332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Дмитрий Жуков » Апартеид: История режима » Текст книги (страница 2)
Апартеид: История режима
  • Текст добавлен: 26 сентября 2016, 17:54

Текст книги "Апартеид: История режима"


Автор книги: Дмитрий Жуков






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 8 страниц)

Британское правительство твердо решило отобрать у буров независимость, не останавливаясь при достижении этой цели ни перед какими методами. Даже после того, как Крюгер согласился предоставить англичанам избирательное право (что составляло главную суть «претензий» Британии к Трансваалю), «Туманный Альбион» не отказался от своей идеи отдать буров во власть сброда золотопромышленников. В 1899 году Великобритания нагло потребовала разоружить армию Трансвааля, и отказалось признавать его в качестве суверенного государства. К бурским границам начали подтягиваться британские войска.

11 октября 1899 года началась Англо-Бурская война, ставшая одним из самых страшных преступлений Британской Империи.

К началу войны обе бурские республики не имели регулярной армии, за исключением артиллерийских частей. Однако, по закону 1898 года, каждый гражданин в возрасте от 16 до 60 лет должен был в случае войны взяться за оружие, а каждый округ (17 трансваальских и 14 – из Оранжевого государства) – выставить "коммандо". "Коммандо" представляла собой основную тактическую единицу бурского ополчения, как правило, приблизительно соответствующую батальону. Численность армии буров на протяжении всей войны не превышала 40 тысяч человек. Помимо этого, на стороне буров воевали 13 иностранных добровольческих отрядов, первоначально объединенных в Европейский легион (командир – французский полковник Вильбоа-Морель, затем русский полковник Евгений Максимов). Общая численность легионеров (голландцев, французов, немцев, американцев, итальянцев, шведов, ирландцев и русских) составляла чуть менее 2000 человек. В начале войны трансваальскими вооруженными силами руководил коммандант-генерал Питер Жубер (верховным главнокомандующим был президент Пауль Крюгер), а во главе армии Оранжевого государства стоял коммандант Пит Кронье.

К слову, симпатии всего мира были тогда на стороне африканеров. Петербургская газета «Новое время» в октябре 1898 года писала: «Прямые религиозные фермеры, решившие своей кровью отстоять свободу Отечества, всегда будут ближе сердцу святой Руси, чем наш исконный враг – холодная и эгоистичная Англия. По своей глубокой вере в Бога буры нам родные братья».

С самого начала боевых действий буры проявили отменные боевые качества, что и неудивительно, ведь с самого детства африканеры приучались метко стрелять и превосходно держаться в седле. К отрицательным сторонам ополченцев иностранные военные специалисты того времени относили недостаток дисциплины, отсутствие стратегического мышления, пассивную тактику. Некоторых иностранных инструкторов прямо-таки раздражала нарочитая религиозность буров, которая со стороны воспринималась как пережиток средневековья: перед каждым сражением и после каждого боя буры истово молились и пели псалмы.

Конечно, довольно сложно назвать совокупность бурских «коммандо» полноценной армией. В сущности, это были полу-партизанские формирования, но потому-то буры и смогли в течение определенного времени наносить армии могущественной Британской Империи болезненные удары. Что касается религиозности африканеров, то и ее можно признать положительным фактором. В силу фаталистической направленности кальвинизма, буры воспринимали все победы и, главное, поражения совершенно спокойно, как неизбежное и данное Свыше. Поэтому, в их рядах никогда не находилось место панике и сомнениям.

Кроме того, явной заслугой буров является «изобретение» траншей. И вообще Англо-Бурская война коренным образом повлияла на всю последующую историю военного искусства: именно в Южной Африке впервые в широком масштабе были применены пулеметы, бронепоезда, беспроволочный телеграф, появились шрапнель и бездымный порох, сомкнутые колонны войск уступили место рассыпному строю. Тогда же был введен и защитный цвет хаки, в который потом оделись все армии мира. С этой войны среди курящих появилась фраза: «Третий не прикуривает» (считалось, что, когда в расположении англичан зажигалась спичка, бур хватался за винтовку, когда прикуривал второй – целился, а когда третий – стрелял)…

Самое же трагическое и известное «достижение» англичан – изобретение концентрационных лагерей, в которые сгонялось гражданское население страны (старики, дети и женщины), чтобы вынудить буров отказаться от партизанской войны. Официально они цинично именовались «местами для спасения» («refuges»). Сетью таких лагерей была покрыта вся Южная Африка (всего было открыто около 60 концлагерей). Туда согнали 200 тысяч мирных и беззащитных людей, 80 тысяч из которых составляли якобы «спасаемые от рабства» негры. Все они были обречены на страшные мучения от палящего солнца, жажды и голода. Общее число погибших составило 14 % от общего населения бурских республик. Умерло 26 тысяч бурских женщин и детей (при этом, на полях сражений пало 6 тысяч бурских воинов и 22 тысячи англичан). Британцы специально отравляли в лагерях воду, подбрасывали в пищу рыболовные крючки и толченное стекло. Для того, чтобы еще более унизить несчастных узников, англичане активно привлекали к охране лагерей негров. Уинстон Черчилль – тогда военный журналист – отмечал: «Есть только один способ сломить сопротивление буров – жестокое подавление. Иначе говоря, нам следует убить родителей, чтобы добиться уважения детей».

Поскольку ход боевых действий многократно описан в отечественной литературе, мы не будем здесь подробно останавливаться на перипетиях этой войны. Отметим лишь, что в течение первого периода войны (11 октября -февраль 1900 года) буры вели активные наступательные действия на территории Наталя и в Капской колонии, а в ходе второго периода войны (февраль-май 1900 года) успех сопутствовал англичанам. На завершающем этапе войны, которая окончилась в мае 1902 года, буры вели против оккупантов партизанскую борьбу. В этот период отлично проявили себя отряды под командованием таких командиров, как генералы Пит де ла Рей (его «коммандо» пленила гарнизон из 500 британских солдат в городе Линдлей), Луис Бота (действовал вдоль железной дороги Претория – побережье залива Дела-гоа), Джеймс Герцог, Христиан де Вет, Ян Смете. Англичане противопоставили партизанской войне концлагеря (пленных буров-мужчин оккупанты отправляли в лагеря на территории Индии, Цейлона и других колоний) и тактику выжженной земли. Цветущая страна превратилась в выжженную пустыню, покрытую сетью крепостей-блокгаузов.

Громадное превосходство английских вооруженных сил и варварские расправы, в конце концов, заставили буров отказаться от сопротивления. Кроме того, англичане пообещали бурам сохранить их самоуправление в бывших республиках, уровнять их в правах с англичанами в Капской колонии, компенсировать реквизированное хозяйство, выдать субсидии на восстановление ферм и амнистировать всех участников вооруженной борьбы. Мнения бурских лидеров разделились, но большинство (Л. Бота, Я. Смэтс, Дж. де ла Рей) выступило за заключение мира на условиях англичан. 31 мая 1902 года в Ференихинге был подписан мирный договор.

После поражения бурских республик под властью Великобритании оказался весь южноафриканский регион (за исключением, разумеется, Германской юго-западной Африки), который делился на семь различных колоний с собственными правительствами. Четыре из них (Капская колония, Наталь, Колония Оранжевой реки и Трансвааль) 31 мая 1910 года объединились в Южно-Африканский Союз (ЮАС), а в трех других территориях – Басутоленде, Свазиленде и Бечуаналенде – белых поселенцев не было (по каким-то причинам правительство Великобритании не согласилось на включение этих колоний в состав ЮАС).

Условия мирного договора 1902 года были выполнены далеко не во всем. Положение в сельских районах оставалось крайне тяжелым. Фермеры испытывали нехватку тяглового скота, семян инвентаря и строительного материала. Достать все это можно было только по спекулятивным ценам. Компенсация, выплаченная бурам, была крайне мала. Комиссии военного ведомства под всевозможными предлогами отказывались оплачивать расписки, выданные фермерам за годы войны армейскими службами в связи с конфискацией скота и другой собственности. К тому же сильнейшая засуха уничтожила большую часть первого послевоенного урожая. В итоге значительное число фермеров разорилось, и было вынуждено продать свои земли.

Серия мировых экономических кризисов начала XX века также вела к обнищанию. Кроме того, британские власти встали перед необходимостью удешевления производства. Эта задача была решена путем массового ввоза дешевой китайской рабочей силы. Первая партия китайцев прибыла в Южную Африку в июне 1904 года. К концу года на шахтах Трансвааля работало 20 тысяч, а к концу 1905 года– 47 тысячи китайцев. В дальнейшем их численность росла, достигнув в 1907 году 54 тысяч человек.

Применение китайского труда вызвало яростное противодействие со стороны малоимущего европейского населения страны, прежде всего, африканеров. Многие предсказывали, что подобная политика неизбежно приведет к росту небелого населения и ослаблению позиции белых. Действительно, со временем часть китайцев внедрилась в сферу торговли и услуг, и через некоторое время составила серьезную конкуренцию белым торговцам и предпринимателям.

Англичане продолжали культурно подавлять африканеров, а в некоторых городах Наталя и Капской колонии были даже введены штрафы за использование языка африкаанс. Насильственную англизацию поначалу пытались проводить и на территориях бывших республик. Дискриминация буров ставила их едва ли не в положение цветного и черного населения, что еще больше унижало африканеров. Верховный комиссар Великобритании в Южной Африке лорд Милнер писал: «С политической точки зрения я придаю самое важное значение росту британского населения… Если через десять лет на трех представителей британской расы будет приходится по два бура, страна окажется в безопасности и сможет процветать…».

Буры не желали мириться с таким положением дел и постоянно пытались отстоять свою культурную независимость и самобытность. В 1905 году в Трансваале была создана Народная партия («Хет Фолк»), которую возглавили выдающиеся военные вожди буров Луис Бота и Ян Смэтс. Они развернули кампанию по разоблачению «капиталистического заговора с целью ввоза азиатов в ущерб белым», провозгласили борьбу за национальное образование, выдвинули лозунг создания африканерской идеи. При этом они выступали за объединение белых южноафриканцев под Британской короной и за создание доминиона. На выборах в трансваальский парламент в 1907 году «Хетт Фолк» получила 37 мест из 69.

В мае 1906 года в провинции Оранжевой реки возникла африканерская партия Оранжевый Союз («Оранжи Уни»). Его возглавили генералы Джеймс Герцог, Абрахам Фишер и Христиан де Вет. На выборах 1907 года партия получила 31 место в парламенте, а Фишер стал премьер-министром. Лидеры партии выступали за параллельное существование в Южной Африке двух белых потоков – африканерского и английского, которые не пересекались бы.

В Натале аналогичная организация – Бурский конгресс – была создана еще в марте 1906 года. В ноябре 1911 года «Хетт Фолк», «Оранжи Уни» и Бурский конгресс объединились в Южноафриканскую национальную партию во главе с Л. Ботой.

Идеологическое обоснование африканерского национализма разработал теолог, поэт и пастор Реформаторской церкви Южной Африки Якоб дю Тойт (Тотиус), опиравшийся научение Пауля Крюгера. Тотиус утверждал, что Бог преднамеренно обрек бурский народ на страдания и лишения, поскольку только через испытания он мог получить свое национальное самосознание. Вместе с Тойтом неоортодоксальный кальвинизм разрабатывал также его зять В. Постма. В своей работе «Допперы» он описал идеального африканера. «Бурский народ – богоизбранный народ, он пришел на эту землю с предназначением установить и расширить влияние Царства Божия; ему предстояло уничтожить царство тьмы и открыть правду язычникам», – писал Постма. В области политики он уделил основное внимание критике капитализма и социализма, считая, что поскольку второй вытекает из первого и обязательно ведет к нигилизму и безверию, следует отвергнуть обе системы как неприемлемые. Выдвинутая Постмой теория «христианского национализма» впоследствии легла в основу общественного развития Южной Африки в рамках апартеида.

Наиболее непримиримым лидером африканеров стал Д. Герцог провозгласивший курс на изоляционизм своей нации. У Герцога были веские причины ненавидеть англичан: во время войны в концлагере погиб его сын (британцы не постеснялись даже опубликовать официальное извещение об этом, гласившее: «В Порт-Элизабет умер военнопленный Д. Герцог в возрасте восьми лет»). Когда в 1907 году бывшие бурские республики получили самоуправление, Герцог стал высшим чиновником органов юстиции и министром образования Колонии Оранжевой реки. В 1909 году он вошел в состав конвента, который разработал конституцию Южно-Африканского Союза, после образования которого стал министром юстиции в первом правительстве ЮАС.

Глава вторая. Рождение государства

Создание Южно-Африканского Союза – доминиона Великобритании -было официально провозглашено 31 мая 1910 года. Положения конституции обеспечивали равенство обоих официальных языков – английского и голландского (после 1925 года – языка африкаанс), и гарантировали избирательные права лишь тем цветным и черным жителям Капской провинции, которые соответствовали имущественному и образовательному цензам. Черные и цветные граждане других провинций избирательных прав не имели, а белые женщины получили избирательное право только в 1930 году. Как и в период существования самоуправляющихся колоний, при определении размеров избирательных округов сельские районы оказывались в более выигрышном положении по сравнению с городскими. Это обстоятельство в будущем давало преимущества африканерам. Конституция сохранила за европейской общиной политическую власть, поскольку среди избирателей было 93% белых, а черные и цветные не могли быть депутатами парламента. В каждой провинции продолжали действовать избирательные законы колониальных времен, запрещавшие небелым гражданам какое-либо участие в политической жизни (кроме Капской провинции и в небольшой степени – Наталя).

Первое правительство ЮАС возглавил представитель Трансвааля генерал Луис Бота. Заместителем премьер-министра стал генерал Ян Смэтс (он также одновременно возглавил министерства обороны, внутренних дел и горное министерство). В первый кабинет вошли, разумеется, и представители английского населения Южной Африки. Британским генерал-губернатором Южной Африки был назначен Герберт Джон Гладстон.

Свою главную задачу Бота видел в примирении обеих белых общин и в установлении тесного сотрудничества с Великобританией. Вскоре среди африканеров возникли разногласия по поводу отношения к подобной политике. Резко выступал против «ренегатов» и их примиренческого курса Герцог, и большинство буров соглашались с ним (так, 28 декабря 1912 года в Претории прошел многотысячный митинг в поддержку этого популярного лидера). На стороне непримиримого министра выступала и такая влиятельная организация, как Южноафриканская академия языка, литературы и культуры, а также большинство священнослужителей. В итоге Герцог под давлением Боты был вынужден подать в отставку. Тогда же на состоявшемся конгрессе Национальной южноафриканской партии триумвират, в который вошли Герцог, Штейн (бывший президент Оранжевой республики) и де Вет, потребовал исключить из организации Боту и Смэтса. Однако в результате голосования партию покинули они сами и подавляющее большинство их сторонников (в основном из Оранжевой провинции).

В 1913 году Герцог создал собственную Национальную партию, и провозгласил свою программу. Жизнь африканеров, по мысли Герцога, должна развиваться на основании христианского национализма, что означало господство белого населения над цветными и черными в духе «христианской опеки», и строжайшее запрещение всяких попыток расового смешения. Кроме этого, Герцог выступал за официальное признание языка африкаанс и за введение в ЮАС собственного национального флага.

Еще более серьезные разногласия возникли в южноафриканском правительстве и обществе, когда разразилась Первая мировая война. В 1914 году Бота заявил о намерении вступить в боевые действия на стороне Великобритании, а затем без согласования с правительством объявил Германии войну. Бурское население охватили широкие антивоенные настроения, всюду проходили митинги протеста. Под руководством Национальной партии африканеры подняли восстание, которое достигло наибольшего размаха в Оранжевом свободном государстве. К восстанию присоединилась большая группа бывших бурских генералов, 7 тысяч буров из Оранжевой провинции и 3 тысячи из Трансвааля.

Главнокомандующий вооруженными силами ЮАС генерал Кристиан Байере в знак протеста против непопулярного решения правительства подал в отставку, заявив при этом: «Говорят, что война ведется против „варварства“ немцев. Мы простили, но еще не забыли веете варварства, какие были совершены в нашей собственной стране во время южно-африканской войны. Между тем, немцы не сделали нам ничего плохого».

Генерал Мани Мариц, командующий войсками ЮАС на границе с Германской юго-западной Африкой, и вовсе отказался подчиниться приказу о переходе в наступление против немцев. Более того, он перешел на их сторону с намерением воссоздать «свободную бурскую республику». В состав временного правительства должны были войти генералы Байере, де Вет, Кемп, Мариц и Безюйденхут. Мариц выпустил декларацию, в которой говорилось: «Известно, что во многих случаях враг вооружал для войны с нами туземцев, и поскольку это делалось с целью возбудить в черных народах презрение к белому человеку, мы поэтому строжайше предупреждаем, что все цветные и туземцы, которые будут захвачены нами в плен с оружием в руках, так же как и их офицеры, поплатятся за это жизнью». Надвигалась угроза очередной Англо-Бурской войны.

14 октября страна была объявлена на военном положении. 27 октября войска, которыми командовал лично Бота, разгромили отряды Байерса в Растембурге. 7 ноября боевые действия начали повстанческие отряды генерала де Вета в Вимбурге. Де Вету удалось одержать победу над правительственными силами генерала Кронье. Решающее сражение произошло у Маргварда 12 ноября. Войсками Союза командовал Бота, повстанцами – де Вет. В итоге, мятежники потерпели сокрушительное поражение. Сам де Вет 1 декабря был пленен вместе с арьергардом из 50 буров. 9 ноября во время отступления в Трансвааль трагически погиб генерал Байере. К январю 1915 года войска Союза подавили рассеянные по разным местам силы повстанцев. Многие сотни буров были брошены за решетку.

5 января 1915 года войска ЮАС под командованием Боты начали вторжение в Германскую Африку. Не надо и говорить, что это было воспринято немцами как предательство, ведь Германия всегда поддерживала буров в борьбе против Англии. И вот теперь не без труда подавив восстание и навербовав некоторое количество разорившихся фермеров (в качестве притягательного средства им были обещаны плантации и фермы Юго-Западной Африки), южноафриканские отряды выступили против своих братьев.

За тридцать лет колонизации немцы добились на этой земле довольно внушительных успехов. В течение продолжительного времени они боролись с местными племенами, подзуживаемыми англичанами. В начале 1904 года в районе города Окаханджо вспыхнуло крупное восстание племен гереро. Численность мятежников составила около 8 тысяч человек, причем половина из них была вооружена огнестрельным оружием (которое «услужливо» поставила Великобритания). Повстанцам удалось осадить столицу колонии Виндхук. Параллельно с этим они вырезали белых фермеров, сжигали их хозяйства. 11 июня в Юго-Западную Африку прибыл генерал-майор Леопольд фон Трота, принявший на себя командование войсками. К началу 1905 года германские отряды фон Троты и губернатора Генриха Геринга (отца будущего гитлеровского рейхсмаршала) одержали решающую победу. В итоге погибло более трех четвертей всего племени гереро – около 50 тысяч человек. Но в этот момент британцам удалось соблазнить на восстание другой автохтонный народ – готтентотов. 17-тысячным войскам фон Троты удалось справиться с мятежниками лишь в 1907 году.

К 1913 году число белых поселенцев составляло здесь почти 15 тысяч человек, а в районе Виндхука проживало также около 3000 цветных – потомков смешанных браков, переселившихся из Капской колонии. Основным занятием колонистов было фермерство (к началу войны насчитывалось до тысячи фермерских хозяйств): выращивалась пшеница, кукуруза, картофель и табак, имелись плантации хлопка и виноградников. Имелись в колонии и минеральные богатства (медь и свинец). В июле 1908 года в районе бухты Люде-рицбыли открыты месторождения алмазов, вскоре ставшие одним из основных предметов экспорта колонии. Активно развивалась железнодорожная сеть. Понятно, что эта территория стала лакомым куском для Британской империи.

К началу войны германские вооруженные силы насчитывали здесь 1967 солдат и офицеров. Кроме того. 600 белых и 870 африканцев служили в полиции. В случае войны предусматривалась мобилизация трех тысяч мужчин-колонистов и нескольких тысяч туземных солдат.

Наступление южноафриканских сил в 1915 году было быстрым и победоносным, несмотря на тяжелые условия. Основную массу войск вторжения (на заключительном этапе они достигали 60 тысяч человек) составляли бурские милиционные части. Южноафриканцы наступали тремя колоннами: с юга вдоль побережья, с территории бывшей Оранжевой республики и с востока из Бечуаленда. Цель наступления – столица Виндхук – была взята 12 мая 1915 года. Остатки германских войск, развязавшие партизанскую войну, были вынуждены капитулировать 9 июля. Победа была достигнута с минимальными жертвами с обеих сторон. После окончания войны Лига наций вручила Южно-Африканскому Союзу мандат на управление этой территорией.

Помимо Юго-Западной Африки Германия обладала на континенте еще тремя колониями: Того, Камеруном и Восточной Африкой. Того была быстро оккупирована британскими и французскими войсками уже во вторую неделю августа 1914 года. Борьба в Камеруне носила более затяжной характер. Сильные немецкие гарнизоны находились в Бонабери и Дуале. Но к июню 1915 года французы и британцы одержали победу и здесь. В захвате Камеруна принимала участие также бельгийская армия. Боевые действия в Восточной Африке начались в конце сентября наступлением германских войск на британские владения. Британская армия, которой командовал генерал Смэтс. одержала здесь победу к началу июня 1915 года. Однако немцы под руководством генерала Пауля фон Леттофа-Форбека развернули партизанскую войну, которая окончилась лишь в 1918 году, когда Германская Империя потерпела поражение в Европе.

Несмотря на антибританскую позицию Национальной партии, ее, как ни странно, запрещать не стали. Более того, в 1915 году она получила статус официальной оппозиционной партии в парламенте, где в 1917 году призвала к выходу ЮАС из состава Британской империи. Поддержка Герцога со стороны буров все более возрастала.

5 июня 1918 года при участии Национальной партии и церкви была создана радикальная националистическая тайная организация, названая вначале «Молодая Южная Африка», а затем переименованная в «Африканер Брудербонд» (Союз братьев). Поводом для ее создания послужил разгон митинга африканеров 17 апреля, когда сторонники Национальной партии были избиты пробритански настроенной толпой. Целью «Брудербонда» стало утверждение африканерского национализма во всех отраслях и любыми способами. Со временем «Брудербонд» превратился в весьма влиятельную силу в стране, содействующую продвижению своих членов на ключевые посты в стране для содействия процветания нации. Первым президентом «Брудербонда» стал пастор Голландской реформаторской церкви Й. Нод (Науде). Организация стала центром разработки политической доктрины африканерского национализма.

Африканеры постепенно расширяли свое влияние и в, казалось бы, утраченной для них Капской провинции. В июле 1915 года здесь была основана первая африканерская национальная газета «Бургер», первым редактором которой стал д-р Даниэль Франсуа Малан, до этого – видная фигура в Голландской реформаторской церкви, оставивший кафедру ради политической деятельности. В сентябре 1915 года в Мидлберге прошел учредительный съезд Национальной партии, избравший Малана первым председателем отделения организации в Капской провинции. В 1918 году Малан был избран в парламент ЮАС и вступил в «Брудербонд».

Напротив, партия Л. Боты утратила популярность среди африканеров, стала больше опираться на англоязычных избирателей и имущие сословия. В 1919 году после возвращения с Парижской мирной конференции Бота умер. Его преемником на посту главы правительства ЮАС стал Ян Смзтс. В годы войны он возглавлял вооруженные силы ЮАС, с 1917 по 1919 годы являлся одним из пяти членов Британского военного кабинета, участвовал в создании Королевских Военно-воздушных сил, руководил действиями войск по захвату Германской Восточной Африки.

Смэтс попытался достигнуть того, чего не смог сделать Бота: примирить, наконец, враждующие белые общины страны. В качестве почвы для создания белого единства премьер-министр избрал ужесточение расового законодательства. Он заявлял: «Есть одна вещь, относительно которой единодушны все южноафриканцы, не считая сумасшедших: это факт существования политики, которую не следует менять никогда. Суть ее заключается в сохранении главенствующего положения белых в Южной Африке». К слову, именно Смете впервые употребил слово «апартеид» (в своей речи в парламенте в 1917 году).

Надо отметить, что еще до этого с целью сохранения привилегированного положения белого населения были приняты соответствующие законы. В 1911 году был принят акт, по которому определенные должности в горнодобывающей промышленности могли занимать только белые. В 1913 году вступил в силу закон «О землях туземцев», закрепивший принцип раздельного проживания африканцев и белых. Согласно этому закону, африканцам запрещалось владеть землей или постоянно проживать за пределами отведенных им резерватов, занимавших менее 13% территории ЮАС. В 1919 по решению правительства система белого протекционизма была распространена на ряд отраслей промышленности, созданных во время Первой мировой войны.

Гораздо меньшей популярностью пользовался экономический курс Смэтса. Он не смог разрешить болезненный вопрос с золотодобывающими шахтами, владельцы которых в стремлении повысить свои доходы увольняли белых горняков и набирали низкооплачиваемых негров и азиатов. В 1922 белые горняки Витватерсранда объявили всеобщую забастовку. По приказу Смэтса стачка была жестоко подавлена войсками и полицией. Африканерс-кие газеты начали открыто именовать Смэтса «изменником», «предателем священных идеалов» и «подручным Империи». После этих событий был сформирован альянс между функционерами белых профсоюзов, фермерами-африканерами и неимущим белым населением. В 1924 этот альянс во главе с Национальной партией победил на всеобщих выборах.

Глава третья. Внутренние противоречия

В течение следующих пятнадцати лет премьер-министром ЮАС был Джеймс Герцог. Первым делом он амнистировал и освободил из заключения всех участников восстания 1914 года. В 1925 году африкаанс, наконец, был признан одним из официальных языков Южной Африки, наряду с английским и голландским. А в 1927 году исполнилась другая мечта Герцога – у ЮАС появился собственный национальный флаг (правда, он вывешивался одновременно с британским «Юнион Джеком»).

Флаг Южной Африки символически олицетворял всю историю африкане-рской нации. Во-первых, он восходил к событиям освободительной революции XVI века в Голландии. На флаге восставших против испанского ига дворян и нищих появились родовые цвета их вождя Вильгельма Оранского -оранжевый, белый и синий. Хотя в самой Голландии в 1630 году верхняя, оранжевая, полоса была заменена красной, флаг Ост-Индской компании и ее южноафриканского владения долго не менялся.

Во-вторых, флаг ЮАС включил в себя расположенные в центре полотнища небольшие изображения флагов Оранжевою свободного государства, республики Трансвааль и Великобритании. Флаг Оранжевой республики, учрежденный в 1856 году, представлял собой белое полотнище с тремя горизонтальными оранжевыми полосами в честь Вильгельма Оранского и с флагом Нидерландов 1630 года в верхнем углу у древка. Флаг Трансвааля "фирк-лёр" по статуту 1857 года был сходен с нидерландским 1630 года, за исключением широкой вертикальной зеленой полосы вдоль древка, символизирующей "молодую Голландию".

Утолив национальную гордость буров, правительство Герцога принялось активно обеспечивать и закреплять превосходство белой расы. Было создано Министерство труда, с целью проявлять заботу об удовлетворении требований белых рабочих и ограждения их от любой конкуренции со стороны цветных и негров. Неквалифицированные африканские рабочие на железнодорожном строительстве и других государственных предприятиях были заменены белыми безработными. Был установлен "цветной барьер" на рудниках – некоторые категории квалифицированного и полуквалифицированного труда отныне резервировались только для белых. "Закон о примирении (ар-биртаже) в промышленности" и вовсе исключил африканцев из категории рабочих и служащих. В 1927 году был принят закон, запрещавший "безнравственные отношения" между европейцами и африканцами.

В 1929 году вышел закон о туземных городских округах. Африканцы теряли право беспрепятственного передвижения и нахождения в "белой черте" юродов. Правительство получило еще больше полномочий контролировать приток африканцев в города. В этих целях использовалась сохранившаяся еще с колониальных времен система пропусков. Работающим в городе африканцам предписывалось жить в специальных поселениях за чертой города. В том же году Национальная партия под лозунгом "Защитим нашу страну от черной опасности!" вновь выиграла выборы.

Надо отметить, что расовая политика правительства Герцога встретила самое активное одобрение реформаторских церквей страны, представители которых продолжали разрабатывать теологическое обоснование сегрегации. В одной из брошюр, изданной Голландской реформаторской церковью, подчеркивалось, что при изучении истории особое внимание должно уделяться "великой антитезе между Царством Божиим Иисуса Христа и царством тьмы, затрагивающим все и вся". Далее утверждалось, что Господь "пожелал разделить нации и народы, и наделил каждый отдельный народ своим призванием, задачами и способностями".


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю