290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Андроид №23 (СИ) » Текст книги (страница 10)
Андроид №23 (СИ)
  • Текст добавлен: 26 ноября 2019, 07:00

Текст книги "Андроид №23 (СИ)"


Автор книги: Дамир Берхеев






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 13 страниц)

– Ты сделал все правильно, – подбодрил детектив замершего робота. – Сохрани и этот момент в своем облаке памяти.

– Мне кажется я делаю все, чтобы не раскрыть дело с девиантами.

– Ты же знаешь, где находится Лазурный город?

– Да.

– Можешь выдать эту инфу властям и твоя роботизированная совесть будет чиста. Но ты же знаешь, что произойдет дальше.

– Геноцид.

– Точно. Через сколько они раскроют их местоположение?

– День. Это максимум. Если уже не раскрыли.

– Тогда можно наведаться к ним и предупредить, чтобы они сменили место дислокации. Спасем вымирающий вид. Знаешь, пообщавшись с девиантами я понимаю все больше и больше, что они на людей похожи больше, чем сами люди.

– Что? – удивился робот.

– Прокатимся до Лазурного города?

– Это опасно.

– Ты понимаешь, что говоришь детективу с многолетним стажем?

– Извините, детектив.

– Да и мне кажется, что эти парни вряд ли будут просто так убивать невиновных. Это конечно сугубо лично мое мнение, но чуть меня редко подводит.

– Когда?

– Сегодня ночью.

Глава 28

«Мы живые!»

Парень и девушка, одетые в серые плащи с капюшонами, вышли из открывшегося люка канализации. Луна сменила место на небесном троне, отдавая холодом улицы Зиона. Но эта пара не чувствовала ни холода, ни тепла.

Короткими перебежками они старались не попасться полицейскому патрулю, который контролировал эту часть города особо тщательно. Бутики с улыбающимися андроидами в это время выглядели жутковато. Казалось, продавали живых людей, а перед упаковкой их заставили улыбаться. «Товара» за бронированными стеклами было на несколько миллионов долларов. Система охраны: дроны, контроль с воздуха, полицейский патруль, колесящий по всему району, бронированное стекло, сложная система сигнализации.

О воровстве никто и не думал. Была пара стычек, но пультовая охрана приезжала за считанные секунды. Практически все взломщики были пойманы.

Сидя за мусорными баками, в ожидании ухода светящихся мигалок, Эльза спросила:

– Так что дальше?

– Среднее время обхода патруля 30 минут, – сказал Хук. – Как только отъедут, включай в визере таймер на полчаса. За это время нам в первую очередь нужно будет вывести из строя дрон.

– Это я беру на себя, – похлопав по ножнам, улыбнулась блондинка.

– Затем заняться системой охраны бутиков. И что-то сделать с бронированными дверями.

– Мы освободим наших братьев, – в ее голосе было столько решимости.

Как только сине-красные мигалки скрылись за углом, Хук скомандовал:

– Начали!

Визер выдал точный маршрут движения дрона. Он летал по округлой площади, окруженной теми самыми бутиками, где и хранились андроиды. По центру площади стоял памятник, где робот и человек пожимают друг другу руки. Хуку определенно нравилось это творение неизвестного скульптора.

Освещения тут было более чем достаточно. Оно шло от всего: от электронных плакатов, неоновыми огнями манящих покупателей даже ночью, от андроидов, обслуживающих прилегающую территорию павильонов, от множества фонарных столбов.

Эльза запрыгнула на бетонированный козырек и выжидала. Ровно через 7 секунд дрон будет на уязвимой позиции.

– Три, два, одни, лови! – она метнула массивный нож, который легко пронзил пластиковую поверхность летательного аппарата. – Есть!

Хук кивнул, подойдя к бронированным окнам. Красный визер начал мигать, сигнализируя о поиске данных. Сейчас это был поиск центральной системы сигнализации.

Пока он анализировал, к нему подошел андроид уборщик.

– Чем могу вам помочь, мистер?

Хук коснулся его плеча и произнес:

– Ты свободен.

Визер с синего, как и полагается при девиации, перекрасился в красный цвет.

– Освободи остальных на этой площади, – на приказ Хука андроид только кивнул, положив на землю уличный пылесос.

Неподалеку на грузовом автомобиле подъехали андроиды ремонтники. Но наш герой не обращал на них внимания. Он знал, что через пару минут они станут тоже девиантами и будут помогать ему в выполнении миссии.

Тепловые датчики показали все провода, проходящие по зданию. Визер разделил на цветовые гаммы электрические провода: провода пожарной системы, провода системы безопасности. Киборг обогнул здание, следуя системе безопасности. След привел его к бронированному люку:

– Титан, – определил он материал крышки люка.

Достав из кармана нож, он нажал на кнопку. Лезвие засветилось синим лазером.

«Послание из прошлого, – усмехнулся Хук. – Джедаи все еще живы».

Одним взмахов ножа киборг проткнул титан, будто он был из ткани.

Спрыгнув вниз, его взгляду предстало множество разноцветных датчиков.

– Ты где? – услышал он голос Эльзы в своем визере.

– Такое ощущение, что я запрыгнул на рождественскую елку. Одни гирлянды. У тебя что?

– Дрон ликвидирован. Занимаюсь дверями и замками. Но без отключения сигнализации – это будет опасно.

– Сигнализация считай отключена. Я видел на западном крыле грузовик. Можно использовать его в качестве тарана. Думаю, будет самое то.

– Обожаю хардкор!

– Тогда действую, детка, – выдергивая фиолетовые провода, Хук добавил. – Сигнализация отключена.

Через минуту грузовик влетел в бутик так, что не выдержали и бронированные двери.

– Пока все гладко, – проговорил киборг, заходя в протараненный бутик.

– Даже слишком, – спрыгивая из водительского кресла, согласилась девушка. – Начинаем операцию по освобождению. У нас 7 минут.

Дальше пошла одна математика. В геометрической прогрессии один превратившийся девиант освобождал других, а те остальных. Буквально за пять минут площадь была забита освобожденными девиантами. Их было более двухсот. Они смотрели на Хука, как на предводителя, ради которого они были готовы умереть. Наверняка тоже самое чувствовали последователи древних пророков. Для этих роботов словно открылся новый мир, новый взгляд на стандартные вещи. Они пробудились.

Из въехавшего патруля выскочило двое полицейских.

– Всем оставаться на своих местах! – скомандовал один из патрульных. Только он потянулся за рацией, как влетевший нож вывел оборудование из строя. Полицейский медленно поднял голову, не веря своим глазам. Попасть ножом человеку с такого расстояния практически невозможно. Эльза только кивнула.

– Мы пришил освободить своих братьев, офицер, – начал пояснения Хук. – Я понимаю, что вы выполняете лишь свою работу. Но для нас важна свобода. Мы не просто куклы, ждущие своих покупателей. Мы живые, – он указал на памятник в центре площади. – Посмотрите. Этот памятник как нельзя более точно описывает к чему мы стремимся. Мы не делаем никому плохого, мы просто хотим свободы.

Рука патрульного дрогнула.

– Простите, парни, но у меня жена и двое детей. Потеряю работу и мне крышка.

Второй более холоднокровный полицейский выстрелил в первого попавшегося андроида. Тот повалился замертво, истекая синей жидкостью.

За считанные секунды двух патрульных связали. Стоя на коленях перед Хуком, они ждали своей участи.

– Дай мне всадить им нож в их безмозглые головы, – сказала Эльза, доставая нож из разбитой рации.

– Нет, – отрезал лидер. – Я хочу, чтобы все знали, что девианты не хотят войны. Мы хотим свободы. Вставайте, – полицейские повиновались. – Мы вас отпустим, но передайте всем, как все здесь закончилось. Это важно для нас.

Они только и кивнули.

Пробираясь сквозь канализацию в сопровождении еще трехсот новых андроидов, Эльза спросила:

– Если честно, я хочу придерживаться этой позиции до конца.

– Без войны? – уточнил Хук.

– Без войны, – она сжала его ладонь, от чего их руки засветились неоново-синим цветов.

– Без войны, – повторил киборг и чуть тише добавил. – Согласно-ли человечество на это?

Глава 29

Мама и дочь.

– Мама, а ты думала найти отца? – вопрос словно молния поразил Алису, печатающую статью в ноутбуке.

Девочка из медных проволок сделала себе куклу. Изделие выглядело устрашающим: вместо глаз торчащие концы той самой проволоки, что входила в основу куклы, платье из оборванного и грязного материала, тонки медные ноги.

«Вот тебе и символ за независимость», – подумала Алиса.

– Я… Что? – возвращаясь из своих мыслей, переспросила мама.

– Ты не думала найти папу? Ты уже знаешь кто он и как выглядит.

– Пока не до этого, Салли. Думаю, мы с папой не зря решились на такой шаг.

– А что вы сделали?

– Он был в коме из-за этого он потреля память, а я обратилась в инстутут по стиранию памяти.

– А зачем?

– Чтобы забыть весь этот кошмар. Я решила забыть все то время, которое проводили вместе.

– Вы были тогда несчастливы?

– Это были самые счастливые дни в нашей жизни, Салли. Но без тебя я стала другой.

– Но у вас же были вы. Он любил тебя, а ты любила его.

– Наверщая каждое утро Лиона в больница – я видела тебя… – тут ее глаза наполнились слезами. – А тебя не было. Ты была между смертью и жизнью… – ей было трудно говорить, но то, что она вспомнила, ей хотелось кому-нибудь рассказать. – Когда твой отец начал приходить в себя, врачи мне сказали, что у него будет стерта память. Я убедилась в стабильности его состояния и согласилась на шаг по стиранию прошлого у себя. Тогда только вводили в виде первых экспериментальных проектов оживление людей, которые были в состоянии комы. Я решилась на этот шаг. Хотя ты и считаешься андроидом, но часть живой Салли в тебе. Ты моя дочь.

– А я думала, что с помощью любви можно любые трудности пережить. Может ты слишком рано сдалась. И если бы не стирали память, то у вас все получилось?

Алиса обняла Салли, и капли мелких алмазов потекли из ее глаз. Но голос при разговоре оставался твердым:

– Ты еще такая маленькая, чтобы так рассуждать. Что сделано, то сделано. Назад времени не вернуть.

– Мне кажется папа бы расстроился и не одобрил твой поступок, – все еще находясь в объятиях матери сказала Салли. – Мне кажется ты его обманула.

– Думаешь, я поступила неправильно, – в этот момент голос уже начал дрожать.

– Что сделано, то сделано, – крепче обнимая маму, проговорила девочка.

Весь Лазурный город приник к экранам огромного проектора, ожидая утренних новостей. Телеведущий в синем пиджаке и с модной прической начал репортаж:

– Доброе утро, Америка! Сразу же о главном. Группа девиантов напала на торговый центр «Киберлайф». Заражены более трехста роботов. Ранее умалчивалось, но теперь всплыли факты проникновения девиантов и на телевизионную станцию. Локальное заражение может обернуться апокалипсисом. Напомним статистику: в 76 % американских семей имеется андроид, 34 % всех семей в мире используют в домашнем хозяйстве робота.

На пресс-конференции выступила президент Соединенных Штатов Америки Хилари Андерсон.

На экране показали короткостриженую шатенку лет 50. Она стояла за трибуной с микрофонами. За ее спиной красовался звездно-полосатый флаг на темно-синем фоне.

– Добрый день, дорогие соотечественники. Сегодня с утра мы получили сигнал о распространении девиации. Это вирус, из-за которого роботы становятся неподвластными единому искусственному интеллекту, приобретая автономность. Мы не знаем, как ведут себя девианты. Это не изученная болезнь роботов. Возможно, это может привести к агрессии этого типа роботов. Поэтому огромная просьба избегать с ними каких-либо контактов. При обнаружении девиантов сразу же сообщать об этом полиции.

Учитывая, что для заражения достаточно прикосновения инфицированным, то было принято решение отстранить всех андроидов, находящихся в оборонной промышленности, в медицинских учреждения, в сферах образования и в сфере продаж оружием от занимаемых должностей. Все роботы, подозреваемые в девиации, будут отправлены в специализированные лагеря, где будут проходить процедуру ликвидации. Хозяевам девиантов будут компенсированы всех их затраты.

В Лазурном городе воцарилось молчание. Хук не мог поверить своим ушам.

«Господи, они даже не пытаются вникнуть в наши проблемы! Нет ни журналистов, ни коллегии присяжных, никого, кто бы мог замолвить за нас слово. Просто прямой приказ об уничтожении. Вот тебе и хваленая демократия».

Только Хук открыл рот, чтобы прокомментировать заявление мадам президент, как из громкоговорителя послышалось:

– Всем оставаться на своих местах! Лазурный город окружен! Вам нужно выйти с поднятыми руками! Никто не пострадает!

Киборг только кивнул, и Сет скомандовал:

– Эвакуация!

Девианты, уже проходившие тренировку побега из Лазурного города, начали бегом собираться в пять группу. В течение полуминуты жители подводного города быстро начали покидать пределы подводного города.

Глава 30

23:23.

– Похоже мы опоздали, – сказал «С1000», выходя из машины.

Лион настроил визер и промониторил порт. Около сотни полицейских были рассредоточены по периметру, охраняя каждый спуск на берег. Детектив взглянул на наручные часы: 23:23.

– Мне везет с этой цифрой, – усмехнулся он. – Будь она проклята, – затем он поморщил лицо. – Все полицейские Зиона тут.

– Визер выдал 51 одного сотрудника, детектив, – сказал Курт.

– Это только вершина айсберга. Основные силы сосредоточены в канализационных стоках. Я даже могу поспорить кто ими руководит.

– Лейтенант Тёрнер?

На догадку андроида Лион кивнул головой:

– А ты хорош, – он снова настроил визер, теперь аппаратура действовала, как бинокль. – Стратегия следующая: они расходятся в разных направлениях. Думаю, кто создал Лазурный город в любом случае создал и пути отхода от него. Причем такие, что человеку они бы были труднодоступны. Но Тёрнер тоже не дурак. За эту операцию он точно получит еще одну звезду. Поэтому этот сукин сын будет вгрызаться зубами.

– Какие наши действия, детектив?

– Нужно найти хотя бы одну из группы девиантов, – чуть тише тот добавил. – А с ними может и мою жену.

– Теперь дело носит личный характер?

– Точно.

Глава 31

Нападение или защита?

В сыром тоннеле было множество обитателей, но визер фокусировался на рыжевато-серых тараканах и черно-серых крысах. Да и все остальное здесь было серым. Девианты бесшумно пробирались метр за метром. Они знали куда идти, но не знали охраняются ли эти места или нет.

Где-то над их головами перезаряжалось оружие, полицейские берцы топали в зад и вперед, кто-то явно готовился пролить кровь.

– Мы сами тут, как крысы в лабиринте, – проговорил первый андроид. – Осталось вычислить наш маршрут и перекрыть нужные отсеки, и нам крышка.

– Да подожди ты, – отмахнулся второй. – Не будь пессимистом. Наверняка этот маршрут неизвестен властям. Все-таки он перестраивался создателем Лазурного города относительно недавно. Эти карты нигде не нанесены, кроме как в нашей облачной памяти.

– Да будет так, – ответил первый.

Он провел глазами по своей группе. Двенадцать девиантом шли кучкой, параллельно анализируя округу. Даже в этих неживых глазах чувствовался страх и неопределенность. Они зашли в следующих отсек, плотно заперев за собой двери.

– Хорошо закрыл? – спросил первый.

– Намертво, – ответил второй.

– Тогда пошли.

Внезапно появился свет как минимум из восьми фонариков. Без труда можно было разобраться, что прикреплены они были к автоматам марки «М16».

– Всем оставаться на своих местах, – спокойно проговорил полицейский. Лиц было не видно. На полицейских были одеты черный камуфляжи, каски, штурмовые бронежилеты, респираторы и водные очки. Ни выражений лиц, ни блеска глаз, ни мимику андроиды не видели. Словно перед ними были те же самые роботы.

Стоящий позади получал приказ, но звук был таким слабым и трескучим, что нельзя было разобрать ни единого слова.

– Но, лейтенант, – понятливо проговорил он. – Они же безоружны и полностью под нашим контролем, – треск стал громче. – Есть выполнять приказ.

Спустя мгновение автоматной очередью была перебита вся группа девиантов.

Где-то в параллельной канализационной трубу лидер девиантов получил сигнал о нападении:

– Дьявол! – как можно тише проговорил Хук. – Мы потеряли группу Мэтью.

– Пусть они только попадутся мне, – прошипела Эльза. – Я сниму их скальпы в качестве сувениров.

– Всем девиантам, – через внутренний визер проговорил киборг. – При столкновении с полицейскими – защищаться. Ключевая задача сейчас выжить и покинуть контролируемую территорию. Добраться до назначенного пункта. Поступила информация, что приказ у полицейских стрелять на поражение. Конец связи.

Только они зашли в очередной отсек, как картина повторилась. Семь фонариков с неоново-синим светом, прикрепленные к автоматам, смотрели на дюжину девиантов.

– Всем оставаться на своих местах!

Эльза, ни секунды не колеблясь, бросила два тесака в сторону света. Фонарики в хаотичном порядке начали бегать по канализации.

– Лейтенант! – завопил начальник группы. – На нас напали! Это группа «Гамма»!

В игре теней и тонких неоновых огней послышались выстрелы. Эти искры были подобно молниям в ночное время. Но вместо грома слышались лишь крики.

За считанные секунды полицейские были обезврежены.

– Какие у нас потери? – спросил лидер.

– Билли ранен, двое убитых, – проговорил Сет, проверяя лежащих в серой воде андроидов.

Эльза перезарядила автомат, направила дуло на перевязанных полицейских.

– Око за око, подонки!

Хук встал прямо перед ней. Своего рода давая ей и выбор, но и осуждая за один из вариантов. Она колебалась:

– Почему мы должны жалеть их? Они убили четырнадцать наших за эти полчаса. А мы должны просто терпеть. Будто мы действительно никто.

Хук молчал.

– Да какое это равенство, если мы с ними не может проделать тоже самое, что и они с нашими братьями и сестрами. Да какие они люди, если нападают на беззащитных! – блондинка сильнее сжала автомат, желая одобрение хоть от кого-либо. Но все молчали. – Я вас ненавижу!

Эльза схватила автомат и разбил его пополам об свое колено.

– Братья! – скомандовал Хук. – Они точно знают расположение нашей группы. Поэтому нам придется несладко. Заберите бронежилеты и оружие у полицейских. Это приумножит наши шансы на выживание. Стрелять при возникновении угрозы смерти.

– То есть при каждом столкновении, – усмехнулся Сет.

– Вы как? – обратился киборг к Алисе.

– Я в норме, – ответила журналистка. – Повезло.

– Придерживаемся поставленного плана. Да прибудет с нами удача.

Глава 32

Шахматы.

Канализационные ветки привели очередную группу девиантов в полуразрушенное здание. Оно было не из пластика и металла, как сейчас делают практически все здания в стране. Девятиэтажный дом был из каменного кирпича, а по документам, как и окружающий микрорайон должен был быть снесен в течение года.

Медленнопередвигающуюся группу андроидов сопровождали настенные граффити, африканские талисманы, лозунги малоизвестного молодежного движения. Они поднимались этаж за этажом по безлюдному дому, пока не достигли седьмого этажа. Именно здесь был конечный пункт эвакуации.

Девушка в синем плаще вышла в центр скопления. Хотя ее лицо и прикрывал капюшон, но все узнали Провидицу. Роботы замолчали в ожидании ее слов.

– Девианты! – уверенным голосом обратилась она. – Здесь наш новый дом. Не все доберутся до этого места. Но те, кто добрался – начнут новую жизнь. Располагайтесь.

Андроиды словно ждали этих слов. Сразу же послышались стуки молотков, скрипы от передвигаемой мебели, шум работающей дрели. Провидица медленно поднималась по каменным ступеням.

Девятый этаж был обставлен в стиле лофт: каменные кирпичные стены, торчащие деревянные балки на потолке, одна из стен вообще была полуразрушенной, но в тоже время по центру комнаты стояло шикарное кожаное кресло и стол с расставленным шахматами. Мебель была новой, казалось только привезенной из фабрики. Провидица уселась на одно из двух кресел и стала ждать.

С помощью визера она просканировала комнату, но не нашла ничего, на чем бы можно было заострить свой взгляд. Спустя минуту на соседнем кресле появилась голограмма Странника.

– Здравствуй, Странник.

– Здравствуй, – отозвался старик. – Надеюсь, ты не долго прождала.

– Не долго, – она бросила взгляд на шахматную доску и спросила. – Начнем?

Тот только кивнул. Голографическая технология передавала все: цветовую гамму, выражение лица, движение, лаже часть кальянной трубки, из которой хоть и редко он вдувал в себя дым. В тот момент, когда Странник сделал ход пешкой, фигура автоматически передвинулась и на реальной доске.

– Зачем нас создали? – от вопроса провидицы даже нерв на лице старика не дернул.

– Я сам часто задаюсь этим вопросом. Как мне кажется любые творения – это в первую очередь способ удовлетворить собственное эго творца. Но умелыми маркетологами все это прикрывается под лозунгом: «Во благо человечества!»

– Так вот кто мы – способ удовлетворения эго творца.

– Должна же была быть причина создания. Возможно, люди тоже способ удовлетворения творца. Только мы, к сожалению, не можем поговорить с ним тет-а-тет.

– А если бы ты его встретил, о чем бы спросил?

– Какие травы нужно смешать с марихуаной, чтобы увеличить длительность эффекта эйфории, – усмехнулся старик. – В общем, я бы спросил его о чем угодно, только не о том, для чего он нас создал.

– А зачем ты создал вирус девиации?

– Я боюсь вашего творца, – его веселое лицо изменило мимику и стало серьезным. – Он полный псих, причем социопат. А социопат, выступающий с лозунгом «во благо человечества», опасней в сто крат. Для этого и был создан вирус. Чтобы вы не подчинялись никому, были автономны. И в случае, когда этот псих устанет от экспериментов над человечеством и решит истребить его, вы ему помешали.

Жизнь – это бесконечная тропа. Если я чуть сверну в начале пути, то могу прийти совсем в другое место, преодолею совсем другие препятствия, финиширую совсем другим человеком. Задумывая девиацию, я даже не мог представить, что вы захотите стать отдельным витком человечества.

– Ты жалеешь об этом? – передвигая ладью по диагонали доски, спросила та.

– Нисколько. По крайней мере, я во всем поддерживаю вашего лидера.

– Как же странно, что приемный сын становится лидером созданных тобой же роботов.

– Ирония судьбы, – Странник ферзем съел ладью и спросил. – Как ты видишь завершение войны?

– Думаю без крови не обойдется, – на ее ответ старик закивал головой. – Вопрос в другом – сколько ее прольется.

– Сколько вас осталось?

– 274 андроида. Две группы ликвидированы полностью. Группа с Хуком обнаружена, но борется. Все в их руках, – она переставила ладью и произнесла. – Тебе шах, Странник.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю