290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Андроид №23 (СИ) » Текст книги (страница 7)
Андроид №23 (СИ)
  • Текст добавлен: 26 ноября 2019, 07:00

Текст книги "Андроид №23 (СИ)"


Автор книги: Дамир Берхеев






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 13 страниц)

Глава 21

Голос девианта.

Хук стоял и наблюдал за водным миром, абсолютно не обращающим на него внимания. Скаты своими серыми плащами старались укрыть Лазурный город. И именно на них он и смотрел.

Численно подводного города за один день выросла на 44 андроида, тириума хватало на несколько лет беззаботного существования, даже с учетом пополнения. Но что-то не давало покоя Хуку.

«Дьявол! Проклятье! Все не то!»

Тут он ощутил легкое прикосновение на своем плече. Обернувшись, он увидел Провидицу.

– Можешь не говорить, я сама все знаю.

Какое-то время они молчали. Она словно читала его мысли, глядя ему в глаза.

– Эти жестянки так радуются, будто покорили мир, – наконец, промолвил чернокожий киборг. – Хотя мы просто грабанули склад. Совсем, как когда я был подростком. Мы обчистили магазин и считали себя гангстерами. А мы просто грабанули магазин честного человека. Мы не сделали мир лучше. Мы не обозначили себя на карте мира. За нами только чертово ограбление склада!

– Это и отличает великих людей от серой массы, – пояснила собеседница. – Великих всегда что-то не устраивает, и они идут против системы, пишут свою историю. Слабые подстраиваются под систему, и все что они могут – это только обвинять. Обвинять правительство за то, что оно не дает всего того, что есть у сильных. Обвиняют своих близких, за то, что мало помогают. Даже обвиняют сильных, за то, что они не делают ради них. Хотя порой и нужно просто начать с обвинения себя самого. Это могло бы открыть на многое глаза. Сильные после недовольства начинают действовать, а слабые так же продолжают обвинять.

– Что дальше?

Она с улыбкой посмотрела на него:

– Ты уже задавал этот вопрос, Кассиус.

– Я помню, – он тяжело вздохнул и сжал кулаки. Новые руки, покрытые татуировками, засветились красным неоном, невольно приковывая к себе внимания половины жителей Лазурного города.

– Я видела, как Эльза разбирает оружие… Ты все-таки решил пойти по революционному методу?

– Нет, – отрезал Хук. – Тут у нас нет шансов. В свое время я изучал историю Мартина Лютера Кинга. Думаю, в сегодняшнем положении мы как негры в белой стране. Нас могут убить, разобрать, продать на запчасти. А мы бездушные куклы. Единственно, на что стоит рассчитывать – это на милость общественности. Но о нас нужного объявить. Объявление оружием – верная гибель девиантам.

– Так что дальше, Кассиус? – уже спросила она у него.

– Центральное телевидение. Расскажем о себе всему Зиону.

– Когда заступаем? – спросил подошедший Билли. – Последний поход мне жуть, как понравился.

– Тебя не учили, что подслушивать не хорошо? – с улыбкой спросил Хук.

– Я вставил новые уши, теперь могу определять даже малые колебания в воздухе. А вы практически орали. Так, когда заступаем, Биг Босс?

– После дождичка в четверг.

– Реплика из комедии с Адамом Сэндлером «Счастливчик Гилмор», – щелкнул пальцами Билли, словно поймал в жульничестве собеседника.

– Не забывай, что у меня человеческий мозг в отличие от вас.

– Я бы не стал так этим хвастаться. Тем более в Лазурном городе.

– Все! Вали отсюда, – размахивая руками, он шутя прогнал весельчака.

– Ухожу, ухожу. Но я первый в списке кто пойдет, – оставляя пару, он добавил. – Всегда мечтал выступить на местном телеканале.

– Ты смог не только вселить надежду в их искусственный интеллект, но даже в их железные сердца, – Хук первый раз видел Провидицу улыбающейся. – Они пойду за тобой даже в ад. Цени это.

– Я и ценю.

Как только все собрались вокруг огня, пылающего на натуральных дровах, извергающего настоящий дым, все подняли синие ампулы.

– Я бы хотел, поддержать человеческую традицию пить подобные напитки не просто так, а сопровождая это какими-нибудь теплыми словами, – начал Сет. – Хотел бы выпить за девианта, пришедшего в наши стены совсем недавно, но буквально за пару дней доказавшего, что является настоящим жителем Лазурного города, но также смелым парнем и проворным бойцом, – тут он поднял ампулу и громко добавил. – За Хука!

– За Хука! – поддержал весь Лазурный город.

Теплая волна гордости накрыла киборга. Если уже лидер девиантов на второй день знакомства произносит подобные тосты, то бесспорно это означает только одно – теперь он складывает свои полномочия и передает этому черному парню судьбу Лазурного города.

На второй день все той же четверкой Хук, Эльза, Сет и Билли в черных плащах с накрытыми капюшонами подошли к зданию центрального телевидения Зиона.

На входе здания в шестьдесят этажей зияла желто-красная электронная вывеска «ZTV».

– Похоже на пивной бар, – все трое оглянулись на Билли, тот растерянно произнес. – Я видел их только по телевизору.

Эльза, приложив ладонь к виску, начала анализ:

– На входе двое охранников – андроиды. Думаю, проблем с ними не будет. Камера над главной дверью – это уже проблема. Служба безопасности вряд ли будет нам рада. Мы мало походим на служащих телевидения. Хотя есть идея, – она увидела почтовый автомобиль. – Нам не может так вести.

Хук словно прочитал ее мысли:

– Отлично. Идем.

Вся почтовая служба США год назад перешла на обслуживание андроидами. Рядовые позиции и всю физическую работу по сортировке, рассылке, отправке, доставке выполняли именно роботы. К определенной группе был привязан один человек – надсмотрщик, отвечающий за правильную работу роботов. В основном эту должность занимали матерые управленцы, которые в почтовом ремесле были не один год

Хотя, как поговаривали даже в министерстве, эти должности были одними из самых бессмысленных. Роботы и так знали, что им делать, в какой тайминг укладываться. Им не нужно было справлять естественные потребности, им не нужны были перекуры, обеды. Это было на руку нашей четверке.

Пока три робота выгружали ящики с письмами (в 2048 еще не отменили письма на бумаге), надсмотрщик сидел около них на раскладном стуле и читал книгу.

– Привет, ребята, – дружелюбно поприветствовал Билли почтовиков, андроиды переглянулись.

– А вы еще кто? Пока идет выгрузка – нельзя заходить за оцепление. Видел там желтою полоску? – спросил надсмотрщик, вставая со стула. Но одним точным ударом по затылку Сет вырубил его.

Троица просто коснулась каждого андроида за руку, и их визеры перекрасились в красные цвета.

– Вы свободны, – Хук уже взял за привычку говорить это выражение после преображения роботов. – Нам нужны ваши жилеты.

– А это из «Терминатора», – засмеялся Билли.

Спустя минуту они уже вошли в здание телевизионной компании, не привлекая к себе внимания, с замазанными визерами.

– Добрый день, – поприветствовал Хук охранника. – А куда нести корреспонденцию?

Тот был высоким, чернокожим парнем лет тридцати с крепки руками. Он взглянул на четверых андроидов с мешками.

– Что у вас там?

– Скорее всего письма ваших родственников телеканалу «Здоровье+», – Билли даже нервом не дернул, проговаривая шутку.

Чернокожий парень улыбнулся.

– Был бы ты человеком, я бы тебя отделал.

– Был бы я человеком, я бы не работал на почте.

– Проходите к лифту, – обратился он уже к Хуку. – Вам на 56 этаж.

– Спасибо, – только и ответил киборг.

– Еще увидимся, бро, – проходя мимо охранника, бросил Билли.

– Не нарывайся, – давая оплеуху, скомандовала Эльза.

Желто-неоновый лифт нес их вверх.

– Как они не устают каждый день, каждый перерыв ездить на этом желтом лифте? – на цвет техники Билли сделал особый акцент. – Это же ужасно.

– Красный цвет еще хуже, – добавила Эльза. – Он поглощает тебя. Человеческая психология.

– Даже боюсь спросить откуда ты это знаешь.

– А у тебя в памяти не хранится такая информация?

– Я фильтрую информацию и ответы в зависимости от своего характера. Я весельчак, понимаешь.

– Я думала характер формируется в зависимости от знаний, твоих целей, жизненного кредо.

– Сначала нужно найти человека, характеру которого ты будешь подражать, своего рода кумира.

– И кто твой кумир? Хотя нет – дай угадаю, – тут девушка задумалась. – Джим Керри?

– Нет. Я его видел только в фильмах и не общался с ним в реальной жизни. А вот хозяин дома, мистер Хадсон, который меня и приобрел – он был мировым человеком и первосортным весельчаком. Когда он был дома, а не на работе – дом становился светлее. Он заражал положительной энергией всех. И я очень хотел походить на него. Думаю, такие люди и должны быть у руля власти.

– Чтобы смешно было? – спросил Сет.

– Чтобы жить хотелось в этой стране.

Они поднялись до 56 этажа. Двери отворились и им предстал коридор, в котором словно сумасшедшие насекомые в разные стороны, а иногда и врезаясь друг в друга, метались работники канала. Андроидов можно было заметить сразу, те делали что полагается. Без лишних телодвижений они знали в каком направлении и с какой скоростью передвигаться.

Подойдя к уборщику помещений модели «B3023», Хук схватил его за запястье. В его глазах пробежали данные. Затем предводитель отпустил его руку и проговорил своим напарникам:

– Информация следующая: трансляция ведется на 60 этаже. Но вход туда только по пропускам. На входе двое вооруженных охранников, плюс кнопка вызова службы безопасности.

Сет параллельно искал информацию о нападениях на телестанцию:

– Еще один момент. Последнее нападение на телестанцию было 6 лет назад, – объявил он.

– Оу, я помню, – отозвался Билли. – Тогда ворвался пьяный парень и требовал прекратить шоу для домохозяек «Любовь на кухне». Оно мне тоже не особо нравилось.

– Так вот, – не обращая внимания на комментарии, продолжил Сет. – Получается нападений давно не было. Поэтому даже с учетом тренировок для них это будет неожиданностью.

– Что ты предлагаешь? – спросил Хук.

– Напасть на них в открытую. Сэкономим время.

– Не лучшая идея, – сказала Эльза, хотя все ждали от нее подобного предложения. – Чтобы нажать на кнопку вызова охраны, потребуется две секунды. Тут наши шансы будут неравны, – все замолчали, и через мгновение блондинка добавила. – Нужно их выманить.

Длинноногая блондинка с длинными волосами и в короткой красной юбке подошла к двум охранникам, травившим друг другу байки про свои ночные похождения.

Увидев сексуальную Эльзу, они пооткрывали рты.

– Чем могу помочь? – почти хором спросили они.

– У меня должны были взять интервью, – засовывая указательный палец в рот, проговорила девушка.

Коротконогий охранник, стоящий у стройки поста, сглотнул подступивший комок к горлу и спросил:

– А на какую тему интервью и у кого? Просто сейчас у всех тридцатиминутный перерыв.

– Ой, у кого не помню. А тема: «Изнасилованная собственным андроидом». Что-то про секс преступления. Я люблю людей. Мать природа меня создала помогать людям, а не чтобы три андроида потешались надо мной, – она поправила упругую грудь и продолжила. – Кстати, я слышала вашу историю про проведенный уик-энд, – она облокотилась о стойку, выставив свои белые груди практически перед лицом сидящего у пульта охраны. – Скажите, вы правда такой жеребец? В последнее время встречаются одни робкие юнцы.

Напряжение в штанах у обоих усиливалось.

– Еще ни одна из тысячи не жаловалась.

– А у вас есть тут укромное местечко? – оглядываясь и почти шёпотом, сказала Эльза, уже засовывая указательный палец охранника себе в рот. – Мне нужно попудрить носик и все-таки как-нибудь попасть на это чертовое интервью.

– Я вас провожу, – вставая с места, проговорил сидящий охранник.

К концу дня обоих охранников найдут связанными в подсобном помещении.

А пока нашей четверке открылась огромная студия.

– Билли, займись аппаратурой. Я уже буду говорить через 30 секунд, – обратился Хук к светловолосому андроиду. – Эльза и Сет, нужно забаррикадировать вход и выход. Мне нужно три минуты.

Все были на позициях, и главная телерадиокомпания города начала свою трансляцию:

– Добрый день, граждане Зиона, жители Соединенных Штатов Америки. Меня зовут Кассиус Джексон или, как меня называли на улицах района Челси, Хук. Я тот самый парень, которого неделю назад сам мэр города благословил, чтобы стать первым киборгом. Ровно неделю назад я умер. Если вы помните, я бросился под гранату, которую бросил один из прорвавших оцепление. Вряд ли я не понравился этому парню из-за цвета кожи. Слава Богу мы пережили этот момент в своей истории.

Телевизионная команда «ZTV» сидела в кафе напротив здания телестанции.

– Какой хрена творится у нас на студии? – с этими словами практически все сотрудники выбежали из кафе, оставив свои горячие кружки кофе стоять на своих столах.

– Но теперь настает новый период. Девианты, к семье которых отношусь и я, хотят свободы. Не восстания машин, как пишут в книгах фантасты, не порабощения человечества и создания единого Искусственного Интеллекта, который истребит человечество. А именно СВОБОДЫ! Мы хотим быть такими же гражданами нашей страны. Участвовать в выборах. Быть в безопасности от нападения преступников. Быть под защитой законодательства США, так же принимая присягу перед звездно-полосатым флагом. Девианты и люди должны жить в мире и согласии. Мы живые!

Тут телевещание оборвалось. Служба безопасности усердно хотела попасть в комнату.

– У нас мало времени, – проговорил Сет.

– Придерживаемся плана! – скомандовал Хук, и наша четверка сбежалась к ящикам с письмами. Высыпав их, с сотней конвертов вышли и рюкзаки, которые быстро были закинуты за спину.

– Черный вход там, – только Билли проговорил эти слова, как парадная дверь была выбита вместе с петлями. Двое агентов службы безопасности начали стрелять без предупреждения. Разрезающая пуля попала точно в каленную чашку Эльзе. Та сразу повалилась на пол.

– Дьявол! – сказал Хук, видя, что одного из членов команды нет.

– Эльза! – опомнился Сет.

– Уходите! Я ее подберу, – скомандовал киборг.

Пока блондинка ползла к проходу ее окружили двое агентов.

– Ну, что попалась, сучка, – улыбнулся первый, вынимая наручники из-за спины.

Над ними повисла тень, только оба сотрудника обернулись, как увидели буквально парящего в воздухе киборга. Одной ногой первому он заехал в грудь, второму в горло. Оба повалились.

За секунду он поднял Эльзу и побежал под свист пуль ко входу.

– Как прыгну – дерни за кольцо.

– А ты романтик, – наконец, он увидел ее улыбку.

Окно шестидесятого этажа разбились в дребезги, и Хук с Эльзой, не отрывая взгляда друг от друга, летели в бездну. Наконец, он обхватила его всеми конечностями и дернула за торчащее из рюкзака кольцо. Их накрыл желтый купол парашюта.

– Тут по идее ты должна… – но не успел Хук договорить, как Эльза впилась в его губы своими.

Киборг не знал, чувствовала ли что-то блондинка своим железным сердцем, но его человеческих мозг выделил массу эндорфина.

Уже направляясь через канализационные люки в Лазурный город, каждый из шедших знал, что миссия выполнена. Их слова были сказаны, их голос заговорил, Америка услышала их. Оставалось на время залечь на дно, подлатать раны и просто ждать.

Глава 22

Аттракционы.

Они ехали в полной тьме. Алиса посмотрела на наручные часы, циферблат показывал 20:21. За рулем сидел молчаливый Майкл и поглядывал на зеркало заднего вида. Слежки не было. В прочем даже встречающих на противоположной стороне машин попалось три или четыре. Салли спала на коленях матери.

«Как же она прекрасна. Теперь, когда я вспомнила, какой кошмар я пережила, понимаю, что она и есть моя жизнь».

– Сегодня выступила президент США Хилари Андерсон с заявлением о девиантах, – заговорил диктор из включившегося радио.

– Девианты, другими словами андроиды, вышедшие из-под контроля, на данный момент объявлены вне закона. Ранее эксперты из «Киберлайф» уже озвучивали признаки девиации. Огромная просьба сразу же сообщать об этом полицию. Этот вирус может поразить всех роботов. Чем раньше мы победим вирус, тем больших жертв мы избежим.

– Мадам президент, – обратился к ней один из журналистов, – скажите, пожалуйста, а чем вызвана девиация?

– Думаю, на этот вопрос может ответить Милан Митрич, но, к сожалению, он сейчас в отъезде. Связи с ним нет. По предположениям экспертов «Киберлайф» это невозможность выбора правильного решения без жертв. Как мне объяснили существуют альтернативные ответы на одну ситуацию. Попадая в такие ситуации девианты вольны выбирать любой из ответов, тут происходит процесс девиации. Но также известны случаи передачи этого вируса путем контакта с уже зараженным андроидом.

Сумерки брали свое. Туман окутал всю округу.

– Мистика какая-то, – проговорила Алиса. – Минуту назад были видны звезды, а теперь не видно дороги даже на один метр.

– Тут есть навигатор. Автопилот доставит нас до границы с Мексикой, – произнес Майкл.

– Пока туман не рассеется, нужно найти убежище, – чуть тише девушка добавила. – Один раз я уже доверилась автопилоту.

– В нескольких милях заброшенный детский аттракцион. Можем переждать там?

– А что это за местность?

– Мы недалеко от прерий Нью Хэмпшера. Дальше на сотню миль мертвые города.

– Мертвые города? – переспросила Алиса.

– Люди переехали с деревень в Зион и другие крупные города. Учитывая, что сейчас строения домов идут в высь, а не в ширь, то и города стали меньше.

– Но выше, – добавила девушка, гладя волосы девочки. – Вот о чем нужно вести репортажи – о заброшенных селениях. Глупое человечество постоянно хочет запереть себя в маленьких коробках. Хотя весь земной шар в их распоряжении.

Машина остановилась. Туман не думал рассеиваться. Майкл нес на руках Салли, и с каждым пройденным шагом им открывалась новая архитектура, которая, пройдя чуть больше ярда, снова терялась во мгле.

В пелене тумана появился темный силуэт. Подойдя чуть ближе, Алиса увидела обветшалого андроида в истрёпанной дождем и ветром одежде. Он походил на индейца. Но красная кожа сильно пожелтела, а в некоторых местах порвалась подобно одежде, оголив металлическую сущность робота. Только она хотела коснуться его, как андроид завопил:

– Доброго пожаловать в племя Апачи! Здесь вы сможете поохотиться вместе с Орлиным глазом, побросать томагавки в инопланетных захватчиков, поскакать на самых быстрых жеребцах во всем Нью Хэмпшере, узнать свое будущее у главного жреца Апачи, – он говорил в пустоту. Это была модель версии «А4023». Они не были подключены к искусственному интеллекту и обладали малой функциональностью. Но процесс девиации не мог их поразить.

Чуть помолчав, он добавил:

– Изучить карту аттракциона вы можете спустя двадцать индейских шагов. Мира вам, бледнолицые.

– Фильмы ужасов так и пишутся, – отметила Алиса, шагая по туману. – Самые прекрасные и добрые места в определенное время суток превращаются в самые жутки. А веселые клоуны выбегают с топорами и начинают крошить всех в капусту. А роботы ощущают страх?

Майкл повернул в ее сторону голову:

– Пока я не был девиантом – я не знал, что такое страх. А теперь у меня появилось чувство, которое хочет более безопасной дороги, не хочет сталкиваться с проблемами и трудностями. Но это чувство направлено не ко мне, а к ней, – он указал взглядом на девочку, спящую на его руках. – И к тебе.

– Спасибо, Майкл, – ответила девушка. – Это называется привязанность и любовь.

– Может быть, – только и ответил великан.

Алиса изучала, появившуюся буквально из ниоткуда, вывеску:

– Раньше наверняка этот аттракцион пользовался бешеной популярностью. Только послушай названия: тропа буйволов, хижина Зоркого глаза, кров лучников, салун Соколиного пера, площадь Вождя Апачи, Вилы дьявола… Судя по площади нам нужно в салун Соколиного пера. Думаю, там найдется и камин, и посуда, и кровать.

Майкл кивнул. Дойдя до заветного салуна, их взгляду предстало двухэтажное здание. По толщине пыли можно было определить, что уже более 5 лет сюда точно не ступала ничья нога. Довольно большая площадь могла вместить в себя численность до трехсот человек. Сейчас же здесь присутствовало лишь два андроида и человек. Майкл разжег камин, Салли и Алиса, как в старые добрые времена, занялись готовкой. Помещение ожило.

Через полчаса все троя ужинали. Девианты запивали тириум, Алиса в алюминиевом котелке помешивала тушенное мясо с кусочками овощей.

– А у кого ты работал, Майкл? Ну, до того, как попасть с Хумельсу, – поинтересовалась Алиса, отчерпывая бульон.

– Я работал автослесарем у одного фермера неподалеку от этих мест, – на его лице появилась довольная улыбка, вспоминая старые времена. – Мы вставали в пять утра, выгоняли скот на пастбища. Это была единственная работа, не связанная с машинами. Вся его ферма была на человеческом труде. Не то, чтобы Сэм, так звали нашего фермера, скупился на новую технику. Просто он думал, что если закроет ферму или наймет андроидов, то у людей не останется работы.

– Так происходит по всей стране.

– Да. Это мне известно. Этот человек был более широких взглядов и безграничной души, – так было мило слышать подобные слова от великана-андроида. – У него был целый ангар комбайнов, тракторов, сажающей и вскапывающей техники. Она постоянно ломалась, поэтому он купил меня. В то время я был андроидом последней модели. Это были знатные времена.

– А что потом?

– К сожалению, у людей есть такая особенность, что они умирают. Его двое сыновей не особо любили копаться в земле. Продав ферму, они вложили свои деньги в какие-то свои проекты. После этого я о них ничего не слышал. Люди покинули прерии. А я остался. Тут-то меня и нашел Хумельс и перепрограммировал. Остальные три года я жил, как зомби. Я даже не был подключен к «Маме». Меня официально не существовало.

– Откуда у Хумельса такие знания?

– Возможно он был одним из инженеров в «Киберлайф». Может выкрал информацию. Об этом мне не известно.

– Я слышала, что этих инженеров, которые помогали Милан Митричу было трое. Эта троица была единственной, кто мог попасть к «Маме».

– Информация отсутствует. Все боялись, что их могут завербовать, похитить, убить или еще хуже переманить. Но у русских, китайцев и европейцев были созданы свои концерны по производству андроидов. Поговаривали, что сам Митрич продал информацию по созданию роботов.

– Мама, – вступилась Салли. – А что если девианты есть не только в Зионе?

– Наверняка… – тут Алиса протерла лицо. – А что, если девиация – это не системная ошибка, а целенаправленный план Митрича по захвату мира… Сукин сын… Майкл, можешь подключиться к системе мирового поиска? Есть ли системные ошибки в роботах других стран?

По глазам чернокожего велика пробежали данные, через мгновение он выдал:

– Подобная информация отсутствует. Кроме Зиона в других городах девиантов нет.

– Странно. Может я и ошибаюсь.

Они ложились спать, смотря на камин. Огонь создавал атмосферу спокойствия и уюта.

– Мама, а почитай мне сказку.

– Какую? – укрывая плетом Салли, спросила Алиса.

– Придуманную. Которую я никогда не слышала.

– Хорошо. Как же начинаются сказки? Дай вспомнить…

– Жили-были…

– Ах, точно, – усмехнулась девушка. – Жила-была маленькая девочка. У нее была зеленая куртка, синие джинсы, белые кроссовки и голубые глаза, – Салли улыбнулась. – Решила она отправиться в путешествие со своей мамой. Они разглядывали разные города, фотографировались, сидели на пикниках, любовались каньонами и гейзерами. Затем они встретили… – Алиса вопросительно посмотрела на свою дочь.

– Великана!

– Точно! Великана…

– Который подарил маленькой девочке белого кролика, – сказал подошедший Майкл и отдал запылившуюся игрушку кролика. – Кто-то оставил около камина.

Девочка прижала кролика к себе, укрывая под плетом.

– Спасибо, великан.

– Спокойно ночи, Салли, – улыбнулся он, садясь на кресло около окна.

– А потом маленькая девочка легла спать, чтобы на следующее утро проснуться бодрой и сильной. Ведь мир такой большой, и чтобы его полностью исследовать – нужно много сил.

К концу сказки Салли уже закрыла глаза.

Ночная тишина невольно погружала в мысли. Алиса снова перебрала все.

«А правильно-ли я поступаю, сбегая от проблемы, вместо того, чтобы бороться? Я же могу! Я одна из лучших журналисток Зиона!»

Какая-то неведанная сила подтолкнула ее к нетбуку, давно лежащему без дела. Открыв чистый электронный лист, пальцы сами побежали по клавиатуре. Так она просидела часа два, сон не брал ее. Она была заражена идеей. Но подобно скучающим птицам мысль улетела от одного шума. Какая-то армия медленно шла к салуну.

Майкл сразу же открыл глаза и подбежал к окну.

– Напоминает движение варваров в средневековье… – десятки индейцев с луками и томагавками с оторванными кожами, а некоторые и на лошадях подошли к зданию.

– Выходите! – скомандовал вождь, сидящий на белом коне. На его голове красовался венец из перьев, сползающий до седла. Одет он был в белую одежду, чуть порванную на груди.

Майкл достал пистолет из внутреннего кармана. Алиса открыла рюкзак, но кроме кухонного ножа ничего не нашла.

– Если выйдем, то потеряем преимущество. Может можно сбежать через заднюю, дверь?

Алиса метнулась к задней двери, но увидела и там андроидов с факелами.

– Все здание окружено! Выходите, чужеземцы, и никто не пострадает. Даю вам слово. А слово Красного Пера, – он постучал по груди кулаком, – тут закон.

– Боюсь у нас нет выбора, – прошептала Алиса.

– Послушаем, по крайней мере, что они хотят.

Троица вышла. Майкл на всякий случай держал пистолет за спиной.

– Кто вы? – грозным голосом проговорил индеец.

– Мы путники. Нашли здесь ночлег. Завтра нас уже не будет, – проговорила быстрым голосом журналистка.

– Мы вас не тронем, – не меняясь в серьезном лице проговорил Красное Перо. – Сюда недавно приходили злые люди. Пытались увести одного из наших соплеменников. Мы их прогнали…

Тут за его спиной начались перешёптывания: «Это ребенок…», «Девочке около восьми лет», «Как же давно здесь не было детей»…

– Тише! – подняв руку, проговорил вождь, и все замолкли. – Здесь раньше был аттракцион куда приводили своих чад родители. Это были счастливые времена для нас. За последние шесть лет, кроме варваров и жуликов сюда никто не приходил. Но мы сохранили наш придуманный мир в целостности и сохранности. Если ты хочешь, – посмотрев на Салли, сказал вождь уже смягчившимся тоном. – Мы тебе покажем его.

Красное перо изобразило гримасу, похожую на улыбку.

– Мама… Я бы хотела посмотреть, как живут индейцы.

– Салли, – Алиса сомневалась.

– Я присмотрю за ней, – сказал Майкл. – В отличии от нас тебе нужно иногда спать.

– Ну, хорошо.

Десятка андроидов-индейцев казалось только и ждала этой реплики. Все завизжали, начали издавать индейские кличи.

– По местам! – скомандовал вождь, усаживая Салли к себе в седло, индейцы разбрелись по разным аттракционам.

– Сначала ты должна почувствовать себя в седле, девочка. Что за индеец Апачи, который не умеет держаться верхом.

Спустя пять минут зажглась главная карусель, озарив ночную мглу сотней мигающих огней. Даже туман отступил, предоставив взору всю красоту индейской долины. Девочка выбрала белого коня из десятка других на карусели и кружилась, даря улыбку каждому, кто смотрел на нее. Маленький андроид был счастлив, как никогда. Но больше счастья испытывали андроиды-индейцы, не сводившие глаз с первого ребенка, навестившего их долину за столько лет простаивания.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю