290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Второй Шанс. На краю (СИ) » Текст книги (страница 17)
Второй Шанс. На краю (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 06:00

Текст книги "Второй Шанс. На краю (СИ)"


Автор книги: Дитрих Белый




Жанры:

   

Мистика

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 17 (всего у книги 20 страниц)

Защитникам повезло не больше-по всем баррикадам, да и за ними, даже у самого лифта, лежали развороченные тела. Лица некоторых уже не были скрыты за масками, и на тех лицах, кожа которых не сгнила, или не была содрана, застыла гримаса страха, ужаса, паники. То, что убило их, явно напугало. До смерти. Форма их, как ни странно, была мне знакома-по общей стилистике она была один в один формой фанатиков-монолитовцев, однако, другого цвета. И всё же это точно не фанатики. Они не знают страха, они не знают боли, или ужаса. Так много вопросов и так мало ответов. А ещё запах. Это же чёртов склеп! Кажется, мне от него не очень-то и хорошо…

Вновь закрыв лицо забралом, я продолжил исследовать место брани охраны комплекса с неизвестным противником. Среди прочих тел моё внимание привлёк один из огнемётчиков. Он сидел у последнего рубежа обороны-кучи мусора с пулемётов ДШК наверху – облокотившись об эту кучку спиной. Огнемёт он упёр в землю прикладом и держал за имитированное цевьё, вторую же руку он прижал к сердцу. Не удержавшись, я оттянул его руку и посмотрел, что в ней. Там лежал небольшой шарик, который, после того, как ладонь разжалась, чем-то лязгнул. В следующую секунду нечто откинуло меня назад на несколько метров, а шарик взорвался, оставив на месте баррикады и огнемётчика горсть пепла.

Мотнув головой, я осмотрелся, однако вокруг никого не было. Что это было?

Теперь я видел, что за баррикадой скрывалась металлическая хлипкая дверь, повреждённая мощным взрывом. Подойдя и толкнув её, я обнаружил впереди небольшой коридор, по которому я и пошёл дальше. Внезапно, в голове моей послышался гул и я с трудом стал перебирать ноги. По краям коридора стали появляться призрачные чёрные тела людей, занятые своим делом. И всех их объединяло одно-напряжённость. Кто-то сидел, уткнув голову в колени и положив сверху руки, кто-то бродил туда-сюда по маленькому клочку земли, кто-то с надеждой озирался вокруг, не замечая меня, кто-то о чём-то говорил с другими. Много голосов, сотни мыслей. Их так много, у каждого свои проблемы, но в то же время-одна, общая. Наконец, пройдя ещё какое-то время и расстояние, словно коридор был бесконечный, я обнаружил, что ещё три призрака появилось предо мной. И в отличии от остальных, они были не просто полупрозрачными чёрными силуэтами, я чётко видел их, в цвете, словно живых. Они были в той же форме, что и те, на баррикадах.

– А ты кто таков, дезертир? – стоящий по центру, по видимому, обвёл меня взглядом. Точно я сказать не мог-его лицо было закрыто забралом шлема. – Хм… да вроде и не похож-форма у тебя странная… РХБЗшник что ль? Тю, да не должен же был придти, только рот лишний. Хотя, если оружие держать умеешь… да у тебя, вон, вроде и есть, полный комплект. И непонятное такое… кто ты, чёрт возьми? Шпион что ль… чего молчишь, гад, не понимаешь по-нашему? Ну это ничего, бойцы, пусть гражданин останется здесь…

А ответить я и не мог-язык словно онемел, словно и не было его никогда. Меж тем, двое рослых, даже в сравнении со мной, детины хором ответили «есть» и двинулись в моё сторону. Однако, прежде чем они дотронулись до меня, меня снова оттащило оттуда-сам я не мог сделать ни шагу. Вдруг, в глазах резко потемнело и тело обмякло…

…В себя я пришёл… а не знаю, через сколько. Знаю только, что этого времени мне хватило, чтобы почувствовать себя на порядок лучше, чем до этого. Себя я обнаружил на потёртой софе, посреди скромной комнаты. Слева от меня стояла небольшая кровать, передо мной-круглый стол с красной скатертью, а за ним и круглая табуретка. Так же, у кровати, тут была вешалка, на которой был коричневый плащ и какой-то знакомый комбинезон, справа от стола стояла тумба. Между кроватью и столом была свободная полоска пространства, где находился люк, а по-бокам от него-две двери. Напротив меня красная, а у стены с моей стороны-простая, серая.

Наконец, крышка люка откинулась и из подвальчика вылез обладатель висящих на вешалке вещей, живой мертвец и наставник. И если Петров умел и любил появиться максимально киношно, то Шептилов, в силу своей более старой «профессии» появлялся более сдержанно, но не менее результативно. Вот и сейчас Наёмник Шрам показался из подвала спокойно, никуда не торопясь, следом вытащив небольшой деревянный ящичек, внутри которого лежала пара непрозрачных бутылок, столько же стаканов и банок каких-то консерв, этикетки и надписи на которых давно стёрлись.

– О, уже очнулся? Живчик, всё же, как и всегда, – он глянул на меня и одобрительно улыбнулся, после чего сел на табурет и поставил содержимое ящика на стол. – Ты сиди-сиди, пока, не дёргайся, отдыхай. Расскажи, пока, как ты тут оказался? Путь не близкий ведь…

– А словно ты и не знаешь, – я усмехнулся и принял вертикальное положение. – Решили нанести визит в одно интересное местечко… – я вздохнул.

– И всё? Ладно, понял тебя, ты не в настроении. Давай, лучше, выпьем, – он налил содержимое одной из бутылок в две рюмки, ею оказалась мутная бурая жидкость.

– Не знал бы тебя, подумал, что травануть решил, – я усмехнулся и залпом осушил рюмку, вкуса словно и не заметил, как и эффекта, хотя, по идее, это алкоголь, наверняка крайне крепкий.

Шрам усмехнулся и так же залпом осушил стакан, после чего вскрыл обе банки. Внутри, ожидаемо, оказалось мясо, которым мы поспешили закусить, после чего молча прошли ещё три стакана.

– Ух, недурно… ну да ладно. К чему же всё это? – Наёмник замолчал вновь и задумался. – Ну, для начала, рад видеть тебя живым… мой падаван. И я посмотрю, что ты продолжаешь делать успехи. Похвально. И тот мужик с тобой-не просто сталкер, верно? На правительство пошёл работать, значит… ты главное не прогнись. Не сталкерская эта доля, с военными крышу делить. Да даже с учёными…уж поверь мне, – он усмехнулся. – А вообще здорово, что ты тут оказался-хоть с кем-то если и не поговорить, то выпить можно. Борька-то мужик хороший, слов нет, но я-то простой рабочий, мне от его научной лабуды… ох как голова-то болит иногда! Даже похмелье более гуманно, чем гранит науки, знаешь ли.

– Не могу не согласиться, – я кивнул и покрутил в руках пустую рюмку.

– Мда… обычно тебя и не заткнуть с шутками. Впрочем, денёк у тебя тяжёлый. Да настолько, видать, что даже алкоголь язык твой не развязывает.

– Партизан всегда молчок! – я усмехнулся. – Хотя, как минимум о лаборатории, есть что рассказать, да и путь сюда совсем уж без приключений не обошёлся.

– Так выкладывай! Новости из остального света всегда интересны…

– Ну, вышли мы… да я и не помню, сколько и когда назад. Шли вчетвером, по тоннелям. Где получилось-транспортом каким, а где-и своим ходом. Переться-то приходилось, частенько, и по другим тоннелям и путям. Почти спокойно дошли. Ну, на одном полустанке пришлось с фанатиками в бой вступить, но мы смогли быстро ретироваться. А так, почти молча, но до нужной точки дошли. Холодно сейчас, кстати. Вот и в тоннеле становилось всё холоднее-верный признак того, что мы прибыли к нужной точке. Наверху уже стемнело, так что идти ко входу пришлось ну почти на ощупь. Поднялись у полустанка какого-то, там бойня была. Бойцы Альянса и фанатики. Даже вертушка. Странно, что первые тут вообще забыли? В любом случаи, мы двинулись дальше, а там-деревня. И ох нехорошее же это место! Мурина там потеряли-окончательно рассудок потерял, бедолага. Потом, пока шли к целе, напоролись на… а вот хрен его знает на кого! Может даже на духов каких-Василия, Паладина, как ветром сдуло-вот стоял гора-мужик, бац, и молча пропал, стоило отвернуться! Жаль его тоже. Так мы и дошли до бункера, с Серёгой. Дошли, в итоге, до лифтов, а там-зверюга! Только чёрный, как уголь, глаза красные, огромный… раскидал нас он, со мной вниз попал, да там и был заперт в какой-то комнате, где и сожжён. А дальше, методом тыка, спустился вниз и… ну, думаю ты знаешь, – я пожал плечами и закончил сжатый рассказ.

– Тут да-знаю, – Шептилов кивнул. – Брожу тут значит, а тут-фигура, живая. Да к плохому тянется, ну, я и дёрнул. Да знал бы, что это ты, так бы и оставил, балда! – он принял суровое выражение лица и замахнулся, но лишь беззлобно усмехнулся. – Любопытный ты, блин, от природы. И как тебе чего лишнего ещё не оторвало? Дальше смотрю, в передрягу попал, уже узнал. И чего ты там застыл? Повязали бы, да повесели где-нибудь, всем напоказ, эх ты, дурачина! Ну, ладно уж, разгорячился я… выпьем, лучше, снова, – он разлил жидкость уже из второй бутылки и мы выпили, после чего, закусив, он продолжил. – Да, хорошо тебя потрепало сегодня… но ты, главное, не расслабляйся, понял? Нельзя тебе сегодня ещё расслабляться-то-то ещё будет! – он вновь нахмурился, но тут же принял более миролюбивое выражение лица. – Кхм. Расскажи лучше… как там Наташка, всё ли у неё хорошо?

– Куда уж тут она денется! – я заулыбался. – Жива-здорова. Растёт. Скоро, видимо, вывозить её придётся, жениха ей искать.

– Ха! Хотя… может быть и найдёшь-если есть люди, что ловят кайф от жизни в Зоне, то почему Наташу не должен кто-нибудь полюбить? Борька гордился бы ей, если бы видел, я уверен, – Шрам как-то гордо заулыбался.

– Есть за что! – я кивнул. – Идёт по батькиным стопам-учёная. И в механике смыслит, и в медицине, и в прочем… в ней все души не чают! – я по-доброму усмехнулся.

– Ну, неудивительно, чего уж тут-она умная девочка и ещё при нас проявляла свою сообразительность.

– А теперь ещё и постоять за себя сможет. Думаю, не пропадёт, если осмелимся друг друга отпустить, – я улыбнулся.

–…А ты сам-то этого хочешь?

– Не…не знаю… Нет.

– Вот-вот.

– Я дал слово. И… даже и не знаю, что теперь будет. Она стала для меня как младшая сестра. Но ведь и просто держать её тут, в заперти, не лучшая идея, верно?

– Тебе, небось, виднее, да и ближе будет. Тут, наверное, подошла бы к месту одна из фразочек на латыни, но уверен, что ты меня и так понял.

– Да… – я покивал головой и вздохнул.

– Ладно, с этим понятно. Как там остальные, Стальнов там, Фёдоров, другие?

– Фёдоров мёртв, – невесело сообщил я. – Вышли в рейд по подземке, вместе с Петровым ещё, на дрезине. В итоге… а фиг знает, где он. Но пропал. А мы как-то доковыляли. А Петров, к слову, теперь однорукий бандит.

– Надеюсь, бандит, в переносном смысле… – Шептилов усмехнулся и вновь разлил бурой жижи по рюмкам. – А остальные?

– Да много кто помер, – я вздохнул и выпил. – Кто в тоннелях-дряни-то разной там жопой жуй, кто в перестрелках, прикрывая отход, на мине, или ещё от чего. Аномалии и прочая дрянь тоже список расширили. Стальнов и Кошкин, вон, живы-что им станеться? Кто ещё? Ну, Петров, Репа, Дубровский, Шангин, кстати, Макар…в общем-то живых, из «старой гвардии», не так уж и много, хотя с десяток человек наберётся. Да и новых удаётся «завербовать». Тот же Серёга, Трёхглазый, лучший и самый результативный снайпер! Работал со многими спецслужбами, даже собственное ЧВК имеет, а сейчас, вот, с нами работает.

– Понял тебя, – Шрам усмехнулся и так же опустошил рюмку. – Что же, буду иметь ввиду. Значит, дела идут в целом неплохо?

– Ага. В Зоне всё больше и больше народу, уже счёт не то, что на сотни, на тысячи перевалил. То, что здесь твориться, с каждым днём всё сложнее и сложнее в тайне удержать, особенно от тех, кому интересно, скоро, глядишь, вообще с официальным заявлениям выступать будут. Ох и повалит же тогда народ ото всюду-официально незанятая никем территория, которую, пока, ни одна армия не решается ни освоить и осилить, ни в пепел превратить, кучи артефактов, которые даже спустя столько времени всё ещё стоят как шекели швейцарских евреев, адреналина больше, чем при спуске с Гималаев бегом без страховки и прочего.

– Странно вообще, что всю это лавочку так и не прикрыли, – заметил Шрам. – Те же военные. Что им мешает собрать в кулак нормальную армию, да зачистить тут всё, пусть даже мясом закидав? Взять на разработку какую-нибудь архианомалию, как рудник, мутантов прямо на выходе из нор на органы крошить, лаборатории верх-дном перевернуть, раком все нелегальные лица поставить и всё, окупиться на две мировые войны вперёд. Правда, глядишь от такой добычи у артефактов, в плане цены, будет та ещё инфляция… а потом, как их изучат нормально и смогу едва ли не в промышленных масштабах использовать… Украина-монополист на рынке энергетики, медицины… да вообще в любой промышленности и направлении. Звучит же, а?

– Ага, восстановление наследия древних Укров, – я хохотнул. – Сделаем Чёрное море глубже вновь… а вообще, если серьёзно, сам как думаешь, почему же всё так утопично для сталкеров?

– Зона, – коротко ответил наёмник. – Не дастся она так просто. Тут фримены и небовцы правы как никто более-живая она, зараза такая. И умная. Не даст себя уничтожить, не покориться, как… придумай, в общем.

– Старшеклассница на выпускном.

– Что ты всё такой пример… детство в жопе что ль? Кхм, так вот, можно и так сказать. Терпит она сталкеров, пока что, даёт им эти артефакты вывозить. Может, и направленно, а может и нет. Но секреты свои-хранит. Потому и артефакты бабла стоят-вроде и вывезли их уже столько, что Сидор тот же уже был бы в списке форбс с таким кол-вом нулей, что яблочники, если я правильно помню, кто там у них, и близко бы не стояли, а они учёным и прочим частникам всё равно нужны. Это у нас какая-нибудь вспышка служит тем ещё «вечным двигателем».

– То есть пока Зона терпит наше копошение нам тут ничего и не угрожает извне?

– Вроде того, – он кивнул. – Глядишь, и та же ракета из волшебного чемодана дяди Димы вернётся отправителю методом «это же Зона».

– Дяди Димы? Президент уже другой, кстати.

– Мысль мою ты понял, – он махнул рукой. – Я там в политике не разбирался никогда.

– И не надо, – я усмехнулся. – Сборище лицемеров и стариков.

– Не могу не согласиться, – Шрам кивнул и вдруг замер, словно прислушиваясь. – Ладно. Было здорово с тобой поболтать, но пора бы уже и честь знать. Может, встретимся ещё, – он встал из-за стола и жестом показал следовать за ним, после чего подошёл к красной двери. – Давай шустрее. Тебе тут надолго нельзя, – туманно, и уже как-то холодно, добавил он.

Пожав плечами, я встал следом и подошёл к двери, которую он и толкнул от себя, открыв проход куда-то в темноту, откуда повеяло сквозняком.

– Удачи, брат, – он пожал мне руку и поторопил выставить за дверь. – Осторожнее, ступени, – предупредил он на последок, когда я, держась за деревянный поручень на стене, стал спускаться вниз, в кромешную тьму.

Однако предупреждение мне помогло не сильно-как только красная дверь резко захлопнулась, я тут же поскользнулся на чём-то и, чтобы не упасть дальше, крепко схватился за перило. Вдруг, пространство вокруг осветило светом нескольких лампочек под потолком и я обнаружил себя стоящим у стен клетки лифта держащимся за поручень. Из лифта вело две двери-одна впереди, закрытая, и ведущая в никуда, и одна позади, открытая, ведущая в тот небольшой коридор, в котором я шёл прежде, чем оказаться в гостях у мертвеца.

Подняв забрало шлема, я отыскал в клетке пульт и нажал на одну из двух кнопок, после чего, дёрнувшись, кабинка стала опускаться куда-то в темноту, а дверь закрылась. Спуск был недолгим и уже через минуту открылась дверь передняя, выводящая меня в другой коридор, куда я и направился. Тут путь прошёл уже без эксцессов и я дошёл до крупной металлической двери с вентилем, на который и наложился, вскоре открыв ещё во внутрь.

Вот уже теперь я понял, что нахожусь в самом центре лаборатории-моему взору открылось огромное помещение, разбитое на ярусы. В центре находился огромный стержень, вокруг которого стояли десятки, даже сотни, капсул, различных пультов и прочей техники. Среди всего этого рассаживали люди в халатах и вооружённая охрана, пока что не обращающая на меня внимания. Чтобы пройти к этим ярусам мне придётся спуститься на ещё одном лифте в самый низ, а оттуда, по лестницам, наверх. Так я и решил поступить.

Лифт снова представлял из себя не закрытую кабинку, а клетку из проволоки. Вместо пульта с кнопками, здесь была коробка с рычагом, который мне пришлось удерживать, пока лифт спускался вниз. Второй рукой я снял с плеча «прибой» и проверил его целостность на глаз. Вопроса «что теперь?» и не было. Вот она, цель-один из последних, если не последних, оплот «О-Сознания», его центр и сердце. Ради этого был пройден весь этот путь в четыре года, ради того, чтобы устранить ошибку и первоисточник, ради мести.

Я не знаю, правильно ли я поступлю, если выкошу тут всё под корень. И я не говорю о моральной точке зрения. Но ведь легендарный Стрелок уже делала это! И апокалипсиса не пришло. Да, Зона расширилась, но не на слишком большую дистанцию, не уничтожила всё живое. И может даже и не собиралась делать этого.

Они мешают. Они управляют фанатиками-это мы уже знаем точно. И хоть я не знаю лично, о чём же они говорили со Стрелком, но я знаю, что уничтожив их, мы уничтожим Монолит, фанатиков, выжигатели и все лаборатории. И это ключ. Ключ к понимаю! Шрам прав. И хоть Стрелок пролил свет на многие тайны, но… это были тайны О-Сознания. А Зона-продолжает хранить тайны свои. И мы желаем их разгадать. И это будет выход. Кто же будет прав-Долг, Свобода? Что же… пришло время узнать. Так завершиться этот день кровавый. Кровью.

Меня до сих не заметили, или попросту не обращали внимания. По крайней мере персонал. Однако в голове вдруг послышались голоса:

«Он пришёл нас уничтожить»

«Его необходимо остановить»

Эти повторяющие разными голосами фразы эхом отдавались в моей голове, проносились вновь и вновь, всё громче и чаще, их было всё больше…

Однако я продолжал держать рычаг, пусть уже упав на одно колено и тяжело задышав. Пси-излучение? Я так много потерял, потерял так многих, не для того, чтобы сдаться вот так просто!

Лифт уже почти достиг бетонного пола первого яруса, как вдруг он дёрнулся, а на него запрыгнуло несколько снорков, что угрожающе зарычали. Не отпуская рычаг, я вскинул правую руку с оружием и дал очередь по мутантам. И пусть часть пуль рикошетила по кабине, даже коснувшись моего шлема, но несколько всё же прошили одного из трёх мутантов, заставив того остаться лежать на крыше. Впрочем, остальных это не спугнуло-они стали раскачивать лифт и бить по нему, голоса продолжали напирать и вдруг кабинка снова дёрнулась и полетела вниз. Но она не приземлилась на пол, который уже был меньше, чем в метре, нет, она полетела дальше в шахту, во тьму, забрав с собой двух снорков и меня заодно.

Приземление выдалось настолько жёстким, что меня не только подбросило и несколько раз долбануло обо все углы лифта, но и даже выкинуло наружу. Хорошо, что хоть не убило!

ПНВ заработало не сразу. Однако, всё же, побитое стекло засветилось изнутри, давая возможность видеть в этой непроглядной тьме хоть что-то. Впрочем, сильно это мне не помогло-в следующую же секунду прямо передо мной появилась ещё одна чёрная зверюга и откинула куда-то обратно, в сторону лифта. На этот раз оставшись с новым мутантов один на один, я собрал силы в кулак и поднялся на ноги. Однако тот уже стоял предо мной и, схватив за грудак, поднял в воздух, после чего несколько раз долбанул об каркас лифта, далее подбросив куда-то вверх, после чего я болезненно приземлился на крышу измученной клетки, куда, через секунду, забрался и зверюга. На этот раз вдавив меня в металл лапищей, он оторвал от сены кусок какой-то балки и с силой заехал мне сначала по лицу, а затем и по груди. Комбинезон едва ли справлялся с такой нагрузкой и гасил хотя бы кинетику, порвавшись и повредившись в нескольких местах. Шлем же и вовсе обзавёлся несколькими новыми отверстиями, а стекло уже потрескалось и перестало нести хоть какую-то функцию, мешая обзору.

Мутант, меж тем, снова схватил меня рукой и отправил в полёт снова, в этот раз я долетел до пола первого яруса и попытался схватиться за него, однако руки лишь оцарапались об бетонный пол и я упал обратно уже без сил. Тварь в полёте подхватила меня и с новой силой швырнула в стену, на этот раз без серьёзных травм не обошлось-от через чур неудачного полёта и удара крайне болезненно хрустнуло плечо и кисть левой руки. Далее мутанту надоело со мной играться-он просто поднял и кинул меня куда-то в глубину тоннеля, предварительно сжав со страшной силой, отчего захрустели и подтвердились ну все рёбра, позвонки и кости груди.

С трудом разлепив глаза, я обнаружил себя насаженным на арматурину, прямо около сердца. Лежал я в какой-то клоаке, среди таких же трупов, некоторые части тел которых были превращены в фарш и кровавую кашицу. Шлем дал столько трещин, что кровь сочилась почти не замечая железной банки на голове. Уже и не было больно. Только дышать. Боль. Воздуха! Но нет. Сознание стремительно угасало, даже не давая мне возможности поныть о столь бесславной и мгновенной кончине прямо перед финалом, у заветной цели…

Так завершился этот день кровавый.

Гомер. Древнегреческий писатель и поэт.

========== Глава-6 Лес ==========

Вовремя соскочив с вышки, я почти аккуратно приземлился на землю, пока крыша стоящего позади меня здания рухнула вместе со всей конструкцией, толсто намекая мою судьбу, если бы я замешкался.

– Ну нахер, – я поднял забрало и сплюнул себе под ноги, после чего встал и быстро направился обратно в здание, подгоняемый сильным ветром.

Буквально влетев в помещение, я запер за собой дверь и, вздохнув, опустился в кресло.

– Ветрено, да? – мой напарник усмехнулся и продолжил бродить по комнате. – Ты там вышку уронил что ль? – всё же решил поинтересоваться он, глянув на меня между делом.

– Ветер, – сухо ответил я и откинул голову. – А к тебе, как я посмотрю, настроение вернулось?

– А оно от меня и не уходило толком! – он улыбнулся и остановился, встав напротив стола. – Ладно, шутки в сторону. Как ты понял-за нами уже вылетели и наше местоположение знают. Но чёрт возьми, нехорошее же у меня предчувствие! Знаешь, как перед хорошими пиздюлями… что скажешь по этому поводу? – он резко стал говорить более серьёзным тоном.

– Аналогично, кстати, – я кивнул ему. – Я, правда, после падения с вышки, уже меньше внимания этому уделил.

– А зря! – он вскинул руку с поднятым вверх на её кисте указательным пальцем. – Сам же учил… в общем, мы друг друга поняли. – он подошёл к своему рюкзаку, в который и убрал СВУ, коей там было чуть больше, чем как раз, после чего вытащил подогнанный под себя АК-12.

– Губа не дура! – заметил я, усмехнувшись. – Если бы не контракты… эх, в копеечку такая роскошь обходиться, я напомню.

– Не армия, так мы их использовать будем, – он так же усмехнулся и стал заменять магазины в подсумках, а так же сбрасывать в рюкзак уже пустые. – Хоть на вооружении он и стоит, но… не помню я у тех срочников, с которыми мы пересекались, чего-то новее 74-ки.

– Да там не только автоматы, и не только там! Читал как-то, что в одной части для обучения танкистов на практике используют КВ, первый, огнемётный. Сам, правда, КВ не видел, зато вот технику годов… ну, ладно, где-то 70-х– видел.

– А какую именно-то? – закончив с подсумками, напарник стал менять стрелянные пистолетные магазины.

– Да фиг знает, я в них и не разбираюсь. Не знаю как ты, а меня вот люди, видящие разницу между, скажем, каким-нибудь Т-80 и Т-90– те ещё спецы, хоть даже диванные.

– Не забывай, что у них ещё модификации есть… – напомнил он, закончив с обновлением боеприпасов в разгрузке.

– А и фиг с ними! Главное, что стреляют, если за нас, и не стреляют, если против, – я махнул рукой.

– Аминь, – он улыбнулся и повернулся к иностранцам, которые нашу болтовню слушали, хоть, скорее всего, понимали дай бог пару-другую слов. – Ну что же, надеюсь, что у вас, бойцы, с патронами не слишком всё плохо-предчувствие у нас такое, знаете, нехорошее… – проговорил он, перейдя на английский.

– У нас не только патроны есть, мы ещё и стрелять умеем! – воодушевлённо заметил чернокожий.

– Ну уж в тебе мы не сомневаемся, гангстер из гетто! – усмехнулся мой напарник, махнув рукой.

– Эй, я, вообще-то, из среднего класса буду! – заметил тот, улыбнувшись на столь прозаичную шутку.

– Ладно-ладно, стрелки, – вмешался я. – Не геройствуйте лишний раз! У нас задача выбраться живыми… и уж скорее даже первоочередной задачей будет эвакуировать гражданских лиц, так что… – я вздохнул и улыбнулся. – Действуем осторожнее, как команда, и не позорим имена наших организаций! Мы же профессиональные солдаты, а не кучка ополченцев, в конце-концов, каждая пуля уплачена.

– Куда мы денемся! – другой «НАТОвец» неожиданно включился в разговор, да ещё и так же принял более твёрдое расположение духа. – Про…прорвёмся! – слегка с трудом выговорил он уже по-русски.

– Ну, коле вы все такие радостные и уверенные… – я уж собрался что-нибудь сказать, как из рации, сквозь помехи, послышалась речь:

– Дуэт, говорит Буран 1-2, видим ваш сигнал четко, добрались быстрее, чем рассчитывали. Стоп… Гаврила, а это что за… чёрт! Дуэт, мы тут левые сигналы засекли. Движутся в вашу сторону, готовьтесь с бою-сомневаемся, что это кто-нибудь дружелюбно настроенный. Конец связи.

–…то значит пора бы и за план, – продолжил я свою мысль и подождал, пока вся троица подойдёт ближе.

– Я там всю долину прошарил-позиции для снайперов здесь нет. Только с нашей стороны есть, чуть западнее, у подножия, на холме. Там домик небольшой стоит. – проинформировал нас мой напарник. – Идти им, как ты помнишь, через ущелье узкое. Там и подловить можно.

– А можно и подорвать, – один из солдат почесал затылок. – Ну, если мы отходить будем по воздуху.

– Дык нам бы тогда взрывчатки побольше, да времени… – я вздохнул. – Ладно, будем играть от того, что есть. А есть у нас немного чего… Значит, кто-то должен быстро заложить то, что есть в проходе, где-нибудь в породе, кто-то займёт позицию за естественными укрытиями, ну, а кто-то будет прикрывать гражданских.

– Жребий решит? – предложил другой солдат, разминая кулаки.

– Какое там… значит, я, пока, гляну, что там можно со взрывчаткой придумать, вы двое-ищите позицию среди камней рядом, ну, а ты, товарищ, – я повернулся к напарнику. – Последняя в списке, но не в важности, задача. Им-то мы оружие не выдадим-нечего выдавать, да и они больше себе навредят. Тут уж дело твоё, как и что, но главное для тебя-их жизни.

– Принято, – он кивнул и оглянулся на гражданских, всё это время сидящих на соседнем диване и с тревогой наблюдающих за нашим собранием.

– Ну и отлично. Тогда вперёд.

…Как и тогда, во время дороги ложбине, данная узкая щель в скалах выглядела довольно крепкой, хотя при более детально рассмотрении и изучении становилось понятно, что породы здесь немного, больше-земли. Было даже место, где всё это, при взрыве, крайне удачно обрушилось бы.

– Командир, а в чём же проблема завалить путь сразу? – вдруг послышался треск в рации.

– Подождём, пока часть отряда врага пройдёт. Так мы отрежем тех, кто прошёл от других, если они останутся, и, уничтожив группу, обезопасим свой отход. Так надёжней, – ответил я, пройдясь по ущелью и, осмотрев трещину в скале, решил подняться чуть выше.

– А если кто-то из союзников?

– А кто? Сигналы от них есть, но не наши. Значит и не ваши. Кто тут с сигналом проходить будет? – вмешался мой напарник.

– Ну мало ли… А…

– Не союзники это. Неоткуда им взяться. За вертушку бы лучше побеспокоились-чувствую, спалился наш транспорт.

– От борта, кстати, никакой связи больше? – спросил я, зацепившись ледорубом уже находясь выше.

– Неа. Небось, какой-нибудь баранкой полетели.

– А кто там вообще сигналы издавать мог? Если и не наши… да и чем?

– Хрен его знает-пилоты не уточнили. Молимся и каемся, чтобы не танковый взвод зомби-нацистов из будущего, – послышался смешок второго солдата.

– Тоже верно, – я кивнул, больше сам себе, и, по-крепче зацепившись одной рукой, второй стал устанавливать в другую трещину взрывчатку.

Спуститься удалось без приключений. К этому времени чуйка всполошилась ещё сильнее-неизвестные явно приближались, так что я поспешил убраться из расщелины, после чего потопал к временному укрытию моего напарника.

– Ну, как оно? – он заметил меня издали, даже сквозь смок, а потому высунулся в открытое окно.

– Вроде держится. Идут, чувствуешь? – я хмыкнул и сложил руки на груди.

– Есть такое. Слушай, мы, оказывается, хреново тут всё осмотрели-там, с другой стороны, ещё один вход, через пристройку. Но её невидно, как ты понял, больно уж удачно она поставлена, да ещё дымка эта… в общем, там сидят гражданские. Ты, пока, винтовку возьми, да в дом тот, на холме. И пусть камрады не высовываются-фактор неожиданности в наших лапках, – проинформировал он, кинув мне винтовку и пояс с магазинами. – Этот я на всякий ношу, как запаску, к примеру. Пригодился, вон, не нужно с магазинами возиться. Ладно, ты двигай, я тут что-то, да вижу. Если шибко жарко будет-обойду как-нибудь, не боись, не дрогну.

Я лишь усмехнулся в ответ и направился к скрытому в тумане укрытию-скромной будке, буквально шесть на десять метров, где и занял позицию.

Оптика давала хотя бы минимальный обзор дальше метров шести, а несколько датчиков, кинутых в трещинах снизу-информацию, когда и сколько врагов появиться в ловушке. Последние, к слову, не заставили себя ждать-уже меньше, чем через десять минут, датчики засекли группу в человек двадцать, чей путь лежал по нашу душу.

– Двадцать человек, идут не все. Отправили к нам трёх разведчиков, остальные ждут. Не трогаем их и не подаём признаков жизни. Огонь и прочие телодвижения только при прямой угрозе.

– Принято

– Так точно

– Есть.

Разведчики, меж тем, прошли через ущелье, не заметив сюрприза, после чего пропали из вида датчиков и, кажется, разделились, начав движение в разные стороны. Наконец, меньше, чем через две минуты, послышался голос одного из двух солдат:

– Минус один. Без тепловизоров и без раций.

– Минус два, аналогично. – подтвердил второй.

– Уже что-то. Но рискуем.

Остальные бойцы, меж тем, стали двигаться вперёд небольшими группами, по три человека, пока не осталось двое, что двинулись замыкающими. Момент ещё не был упущен до конца, так что как только двойка оказалась достаточно далеко, а предшествующая тройка не слишком, я нажал кнопку на детонаторе и, после громкого взрыва волна породы и земли похоронила даже чуть больше-семь человек остались лежать в братском склепе.

– Минус третий. – снова проинформировал чёрнокожий. – Вижу ещё трёх.

– Огонь без команды! Друг-друга только не стреляйте, – ответил я, высматривая остальных.

От взрыва часть смока развеялась, так что я чётко видел, как двойка бойцов врага попадали на землю, а ещё одна уже было начала стрелять вокруг себя, но два методичных и быстрых выстрела из СВУ, отдавшихся в плечо вполне лёгкими толчками, остудили их желание воевать.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю