290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Второй Шанс. На краю (СИ) » Текст книги (страница 11)
Второй Шанс. На краю (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 06:00

Текст книги "Второй Шанс. На краю (СИ)"


Автор книги: Дитрих Белый




Жанры:

   

Мистика

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 20 страниц)

Прервали мои рассуждения… тени. Тёмные силуэты. Повсюду. Они, стоило о них подумать, появлялись изо всех щелей, принимая самые разные формы и размеры. Вот, например, ближняя тень приняла форму человеческого силуэта и двинулась ко мне, пошатываясь при каждом шаге и протягивая ко мне костлявую культю. Отпрыгнув от тени на пару метров, я стал лихорадочно думать, как мне выбираться.

«Пять, шесть… семь… девять… твою мать… двенадцать… пятнадцать… их всё больше. Стрельба точно не выход сейчас, может, пули их вообще не остановят… двадцать восемь, м-мать! Надо выбираться отсюда… Тридцать пять… стоп, остановились…»

Я с удивлением и довольством подметил, что на хорошо освещённый пяточёк тени не подходят, упираясь в него и корчась, словно врезались в стену. Здесь, в чаще, лес был освещён очень и очень плохо, так что в остальной его части они имели явное преимущество. Сейчас тени были по двум сторонам от меня и я имел прекрасную возможность свалить отсюда примерно по нужной мне тропе. Вздохнув, я пулей полетел с поляны, не особо выбирая маршрут, стараясь лишь, чтобы он не проходил по корням деревьев и другим опасным из-за возможности падения местам. Между делом оглянувшись на силуэты, я едва не рухнул на том месте, на котором стоял-теней было настолько много, что издалека они походили на простой чёрный туман, что не нагонял меня, но и особо не отставал. Твари!

Не теряя времени и момента, я тут развернулся обратно и, что есть силы, рванул оттуда, стараясь не спотыкаться и наращивать отрыв, что, в целом, у меня скоро и получилось– «туман» теней оказывался всё дальше и дальше позади, отчего радости моей не было предела. Едва не спотыкаясь на корягах и корнях, я всё же смог разглядеть вдалеке «границу» мрачного и густого леса и обычной, хорошо освещённой рощи, окружавшей лагерь. К тому времени повреждённое тело отозвалось болью и дикой усталостью от такой пробежки, голова ходила ходуном, руки потряхивало, дыхание сбивалось с каждым метром, ноги не слушались, с каждым шагом становясь словно ватными, а в глазах мутнело и темнело, но вложив все свои силы в желание сохранить свою омоложенную задницу целой открыло мне так необходимое сейчас второе дыхание, с которым мне всё же удалось буквально выпасть на залитую солнцем тропу, в полёте разворачивая корпус и выхватывая из кобуры револьвер, сразу же приводя его в боеспособное состояние. Несмотря на дрожащие руки и раздвоение и потемнение в глазах, мне всё же удалось прицелиться в одну из выделявшихся голов теней в тумане, но стрелять не пришлось-туман из теней словно упёрся в невидимую стену, нависая над границей, не в силах выйти на яркий солнечный свет, что не могло не радовать. Показав теням не самый приличный жест я развернулся и огляделся. На поляне, на которую я выбрался, было ещё два небольших домика, некая изба, с выбитой дверью и большое двухэтажное здание, правая часть которого обвалилась, да и в целом все здания выглядели заброшенными, как и всё в округ-высокая, словно многолетняя, трава доставала до пояса, а про раскидистые кустарники и папоротники, за которыми если и ухаживали, то много лет назад, я вообще молчу. Возвращаться, пока что, было не вариантом-позади всё ещё нависал туман, никаких путей к отступлению видно не было-в округе был мрачный лес, в котором тени быстро меня нагонят. Выбора нет, нужно исследовать хутор. Только вот не говорите, что там есть твари, которые бояться темноты и обожают солнечный свет…

Усмехнувшись своей мысли, я отдышался и, крепко держа рамку самоделки, нервно огляделся, проверяя, не продвигаются ли тени и имеет ли моя шутка какую-нибудь реальную опору. Впрочем, быстро убедившись, что тут нету всяких тварей, принимающих солнечных ванн, я расслабленно, пусть всё ещё с нотками нервозности, вздохнул и сделал пару шагов к комплексу построек. Подумав, я сначала решил заглянуть в избу. Ведь что могло выбить дверь оттуда, верно? Такая мысль неприятно стрельнула в голове. Ведь лишних барабанов у меня нету, а заряжать открытый барабан в ручную пусть быстрее, чем обычный, но всё равно ещё то удовольствие…

Откинув прочь только мешающие сейчас мысли, я решительно подошёл к избе и заглянул внутрь. Пусто. Совсем. Обычная, давно сгнившая и протекающая крыша, с котором медленно капала вода, такие гнилые доски на полу, чёрная от копоти старая печка, «красный угол» с пожелтевшими и выцвевшими иконами, скамья, словно из бани, из тех же гнилых досок. Да, тут действительно давно никого нету. Разве что на дверных петлях виднелись такие следы, словно их сорвали одним метким ударом чего-то тяжёлого и острого, скорее всего топором. Но что их выбило? Топора нигде нет, тел тоже. Чертовщина, одним словом! Отойдя от избы я так же медленно и осторожно пробрался к одному из скромных кирпичных домиков. Уже у него дверь была более цела, впрочем, это не помешало мне распахнуть её почти без труда, отчего та отозвалась скрипом и россыпью щепок. Как и ожидалось-и тут было пусто. Лишь пара перевёрнутых столов, стульев к ним, шкаф с кучей бумаг и прочая ржавая и гнилая канцелярская мелочь. Такой себе домик администрации. Мельком осмотрев бумаги и записи, я смог сделать выводы, что это старый лагерь. Значит, когда-то «Совёнок» был таким? Интересно, интересно. В любом случаи-ничего ценного. Выйдя наружу я сразу же направился ко второму неказистому домику из белого кирпича, однако мой краткий маршрут и размышления прервал треск в кустах. В следующею секунду из них вылетала небольшая рыжая комета, на ходу бросившаяся в мою сторону и спрятавшись за спиной, указывая куда-то в кусты, из которых вылетела, не особо обращая внимание, что в руках у меня револьвер.

– Т-там… с-смотри… – Тяжело дыша и заикаясь, говорила она, до безумия испуганными глазами глядя на вторую стену теней, нависающей стеной у границы поляны.

– Не бойся, сюда не пройдут… – Я подмигнул Ульяне и успокаивающе потрепал её по голове – Света бояться, как огня. Так что до заката мы с тобой в полной безопасности – Кратко заключил я, быстро убирая сложенный револьвер в кобуру и, сев на ближайший менее гнилой пень, поставил Ульяну перед собой – Вопрос в другом… а что ты тут, собственно забыла? – Строго спросил я, глядя на девочку

– Я…я – Сквозь громкие всхлипы начала она – Я просто хотела… хотела последить за тобой! – Виновато выпалила она, раскрасневшись – Интересно же, куда ты пойдешь. Потом, через какое-то время, я тебя из виду потеряла, с этим костюмом… – Она, в ввиду оставшихся сил, ударила меня по плечу – И сама поняла, что заблудилась! – Протянула она, сквозь громкий плач – Потом эти… тени. я испугалась сильно, побежала, куда глаза глядят… а в итоге… в итоге сюда… – Закончила она рассказ, прижавшись ко мне – Прости, не злись… – Красная от слёз и стыда, тяжело дыша и всхлипывая, жалостно пропищала она, уткнувшись мне в плечо своим носиком.

– Не бойся, не злюсь, поверь, а извиняться тебе надо не передо мной, а перед Ольгой и Алисой, за беспокойство. – Я успокаивающе провёл по её спине – И не плач! Не гоже такой красавице заплаканной ходить. – Ласково проговорил я, улыбнувшись ей, отчего Ульяна хихикнула и подняла на меня взгляд

– Значит, как в лагере, так сразу от Слави не отходишь, а как в лесу, то сразу к маленьким девочкам лезешь? – Хитро улыбаясь, спросила она, удобнее устроившись у меня на коленях

– Кто к кому лезет! – Усмехнулся я, вставая с пня – Ладно, успокоилась? Ну и отлично. Идём, у нас, конечно, времени ещё много, но не хочется, чтобы за нас беспокоились… особенно за тебя.

– Угу… – Тихо отозвалась Ульяна, повиснув на мне – Это, кстати, старый лагерь. Сюда обычно не ходят…

– Да, я уже осмотрелся здание администрации. Собственно, не ходят из-за запретов? – Попробовал угадать я

– Да какое там… – Ульяна отмахнулась – Легенда есть. Мол, когда лагерь работал, то одна вожатая влюбилась в пионера. У них был роман, о котором узнала администрация и, естественно, их попытались разлучить. Вожатая повесилась, а пионер сбросился с крыши корпуса… – Кратко пересказала она – … И, говорят, с тех пор, тут призраки водятся… чёрная вожатая, вот! Ходит ночью, в полную луну, по лагерю и ищет себе «жениха» – кого в домике не будет, или у кого дверь заперта не будет, того заберёт с собой.

– Весело… – Усмехнулся я – Но, пока что, я тут ничего такого, кроме этих теней, не видел. Как я понимаю, их тут раньше не было, верно?

– Верно – Ответила она, вздрогнув от воспоминаний о шарящихся рядом тенях – А… ты хоть примерно представляешь, что это может быть? – Осторожно спросила она, подняв на меня грустный взгляд.

– Если бы знал, то давно бы сказал… – Я развёл ладонями в разные стороны, при этом придерживая Ульяну – А так… нечто нехорошее, это уж точно!

– Жаль… – Девочка грустно вздохнула и, оглянувшись поёжилась – Давай уже искать выход

– Да, давай… – Охотно согласился я, кивнув и глядя на второе здание – Я думаю, стоит начать поиски с этого здания.

Ульяна, в ответ, лишь промолчала и согласно кивнула, удобнее устроившись у меня на руках и положив голову мне на плечо, уже спокойнее дыша и немного заинтересованно озираясь вокруг. Дойдя до второго здания, я ногой толкнул остатки двери. Внутри, впрочем, было абсолютное ничего-голые, местами, правда, белые от остатков старой штукатурки, стены, покрытые толстым слоем склизкой плесени бледно зелёного цвета, местами даже виднелись наросты мха, обвившие пару колон, стоящих по центру. Если приглядеться, то можно было заметить странные сосуды с чем-то ярком красным. Так же в комнате некоторое количество кроватей-точно сказать было нельзя из-за поломки подавляющего большинства последних. Ещё и запах… Да, определённо, запашок в комнате стоял ещё тот-пахло тухлятиной. Всей, какой только можно. Комната чем-то была похожа на жилую-кроме кроватей (наличие которых уже кричало о назначение данной комнаты) здесь стояло несколько тумб, шкафов и всего такого прочего. Решив не шарахаться здесь, дабы случаем не стать одной из причин такого запаха, я вышел обратно на улицу. Ульяна, до этого момента сидевшая закрыв нос руками, тяжело задышала.

– Фу, фу, фу – Повторяла она – До чего же противно, бе! – Пожаловалось она – Ты почувствовал, как там воняло?

– Да – Кратко ответил я, шмыгнув носом – Вонь, конечная, знатная. Выхода тут нету… значит, остаётся сам корпус… – Больше для себя проговорил я, подходя к тому

– И что ты надеешься там найти? – С лёгким недоверием, а может и просто страхом, уточнила Уля

– Что-нибудь – Неопределённо ответил я в свою очередь – Выход. Быть может, даже подземный ход… – Я пожал плечами и уверенно толкнул дверь старого корпуса-чуйка, вновь проснувшаяся, уверенно говорила о безопасности.

Не рассчитав силу, я заставил дверь с треском слететь с петель, сам при этом покачнувшись от такого резкого расхода сил, но удержавшись на ногах. Дверь отлетела на пару метров, подняв вокруг себя столб пыли в пустом помещении, с переходом на второй этаж и в оба крыла. Ульяна же ошарашенно взглянула на дверь, а затем медленно перевела взгляд на меня, с немым вопросом во взгляде.

– Не обращай внимания. Не зря же я такой кабан вырос… – Подмигнув ей, проговорил я, двигаясь вглубь помещения

– Я тебя теперь побаиваюсь… – Честно созналась Ульяна, отведя взгляд

– Не бойся. Ты просто одна в лесу с человеком, про которого ты распускала нехорошие слухи, без вариантов для отступления, без возможности позвать на помощь, а этот самый человек сильнее тебя в разы… – Холодно ответил я, осматривая помещение, в поисках хоть какой подсказки и, в итоге, остановив взгляд на её затылке.

В голове зарылась интересная мысль. Далее я резким движением поворачиваю Ульяну лицом к себе и прижимаю к стене, крепко держа одной рукой, а второй проведя по её лицу.

– Страшно? – Спрашиваю я, с ехидной улыбкой

– Очень… – Еле слышно отвечает Ульяна, так что её слабый кивок был намного более красноречивым – Прости… я не хотела. Правда. Я просто хотела разыграть Лену. Не более… пожалуйста, не надо…

– Надо, Уля, надо… – С той же улыбкой холодно ответил я ей на ухо

– Пожалуйста! – Жалобно повторила Уля, едва не плача от страха

– Надо – Уверенно повторяю я – Надо же тебя проучить…

Рука уже сама сползает вниз с её щёчки на ключицу, пока что только на ключицу. Она пытается меня оттолкнуть, приложив к этому максимум усилий. Глупышка. Ничего у неё не получится. Она пересекается своими уже заплаканными глазами с моими. Холодными и пустыми. Страх её сковывает. Наверное, в её детской головке уже появляются самые мрачные сценарии, а я получаю клеймо монстра. Но мне плевать.

Наконец, в поле зрения попадает грубый деревянный стол. Идеально. Резко отрывая Улю от стены, я посадил её на стол, уже не держа снизу-обе руки были на её плечах. Умная она всё же-уже поняла, что сопротивляться бесполезно. Она пытается не плакать, но из её маленьких глаз всё равно вытекает пару капель, а тут же следом ещё. Мои руки осторожно опускаются ниже, на её маленькую талию…

– А теперь приготовься к наказанию… – Ласково говорю я, занеся руки под её футболку, не обращая внимания на вздрагивания беззащитной и плачущей Ульяны, точно туда же, и…

Стены старого корпуса огласил детский… смех. Стоя перед Улей, я дерзко водил руками ровно по её талии, щекоча её, не давая вырваться, заставляя ту заливаться звонким смехом.

– Ну всё, перестань! – Попросила она сквозь смех

– Неа – Дерзко отвечаю я – За свои поступки надо отвечать!

– Мха… ну хорошо, хорошо, прости ещё раз! – Уже даже жалобно попросила она – Прекрати, пожалуйста! – Жалобно протянула Ульяна

Снисходительно улыбнувшись, я сжалился над ней и вынул руки из-под футболки, после чего нежно обнял её, успокаивающее проводя по её спинке рукой

– Всё, всё. – Начал я – Не плач, ладно? И не бойся. Особенно меня. Я тебя не обижу, честно-честно! – Заверил я её

– Точно? – Тихо спросила она, с недоверием приобняв в ответ

– Точно – Уверено ответил я – Как тебя, такую малышку, обидеть надо? Для этого, видно, надо быть бессердечным монстром! Не бойся-я далеко не такой. И если что-то случится, пока мы тут-я смогу тебя защитить. Правда-правда.

Услышав мои слова, она расслаблено вздохнула и прижалась ко мне, уткнувшись носиком мне в плечо и зарывшись в него.

– Никогда… – Едва слышно начала она – Никогда больше не пугай меня так, хорошо? – Жалобно попросила она, смотря на меня мокрыми от вновь наступивших слёз глазами.

– Хорошо, не буду. Извини за это – Я мягко улыбнулся в ответ и вновь подхватил её на руки, между тем взглянув на неё, в её глаза.

В маленьких голубых глазках уже не было ни капли страха, ни передо мной, ни перед всем тем, что сейчас творится в вокруг. Кажется, мои слова вселили в неё уверенность, пока не мере она верит мне. Кстати, сейчас я имел возможность вполне трезво, с чистой, не затуманенной головой, оценить её. У неё действенно красивые голубые глазки, да и сама она симпатичная, очень. Над милыми глазками тоненькие аккуратные бровки, два пучка пышных рыжих хвостиков, от которых пахло свежей луговой травой, маленькие гладкие щёчки, маленький носик, тоненькие губки… да, она определённо вырастет красавицей, не обделённой мужским вниманием. Последнее я решил ей донести.

– У тебя же Славя есть, а ты, не успев от лагеря отойти, уже за чужими девочками ухаживаешь… – С детской улыбкой ответила она

– Не ухаживаю, а констатирую факты – Я усмехнулся и, достав из кармана фонарик, стал осматривать помещение.

– Тут тоже пусто? – С неким отчаянием тихо спросила Ульяна

– Кажется… кажется нет! – Я расслаблено вздохнул, осветив крышку люка в полу, толстый слой пыли с которой поднялся при падении двери.

Подойдя к люку можно было заметить, что остатки краски и часть пыли уже кем-то были сдуты. Видно, кто-то был здесь совсем недавно. Может Шурик? Нарвался на теней и побежал сюда, а потом и отыскал люк? А может нечто вылезло из люка и затащило его? Или его тут вообще не было и это чей-нибудь тайник… например каких-нибудь сектантов, что утащили Шурика…

Усмехнувшись своим мыслям, я отпустил Ульяну и попытался поднять крышку люка. Это было легко-крышка без сопротивления поднялась, открыв нам чёрный зев люка. Ульяна, оглянувшись на дверной проём, сглотнула и посмотрела в темноту. Боится. Потрепав её по голове, я посветил вниз, выкрутив настройку фонарика на как можно более далёкий свет. И нет, там не было окровавленных полов и вагонеток. Просто бетонный, некогда белый, а сейчас запылённый, пол. В подвал вела простая железная лестница. Кажется, крышка не пропускала влагу во время дождя, а в самом подвале достаточно сухо-лестница, пока не мере на вид, не имела следов коррозии. Подёргав её, я убедился, что держится она крепко. Проследив за моими манипуляциями, Ульяна внимательно посмотрела на меня.

– Мы… туда спускаться будем? – Беспокойно спросила она, заглянув вниз

– Да, туда. – Ответил я, ещё раз осмотрев помещение и спустившись на пару перекладин по лестнице – Выбор у нас небольшой. Готова? – Спросил я, медленно спускаясь вниз, отдав фонарик Ульяне

– Готова! – Уверенно ответила она, через какое-то время, освещая мне перекладины.

– Ну тогда… – Я разжал пальцы и оттолкнулся.

Лестница стремительно удалилась и тут же улетала вверх, мелькая перекладинами, словно змея. Наверху послышался испуганный вскрик. Наконец, лестница кончилась, метра через два, наверное, и я достаточно громко приземлился на холодный бетонный пол, подняв вокруг себя столб пыли и замерев, прислушавшись и мельком оглядевшись. К сожалению, бегающий столбик света освещал только лестницу и меня.

– Ты в порядке?! – Беспокойно, даже с испугом, крикнула мне Ульяна, найдя меня лучом света

– Да, вполне – Я утвердительно кивнул и поднял голову – Кидай фонарик и спускайся сама. Только аккуратнее! Но если что, то я тебя поймаю – Заверил я её

Доверившись мне, Ульяна кидает фонарик. Тот, закрутившись в полёте. освещает лестницу, стены подвала и потолок. Словив его, я чуть отошёл, осветив лестницу. Ульяна тут же, как я и говорил, осторожно ступила на первую перекладину и стала осторожно спускаться. Спустившись, она тут же подскочила ко мне и взяла за руку.

– Не бойся – Я мягко улыбнулся ей – Уверен, тут нечего боятся…

– Тебе легко говорить-ты большой и сильный – Буркнула она, смотря по сторонам

– А ты под моей защитой! – Напомнил я, вновь колдуя с фонариком.

Далее мощный, пусть и не очень далёкий, луч света осветил. коридор. Да, это был даже не подвал, а бункерный коридор. На стенах висели провода, под потолком угадывались лампы. Бункер под лагерем? Видимо, эхо войны… либо нечто по-хуже

– Никаких легенд по старому лагерю не было? Ну, кроме той, что ты мне уже рассказала… – Спросил я, водя фонарём по коридору

– Ну… – Ульяна замялась – Есть. Скорее даже слух. Мол, старый корпус был ещё до войны построен и, соответственно, бункер там есть. Правда, в это мало кто верил – слишком он тогда старый.

– Но теперь поверила, верно? – С беззлобной усмешкой уточнил я, мельком глянув на Ульяну, тут же возвращая внимание к коридору, но поворачиваясь обратно, стоило ей только заговорить

– Угу… – Тихо подтвердила Уля, вновь отведя взгляд на стены

Решив пока что больше не тормошить девочку, я вновь упёр взгляд в границу луча света и стены тьмы. Наконец, темнота отступила полностью и нашему взору открылась большая железная дверь. Видимо, вела она в сам бункер. Отдав Ульяне фонарик, я взялся за вентиль на двери. К моему удивлению тот легко повернулся и дверь отворилась, впуская нас в помещение убежища.

Изнутри бункер являлся парой спартанских, практически полностью одинаковых комнат. В первой стояло несколько кроватей, шкафчиков, а так же большая установка, по видимому являющейся радиостанцией. В целом выглядело уныло. При входе дверь сразу же отъехала на своё место, громко хлопнув, неплохо так напугав Улю и подняв столб пыли. Следом разу же загорелось несколько ярких ламп. Всё, кто бы что ни говорил, но видать строили на века, раз уж генераторы до сих пор работают…

Отпустив Ульяну, я медленно прошёлся по комнате, выключив фонарь. Всё же, если приглядеться, многое в комнате было покрыто ржавчиной. А вот в шкафчиках, петля двери одного из которых рассыпалась при попытке её открыть, были вполне пригодные для использования ОЗК, при чём некоторые размеры были под стать Ульяне. Респираторы, на удивление, тоже хорошо сохранились. Даже фильтры выглядели совсем новыми, словно это прямо не шкафчик, а капсула времени. Была в нём и отличная аптечка! Конечно, наверняка сроки годности всех лекарств уже давно закончился, но вот перевязочные материалы, и прочее, не имеющее сроков годности никуда не делось, да и другие, за неимением лучшего, можно было использовать, так что аптечку и респиратор я решил взять с собой, закинув всё это в широкий карман под грудью.

Далее я подошёл к радиостанции. Даже с учётом наличия работающего генератора само устройство было далеко не в рабочем состоянии. Потыкав пару кнопок и пощёлкав тумблерами для проверки, я вздохнул и осмотрел станцию. Проблема была выявлена сразу-одна из панелей внизу была отвинчина, причём недавно-об этом красноречиво говорила силиконовая смазка на болтах, а в начинке самого устройства явно покопались-несколько важных деталей были аккуратно сняты. А вот часть в явной спешке, едва ли не сорваны! Словно, кто-то кропотливо занимался разбором радиостанции на детали, не уничтоженные ржавчиной, но кто-то, или что-то помешало ему, или, возможно, ей. А может и им. Может даже это был Шурик. В целом, тогда появляется логическая причина, зачем он мог сюда полезть. Тогда, получается, что-то спугнуло его, или даже резко прервало… Но следов побоев, или вообще какого-то ещё присутствия, кроме снятой панели, нету. И пока мы сюда шли погоней тут и не пахло. Хотя тут есть и вторая дверь…

Я поднялся на ноги и быстро подошёл ко второй двери. Ульяна, до того сидящая на кровати, удивлённо взглянула на меня и встала рядом. Вторая дверь сильно отличалась от предыдущей. Да, она тоже была из металла, но, скорее всего, намного более тонкая. Взявшись за приваренную простую ручку, я дёрнул её на себя. Результата, к моему удивлёнию-ноль. Внимательно осмотрев дверь, добавочно посветив фонариком, я достаточно быстро определил причину такой неохоты открываться-на петлях были следы давней ржавчины. К сожалению, петли всё были ещё слишком крепкими, чтобы выбить их парой ударов голыми руками, так что нужно было что-нибудь придумать.

– Против лома нет приёма, верно? – Ульяна, видимо, за это успевшая заскучать и порыскать, протянула мне легендарную увесистую железку, что способна вскрыть любой-любой замок в этом (да и, думаю, другом) мире.

– Именно – Я улыбнулся и взял лом из рук девочки, после чего достаточно критично осмотрел его, но остался доволен.

Физический труд никому не помешает, верно? Так что стоит немного поработать. К счастью для моего убитого организма это не бегать по лесу. Вставив лом в проём между стеной и дверью, я навалился на лом, прикладывая все силы для повреждения петель.

Через пару минут, которые растянулись в немую вечность, петли громко хрустнули, а дверь, с громким лязгом и скрипом рухнула на пол, едва не придавив меня и Ульяну. Последняя, к слову, сразу же отскочив, взялась за фонарик и направила тот в открывшуюся тьму, по ту сторону дверного проёма. Встав рядом, я взял из её рук фонарик и подкрутил дальность, выхватывая слабым лучом света ближайшие сто метров. Пустота. Дальше шёл лишь точно такой же тёмный коридор. Максимум, он был чуть более пыльным, но таким же сухим. Говоря о сухости… если в бомбаре так сухо, то почему большая часть оборудования и прочего проржавело едва ли не на сквозь? А вот содержимое шкафчиков было словно только что с конвейера. Странности одним словом.

– Кстати, Уля… – Я открыл карман и достал из него респиратор – Вот, надень. Пыли тут, судя по всему, ну очень много. И дышать я ею не советовал бы… – Пояснил я, опуская забрало шлема-противогаза

Девочка покорно промолчала и надела маску-респиратор, с непривычки часто задышав, беспокойно глядя в пустое помещение и прячась за мою спину. Глубоко, и даже чуть непривычно, вздохнув, я закрепил шлем и, под удивлённый возглас Ульяны, вытащил из кобуры «револьвер», держа его в правой руке, а фонарик в левой.

– Это… твой пистолет? – Не скрывая испуга, осторожно спросила Ульяна, пытаясь разглядеть внешний вид револьвера во тьме тоннеля

– Ага – Спокойно ответил я – Ольге ни слова! За такое она с меня точно шкуру снимет… – Попросил я у неё, делая несколько шагов, внимательно изучая стены и потолок тоннеля

– Само собой – Сразу же ответила Ульяна – Ты его сам собрал? – Уточнила она, внимательно осмотрев устройство данного оружия

– Ну… да – С улыбкой похвастался я

Ульяна, закончив с расспросами, замолчала, а я, убедившись, что далее нету подозрительных дыр в стенах и на потолке, заметил обвал в тоннеле. Скрипнув зубами, я навёл фонарик, вновь отрегулировав его, уже на ближний свет, на подозрительную дыру в полу. Внимательно осмотрев её, я спокойно вздохнул-следов какого-либо вмешательства тут не было – после чего прикинул высоту и решительно спрыгнув вниз, ничего не говоря. Ульяна сразу же поняла меня и прыгнула следом, едва не сев мне на шеею.

Далее перед нами предстали шахты. Да. Самые простые угольные шахты. Видно, не зря я забеспокоился о том, что тут так много пыли. Этот лагерь не перестаёт меня удивлять-старый корпус, призраки в лесу, бункер, теперь вот шахты… Интересно, какие ещё сюрпризы может принести путешествие по местным окрестностям? Хотя, конечно, лучше пусть их не будет. Тем более сейчас, когда рядом со мной Ульяна, которая может пострадать в ходе таких выкрутасов, или, даже, типун мне на язык, погибнуть! Нет, такое я себе позволить не могу!

Откинув мрачные мысли, я обвёл стены фонариком. К моему удивлёнию тут было достаточно сухо и доски не выглядели гнилыми или трухлявыми. По крайней мере не выглядели. Ульяна, стоя позади меня, оглядывалась с неменьшим удивлением. Глянув на неё, я потрепал её по голове, дескать, не бойся, и сделал пару шагов вперёд. Шахта выглядела заброшенной, что, в прочем, логично. При каждом шаге поднимался фонтанчик пыли. Рельсы уходили всё дальше и дальше в темноту, словно тоннели шахты и не собирались заканчиваться…

…С каждым шагом всё труднее было перебирать ноги. Забрало респиратора уже давно было поднято-с ним дышать было ещё тяжелее, а с моим состоянием разницы, что в противогазе, что без него, уже не было. Новая волна кашля подступила к сухому горлу и вырвалась из него, оставив после себя новый приступ боли и раздражения, словно вместе с с кашлем из горла пыталось выбраться нечто когтистое, постоянно режущее горло. Глаза уже устали считать шпалы под ногами. Последние же, кроме того, что с каждым шагом становились всё более ватными ещё и предательски подкашивались. Патроны уже почти кончились. Тяжело вздохнув, я достал из небольшой сумки на боку практически пустой магазин на 20 патронов. Один, два, три, четыре, пять… твою мать. С неохотой я загнал магазин в приёмник и потянул на себя ручку затвора, выпуская стреляную гильзу и давая оружию заглотить патрон в ствол, как во всяких пафосных боевиках, ещё и нашумев звенящей гильзой. К этому моменту фонарик предательски заморгал, буквально крича о скорой смерти, а счётчики на рукаве перестали мигать. Что ж… пока не мере я больше не умираю от нахождения среди всякой непонятной химии и радиации… теперь меня убивает её наличие в организме.

Тяжёлый вздох. Я останавливаюсь и достаю из кармана разгрузки упаковку на три большие капсулы, после чего выдавливаю вторую из трёх, остаётся последняя, отправляя её в рот, запивая мутной жидкостью, налитой в пластиковую баночку и достанную из другого кармана. Это, конечно, не панацея, да и о побочных эффектах от экспериментальных препаратов забывать не стоит, но должно помочь, или, хотя бы. не дать сдохнуть от отравления организма всякой гадостью.

Наконец, в глазах проясняется, словно спала пелена, ноги вновь слушаются. Картинка становится чёткой, а каждое действие намного более лёгким, словно воздушны. Оттолкнувшись от стены, я прохожу ещё пару метров. Шаг за шагом. Восстановив дыхание и вестибулярный аппарат, я вздохнул и потряс мертвый фонарик. Надо выбираться. Чертовски надо.

Из нагрудного кармана я вытащил запасные батарейки, которые, не без труда, заменил в фонарике, далее, включив его, приступил к осмотру остатков снаряжения Уцелевшим оружием оказался пистолет. Мощная пушка, 12 калибра, с магазином до 30 патронов. Последнее, конечно, излишки, но всё же полезно для более продолжительной стрельбы. Магазин, к слову, больше похож на барабан револьвера. Большая отдача с лихвой компенсировалась удобностью оружия и убойной силой. Так же оружие комплектуется более длинным сменным стволом и прикладом… которые я успешно посеял. Так что придётся довольствоваться простой металлической рамой и стрельбой на метров тридцать… хотя, конечно, в этих тоннелях большего и не надо. Комбинезон местами был поврежден, но второй и последующие слои остались целы, как и большая часть разгрузочного жилета. Забрало на шлеме было практически полностью уничтожено и отправлено в утиль. Сама поверхность шлема была сильно исцарапана, но дыр, по крайней мере видимых, не было. Закончив осмотр снаряжения и закрепив фонарик на креплении шлема, я направился дальше по тоннелям. Наконец, сознание перестало уплывать, давая сосредоточится на одной мысли. Да и не только на одной. В любом случае, ситуация стала намного прозрачнее… как казалось на первый взгляд, но нет. В голове начал проносится огромный вихрь мыслей.

«Что это за место? Очень напоминает шахты, да вот только что тут могли добывать, да и разве обивают стены шахт металлом? Вроде нет. Больше похоже на тоннель какого-нибудь внеочередного бункера, или лаборатории. Ни того, ни того сейчас не хочется… точнее будет сказать, что не хочется в них оказываться. Но наверняка придётся-это ведь не просто случайный подземный коридор, или вообще закрытое наземное посещение. Так не бывает. Не в этой жизни. “

Наконец, бессмысленно бесконечный коридор закончился и я вышел в более просторное, метров эдак на 20, помещение. Рельсы тут заходили в тупик, упираясь в стену, словно наспех законченный и скрытый от лица игроков кусок локации. В остальном помещение ничем не выделялось, в нём так же находился некий люк у стены, где заканчивались рельсы, и некая двойная дверь, словно ведущая на поверхность из подвала дома.

Хотя кого я, чёрт возьми обманываю? Как же ничем не выделяется подвал, наполненный, мать его, кровавыми ошмётками и лужами крови? Да, я прав, ровно ничем!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю