332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Дмитрий Шатров » Заклинатель четырёх стихий (СИ) » Текст книги (страница 14)
Заклинатель четырёх стихий (СИ)
  • Текст добавлен: 30 декабря 2020, 10:00

Текст книги "Заклинатель четырёх стихий (СИ)"


Автор книги: Дмитрий Шатров






сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 18 страниц)

А народ тем временем заметно возбудился. Новость, что за службу будут ещё и платить, была для крестьян в новинку. До сих пор их только обирали и обязывали. Гомон толпы набрал обороты и стал походить на шум прибоя у скалистого берега. Ещё немного, и крестьяне будут готовы переехать в Альдерри всем Троепольем. К слову, новая проблема, из разряда крайностей. И внезапно возникший верноподданнический пыл нужно было как-то поумерить, при этом не угасив его совсем. Желающих поступить на службу в замок, внезапно стало очень много. Чуть до массовой свалки не дошло. Пока спасал тот факт, что троепольцы чувствовали себя немного неловко перед молодым лордом. По причине того, что ещё минуту назад выражали заметное недовольство новой повинностью. А оно вон как повернулось. За суетой народного волнения никто и не заметил на миг сверкнувшую вспышку портала. С окраины деревни раздался громкий оклик.

– Чего, разгалделись, селяне? – владелицу весёлого звучного голоса не узнать было невозможно.

– Нилда? Какого демона? Ты как здесь? – удивился, растерянный да крайней степени, Дробыш.

– Больше уважения, староста! Ты говоришь с новым кастеляном замка Альдерри, – самодовольно вздёрнула нос женщина, но вдруг опомнилась и решила объяснить, в основном Эдику, – меня его магичество Аларок назначил, если вы не возражаете, лорд Эддард.

Нилда присела в неловком книксене и почтительно склонила голову. Наблюдать за её попытками вести себя, как придворная дама, было по меньшей мере забавно. Но Эдик смог сдержать эмоции и спрятал улыбку. Не стоит без причины обижать преданных людей. И возражений против такого назначения у него не было. Он бы и сам предложил эту должность боевой тётке, да как-то руки не дошли. Так что нет.

– Не возражаю, – с улыбкой согласился Эдик, – магистр на это имеет полное право.

Процесс пошёл гораздо веселее. Нилда даром времени не теряла и сразу взяла быка за рога. Но её кипучая деятельность только порадовала парня. Похоже, что одной проблемой стало меньше. Новый кастелян замка на уговоры и выяснения возможностей слов не тратила. Она прямо говорила, что и кому делать, и возражений не слушала. Гораздо более действенный метод, как оказалось. Начала суровая тётка с того, что пресекла шум и крики.

– Тихо! – гаркнула Нилда, уперев мощные длани в не менее мощные бока.

И что удивительно, стало действительно тихо. Боевую бабищу, сделавшую за два дня карьеру от троепольской вдовушки до кастеляна Альдеррийского замка, никто ослушаться не решился. Она и без того была достаточно заметной персоной в общественной жизни посёлка, а сейчас её авторитет и вовсе взлетел до небес.

– Так, Идоя и ты, Амэда, собирайтесь, – Нилда назвала имена двух женщин, потерявших мужчин в ночь защиты деревни.

Крестьянки тут же побежали домой, благодаря вполголоса судьбу и Нилду, за то, что выбор остановился на них. Оставшиеся вновь разволновались. Ведь, сколько человек будут набирать – неясно, а два места уже занято.

– Лурд, мальчик мой, я что-то мамку твою не вижу, – кастелянша нашла в толпе белобрысого подростка в залатанной рубахе, – найди-ка её и позови ко мне.

– Бегу, тётя Нилда, – мальчишка шмыгнул носом и зашлёпал голыми пятками по дороге.

– Нерия, – Нилда дождалась, пока та откликнулась, и продолжила, – бери своего малахольного и тоже готовьтесь переезжать.

– Чего сразу малахольного? – голос невзрачного мужичонки с головой выдал закоренелого подкаблучника.

– Иди уже, нетопырь, – тут же подтвердили эту версию слова его супруги – женщины, не уступающей статями самой Нилде.

– Меня, меня возьми, – выскочила вперёд молодая баба, не очень опрятного вида.

– Ты, Палома, в своём доме сначала порядок наведи, а потом уже в хозяйский замок просись, – не очень вежливо отрезала Нилда, – не возьму, и не думай.

Собственно, необходимость личного присутствия на деревенском собрании отпала, и Эдик потихоньку отошёл в сторону. По пути подхватив под локоть абсолютно потерянного старосту. Дробыш переживал за пошатнувшийся авторитет, как головы Троеполья. Особенно в глазах нового владетеля Альдерри. Ну ещё бы! И односельчан взбаламутил и с порученным заданием не справился. А тут ещё Нилда эта… Того и гляди, другого человека на его должность назначат. Было из-за чего волноваться.

Впрочем, нервничал он совершенно зря. Эдик про это вообще не думал. Ему в голову пришла неожиданная мысль, как решить проблему с замковой стражей. Решение, правда, было авральным, но на какое-то время вопрос закроет. По крайней мере отворять – затворять ворота и осуществлять наблюдение со стен будет кому. И мысль эта была – вахтовый метод!

– Какой метод? – вытаращился на парня Дробыш, услышав незнакомое слово.

– Вахтовый, – повторил Эдик, но увидев, что понимания в глазах собеседника больше не стало, принялся разъяснять.

Неожиданно возникшая идея обходила практически все камни преткновения. И мужиков от семей и хозяйства отрывать надолго не надо, и окрестности замка без присмотра не останутся. Да и дополнительный заработок крестьянским семействам лишним не будет. Найти десяток-другой человек, на пару недель необременительной службы, труда не составит. Тем более за деньги. Пришлось, правда, потратить изрядное количество времени и слов, чтобы объяснить старосте суть этой формы осуществления рабочего процесса. Но в конце концов Дробыш понял, что от него требуется и даже просветлел лицом от собственной сообразительности.

– Молодец, всё правильно, – парень похвалил крестьянина, поощрительно хлопнув его по плечу, – а теперь иди помоги Нилде организовать переезд.

А что касается переживаний Дробыша, то это пустое. Эдик уже составил для себя его характеристику, и его пока всё устраивало. Несмотря на все недостатки действующего старосты. Вроде и жадноват крестьянин, и трусоват, и завистлив немного, а вот место своё занимает с полным на то основанием. Не только лишь одна корысть его двигает. За людей тоже радеет. Поэтому пусть будет, пока серьёзно не накосячит.

Площадь потихоньку пустела. Нилда уже успела с избытком перекрыть все вакансии замковой обслуги, поэтому остальным ловить было нечего. Народ, получив очередную порцию нервной встряски, возвращался к своим делам. Дробыш стоял в окружении мужиков у таверны, размахивал руками, что-то им объясняя.

Эдик погрузился в размышления и принялся мерить шагами дорогу. Его планы сдвинулись с мёртвой точки и начали понемногу осуществляться. А сколько ещё предстоит сделать! Даже страшно становилось от этой мысли. И немного точил червь сомнений. Может, зря он позарился на Альдеррийский замок? Может, сверкание найденных в подземелье драгоценных камней затмило разум? Откуда взялись барские амбиции? Понятно, что покривит душой тот, кто скажет, что не хочет быть богатым. И Эдик хотел, это очевидно. Просто насколько разнится понимание богатой жизни здесь и в покинутом мире.

Можно привести научное определение денег как таковых, но, по сути, они являются мерилом свободы. То есть, чем больше у тебя презренного металла, тем больше ты независим от жизненных неурядиц и больше можешь себе позволить. Как в материальном плане, так и в духовном. Не нужно переживать за завтрашний день, зависеть от настроения начальства, терять время и нервы на постоянные попытки заработать побольше этих самых денег. Ведь в результате человека затягивает в порочный круг, из которого невозможно вырваться. В современном представлении богатство – это кредитная карта, подкреплённая солидным счётом в банке. Остальное можно купить, причём достаточно просто и не сильно трудозатратно.

Вот тут-то и кроется подвох, на который парень сразу не обратил внимания. Здесь всё гораздо сложнее. Особенно для человека из другого мира и другой эпохи. Ведь что толку, что у тебя полные карманы серебра и драгоценностей? Есть их не станешь и на себя не оденешь. Из них даже костёр не развести, чтобы защититься от холода. Так и отнять же могут, вдобавок ко всему. Вместе с жизнью.

Эдик тряхнул головой, отгоняя прочь слабодушные сомнения. Он всё решит. Пока не знает, каким образом, но то, что решит – это точно. Да и некуда заднюю давать. Домой не сбежишь. Как бы этого ни хотелось. Всё, стоп. Спишем душевные метания на минуту слабости. Со всеми бывает. От раздумий парня отвлекли скрип тележных колёс и фырканье лошадей.

– Ни хрена себе, десять человек набрали, – Эдик не смог удержать удивлённый возглас, – исход евреев из Египта.

Но это он слегка преувеличил. Но как бы там не было, на площади начал формироваться целый обоз с отъезжающими. Пока всего две телеги, но, похоже, всё только начиналось. И совершенно зря крестьяне здесь считаются беднейшим слоем населения. По крайней мере, если судить по количеству добра в повозках. Всевозможных тюков, мешков, сундуков не пересчитать. Орали куры в плетёных клетках, торчали гусиные шеи из объёмистых корзин. Кто-то умудрился даже несколько свиней с собой прихватить. И к одной телеге корову привязали с телёнком.

Решив положиться на интуицию, Эдик вмешиваться не стал. Несмотря на то, что масштабы переезда его несколько шокировали. Нилда уже показала свою хватку, вот пусть и занимается. Кстати, вот и она. Кастелянша, на чём свет стоит, костерила мужика, ведущего в поводу лошадь, запряжённую в третью телегу. Кричать не хотелось, а поговорить с ней не помешало бы. Эдик махнул рукой в призывающем жесте.

Вот же глазастая баба. Вроде и не смотрела по сторонам, а заметила тут же. Бросила распекать провинившегося чем-то крестьянина и поспешила на призыв, подхватив юбки. Лишь смачного леща отвесила бедолаге напоследок. Словно ниоткуда появился и Дробыш. Он теперь долго с Нилдой будет соревноваться. Натура у него такая. Ревнивая. А впрочем, и событие не из заурядных. Присутствие поселкового головы вполне обосновано.

– Я же тебе не нужен? – обратился к кастелянше Эдик.

– Нет, ваша светлость, сама справлюсь – правильно поняла вопрос Нилда, – отправляйтесь в замок спокойно, а уж я проконтролирую. Глядишь, к вечеру и доберёмся.

И, испросив разрешения, женщина удалилась. Не женщина – чудо. Понимает с полуслова и не говорит лишнего. А самое главное – делает много. Живое подтверждение слов советского вождя и отца народов. Кадры решают всё. Точнее и сказать невозможно.

С Дробышем пришлось разговаривать подольше. В основном потому что староста боялся попасть в просак и уточнял всё по три раза. Вахтовую бригаду сторожей он пообещал прислать к завтрашнему полудню. А сам со старостами двух других деревень предполагал приехать недели через полторы. Немного обсудили вопросы сообщения, кое-какие хозяйственные дела, на том и распрощались.

– Передай это семье погибшего мальчика, – Эдик уронил в руки Дробышу кошелёк, оставив себе единственную монету, и направился к деревенской околице.

Через минуту на дороге ослепительно плеснуло голубым. Портал перенёс Эдика в замок.

Глава 14

Быт в Альдерри помаленьку налаживался. К месту пришлись и куры, и гуси и даже коровы со свиньями. Простора хватило всем с избытком. Можно было ещё три раза по столько разместить и всё равно тесно не будет. А если и будет, то можно и расстроиться. В смысле новых домов понастроить. Внутри крепости места уже не было, но за стеной можно было найти подходящие участки для приличного посёлка.

Замок наполнился движением, звуками и запахами. Приобрёл те неуловимые нюансы, которые присущи обжитым постройкам и помещениям. Если смотреть со стены – выглядело всё так, как в фильмах показывают про средневековые времена. Не в самых высокобюджетных фильмах, если оставаться до конца честным, но тем не менее. Общую картину можно представить.

Кстати, со стенами тоже было всё в порядке. В плане пригляда. Дробыш на этот раз не подвёл. Организовал людей для охраны, как положено. Правда, вместо десятка ополченцев понадобилось пятнадцать. И продолжительность вахт пришлось подкорректировать. Каждый отряд, заступая на десять дней, делился на три пятёрки. По пять человек на восемь часов дежурства. Привратник и четверо часовых. Дежурная смена на стене. Бодрствующая – в караулке, и отдыхающая – в казарме. Так себе армия, конечно, но заметить врага и предупредить хозяев замка смогут. И ворота постоянно закрыты и под приглядом.

Очень помогал Бласс. С этим человеком Эдику повезло, практически как и с Нилдой. Мало того что спасённый от порки кузнец чувствовал себя в неоплатном долгу, так ещё и мужик был рукастый и неугомонный. В том хорошем смысле этого слова, что сидеть сложа руки, совершенно не мог. Постоянно находил себе занятие. Между делом и командование ополченцами к нему перешло в обязанности.

По первому времени крестьяне, отряжённые в замок, несли службу без особенного рвения. Хоть и оплата была им обещана более, чем щедрая, по местным меркам. И староста строго наказывал, как себя вести. Да и Эдик, чуть ли не каждый день, проводил с мужиками беседы на патриотические темы, чувствуя себя при этом законченным замполитом. Но дисциплина всё равно приживалась со страшным скрипом. До тех пор, пока Бласс случайно не обнаружил заснувшего на посту часового и недолго думая не приложил ему по уху. А десятника и вовсе чуть не прибил в приступе праведного гнева. Тому пришлось два дня избегать кузнеца, дожидаясь пока его злость не отпустит. После того случая колхозное раздолбайство сменилось железной дисциплиной. Никому не хотелось лишний раз попадать под пудовые кулаки кузнеца.

Кроме того, и снова благодаря неуёмному Блассу, стража Альдерри перестала быть похожа на сборище беглых каторжников с большой дороги. Кузнец дорвался до оружейной и подобрал для каждого ополченца комплект амуниции. Мало того что подобрал, так ещё и подогнал индивидуально. Благо, что запасов всякого железа военного назначения прежние владетели Альдеррийского замка накопили с избытком. Теперь часовые, облачённые в шлем и кирасу, с алебардой в руках, смотрелись и вовсе антуражно.

Эдик уже не морщился, когда к нему обращались «ваша светлость» и «владетельный лорд», а уж на «Эддарда» и вовсе реагировал, словно его так называли с самого рождения. Сейчас, вместе с ним самим и Алароком, в замке проживало двадцать три человека. Не считая стражников. Довольно значительное количество народа, особенно после уединённой жизни в пещере магистра. Но жаловаться было бы грешно.

Сказались и первые плюсы господской жизни. Хозяйственные хлопоты перестали его касаться абсолютно. За это надо уже Нилде спасибо сказать. Кастелянша развернулась не на шутку. Её, разве что, кузнец не боялся. Остальные, если по струнке не ходили, то летали, как угорелые. Но это только касательно непосредственных обязанностей. В остальном – вполне себе нормальная тётка. И пошутить, и посмеяться, и за воротник заложить при случае. Но, без излишеств. Магистра она откровенно робела, а в Эдике души не чаяла. Носилась с ним, как с собственным ребёнком.

Да со всеми она носилась, если уж на то пошло. Даже с поросятами и телёнком. Дробыш не один раз уже у неё выхватывал, за то, что сена не довёз, или дрова не вовремя приехали. В общем, получили обитатели Альдеррийского замка общую мамку. Строгую и скорую на наказание, но справедливую и заботливую. В любом случае все обитатели замка были сыты, согреты, одеты и жильём обеспечены.

Сам Эдик занял покои на третьем, самом верхнем ярусе. Пентхаус, если так можно назвать комнату, вырубленную в толще скалы и с приделанным балкончиком. Не очень большую, надо отметить. Метров двадцать пять квадратных, если с натяжкой, но какой открывался вид на горные кряжи!

Из обстановки присутствовала широкая кровать под балдахином, мягкое кресло у большого камина, небольшой стол, по типу журнального и высокое бюро с письменными принадлежностями. На толстых пуховых перинах спалось, как младенцу, а пуховое же одеяло согревало так, что камин казался ненужным. Но не ломать же его, раз он уже был. Да и нравилось Эдику, когда в топке горит огонь, распространяя живое тепло вокруг. Беспокоил лишь момент, что с таким потреблением дров, придётся вырубить все деревья в долине. Немного утрировано, но топлива и в самом деле уходило чудовищное количество. И не денешься никуда. Зима уже набирала силу.

Пришлось долго уламывать магистра, чтобы он согласился наделать Камней Скрытого Пламени для внутренних нужд замка. Аларок долго упирался, но потом сдался на уговоры и пообещал заняться. Когда необходимые материалы найдутся. А пока он выделил Эдику два волшебных бруска из своих походных запасов. Так что совсем отказаться от поленьев не получилось.

Магистр обосновался в подвале, застолбив под свои нужды сразу три комнаты. Одну под спальню, одну под склад и одну под рабочий кабинет. Ту самую, в которой Эдик наткнулся на останки замкового мага, по имени Божеслав с ударением на букву «е» и чучело пещерного варгала. Аларок, когда её обнаружил, два дня на глаза не показывался. Всё изучал оставшуюся после волшебника библиотеку. Его еле вернули в реальность, к неотложным текущим делам.

Очень вовремя, к слову, вернули. Потому что в тот же день, ближе к вечеру, приехал Дробыш. Вместе со старостами двух других деревень. Для знакомства с новым владетелем. Куик представлял Лесной Кордон, а Тэкито, соответственно, Батоги. Не известно, чего им троепольский голова наплёл по дороге, но на Эдика они смотрели с благоговейным ужасом, на магистра с подобострастным восторгом, а на самого Дробыша с нескрываемым уважением.

Общение проходило в главном зале. Правда, больше в формате монолога. Говорил преимущественно Эдик, а гости слушали и принимали к сведению. Обсуждались вопросы снабжения и предоставления людей для несения постовой службы в замке. Последний пункт преследовал и другую цель. Менее очевидную. Эдика самого только недавно осенило.

Крестьяне, несущие сторожевую службу, получают какие-никакие навыки. И, что самое главное, оружие и доспехи. И надо понимать, что тяжёлая алебарда – аргумент гораздо весомей, чем вилы или переделанная коса. Таким образом, в каждом посёлке постоянно будет находиться как минимум пятнадцать вооружённых человек. Совсем не лишняя предосторожность при такой беспокойной жизни. Или самим получиться отбиться от мелкой напасти, или крупную сдержать смогут на какое-то время. Пока тяжёлая артиллерия не подтянется в лице Эдика с Алароком.

С этим предложением вновь прибывшие крестьяне согласились сразу и безоговорочно. Портальная нечисть вырезала прежних владельцев Альдеррийских земель под корень. Со всеми бойцами. Хорошо обученными и вооружёнными, к слову. Чего уж говорить про обычных селян.

Угроза нападения со стороны Протектората тоже никуда не делась. Лорд-наместник нападёт в любом случае. С силами соберётся и нападёт. Ему только подходящий момент надо выбрать. Так что это вопрос времени. А ко всему прочему ещё и зима набирает ход. В этот период года, хищники, обитающие в здешних горах, могут спуститься в долину и вырезать скот начисто. И такое бывало.

– Кроме того, – повысил голос Эдик, – я хочу, чтобы вы начали строить ограду вокруг своих деревень.

И тут мужики согласно закивали. Нужное дело, хоть и затратное.

– В каждой деревне, на центральной площади, надо сложить запас дров, соломы и воды, – продолжил повестку дня Эдик, – это будет сигнальный дым для экстренного оповещения.

– Какого оповещения? – в один голос выдали Куик и Тэкито, они ещё не привыкли к заумным словам нового владетеля.

– Срочного, – немного переиначил фразу Эдик, для большей доступности, – дрова должны быть сухие и лежать под навесом. Если произошла беда, с которой сам справиться не можете – запаливаете костёр, воду на солому, солому в огонь. В Альдерри увидят дым и пришлют помощь.

Теперь кивнул магистр. Хорошая затея. Верховые гонцы доставят, конечно, более подробную информацию, но несравнимо медленнее. А камней перемещения на все случаи жизни не напасёшься.

– А как же навес, – задал вопрос Куик деловитым тоном.

– Какой навес, – поначалу не понял Эдик.

– Ну, над дровами, – пояснил староста Кордона, известный своей прижимистостью на все три посёлка, – он ведь сгорит.

– Да и хрен с ним, пусть горит, – неожиданно вспылил Эдик, не терпевший проявлений тупости, трусости и жадности, – если дело дойдёт до этого дыма, то сгоревший навес будет самой маленькой вашей потерей, хозяйственные вы мои!

Куик обиженно поджал губы и замолчал, поняв, что ляпнул не то.

– Обязательные поставки обсудите с Дробышем, Нилдой и Блассом, они в курсе, – закончил совещание парень, выходя из образа владетеля, но до конца это сделать не успел.

– А если мы по какой-то причине не сможем… – начал было говорить Тэкито, но замолчал, потому что Дробыш пнул его под столом ногой.

– Спалю всю деревню, – Эдик сделал страшное лицо.

Староста Батогов хлопнулся в обморок, а Аларок не удержался и захохотал. Ему понравилась выходка ученика. Общения с подданными на сегодня парню хватило за глаза. Создавалось впечатление, что местные старосты из одного инкубатора вылезли. Однояйцевые близнецы, блин. Это сейчас про особенности характера было. Тем для разговоров не осталось, поэтому Эдик встал и вышел за дверь не попрощавшись. Пусть переживают хозяйское неудовольствие!

А Тэкито еле откачали. Дробыш и оказавшаяся неподалёку Нилда, привели мужика в себя и в два голоса объяснили, что у хозяина чувство юмора такое. Своеобразное. И что бояться совершенно нечего, и эти слова не более, чем безобидная шутка. Но если судить по выражению лица крестьянина, то он им до конца так и не поверил.

Назавтра делегация уехала, а вместе с ними отправился и Аларок. Он уже давно собирался перевезти пожитки из пещеры, да пока руки не доходили. А теперь ситуация мало-мальски устаканилась, и Эдик проявил себя неплохим управленцем, поэтому Аларок решил потратить несколько дней для переезда. План был прост и непритязателен. Доехать до Троеполья, где Дробыш выделит лошадей и людей для погрузочно-разгрузочных работ. Потом следует переход до пещеры, погрузка скарба и обратный маршрут. Зима только началась, поэтому должны управиться без особых проблем.

Эдик немного не понимал, почему наставник не хотел воспользоваться портальным переходом, но настаивать не стал. Он знал, что у магистра своё отношение к магии в любом её проявлении. Пока не припечёт, Аларок всё будет делать, как обычный человек. Имеет полное право на свои маленькие странности. Пусть делает как хочет.

На следующий день выпал первый снег. Эдик ещё накануне задумал совершить объезд собственных владений, и отказываться от своего решения не собирался. Хотя Нилда его отговаривала изо всех сил. Может быть ей это и удалось в конце концов, если бы поездка была обусловлена лишь желанием развеять скуку или другими праздными хотелками. Но здесь присутствовало слово «надо» и оно в корне меняло ситуацию.

Конечно, хорошо наблюдать за падающими снежинками в окно, укутавшись в тёплый плед и попивая подогретое вино из бокала. И пуховые перины, и личный повар, и обслуживающий персонал, обеспечивающий комфортную жизнь, тоже замечательно. Но расслабляет беспредельно. А праздность и леность до хорошего не доводят, да и несвойственны парню выше перечисленные характеристики. Хотя если не кривить душой, немного свойственны, как и любому другому человеку.

И всё же, какая бы ни была причина, нужно возвращаться к поискам портальных прорывов и уничтожать опасных для этого мира созданий. Тем более, то к чему готовил Эдика магистр, сейчас приобрело практический смысл и целевую аудиторию. Больше не безымянный ученик чародея оказывает неизвестную услугу абстрактным жителям Аркенсейла. Нет. Сейчас владетель Альдеррийский защищает своих подданных и свои рубежи.

Кроме того, необходимо и в прикладной магии практиковаться. Чтобы приобретённые навыки не растерять и новые приобрести. Волшебник должен самосовершенствоваться. Всю свою жизнь. Иначе его жизнь будет печально короткой. Эту аксиому Аларок вдалбливал в голову своего ученика с первых занятий.

Портативный прибор для обнаружения порталов нет-нет и сообщал о свершившихся переходах из других миров. Но на эти показания Эдик с магистром не реагировали. То далеко было, то портал слабенький, то ещё что-нибудь. Приходилось расставлять приоритеты. Решать хозяйсвенные вопросы Альдеррийских земель на тот момент было куда важнее. Но на душе драли кошки. Мало ли какая тварь прорвётся. Сожрёт всю деревню вместе со скотиной, и все усилия псу под хвост. Да и проветриться не помешает. Привратник распахнул ворота, и всадник верхом на мархуре выехал за крепостные стены.

– Господи, как хорошо! – Эдик полной грудью вдохнул морозный воздух, потянулся, раскинул руки в стороны и закрыл глаза от удовольствия.

Погода стояла чудесная. Снег словно и не падал вовсе. Лишь невесомо парил в воздухе пушистыми хлопьями, по непонятной причине оказываясь на земле. Вокруг тихо-тихо, только под копытами Штопора похрустывает толстый снежный покров. Ни ветерка, ни лишнего звука. Полное единение с природой.

За спиной лязгнули запоры – привратник, зараза! Такой момент испортил.

Эдик тронул мархура и поехал вдоль стены. Ему надо было в горы. Проверить одно место, внушающее беспокойство. Он на всякий случай посмотрел на портативный техномагический прибор. Сейчас он молчал, а вот ночью сработал, разбудив своим жужжанием Эдика. Где-то в окрестностях Батогов порталы открылись. Оба малые и кратковременные, но один из них продержался немного дольше. Может быть, ничего страшного эти провалы и не принесли, но близость посёлка обязывала его проверить.

Штопор карабкался в горы, его всадник крутил вокруг головой. Всадник, к слову, сейчас был очень похож на деда Мазая и немного на Ивана Сусанина. Потому что владетельные лорды не одеваются в овчинные полушубки, ватные стёганые штаны и валенки. И толстые вязаные свитера с высоким горлом тоже не носят. А лисий треух на голове и вовсе выбивается из образа высокопоставленной особы. Но Эдику было начихать с высокой колокольни на всяческие образы и модные тенденции, принятые в среде вельмож. Он не на придворный бал собирается. В горы едет. Где погода может так дуркануть, что красивые бархатные бриджи примёрзнут к заднице, а ноги в изящных сапогах из тонко выделанной кожи превратятся в звенящие ледышки.

Поэтому выбор очевиден. Простая крестьянская одежда, известная с незапамятных времён, в этом случае побеждает с абсолютным преимуществом. Да и перед девушками красоваться не придётся. Эдик на минуту отвлёкся на такие мысли. Эх, девушки. Горячая молодая кровь периодически вырывалась из-под контроля и требовала своё. Особенно когда нагрузки ослабевали, и время свободное появлялось. В пещере было проще справляться с естественными желаниями. Там наставник спуску не давал, некогда было думать об удовлетворении плоти. И сил не оставалось, что вернее. В замке стало с этим делом сложнее бороться. Особенно если учитывать, что Идоя и Амэда проявляли к нему недвусмысленный интерес.

– Что-то я не о том думаю, – встряхнул головой Эдик и поправил треух, – в этих горах девушек нет, на этом и остановимся.

Знал бы он, как ошибался.

Снегопад прекратился, придавил морозец, что, впрочем, не мешало Штопору продолжать движение в прежнем ритме. Для мархура горы – всё равно что для рыбы вода. И даже лучше. С камня на камень, с уступа на уступ. Где прыжками, а где перебежками – для горного козла здесь непреодолимых преград не было. А если такие и попадались, то для чего же ещё нужен хозяин-волшебник. До конечной цели уже считай рукой подать. Через эту гряду перевалить, и на месте. А дальше, если в ущелье спуститься и пройти по нему километра три, то как раз к Батогам и выйдешь. А если бы по торной дороге пошли, то и половины пути не преодолели за это время. Это к тому, что ездовой мархур в горах незаменим.

Снежное покрывало, пока ещё не растрёпанное ветром, никому не оставляло шансов к незаметному передвижению. Любая пешеходная тварь, появись она здесь, хочет не хочет, а наследит за собой. Эдик внимательно оглядывался и не находил причин для беспокойства. Было похоже, что никого тут нет, по крайней мере, за последние два часа никто не проходил.

Девственная чистота, мир и спокойствие. Разве что, какие-то мудаки резину от "Камаза" решили здесь выбросить. Да ещё новую, к тому же. На гребне скалистого излома лежала груда покрышек от большегрузной техники. Блестящие чёрные, они разительно контрастировали с бесконечно-белым безмолвием. Можно было разглядеть редкую щетину коротких ворсин на глубоком пятачковом протекторе.

– Откуда здесь резина от "Камаза"?! – эту мысль Эдик проорал вслух, одновременно вбивая пятки в бока мархуру.

Штопор по какому-то наитию прыгнул не вперёд, а далеко в сторону. Это спасло обоих. Позади клацнула клыками змеиная пасть, а на склоне вскипели разворачивающиеся кольца длинного тела. Да тут и белазовских колёс для сравнения будет мало! Штопор скакнул вверх по склону. Валун, на котором они только что стояли, раскрошила в щебень гигантская голова атаковавшей вновь рептилии.

«Антрацитовый аспид», вспомнил Эдик. Но лучше бы не вспоминал. А ещё лучше – и не знал бы вовсе про подобных тварей. Потому что эта гадина вырастает до таких размеров, что самая большая анаконда почувствует себя рядом жалким дождевым червяком. И ко всем прочим ужасам, антрацитовый аспид ещё и ядовит. Не настолько, конечно, как чёрная мамба, но где-то близко. В любом случае хватит за глаза обоим. И всаднику, и скакуну. Штопор, подхлёстываемый страхом, со всей доступной прытью взбирался на склон. Эдик оглянулся и чуть не выпал из седла – ему удалось рассмотреть всю чудовищную мощь монстра, который их жаждал сожрать. Рука рефлекторно нащупала секиру.

Впрочем, от этой идеи он тут же отказался. Как от несостоятельной. Оружие парня выглядит настолько смехотворным, по сравнению с гигантской змеюкой, что думать даже о причинении минимального ущерба не приходилось. Разве что зубки слегка затупить получится, незадолго до героической, но скоропостижной и мучительной гибели. Единственный шанс – применение боевых заклинаний.

Вот уже и вершина горы. Дальше бежать некуда. Разве что спуститься по противоположному склону. Но задача изначально стояла другая. Ведь Эдик не бегать сюда ехал несколько часов, а совсем наоборот. Обнаружить и прибить гада при обнаружении. Кто же мог предположить, что монстр окажется настолько огромен и страшен.

Эдик спешился, но при этом оступился и чуть не грянулся навстречу зубам кровожадного чудовища. А ползучая тварь продолжала сокращать расстояние. Медленно и неостановимо, словно взбесившаяся транспортёрная лента. Не прекращающееся текучее движение рептилии начало откровенно выводить из себя. Эдик шарахнул вниз гигантским файерболом. Огненный шар прокатился вдоль чешуйчатого тела, но тварь от этого, похоже, только взбодрилась. Во всяком случае, её движения заметно ускорились.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю