332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Джейн Донелли » Страшная тайна » Текст книги (страница 3)
Страшная тайна
  • Текст добавлен: 26 сентября 2016, 17:48

Текст книги "Страшная тайна"


Автор книги: Джейн Донелли






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 8 страниц)

Глава третья

Филип смотрел на нее горящими глазами и молчал. Его можно было понять: Изольда вышла из спальни с обнаженным до пояса незнакомым мужчиной в рваных джинсах.

– Филип Линдси – Натан Колман. Натан живет у Поппи. Он взял собаку, – запинаясь, сказала она.

– Какую собаку? – хрипло спросил Филип.

– Вчерашнюю собаку, помнишь? – Линдси еще не вышел из оцепенения, а Изольда продолжила: – Собака погналась за кроликом и запуталась в кустах боярышника. Натан доставал ее оттуда и поцарапался.

Она покраснела так, будто рассказывала о свидании, а не о собаке.

Филип мог, когда они остановились рядом, разглядеть на груди Натана потемневшие следы царапин, идущие от ребер до ремня низких джинсов. Но, судя по мрачному взгляду, ее жених мысленно представлял, как она оказывает первую помощь значительно ниже ремня. Филип преградил им путь и резко спросил:

– Куда вы собрались?

– Погулять с собакой, – ответила она, направляясь к выходу. – Хочешь составить компанию?

– Нет, спасибо, – отрывисто сказал он.

Изольда, не оглядываясь, вышла на улицу. Пусть они оба идут следом или остаются, ей было все равно. Хотя Филип, возможно, попытается остановить Натана, а тот, скорее всего, подчинится, чтобы не обострять ситуацию. Она прошла по саду, остановилась у орехового дерева и только там обернулась. Натан вместе с Деткой шел к ней от сарая.

Филипа нигде не было видно. Изольда открыла ворота в красной кирпичной стене, ведущие в соседний сад.

– Он что-нибудь сказал тебе? – поинтересовалась она, когда Натан подошел поближе.

– Что он мог сказать, кроме «до свидания»? Ты ведь убежала. Всегда так с ними обращаешься?

– С кем? – Хотя было понятно, кого он имеет в виду.

– С друзьями. Возлюбленными. Филип ведь и то, и другое, не так ли?

Изольде стало не по себе.

– А что мне оставалось делать? Ты слышал, как я рассказывала о нашем приключении. Потом предложила пойти вместе на прогулку. Хочешь, чтобы я пошла к нему? Еще не поздно.

Они вошли в сад Поппи и сели рядом на деревянную скамью у забора.

– Нет. Предпочитаю, чтобы ты осталась со мной.

– Отлично, пока наши желания совпадают. – Филип Изольде нравился. И обижать его ей не хотелось. Но чувства к Натану… они другие… рядом с ним каждую минуту ей кажется, что может произойти что-то невероятное, а если Натана рядом нет, становится скучно.

– Не стоит слишком беспокоиться о Филипе, – сказал Натан. – Он же спокойно отпустил тебя на прогулку с другим мужчиной.

– Линдси – цивилизованный человек. Вот и все объяснение.

Натан удивленно поднял брови.

– Гордый и принципиальный. Похож на твоего дедушку, так?

– Трудно найти более разных людей, – улыбнувшись, ответила она. Предусмотрительный и пунктуальный Филип отличался от экстравагантного, общительного графа как небо от земли.

У нас с тобой тоже мало общего, подумалось Изольде. Хотя это не помешало бы ей оказаться в крепких объятиях Натана, опустить голову на его сильное плечо. Да, они могли влюбиться друг в друга и даже подняться на самую вершину счастья. Конечно, не здесь и не сейчас. Но, пожалуй, ей и Натану не суждено стать родственными душами.

Он осторожно погладил щеку Изольды, коснулся подбородка кончиками пальцев и посмотрел ей прямо в глаза так, что дыхание перехватило.

– Привет, я здесь! – вывел ее из забытья тихий голос.

Еще вчера они не подозревали о существовании друг друга. И их отношения с самого начала обещали быть только приятельскими. Но почему-то рядом с Натаном ей гораздо лучше, чем с любым из друзей.

– Я рада, что мы встретились, – сказала Изольда.

По прошествии времени она вспомнит эти дни как краткое летнее безумие, но сейчас каждая минута сулила неслыханную радость.

Воскресным утром они сели в старый «порше» и поехали навстречу солнцу. Детка устроилась на заднем сиденье. Натан был прекрасным водителем.

– Куда мы едем? – спросила она.

– Подальше от всех, – улыбнулся Натан.

– Как интересно. Раньше меня никто не похищал.

– А твой дедушка в состоянии заплатить выкуп?

– Какую сумму?

– Надо подумать. Дай мне время.

Небольшой супермаркет показался им подходящим местом для покупок. Мужчины провожали взглядами светловолосую красавицу, а Натан привлекал внимание женщин.

Проволочная корзина наполнялась продуктами.

Даже этот простой поход за продуктами для загородной прогулки приносил Изольде радость. Она решила, что, кроме Натана, сегодня ей никто не нужен.

Они расположились на небольшой полянке среди деревьев и сразу отправились на прогулку. Детка бежала сзади.

Изольда рассказывала в основном о себе и о дедушке, потому что Натан проявлял к этим двум темам особый интерес.

Неожиданно они набрели на водопад с небольшой заводью, тут же открыли походные сумки с едой, побросав их на прибрежную гальку.

Вокруг резвились и другие любители загородных прогулок. Но Изольде все эти люди казались тенями на маленьком островке, предназначенном для них двоих.

Детка плескалась в воде. Посмотрев на нее, Изольда скинула туфли и подставила ноги под струю водопада.

– Ты умеешь плавать? – спросил ее Натан.

– Умею, и очень хорошо.

– Тогда завтра поедем на побережье. Не возражаешь?

На завтра у нее запланировано несколько встреч, но разве они могут сравниться с днем, проведенным с таким изумительным мужчиной у моря?

– Я согласна, – сказала Изольда.

Когда Натан остановился рядом с домом Коссовичей, уже смеркалось.

– Увидимся завтра, – шепнул он на прощание.

– Да, до встречи. – Изольда, стараясь не шуметь, зашла через парадную дверь.

Анни вышла в холл из своей комнаты.

– Я сказала, что ты позвонишь, – начала старушка. – Он говорил, ты знаешь, что он уезжает рано утром.

– Кому я должна позвонить? Филипу?

Действительно, завтра утром Филип улетал в Мюнхен. Он собирался пробыть там всю неделю. Вот и дедушка уехал. Разве это не удача? Двое мужчин, которые следили за каждым ее шагом, будут далеко. Судьба явно улыбалась Изольде.

Она кивнула:

– Хорошо, пойду позвоню.

Шкатулка с дуэльными пистолетами так и стояла на столе, рядом с аппаратом. Ожидая, когда Филип возьмет трубку, она вспоминала, как дедушка и Натан смотрели друг на друга. Брр, какой ужас! Изольда покачала головой, отгоняя воспоминания. Когда ей ответили, она машинально сказала:

– Здравствуй, это Изольда.

– Где ты была весь день?

– Гуляла с собакой на природе.

– Столько времени?

От его слов повеяло прохладой. Изольда вздохнула:

– Да, – и добавила, хотя думала совсем иначе: – Ты должен был поехать с нами, тебе бы понравилась прогулка.

– Сомневаюсь, – резко ответил Филип. – Ты была с ним, с Натаном… Конвей, не так ли?

– Его фамилия Колман, Натан Колман. Он работает юристом в компании своего отца.

Пусть Анни, которая подслушивала, немного успокоится, подумала Изольда.

– Ты хорошо его знаешь? – требовательно спросил Филип.

– Мы встретились вчера. Случайно. Он гулял по саду Поппи, услышал, как мы говорим о собаке, и предложил свою помощь.

В ответ раздался театральный смех.

– Разве непонятно, почему он так поступил? Ему нужна была ты, а вовсе не собака.

Самым нежным голосом Изольда сказала:

– И как ты до этого додумался?

Филип хотя уже и получил благословение старого графа, прекрасно знал, что Изольду лучше не злить. Поэтому, помолчав, примирительно заметил:

– Хорошо, тогда…

– Желаю приятной поездки, – продолжила она.

Изольда положила трубку и снова вздохнула. Ей было искренне жаль Филипа. Все же у него много достоинств. Но, в отличие от Натана, этот юный денди скучен и легкопредсказуем. Рядом с Филипом можно чувствовать себя в безопасности, однако вряд ли рядом с ней Филип будет чувствовать себя спокойно и счастливо, подумала Изольда.

– Значит, Натан – юрист? – поинтересовалась Анни. – Тогда чем он занимается в наших краях?

– Заканчивает работу над книгой, – ответила Изольда. – Натан и мне посоветовал заняться писательством. Написать книгу. Вернее, летопись о моей семье и жизни дедушки. – (Анни нахмурилась, неодобрительно покачав головой.) – Не для публикации, – успокоила Изольда. – Для нашей семьи. Ты же не откажешься повторить истории о моей прабабушке Изольде, которые рассказывала когда-то на ночь?

– Почему бы и нет, – сказала Анни, заметно смягчившись. Она гордилась семейством Коссовичей, частью которого была сама с десяти лет. – Но как все было на самом деле, знает только твой дедушка. Твоей прабабушке нравилось рассказывать ему о прошедших днях. Всем казалось, что она не умерла, а просто ушла на один из старинных балов в старом дворце.

Изольда много раз слышала это от Анни. Комок всегда подступал к горлу при мысли о том, как девяностолетняя женщина медленно движется под музыку, которую, кроме нее, никто не слышит, и представляет, как она, молодая и прекрасная, танцует на балу.

– Если граф не будет возражать, – заметила Анни.

– Я спрошу дедушку, когда он приедет, – сказала Изольда.

Ее вдохновила идея стать семейным историком. Почему же она не подумала об этом раньше? Появился Натан и подсказал ей. Изольда думала о нем и улыбалась.

По сравнению с Филипом, да и с любым из многочисленных ее поклонников, Натан был особенным. Он сводил ее с ума. Плохо, когда человек занимает все твои мысли. И странно, когда это происходит с тобой впервые.

Она встала под душ и представила, как завтра будет плавать в море рядом с Натаном.

Наступила безветренная ночь. Она свернулась, обнаженная, под тонкой простыней и снова представила Натана рядом с собой, представила, как ветер развевает его темные волосы, а потом… ей стало неловко, ведь она никогда раньше не влюблялась. До чего же может довести собственное воображение!

На следующее утро Натан постучал в дверь еще до того, как Изольда успела спуститься вниз. Она стояла наверху и видела, как Анни впустила его в холл. Изольда пригласила Натана наверх.

– Подожди минут десять. – И она оставила Натана в спальне.

В ванной комнате Изольда торопливо оделась.

Войдя в спальню, она увидела, что Натан стоит у окна.

Странно, кажется, он напряжен и контролирует себя, даже когда созерцает природу, подумала Изольда.

– Нам лучше уйти, – не оборачиваясь, сказал Натан, видимо почувствовав ее взгляд, – а то Анни решит, что мы здесь бог знает чем занимаемся.

После нескольких часов пути они достигли уютной бухты.

– Это частный пляж, – сказал Натан. – Вон в том доме живут мои друзья. – Недалеко от дороги стоял большой белый дом, окруженный зелеными лужайками.

Они расположились в тени большой скалы.

Изольда в бикини подошла к самой кромке прибоя. Дойдя до нужной глубины, она оттолкнулась от дна и поплыла по глади прохладной воды.

Натан последовал за ней. Детка с веселым лаем носилась по берегу.

– Я будто на другой планете, похищенная неведомыми существами. Второй день подряд меня похищают незнакомцы. Какая интересная жизнь! – радостно воскликнула она.

Они долго резвились в воде, погружаясь в нее с головой, грелись под теплыми лучами солнца, догоняли друг друга, брызгались. Прикосновения Натана были осторожны и нежны, но почему-то рядом с ним Изольду не покидало чувство незримой опасности.

Выйдя из воды, он взял в руки сандалии, подхватил Изольду на руки и осторожно опустил ее на махровое полотенце. Завернувшись в полотенце, она попробовала приготовленный Натаном завтрак.

– Ужин готовлю я, – предупредил он.

– Ты умеешь готовить?

– Конечно, могу, а ты?

– Как ни странно, я тоже.

Значит, он собирается пригласить ее к себе этим вечером. Нет, на эту удочку она не попадется.

Изольда перевернулась на живот, чтобы позагорать, а Натан, неожиданно для нее, начал массировать ей спину. Когда массаж был закончен, Изольда лениво повернулась к нему и, прислонившись к его плечу, негромко сказала:

– Ты пахнешь морем. Дедушка говорил… – Изольда замолчала, и Натан спросил:

– Что же он говорил?

– Странные вещи. После вашего знакомства дедушка объявил, что к нему вдруг вернулась прежняя юношеская интуиция. И он почувствовал запах врага.

Она с удивлением увидела на губах Натана улыбку.

– Клянусь Богом, – беспечно сказал он, – граф имел в виду вовсе не меня.

– Ты должен заглянуть к нам на обед, – предложила она.

– А граф там будет?

– Нет, только ты и я.

– Что ж, это повлияет на мой аппетит в лучшую сторону.

И на мой, подумала она. Прижалась к Натану и блаженно задремала.

Часов через десять Изольда принимала душ в ванной Поппи, а Натан готовил на кухне макароны.

Изольда вышла босиком, в прилипшем к влажной коже платье, с мокрыми волосами. Она была очень голодна, а с кухни доносились аппетитные запахи. Натан вручил ей деревянную ложку.

– Помешивай, иначе все подгорит! – На небольшой электрической плите булькали две кастрюли: одна – с макаронами, другая – с соусом. – Я отойду ненадолго, – сказал он.

Ушел, не пригласив ее? Странно.

Изольда старательно перемешивала соус, когда сзади неслышно подошел Натан и взял ложку у нее из рук.

Изольда улыбнулась.

– Научишь меня, как его готовить?

– Это старинный семейный рецепт, – шепнул Натан.

– Неужели?

В ее коллекции тоже найдутся старинные семейные рецепты. Со следующей недели Изольда начнет разбираться в фамильных бумагах, но предстоящие выходные она посвятит только Натану.

Изольда не спешила уходить. Они сидели за столом, пили вино и болтали. И вдруг она услышала:

– Уже поздно. Провожу тебя домой.

Натан встал и направился к выходу. Изольде оставалось только последовать его примеру.

– Спасибо. Доберусь сама.

– Увидимся завтра?

Завтра – нет, уже сегодня. С утра придется звонить друзьям и перенести назначенные встречи, а еще позвонить дедушке и сказать, что она не сможет приехать к его друзьям, как обещала. Старый граф простит. Он всегда потакал любимой внучке. Конечно, правду ему нельзя говорить.

Когда Натан проводил ее до лестницы, она спросила:

– Разве ты не хочешь меня поцеловать на прощание?

Он покачал головой.

– Если я так сделаю, ты отсюда не уйдешь, а Анни потом придется отчитываться перед дедушкой.

На первом этаже горел свет. Значит, Поппи не спит. И Анни, наверное, ждет не дождется ее возвращения.

– Боишься, что дедушка поднимется в мансарду и застрелит тебя из дуэльного пистолета? – шутливо спросила она. Натан не ответил. Он просто улыбнулся, и Изольда улыбнулась ему в ответ.

Анни ждала ее. Изольда заглянула в открытую дверь.

– Вот и я. Все в порядке?

– Пока все в порядке, – сухо откликнулась Анни.

– Тогда спокойной ночи, – пожелала ей Изольда.

Тридцатиградусная жара продержалась до конца недели. Каждый день новые друзья проводили вместе. Они садились в «порше» Натана и мчались по скоростным шоссе и заброшенным дорогам.

В воскресенье, сидя на летней террасе у кафе, Изольда и Натан пили холодные коктейля. Впервые за всю неделю появились кучевые облака и изредка доносились далекие раскаты грома.

Знойная погода всегда заканчивается бурей и грозой, подумала Изольда. Завтра возвращается Филип, а вслед за ним и дедушка. Выходит, что сегодня последний день их с Натаном свободы. Надо получить максимум удовольствия от сегодняшних дня и вечера.

До обеда они бродили по дорогому магазину. Воспользовавшись тем, что Натан ушел немного вперед, Изольда купила ему подарок.

Вечером Натана ожидает сюрприз. Но вышло все наоборот. Натан положил на стол небольшой футляр и сказал всего два слова:

– Это тебе.

Внутри лежала миниатюрная серебряная роза на тонкой цепочке. Подарок, созданный будто специально для Изольды.

– Зачем, Натан?

– Тебе нравится?

– Очень. – Она загадочно улыбнулась. – У меня тоже есть подарок. Смотри, что я для тебя отыскала.

Натан увидел керамический белый домик с ярко-голубыми ставнями и оранжевой дверью. Неровные буквы на фундаменте гласили: «Дом Палмера».

– Правда, я молодец?

– Боже мой, – вздохнул он. – И сколько это стоит?

Антикварная вещица стоила дорого, но от его слов настроение Изольды сразу испортилось.

– Это подарок, – ехидно напомнила она. – Я же не спрашиваю, сколько ты заплатил за розу.

– Гроши по сравнению с этим, – отозвался Натан. – Зачем ты купила этот домик?

– Почему бы нет? Он очень миленький. Я могу себе позволить подобную покупку.

– А что скажет старый граф? – медленно произнес Натан.

Изольда усмехнулась:

– Не хочешь – не бери. Но я не понесу его обратно в магазин. Оставлю себе. Из игрушки получится прекрасный упор для двери в мансарде. Я же не отношусь к поклонницам твоего славного Билли Палмера.

– Не делай этого. Лучше соскобли немного краски для пущей «древности» и продай подороже.

Изольда быстро положила подарок в коробку и засунула в сумку. Настроение окончательно испортилось.

От духоты заныла голова.

– Хочу, чтобы поскорее началась гроза, – простонала Изольда.

– Ручаюсь, что твое желание очень скоро исполнится, – устало ответил Натан.

Как бы то ни было, но вечером ее подарок будет принят, решила девушка. А потом… пусть случится то, что должно случиться.

Для осуществления своего плана Изольда выбрала маленькую гостиную с круглым столом. Главной гордостью хозяйки была картина над камином – портрет Изольды, заказанный дедушкой специально к ее восемнадцатилетию.

Портрет писали с натуры, через несколько месяцев после смерти мамы от воспаления легких, поэтому Изольда выглядела очень грустной. Но зато художник подчеркнул красивые, чуть раскосые зеленые глаза, чувственную линию губ и мягкий блеск золотистых волос.

Изольда положила на стол два серебряных прибора, поставила хрустальные бокалы. Канделябр со свечами уже стоял на боковом столике; получится замечательный романтический ужин.

Трудно поверить, что они знакомы меньше недели. И с тех пор неразлучны, будто лучшие друзья или влюбленные. Может быть, этот вечер сблизит их еще сильнее, может быть, нет. Казалось, что Натан предназначен ей судьбой. Слова, сказанные друг другу, взгляды, прикосновения обретали новый, более глубокий смысл с каждой проведенной вместе минутой.

В полдень Изольда начала готовить.

– Я пригласила Натана на ужин при свечах, – объяснила она няне.

Анни от удивления открыла рот. Она вспомнила, что Филип Линдси прилетает уже завтра утром, а вслед за ним возвращается и граф. Это означает, что ее любимица больше не сможет так часто наведываться в мансарду Поппи. Изольда решила таким образом попрощаться с молодым человеком, подумала Анни. Она добрая девочка и старается никого не обидеть. Вряд ли с этим Натаном у нее что-то серьезное. Вернется старый граф, и все встанет на свои места.

– Значит, моя помощь тебе не понадобится. Ладно, тогда пойду отдохну, – сказала Анни.

– Конечно, я прекрасно справлюсь сама.

Приготовив еду и расставив приборы, Изольда задумчиво посмотрела в зеркало, потом на свой портрет и заколола волосы точно так же, как там. Затем надела цепочку с серебряной розочкой, серебряные филигранные серьги, которые звенели при каждом движении головы. Натан будет сражен и очарован.

Ей нужно быть неотразимой, ведь сегодня вечером она играет в соблазнительницу.

Зазвонил телефон. Наверное, это Филип, который за неделю трижды безуспешно пытался застать ее дома. Жаль человека, но сейчас он был для нее неинтересен, как, впрочем, и все остальные, кроме Натана. Любое вторжение может испортить встречу. Изольда включила автоответчик.

В восемь часов первое блюдо – охлажденный суп из авокадо – стояло на столе в гостиной. А через минуту пришел Натан с цветами в руках и с собакой на коротком поводке.

– Где твои кошки? – без предисловий спросил он.

– Кошки спят. Веди Детку в комнату, она нам не помешает.

Натан неуверенно завел собаку в дом.

– Я мог оставить ее на попечение Поппи, но приближается гроза, и она нервничает.

К сожалению, Изольда не услышала в свой адрес заслуженных комплиментов до тех пор, пока оба не оказались в маленькой гостиной. Натан закрыл дверь, долго, пристально смотрел на нее и наконец произнес:

– Восхитительно! Однажды ты назвала меня артистом, но, как вижу, сама, словно по мановению волшебной палочки, умеешь перевоплощаться в другую девушку.

Он выбрал для визита классический стиль: черные брюки, белая рубашка. Привлекателен, обворожителен, как всегда, но в глазах появилось нечто, чего она не могла понять. А напряженное лицо напоминало маску.

– Раньше ты видел меня в более скромной одежде, вот в чем секрет. А я осталась прежней. И спасибо за розочку, она очень кстати, – беспечно прощебетала Изольда.

Натан протянул букет из двенадцати пышных роз, точно такого же цвета, как и розы на обоях в мансарде.

– Они чудесные, – сказала она. – Поставлю их в воду. А ты располагайся.

Изольда наполнила вазу водой и вернулась к Натану.

– Девиз этой недели, – улыбнулась она, – вино и розы. Как в поэме, правда?

– Вполне возможно, – откликнулся он.

– Надеюсь, тебе понравится вино. Это вино из винограда прошлогоднего урожая. У дедушки очень хороший погреб.

– Не сомневаюсь, что так оно и есть. Вино прекрасное, – сказал спустя некоторое время Натан. – А суп великолепный.

– Я же говорила, что умею хорошо готовить.

– Неужели это твое произведение?

– Ты еще ничего не видел. – Их ждал холодный цыпленок с паштетом и с начинкой из спаржи, голландского сыра, свежих помидоров, залитых оливковым маслом, с мелко порезанным луком.

Натан заметил:

– Мои кулинарные способности посрамлены.

Она улыбнулась.

– Я только учусь. Ходила на кулинарные курсы. – Она покачала головой, и сережки мелодично зазвенели. – Это подарок дедушки.

Натан снисходительно заметил:

– Очень мило.

Он быстро посмотрел на картину, потом на Изольду.

– Картина написана недавно? – спросил он.

– Здесь мне восемнадцать.

– Просто ты ни капли не изменилась, – оправдался он.

– Возможно. – Изольда знала, что ей повезло больше, чем многим из ее сверстниц. Она всегда получала все, что хотела. Сегодня вечером, например, она хотела покорить сердце сидящего напротив нее мужчины.

Она принесла лимонный сок и шербет. По пути, выключив электрический свет, она сказала:

– При свете свечей мой портрет будет смотреться лучше.

Послышался раскат грома.

По окнам застучали тяжелые капли дождя.

Они говорили о разных пустяках, им, как всегда, было легко вместе.

Но вдруг разговор стих сам собой. Повисло долгое молчание, и только тут она обратила внимание, что Натан не притронулся к еде. Он сидел прямо, облокотившись на подлокотник кресла, без тени улыбки на лице.

Изольда, проглотив маленький кусочек мороженого, решилась спросить:

– Останешься сегодня у меня?

На вопрос Натан ответил вопросом:

– Ты могла бы уехать со мной?

– Прямо сейчас? Куда?

– Я не имею в виду прогулку. – Его улыбка стада холодной и жесткой. – Ты можешь бросить свой прекрасный богатый дом и уехать со мной навсегда?

Натан рассматривал комнату, антикварные сережки Изольды, платье от Валентино. В душном, жарком воздухе ей вдруг стало холодно.

– Если я правильно поняла, ты хочешь, чтобы мы жили вместе где-то далеко? При этом я должна бросить всех? И все? – запинаясь, спросила Изольда, пытаясь рассмеяться. – Ты сошел с ума.

– Я уже слышал такое. – Он не шутил. Лицо его побелело.

Изольда не ожидала подобного от невозмутимого Натана и смутилась, как актриса, которая обнаружила, что на сцене произносит слова совершенно из другой роли.

Она неуверенно продолжила:

– Мне очень понравилась эта неделя, проведенная с тобой. Я прекрасно провела время и долго не забуду наши фантастические прогулки. Подумать только, мы почти влюбились друг в друга, но я никак не ожидала, что это выльется во что-то серьезное. Не ожидала услышать такое предложение от тебя. Просто мы весело проводили время.

– Тебе нравится такая жизнь, веселая и яркая. Так будет всегда. – Натан говорил очень тихо, но по спине девушки пробежали мурашки, будто он угрожает ей. – Благодарю за ужин, благодарю за все, – закончил он свою речь, отодвинул кресло и поднялся.

Изольда вздрогнула.

– Ты уже уходишь? Прощаешься со мной? Это все?

– Да.

– Так не поступают. – Она вела себя как капризная девочка, но неожиданный поворот событий ошеломил ее. Ее голос стал слабым и высоким. – Не спорю, мы были хорошими друзьями, но почему ты решил, что я готова изменить свою жизнь и уехать с тобой?

– Ты не уедешь со мной, потому что ты копия своего дедушки.

– Оставь дедушку в покое.

– Это трудно, – медленно произнес он.

Натан не любил дедушку. Но он совсем не знал его. А Изольда совсем не знала Натана, который не требовал от нее ничего, кроме совместных прогулок и пикников. А сегодня он захотел получить все. Она медленно встала, придерживаясь за край стола и изумленно глядя в его глаза.

Изольда прикоснулась к розам и истерично рассмеялась.

– Вспомнила строчку из стихотворения, – сказала она. – «Любовь, как роза, недолговечна».

– Вспоминай почаще эти слова, – посоветовал он на прощание.

Тяжелая входная дверь открылась… и захлопнулась. Человек с собакой растворились в пелене ночного дождя. Изольда рухнула в кресло, будто ее ударили по голове чем-то тяжелым.

Сегодня Натану изменили обычная вежливость и чувство юмора. Она и представить не могла, что их дружба так закончится. Этот человек, должно быть, о себе очень высокого мнения, если решил, что она может бросить все ради мужчины, с которым едва знакома. Изольде нравились образ ее жизни, ее семья, ее друзья. С детства она была баловнем судьбы, цветком, о котором заботятся и который укрывают от непогоды. Натан же был каким-то призрачным и неуловимым. Девушку не оставляло чувство, что темная страшная, тайна скрывалась в его душе.

Изольда начала быстро убирать со стола, чтобы избавиться от следов присутствия Натана до прихода Анни. Иначе не избежать настойчивых вопросов о посетителе. К счастью, она ничего не разбила: после вина и всего произошедшего ее руки слегка дрожали.

Розы по-прежнему стояли в вазе, она не решилась выбросить их. Но от серебряной розочки Изольда избавилась, как только поднялась к себе.

Гроза усиливалась.

Вскоре вернулась Анни, друзья довезли ее до самого крыльца. Изольда встретила ее в кружевном пеньюаре. Любимое платье, к крайней ее досаде, оказалось залито вином. Возможно, пятна можно будет вывести, но вряд ли Изольда снова когда-нибудь наденет это платье.

Надо наконец успокоить бедняжку Анни. Изольда спустилась по ступенькам и объявила:

– Мы расстались.

Анни посмотрела на нее снизу вверх:

– Он уже ушел?

– Да, – Изольда беспечно пожала плечами. – Ушел.

Анни улыбнулась.

– Что ж, теперь я могу спать спокойно.

Изольда не рассчитывала на спокойную ночь. Ее надежды не оправдались. Она дрожала под теплым одеялом, пытаясь привести свои мысли в порядок. Ультиматум Натана привел ее в полнейшее смятение. Одно из трех: либо у него завышена самооценка, либо у него что-то с головой, либо выпил лишнего.

Проворочавшись час-другой, Изольда все-таки заснула, но проснулась на рассвете с головной болью. Господи, до чего же все плохо! Нехотя она поднялась с постели и медленно прошлась по комнате.

Если Натан не шутил по поводу разрыва их отношений, то Изольда может потерять его навсегда. Разумеется, она не собиралась выходить за него замуж, но они могли оставаться друзьями, если не делать из вчерашнего прощания трагедию. Надо зайти к Поппи и поговорить с ним.

Натан сложный человек. Изольда могла бы и не приставать к нему, но ей бросили вызов. Никто ни разу в жизни с ней так не поступал! А кроме того, она уже скучала по нему, несмотря ни на что.

Приняв душ и одевшись, Изольда спустилась вниз, включила кофеварку и в ожидании кофе прослушала сообщение на автоответчике, оставленное прошлой ночью.

Филип сообщал ей много нового о Натане Колмане. После слов о том, что он соскучился, что безуспешно пытался дозвониться и что возвращается завтра утром, она услышала следующее:

– Пользуясь случаем, хочу кое-что рассказать тебе о типе, остановившемся у Поппи. Я заехал в свой офис и попросил навести о нем справки. Оказалось, что он не имеет никакого отношения к коллегии юристов.

Это какое-то недоразумение, пожала плечами Изольда. Натан вполне мог работать в адвокатской конторе, не получив квалификации. С другой стороны, он мог по каким-то причинам не говорить правды о своей работе. Но зачем? Ради чего Натан ее одурачил?

Всю неделю он ее очаровывал, потом предложил уехать с ним. Но когда она отказалась, даже не попытался переубедить. Таким образом, его действия теряют всякий логический смысл. Натан не собирался соблазнять ее. Напротив: когда ему представилась возможность добиться этого, отошел в сторону. Может, он охотился за деньгами? Вполне вероятно.

Итак, в чем же заключалась его игра? Чтобы узнать, нужно спросить самого Колмана. Это Изольда собиралась сделать прямо сейчас.

Ей открыла Поппи. В ответ на вопрос, можно ли подняться наверх, сообщила:

– Он уехал рано утром и оставил тебе письмо. – Она взяла со стола в прихожей белый конверт. – Просил передать, когда ты придешь. Я уже собиралась идти к вам.

По глазам Поппи было видно, что ей хочется узнать, что же произошло. Она полагала, что Изольда и Натан очень подходили друг другу. Романтик по природе, Поппи была бы счастлива принять участие в волшебной сказке со счастливым концом. Давняя знакомая их семьи искренне верила, что ее юные друзья прекрасно проведут время этим жарким летом и ничто не омрачит их счастья. Но он уехал так неожиданно, оставив только письмо. Поппи надеялась, что оно хорошее. Ее милая крошка Изольда не должна огорчаться.

Она ждала, когда Изольда вскроет конверт и прочитает письмо. Изольда вскрыла конверт.

Прочитав первые строчки, она похолодела.

«Твой дедушка был прав, когда говорил, что он чувствует запах врага. Вот почему я здесь: я его враг».


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю