332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Диана Рымарь » Невеста на полставки (СИ) » Текст книги (страница 8)
Невеста на полставки (СИ)
  • Текст добавлен: 3 января 2021, 19:30

Текст книги "Невеста на полставки (СИ)"


Автор книги: Диана Рымарь






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 21 страниц)

Глава 41. Чувства

Тогда же:

Артём

В какой-то момент мне кажется, что она снова берет трубку.

– Златка? Златочка? – кричу в телефон.

Но нет, опять просто сбросила. Набираю ее номер еще раз и еще. Гудки сменяются сообщением «абонент недоступен».

– Да что за черт! – швыряю мобильник на стол.

Согласен, переборщил, не надо было на нее орать. Но как тут сохранять спокойствие? Я ведь живой человек с эмоциями, чувствами. Получается, она эти дни где-то спокойно сидела, а сообщить мне, где она и что с ней, даже не подумала. Я тут на ушах стою, а она в прятки со мной играет. Нашла лова, мать ее так…

«Ты меня бросил!» – эти слова эхом отдают в голове.

Ну да, ну да, именно так она и думает. Поэтому и не объявилась.

Бросил, покинул, оставил одну-одинешеньку. Еще небось и обижена на меня, а то, что я тут как на углях каждую минуту поджаривался, ей и невдомек.

– Все-таки не надо было с ней так резко…

Эх, задним умом мы все крепки. Ладно, извинюсь, и всё будет нормально. Только вот как это сделать, если она не берет трубку? Как? Силой мысли?! Я ей гребаный телепат, что ли?

Мне хочется орать, швырят вещи, дать кому-нибудь по морде, а самое главное – наконец прижать Златку к себе. Просто взять, обнять ее и не отпускать… Только как я теперь это сделаю? Вот как? Впрочем, раз есть номер телефона, можно и местоположение определить. Звоню всё тем же полицейским. Хорошо, что они не злопамятные, точнее жадные. Мне обещают посодействовать в ближайшее время.

Личная встреча гораздо лучше любого телефонного разговора. Приеду к ней, извинюсь за резкость, поцелую, обниму, затолкаю в машину – и домой. Больше никуда ее от себя не отпущу. Как по мне, отличный план!

Откидываюсь на спинку кресла и впервые за эти дни вздыхаю с облегчением.

«Нашлась, моя хорошая! Нашлась, моя дорогая девочка! Я скучал по тебе! Один бог знает, как сильно я по тебе скучал!»

Глава 42. Эльф

Этим же вечером:

Артём

«Что это за место вообще такое?» – оглядываю дом, в котором, по словам полицейских, находится Златка, и невольно морщусь.

Ненавижу бедные районы Москвы. Не перевариваю эти старые безликие многоэтажки с обшарпанными стенами, эти лавочки со стертой и облупившейся краской, детские площадки с покосившимися качелями. От всего этого веет безнадёгой и какой-то грустью.

«Что ей здесь понадобилось?!» – рычу про себя.

Ведь могла просто взять и вернуться, ничего не мешало, ничего… Нет же, усвистела непонятно куда. Искренне хочу понять, чем ее привлек этот район. Как по мне, что угодно лучше этого.

Паркуюсь рядом, выхожу, оглядываю подъезд. Пытаюсь решить, как же поступить. Дом-то мне известен, а вот нужный этаж и квартиру еще предстоит найти. Но я сдаваться не собираюсь: даже если придется пройти пешком все шестнадцать этажей и постучаться в каждую дверь, я это сделаю.

Подхожу к подъезду, собираюсь звонить и вдруг вижу какую-то скрюченную бабульку. Она с достойным уважения упорством тащит огромный пакет с картошкой. Ей явно невмоготу, но она не останавливается. Направляется прямо к нужной мне двери.

– Вам помочь? – предлагаю без какой-либо задней мысли.

Она смотрит на меня исподлобья и отвечает скрипучим голосом:

– А вдруг упрешь картошку? Знаю я вас…

Сначала даже не понимаю, о чем она. Когда доходит, мне становится смешно.

– Серьезно? Думаете, позарюсь?

Демонстративно от нее отворачиваюсь, и мне тут же прилетает в спину:

– Если красть не будешь, тогда помоги!

«Старая перечница…» – мысленно закатываю глаза, но и отказать уже не могу, сам предложил помощь.

Забираю пакет, захожу следом за бабулей в подъезд и морщусь от стоящего там амбре. Кошачья моча, затхлость, что-то еще, напоминающее запах жареной капусты… Как можно жить в таком месте, не представляю.

Мысленно считаю до трех, пытаюсь избавиться от нарастающего раздражения.

– Только у нас лифт утром опять сломался! – радует меня новостями бабулька. – Донесешь до седьмого этажа?

– Донесу… – тяжело вздыхаю.

– Ой, спасибо тебе, милок! Бог тебя наградит!

Бабулька показывает, где лестница, идет следом. Вот что странно – до подъезда еле ковыляла, но стоило ей вручить мне поклажу, как она распрямилась, даже как-то ожила, шагает вполне бодро. А я-то уже начал бояться, что нести придется не только картошку, но еще и саму старушку. Должно быть, с лифтом тут частенько проблемы, раз она так натренировалась ходить по лестнице.

Когда доношу ее пакет до квартиры, решаю спросить:

– В этом подъезде должна жить девушка… – показываю ей фото моей неуловимой блондинки. – Вы случайно не знаете, в какой квартире?

– Ой, милок, зрение уже не то, дай поближе гляну…

Сую ей телефон чуть ли не в лицо, она некоторое время изучает фото, потом машет рукой.

– Так то ж Златка!

– Вы ее знаете?

– Еще б не знать, мы ж соседи! Она у Стрельниковой комнату снимает. Вон! – бабуля указывает на соседнюю квартиру.

«Ого! В кои-то веки прямое попадание!» – хвалю себя.

Хотя, может, и правда Бог наградил за доброе дело. Ради такой информации я еще десяток пакетов с картошкой готов притащить хоть на десятый этаж.

– Хорошая девочка… Красавица! – тем временем продолжает бабулька. – А тебе она зачем?

От, казалось бы, самого обычного вопроса неожиданно теряюсь, не знаю, что сказать. Точнее, ответов у меня миллион, но вот озвучить их ей не могу.

Зачем мне Злата? Она красивая, умная, ласковая, я ее хочу – во всех смыслах хочу. Засыпать в обнимку, просыпаться от запаха кофе и ее нежных губ на моей щеке, слушать по телефону ее мягкий щебет, любоваться ее телом на белых шелковых простынях. Жить с ней, дышать ею… Мне необходим к ней постоянный, неограниченный доступ.

– Это моя девушка, – отвечаю просто.

– Так если это твоя девушка, что ж ты не знаешь, где она живет?

– Мы поссорились…

– А-а-а, понятно…

Я надеялся, что на этом бабулька соблаговолит отправиться в свою квартиру, но куда там – еще больше уши навострила, ждет продолжения истории.

– Шли бы вы домой! – демонстративно указываю на ее дверь, сам отхожу в сторону.

Та поджимает губы, но всё же скрывается у себя.

Я же стучу в соседнюю дверь.

Гадаю про себя: «Обрадуется или нет? Дуется или забыла обиды?»

Слышу шаги в прихожей, замечаю, что кто-то смотрит в глазок, а дальше абсолютно ничего не происходит. Меня явно увидели, но решили не открывать. Стучу еще раз:

– Злата, я знаю, что ты там! Злата!

С каждой секундой, что она медлит, злюсь всё больше и больше.

– Если ты не откроешь эту дверь, я ее к чертям выломаю!

Наконец слышу звук отпираемого замка. Не жду, пока меня пригласят, захожу в прихожую. Вскользь замечаю, что тут не воняет, как в подъезде, наоборот, вкусно пахнет какой-то выпечкой и чистотой, если чистота вообще может как-то пахнуть.

Когда поднимаю глаза на девчонку, все мысли разом покидают голову.

Она стоит передо мной в том самом домашнем платье, которое носила в первые дни своего пребывания в отцовской квартире. Оно длинное, но облегает стройную фигуру, вырез приоткрывает пухлые мячики грудей. Каждый раз, когда я видел ее в этом платье, мне хотелось засунуть руку в декольте. И сейчас хочется. Ласкаю взглядом ее кукольное личико. На ней ни грамма косметики, но мне кажется, я никогда не видел лица совершеннее – этот идеально прямой носик, бровки домиком, пухлые губы.

Сейчас она чем-то напоминает мне эльфа. Настолько красивая, что кажется нереальной, не из этого мира. Для полноты образа не хватает только заостренных ушей и подходящего костюма.

Хочу поздороваться, извиниться за то, что наболтал по телефону, признаться, как скучал и как рад ее видеть, но язык прирастает к нёбу. С ногами, кстати, тоже проблема: и шага сделать не могу, да что там, я даже мизинцем двинуть не в состоянии. Просто стою как истукан и пялюсь на девчонку, хоть и понимаю, что глупо выгляжу. Любуюсь – и налюбоваться не могу.

Златка под моим взглядом краснеет, обнимает себя за плечи, щурит глаза и спрашивает:

– Зачем ты пришел?

Слышу ее певучий голос, и у меня буквально сносит крышу. Резко отмираю, бросаюсь к ней, прижимаю к стене, вдавливаюсь в нее своим телом, стремлюсь вобрать в себя ее тепло и нежность. Хочу поцеловать, но она уворачивается. Хватаю ее пальцами за подбородок, заставляю посмотреть мне в глаза и шепчу ей в губы:

– За тобой! Я пришел за тобой!

Глава 43. Больные мозоли

Тогда же:

Артём

– Я пришел за тобой!

Понимаю, она слышит мои слова, но никак на них не реагирует. В глазах возмущение, руки уперла мне в грудь. Видно, не на шутку обижена. Вспоминаю, с чего хотел начать разговор:

– Извини, что наорал… Я просто очень волновался, а ты знаешь, какой я бываю эмоциональный!

Снова пытаюсь ее поцеловать, а она в который раз уворачивается.

– Да что такое? Не противься!

Фиксирую ее лицо так, чтобы не смогла двинуться, и все-таки целую. Мне нужен этот поцелуй, он мне просто необходим.

Когда мой язык заполняет ее рот, в мозгу что-то щелкает, тело реагирует мгновенно и весьма красноречиво. Злата это чувствует, начинает еще яростнее меня отпихивать, а мне совсем другой реакции от нее хочется.

– Ну что ты такая несговорчивая! Я же извинился!

«Можно сказать, впервые в жизни извинился перед девчонкой!» – это, конечно, не добавляю, хотя хочется.

– Я не принимаю твоих извинений! – она буквально швыряет эту фразу мне в лицо.

– Это с чего вдруг? Ты обалдела?

– Это ты обалдел!

Она снова начинает яростно пихать меня в грудь своими микрокулачками. Прекращаю ее удерживать, и она тут же отскакивает в сторону.

– Злата, прекращай хамить! Иди собирай вещи и поехали, разговаривать будем дома!

– Это и есть мой дом!

«Вот тебе, пожалуйста, послушная девушка за более чем кругленькую сумму!»

– Хватит выпендриваться! В жизни не поверю, что тебе нравится жить в этом гадюшнике! Давай собирайся!

– Это не гадюшник! И я никуда с тобой не поеду!

– Еще как поедешь! Вот прямо сейчас!

– Ты не можешь мне приказывать! Я не обязана тебе подчиняться!

Обалдеваю от ее наглости, ляпаю первое, что приходит на ум:

– Ты ничего не забыла? Подчиняться она не должна…

Она отскакивает еще дальше, смотрит на меня таким обиженным взглядом, будто я ее ударил. Сразу понимаю – наступил на больную мозоль.

– Договор был между твоим отцом и моим, а твой папаша меня выгнал! Значит, теперь я ничем не обязана ни ему, ни тем более тебе!

Смотрю на нее, а девчонка от возмущения чуть на месте не подпрыгивает. Если бы могла, наверное, придушила меня своими аккуратными ручками.

Сейчас самое время ей сказать, что и сколько раз она мне обязана. Живо превратится в кроткую лань, какой она со мной и была. В какой-то момент я даже собираюсь это сделать, потом вдруг понимаю – у меня всю жизнь отношения за деньги. Нормальных ни разу не было. Если сейчас скажу, что перекупил ее у отца, она пойдет со мной, но именно с ней мне за деньги почему-то совсем не хочется. Хочется по любви. Многого желаю? Возможно…

– Зачем я тебе? – тем временем продолжает она. – Развлечешься, а потом снова оставишь отцу? Решили мной поделиться? Этого не будет!

– Что за нелепое предположение?!

От ее последних слов у меня голова кругом. Хотя…

«Может, она правда так думает?»

– Злата, отец больше тебя не тронет! Никогда, слышишь? Никогда не тронет! Ты с ним больше даже не встретишься, я прослежу. Теперь ты только моя! Ну, успокоилась?

Делаю шаг в ее сторону, а она снова отступает, почти скрывается в другой комнате, опять на меня рычит:

– А с чего ты решил, что я хочу быть твоей?

Этим своим вопросом она словно ведро воды на меня выплескивает.

– Но ты же сама говорила!

– Когда это я говорила?

– Ну, тогда в офисе, помнишь? Что у тебя отношение ко мне изменилось… Или врала?!

– Я не врала, но после этого у меня была возможность посмотреть на тебя с другой стороны! Такого мужа, как ты, врагу не пожелаешь!

– Это интересно, чем я тебе не подхожу, а?

– Ты мне глубоко неприятен! – фырчит она и сверлит меня глазами.

Когда-то очень давно я уже слышал такую фразу от одной красавицы по имени Светлана. Все старшие классы мне эта фраза преследовала. Никак не ожидал услышать ее от Златки. Это уже не ведро с водой, а хороший удар под дых, молодецкий такой, от всей души. Ну вот она и призналась в своих истинных чувствах.

– Ах, я тебе неприятен… Ну еще бы! Такая красавица, а тут я с меченой рожей, куда уж мне…

Ее брови чуть ли не встречаются на переносице, настолько сильно она хмурится и шипит:

– Не оправдывай свои недостатки родимым пятном!

От ее последней фразы обалдеваю в прямом смысле.

– Это что еще значит, черт подери?

– То и значит, что ты – козел! И ведешь себя как козел!.. А родимое пятно тут вообще ни при чем!

– Э-э-э… – на некоторое время подвисаю, потом всё же задаю вопрос: – Почему это я козел?

В ответ она лишь фырчит, потом всё же снисходит до объяснений:

– Ты ведь не знал, что я невеста твоего отца, так?

– Так! – киваю. – И что с того?

– Получается, ты думал, что я – обычная девушка, и вместо того, чтобы по-человечески ко мне отнестись, ты хотел превратить меня в свою горничную-шлюху! Вот просто так, потому что тебе того захотелось! Думаешь, у меня мечта всей жизни – ублажать тебя, терпеть твой вздорный характер и драить твой дом?

– Злата, стоп! У меня уже есть горничная, и я никогда не относился к тебе как к шлюхе!

– А почему тогда идея женитьбы на мне тебе была так противна? Значит, для того, чтобы спать со мной, я гожусь, а чтобы в жены взять – ни-ни? Так может рассуждать только последний козел!

– Подожди, ты неправильно поняла! Я не на тебе жениться не хочу, я в принципе жениться не хочу! И вообще, почему мы сейчас говорим о женитьбе? Мы знакомы чуть больше недели!

– И за эту неделю я великолепно тебя узнала! Поэтому больше не хочу с тобой общаться ни на тему женитьбы, ни на какую-либо еще! Тебе пора!

– Ты серьезно?!

Насколько же было с ней проще, когда она изображала послушную… И насколько же обманчивым может быть первое впечатление. Смотрю на юную амазонку: руки в боки, взгляд воинственный, кажется, еще чуть-чуть – и зубами в меня вцепится. Так и тянет схватить строптивицу, перекинуть через колено и как следует отшлепать по мягким булочкам. Так ведь еще больше обидится…

– Злата, не руби с плеча!

Что еще сказать – не знаю. Кажется, что бы сейчас ни произнес, всё будет плохо.

Тут в дверь начинают стучать, причем явно не рукой, а чем-то тяжелым. Слышу громкий женский голос:

– Златочка, дорогая, открывай, это я!

– Кто это я? – хмурюсь.

А девушка тем временем бросается к двери.

– Осторожно, Мария Ивановна, – говорит Злата, помогает старушке войти в квартиру.

Вид у старой женщины более чем странный. Одна нога зафиксирована эластичным бинтом, на второй тапочек с большим розовым помпоном, одета в махровый халат с огромными ромашками, в одной руке костыль, в другой тарелка с какими-то плюшками.

«Наверное, хозяйка квартиры!» – догадываюсь.

– На вот, – старушка дает Злате тарелку. – Тамара Николаевна вкусненького передала… А это кто?

Она указывает на меня, а моя девушка-красавица с серьезным видом ей отвечает:

– А это никто! И этот никто уже уходит!

При этом она с такой обидой на меня смотрит, что сразу понимаю – сегодня адекватного разговора не получится.

Шагаю за дверь, говорю на прощание:

– Я вернусь!

– Будешь приставать, позвоню в полицию! – фырчит Злата и хлопает дверью.

Глава 44. Проект «Злата»

Этим же вечером:

Артём

«Со мной так нельзя! Совсем нельзя!» – всё продолжает пульсировать возмущением мой взорванный мозг.

В кои-то веки спиртного не хочется, старательно прохожу мимо шкафчика, за стеклянными дверями которого сверкает хрусталем графин с коньяком, позади графина – ряд бутылок с виски. Поставил этот шкафчик в кабинете совсем недавно, но что-то мне подсказывает – скоро уберу. Столько коньяка было выпито в отцовской квартире, пока искал Златку, что пора начать бороться с алкоголизмом. Внезапно захотелось превратить свою квартиру в безалкогольную зону. К тому же сейчас мне необходим ясный ум.

Сажусь за письменный стол, где обычно работаю.

«Как же так случилось-то?» – всё пытаюсь понять.

Еще пару недель назад жил себе спокойно, развивал фирму, наслаждался прелестями холостяцкой жизни. Зато теперь в голове одна Злата, а в груди сплошная рана, и залечить ее не представляется возможным.

«Не оправдывай свои недостатки родимым пятном!»

Интересно, она сказала так просто для красного словца или нет? Если нет, получается, дело и правда не в моей внешности? Но не вел я себя с ней так уж паршиво… Или вел? Когда тебя две девчонки подряд называют козлом, в пору задуматься… Первой была Милана, теперь вот Злата. Ну, с Миланой всё ясно – там в голове полный кавардак и психоз, Златка же всегда казалась мне разумной девушкой.

«Она обижена, она просто обижена, это пройдет».

Что ж, может и так, но сколько мне ждать? И как ускорить процесс?

Я сдаваться не собираюсь. Девушка моя, и должна быть со мной, это однозначно. Ее переезд в эту квартиру – лишь вопрос времени. Только мне-то надо, чтобы она перебралась сюда еще вчера! Каждый день отсрочки – мучение.

«Я же ведь уже и извинился, решил вопрос с отцом, кроме того, прямо ей сказал, что хочу быть с ней, чего упирается рогом?!» Это-то и непонятно.

Если к моей внешности у нее претензий нет, поведение я ведь и подкорректировать могу. Это вообще не сложно! Наверное…

Но в какую сторону корректировать? И что надо сделать, чтобы она поняла, что эта коррекция вообще имела место быть? Слишком много неизвестных. Так, а что мне вообще о ней известно?

Открываю ноутбук, создаю новую таблицу в программе, где обычно разрабатываю план действий, когда задумываю новый проект. В шапке пишу название проекта: «Злата». И начинаю вносить данные:

– что есть сейчас;

– что хочу получить;

– пути достижения цели;

– срок достижения цели;

– бюджет;

– оптимизация усилий…

Я ведь в своем деле мастер, так почему бы не рассматривать мою Златовласку как маркетинговый проект?

Как только решаю это сделать, в голове проясняется, рисуется четкий план действий, варианты развития событий. Девушка будет со мной – и очень скоро, в этом практически не сомневаюсь.

«Кстати, а на что она сейчас живет?» – вдруг возникает в голове вопрос.

Деньги у нее есть, ведь сняла же на что-то комнату. Но сколько – непонятно. Мне тошно думать, что у Златки может не быть средств на необходимое. Достаю телефон, набираю ее номер. Звоню раз, другой, третий… Не берет трубку. Через некоторое время звоню ей с домашнего, и наконец-то слышу долгожданное «алло»:

– У тебя деньги есть? – спрашиваю без обиняков.

Злата замирает, отвечает далеко не сразу:

– А почему ты спрашиваешь?

– Хочу убедиться, что у тебя всё нормально!

– У меня всё нормально, больше, пожалуйста, не звони!

– Да подожди ты! – только и успеваю сказать, а она уже вешает трубку.

«Что за девка такая!» – рычу про себя.

Ну какие у нее там деньги, я же видел – ушла практически без всего, даже подаренный мной телефон не взяла, зараза такая. Надо что-то с этим делать.

Тут вспоминаю, как бережно Злата хранила под подушкой письмо отца. Она – натура романтичная. Ну что же, мне тоже письмо написать не в лом. Завтра утром закажу для нее карту и отправлю вместе с посланием. Может быть, лед тронется.

Снова достаю телефон, на этот раз звоню своему детективу:

– Ну как она? – спрашиваю, шумно вздыхая.

– Из подъезда не выходила.

– Продолжайте наблюдение!

На ее поиски я потратил огромную кучу нервов. Больше терять не собираюсь.

Глава 45. Письмо счастья

На следующий день:

Суббота, 29 сентября 2018 года

18:00

Злата

Иду к подъезду, ставшему мне за последние дни практически родным, и невольно сутулюсь. В душе прочно поселилось ощущение, будто за мной следят, прямо как в шпионских фильмах. Затылок буквально горит от ощущения, что кто-то на меня смотрит. И ведь нет никого, точнее никого подозрительного. Бабушки на соседней лавочке, несколько ребят играют на детской площадке в мяч. Ничего, что могло бы всколыхнуть в душе такое чувство, а всё равно очень некомфортно. Буквально вбегаю в подъезд, и лишь там, в затхлом помещении, чувствую себя свободнее.

Подхожу к ящику проверить почту. Там какая-то квитанция, пара рекламных буклетов и письмо. Не глядя хватаю это всё и иду к лифту. Одна радость – его наконец-то починили.

– Мария Ивановна, я дома! – кричу, заходя в прихожую.

– Златочка, я тут твоим пирогом угостилась… – отвечает она из кухни.

Снимаю куртку, иду туда, мою руки, сажусь за стол.

– Понравился? – спрашиваю.

– Вкусный! – довольно улыбается старушка и шумно отхлебывает из чашки чай.

Тоже наливаю себе чашку, потом вспоминаю про почту, отдаю ей.

Старушка с важным видом ее изучает и неожиданно громко восклицает:

– Златочка, так письмо-то тебе! Без обратного адреса!

Беру в руки конверт, замечаю, что он необычный: плотный, из качественной бумаги, украшен золотыми вензелями. Такие на почте вряд ли найдутся, да и марок никаких, скорее всего, его принес не почтальон. Тут же вскрываю, на стол падает пластиковая карточка, похожая на ту, что мне когда-то презентовал Энгрин-старший. Как только это вижу, сразу начинают дрожать руки. От воспоминаний о нашей первой и единственной встрече меня передергивает. Неужели я ему опять понадобилась? Передумал? Хочет жениться?

Разворачиваю письмо, и от сердца немного отлегает. Почерк другой. Размашистый, крупный. На аккуратный каллиграфический, которым было написано прошлое письмо, совсем не похож, а уж я тот почерк изучила отлично.

Читаю письмо:

«Злата, с тех пор, как мы расстались, я и секунды спокойно не прожил.

Никаких шлюх-горничных, просто будь моей девушкой! Заканчивай свою забастовку и позвони мне!

Ты мне нужна!

Я буду ждать.

Твой Артём

P.S. Карта – не взятка и не оплата, я просто хочу, чтобы ты ни в чем не нуждалась.

ПИН-код – год твоего рождения».

А фантазия у Энгриных, похоже, одна на двоих…

Перечитываю письмо второй раз, третий.

«Не шлюха, просто девушка», – кручу в голове эту мысль снова и снова.

Что-то мне подсказывает, что разницы Энгрин не видит. Он обращался со мной именно как со шлюхой. Его отец чуть не изнасиловал меня, Артём это видел и просто ушел, бросил как ненужную вещь. Теперь хочет, чтобы я была его девушкой? Спасибо, мне такой мужчина не нужен, совсем не нужен.

Не хочу о нем думать. Не хочу и не могу. И деньги его мне не нужны. Я их никогда и ни за что не трону.

«Не взятка и не оплата…» – ага, как же. Будто я такая глупая и не понимаю, что это банальная наживка. Дабы избавить себя от досужих мыслей и соблазнов, сую карту вместе с письмом обратно в конверт и вышвыриваю в мусорное ведро.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю