– Дядя Рок твой папа? – спросила Аленка удивленно.

Почему-то ей казалось, что пожелать такую дикость, как пожелал дядя Рок, мог только человек, у которого нет детей.

– Да, – ответил толстый мальчик.

– И мой, и мой! – раздалось еще несколько голосов.

На минуту все замолчали. Всем было невыносимо грустно.

– Если бы нам хоть на минутку к Цветку, – сказала рыжеволосая девочка. – У меня ведь неизрасходованное желание.

– И у меня, и у меня! – загалдели вокруг.

– Мы бы все исправили, – сказал Карлос. – Но мы не можем отсюда выбраться!

– А хотите, мы завтра утром пронесем вам через стекло все, что принесет дядя Рок? Или же сходим в поселок, раздобудем для вас лекарства? Хотите, а?! Мы ведь можем проходить через преграду? – предложил Алешка.

– Сами проходить можете, – ответил Карлос. – А пронесете ли что-то с собой – большой вопрос. Скорее всего – нет. Но даже и это не главное – вам нужно встать на рассвете и сразу уходить, иначе вы не успеете выбраться из леса на тропу! Не забывайте про мокриц. Если вы встретитесь им на пути, то погибнете.

– Вы лучше добирайтесь быстрее к Цветку, – сказала рыжеволосая девочка. – Вы ведь попросите Цветок вернуть нас родителям?

– Конечно, попросим, – заверила детей Аленка. – Только не знаем, будет ли из этого толк – мы ведь чужаки, сами знаете. От нашей просьбы может ничего не измениться.

– Мы понимаем, – сказал толстый мальчик. – Но вы попытайтесь!

– Мы попытаемся! – заверил детей Алешка.

После этого потерянные дети угостили Алешку и Аленку малиной. Наши путешественники наелись до отвала, и сразу же захотели спать – так сильно устали. Карлос пообещал разбудить Алешку с Аленкой на рассвете – чтобы они успели выйти на тропу до появления в этой части леса амеб. После этого Алешка и Аленка улеглись на мокрую землю и сразу же заснули – после такого напряженного дня их крепкому сну не мог помешать даже нескончаемый дождь.

8

На следующий день, около полудня, Алешка и Аленка вышли из леса на тропу.

– Фу, ну и устал я, – сказал Алешка. – Пять часов без отдыха!

– А я и больше бы без отдыха прошла, – сказала Аленка, – лишь бы не повстречать этих противных мокриц!

Дети сели прямо на тропу и достали из самодельного лукошка малину, которую заботливо собрали для них Карлос и рыжеволосая девочка, которую, как оказалось, звали Мари.

Все-таки Алешка и Аленка могли проносить сквозь невидимую преграду разные предметы – лукошко с малиной, например! И как это было сейчас кстати! Дети съели всю малину за две минуты – ни ягодки не оставили! – но не пожалели об этом. Беречь припасы им было ни к чему – если не случится чего-то непредвиденного, то пройдет несколько часов, и они достигнут Цветка, а значит, и прохода в свой мир!

Дома после такой прогулки Алешка и Аленка провалялись бы на диване перед телевизором до вечера, но сейчас они позволили себе отдохнуть не больше пяти минут. Домой, домой – вот чего им хотелось! Ну и конечно, попытаться помочь своим новым друзьям – вдруг для того, чтобы наладить все в этом мире, им достаточно просто сказать несколько слов перед Цветком?

Алешка и Аленка продолжили путь. Конечно, без непромокаемых плащей идти было неприятно, но что уж поделаешь? Дети старались не обращать внимания на назойливые капли дождя, которые попадали им и на головы, и в глаза, а одежду вскоре промочили насквозь.

Прошел час, и поля вдоль тропинки сменились неухоженными землями с колючими кустарниками и густыми дикими травами. Ну, а лес, мимо которого шли дети, тянулся и тянулся дальше – видимо, он был по настоящему огромным. Алешка вздрогнул, подумав о том, что если б они заблудились в этом лесу, то могли бы не выйти из него никогда.

Аленку же занимали другие мысли.

– Как ты думаешь, мама уже хватилась нас? – спросила она брата.

– Не знаю, – ответил тот. – Здесь ведь все время идет один и тот же день. Может быть, там, дома, прошло всего несколько часов? Тогда мама, наверное, еще даже и волноваться не начала. Но если там прошло два дня, то конечно нас уже давно ищет не только мама, но и милиция.

– А мы маме расскажем, где мы были и что видели?

– Расскажем, конечно, – пробормотал Алешка, с грустью глядя себе под ноги и видя уже надоевшую, скользкую от бесконечного дождя тропинку. – Только мама нам все равно не поверит! И даже лучше, если не поверит – иначе она меня гулять на улицу неделю не выпустит. Или даже две недели! Только, честно говоря, – Алешка вздохнул, – я бы и два месяца дома просидел, лишь бы рядом с мамой и папой оказаться!

– Алешка, смотри, что это?! – воскликнула Аленка.

Алешка поднял голову и увидел то, что видела сестра. Мальчик остановился и развел руки в изумлении.

В стороне от тропинки, метрах в десяти от детей, корчилось в траве невиданное существо – туловищем и головой оно напоминало большого крокодила, но имело огромные, черные, прямо-таки вороньи крылья и длинный, теряющийся в траве, хвост. Существо отчаянно загребало крыльями траву и пыталось ползти.

– Это… это… – проговорил Алешка, но ничего больше не сказал – ведь он понятия не имел, кто перед ними.

– Это летающий крокодил, – предположила Аленка.

– Летающих крокодилов не бывает, – сказал Алешка неуверенно.

– Тогда кто это? – спросила Аленка громким шепотом.

– Я – Крокобряк! – недовольно проговорило существо, повернув к детям зубастую пасть.

Алешка с Аленкой посмотрели друг на друга и одновременно пожали плечами – после слов существа им совсем не стало понятнее, кто же перед ними.

– Вы… Вас… Вы ведь ненастоящий, да? – спросил Алешка.

– Я? – изумилось существо. – Я настоящий! Иначе как мы с вами разговаривали бы?!

– Я не то имел в виду, – поправился Алешка. – Вы ведь не всегда здесь жили? Вашего появления ведь кто-то пожелал перед Цветком, верно?

– Ну конечно, – ответило существо недовольно. – Ведь летающих крокодилов не бывает, а я именно летающий крокодил – права была девочка! Догадливая!

– А почему вы говорите? – спросила осмелевшая от неожиданной похвалы Аленка. – Вы не должны говорить!

– Почему? – удивился летающий крокодил.

– В этом мире говорят только птицы. Так нам цапля объяснила!

– А я не птица?

Дети переглянулись.

– Нет, – сказал неуверенно Алешка. – Я брал у мамы учебник зоологии – ну, для старшеклассников – и там написано, что крокодил – это… – мальчик замялся. – Это… Это рептилия, вот! – вспомнил наконец он.

– А рептилии летают? – полюбопытствовал Крокобряк.

– Не знаю, – ответил Алешка. – Кажется, нет.

– Ну, так значит я – птица! – крикнул Кракобряк, у которого, наверное, совсем испортилось настроение. – А может быть – рыба! Или вообще – растение! Кукуруза с крыльями!

– Вы не кукуруза! – возмутилась Аленка. – У кукурузы листья! И корни!

– Да, листьев и корней у меня нет, – согласилось странное существо. – Я просто имел в виду то, что не вижу большой разницы – рептилия я или нет! Говорю – и все тут. Всегда говорил. Может быть, дело в том, что я, так сказать, искусственный – плод человеческой фантазии. Безмозглые люди желают все, что им заблагорассудится, и никакого чувства ответственности! А ты – мучайся потом! Вы думаете, я здесь один такой странный?! Как же! Есть у меня приятель – Баран-Бурундук. Не встречали? Нет? Ну, может быть, еще встретите, хотя я его давненько не видел – наверное, сидит где-то в дупле, дождь пережидает. Страшно не любит мокнуть! Так вот – он не только частично бурундук, частично баран, но еще и разговаривает, пускает ушами мыльные пузыри, показывает фокусы и делает фейерверки! Ужас, да? Вот такое чудо-юдо пожелал себе на день рождения Алик, средний сын Вальтера! Попускал бы мыльные пузыри из своих ушей – узнал бы, что это такое!

– А кто, простите, пожелал, чтобы появились вы? – спросила Аленка.

– Старик Зем, – сказал Крокобряк с отвращением. – У него в поселке больше всех детей было. И он их любил, конечно. Все подарки им диковинные делал! Вот его пятой дочери и захотелось на день рождения летающего крокодила. Ну вот, Зем (чтоб ему до конца жизни есть одну капусту!) и отправился к Цветку. Желаю, говорит, летающее существо с головой и туловищем крокодила, крыльями вороны и павлиньим хвостом! Вот я и появился! Я ему, конечно, тут же так всыпал, что он больше ко мне ни разу и не подходил – боится!

– А почему вы ему… ну, всыпали? – удивилась Аленка. – Ведь без него вас не было бы!

– Потому что он забыл про ноги!!!

Дети посмотрели на летающего крокодила повнимательнее – действительно, никаких ног у него не было, и он лежал на земле просто на брюхе.

– Ходить не могу, только летаю, – пожаловался Крокобряк. – Но даже и с полетом проблема – невозможно взлететь прямо с брюха – крыльями не размахнуться. Поэтому, для того чтобы взлететь, мне нужно упасть с обрыва – тогда я машу крыльями как надо и набираю высоту. А если обрыва нет – все! Ни ходить, ни летать!

– А почему, извините, вас так смешно зовут – Крокобряк? – осторожно поинтересовался Алешка.

– Это дети меня так прозвали. Означает – крокодил, который падает.

– Почему – падает?!

– А ты пробовал аккуратно приземлиться, если у тебя нет ног?! – рявкнул Крокобряк.

– Извините, не нервничайте, пожалуйста, – попросил Алешка. – Вы когда кричите – очень страшный. Я во взлетах и посадках я мало что понимаю – ведь я не летаю!

– Не летаешь, так молчи, – сказал Крокобряк грустно, потом вздохнул и принялся объяснять. – Если ты самолет, то у тебя есть специальные колеса – шасси называются, и ты мягко садишься на них.

– Я это знаю! – вставил Алешка.

– Не перебивай! – одернул мальчика Крокобряк. – Так, о чем это я? А! Если ты самолет, то садишься на шасси. Если ты птица – садишься на ноги. Или на лапы – как кому больше нравится. А если у тебя нет ни того, ни другого, ты брякаешься на брюхо и проезжаешь на нем несколько метров, пока не остановишься! На земле после моей посадки такая борозда остается – будто плугом пахали! Хорошо, что у меня брюхо крокодила – кожа прочная. Было бы брюхо кролика – совсем пропал бы. Вот такая беда! Конечно, можно было бы садиться мягко на воду, но с воды я потом не поднимусь в воздух. Один раз попробовал – на всю жизнь запомнил! И вообще – жить в реке или в озере я не могу, хоть и крокодил – крылья промокают насквозь и тянут на дно. Остается здесь мучиться! Сколько раз я просил детей – ну пожелайте вы перед Цветком хоть какие-то ноги для меня, у вас же есть неиспользованные желания! Так нет же – этим маленьким жадинам нравилось смотреть, как я падаю! Очень смешно, говорят! А я и рад, что с ними так получилось! – добавил Крокобряк мстительно. – Пусть сидят теперь на поляне – будут знать, как смеяться над чужими страданиями!

– А Мери-Эл говорила, что вы добрый, – сказала с упреком Аленка.

– И им так плохо там, на поляне! – добавил Алешка.

– Да? – спросил Крокобряк и как будто смягчился. – Наверное, действительно плохо – я часто их вижу, когда пролетаю над лесом. Только Мери-Эл я среди них не видел! А она хорошая девочка, всегда меня жалела, даже хотела мне ноги пожелать, да только остальные ее отговаривали!

– Она не на поляне, – сказал Алешка. – Она дома сейчас, только не может на улицу выйти – тогда она исчезнет.

– И окажется вместе со всеми другими на поляне, да? – уточнил Крокобряк.

– Скорее всего – да, – сказала с грустью Аленка. – Извините за любопытство, – продолжила она осторожно, – но у вас и вправду павлиний хвост?

– Павлиний! – признался Крокобряк с отвращением. – Смотри!

Он поднял и раскрыл свой хвост. Хвост был огромным – под стать размерам самого летающего крокодила, и расцветки необыкновенной – казалось, в хвосте присутствовали все мыслимые цвета. Тут угадывалось и пламя костра, и зелень травы, и удивительный цвет кленовых листьев осенью…

– Кошмар, правда? – спросил Крокобряк Аленку.

– Вовсе нет, – ответила девочка. – По моему, очень даже красиво!

– Да? Ну, дело вкуса, – сказал Крокобряк и сложил свой хвост. – Я бы с удовольствием поменял хвост на ноги. На любые – даже на слоновые.

– Вы извините, – сказал Алешка, – но мне показалось, что сейчас у вас какая-то проблема?

Крокобряк в раздражении хлопнул хвостом по мокрой траве – во все стороны полетели брызги.

– Еще бы не проблема! – воскликнул он. – Я летал, захотел приземлиться, но упал слишком далеко от обрыва, с которого всегда начинаю полет! Вон обрыв, – он кивнул в сторону, и дети увидели, что метрах в пятидесяти действительно находится обрыв, – но доползти у меня до него не получается – крылья по мокрой траве скользят!

– Мы помогли бы вам, – осторожно сказала Аленка, – но мы боимся к вам подходить. У вас такие страшные зубы!

– Глупости! – заверил ее Крокобряк. – Летающие крокодилы не едят детей! Я вообще предпочитаю зеленые помидоры – их можно срывать прямо с куста в полете, когда паришь низко-низко над землей. Сейчас так много зеленых помидор!

Алешка и Аленка переглянулись, и осторожно, готовые в любой момент броситься прочь, подошли к летающему крокодилу. Они волновались напрасно – Крокобряк не делал ни малейших попыток схватить их зубами.

– Давайте так – вы толкаете крыльями, а мы подталкиваем вас сзади! – предложила Аленка.

– Давайте, – согласился Крокобряк и начал отчаянно отталкиваться крыльями от укрытой скользкой травой земли.

Дети сзади подталкивали огромного зверя-птицу изо всех сил, но все было напрасным – трава действительно была очень скользкой, а Крокобряк тяжелым. Все трое быстро устали.

– Ничего у нас не получается! – пожаловалась Аленка, в изнеможении опускаясь на траву.

– А я, кажется, знаю, что делать, – сказал Алешка.

Сестра и летающий крокодил уставились на него.

– Я когда-то был у папы на работе – помнишь, ты тогда болела гриппом и мама лежала с тобой в больнице? Так вот – там я видел, как папа и другие рабочие перетаскивали с места на место тяжеленный станок. Они его катили! Клали под станок куски круглой трубы, и толкали станок. Станок ехал по этой трубе как на колесах!

– Что такое – круглая труба? – полюбопытствовал Крокобряк.

– Не важно, – ответила Аленка. – Здесь ее все равно нет.

– Трубы нет, – сказал Алешка, – но есть вот те деревца, – он указал на растущие невдалеке чахлые березки. – Сломаем их, очистим стволы от маленьких веток, и получим круглые деревяшки – чем не труба?

– Жалко березки, – сказала Аленка осторожно.

– А его не жалко? – спросил Алешка, указывая на Крокобряка. – Что ж ему – здесь с голоду умирать? А сломанные деревца, может быть, пустят от корней новые побеги – так бывает. Помнишь, папа срубил во дворе старую абрикосу? Так из ее пня теперь новое дерево растет!

– Ну хорошо, – пробормотала Аленка.

Девочке было жаль несчастные деревца, и Алешка ее полностью не убедил, но она не видела другого выхода.

– Вырастут березки, – заверил ее обретший надежду Кракобряк. – У нас вообще все очень хорошо растет!

Березки ломали долго – совсем не просто безо всякого топора сломать дерево, хоть и маленькое! Не меньше часа прошло, пока уставший, но очень довольный Алешка, предъявил Крокобряку несколько очищенных от веток березовых стволов.

– Надеюсь, они не повредят ваше брюхо, – сказал мальчик. – Они не очень ровные.

– Не переживай, – сказал Крокобряк. – Мое брюхо и не через такое проходило. Справится!

Алешка выложил перед Крокобряком один за другим все березовые стволы – получилась небольшая дорожка. Крокобряк поднатужился, толкнул крыльями по мокрой траве, и его неповоротливое туловище заползло сначала на один березовый ствол, потом на другой, потом на третий!

Дело пошло. Крокобряк, что есть силы, отталкивался крыльями от земли, березовые стволы прокручивались под его тяжестью, и Крокобряк ехал на них, как на колесах. Когда очередной березовый ствол оставался позади летающего крокодила, Аленка подбирала его и бросала Алешке, который шел впереди всех. Алешка клал этот ствол перед Крокобряком, и тот мог опять пользоваться им как колесом. Получалась непрерывная едущая дорожка!

Наконец, расстояние до обрыва было преодолено, Крокобряк в последний раз толкнул крыльями землю и полетел с обрыва вниз, но не упал – несколько взмахов мощных крыльев, и летающий крокодил взмыл над детьми.

Алешка и Аленка смотрели на невиданного зверя-птицу, высоко задрав головы.

– Спасибо, дети! – закричал им Крокобряк с высоты. – Теперь вы навсегда мои друзья!

И он полетел в сторону полей – решил, наверное, подкрепиться зелеными помидорами.

– Жаль, что у него нет ног, – сказала Аленка, глядя вслед удаляющемуся летающему крокодилу. – Давай так – ты у Цветка пожелаешь, чтобы дети вернулись к родителям, а я – чтобы у Крокобряка были ноги! Нас ведь двое – значит, могут быть два желания!

– А как мы вернемся домой?

– По проходу, – сказала девочка.

– А если что-то пойдет не так, и проход не приведет нас домой?

– Тогда попросим пожелать этого перед Цветком кого-то из детей. Если мы их освободим, то они ведь не откажут нам в такой мелочи?

– Не откажут, – согласился с сестрой Алешка.

И они двинулись дальше. Уставшие, голодные, мокрые, они шли без остановок, желая добраться к Цветку до темноты – ведь тот на ночь закрывался.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю