332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Брайан Толуэлл » Конан и раб змеиной королевы » Текст книги (страница 3)
Конан и раб змеиной королевы
  • Текст добавлен: 26 сентября 2016, 17:55

Текст книги "Конан и раб змеиной королевы"


Автор книги: Брайан Толуэлл






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 20 страниц)

– Из пулеметов – огонь!!! – подхватил он клич Хьюго.

Его услышали. Вскоре уши заложило от одновременного треска сотен пулеметов. Сейчас Джейк не думал об экономии боеприпасов. Куда важнее было спасти машины и людей.

– Отставить пальбу! Отставить! – приказал он, когда чуть поредевшая стая «Черных коршунов" выбралась наконец из птичьего облака. Сотни голубей нашли свою смерть в небе над Тарантией, но большинству обезумевших птиц удалось разлететься. Во всяком случае, опасность от них более не исходила.

Суровый окрик капитана положил конец беспорядку. Вертолеты снова выстроились в звенья; сейчас они барражировали на стометровой высоте. Бортовой компьютер выдал Джейку данные о потерях. Четыре машины уничтожены, шесть подбиты, на двенадцати обнаружены неполадки. И все из-за каких-то голубей!

– Гады, они убили Кевина Эйнсли! Он был моим другом! – причитал Берт Рассел. – Он думал, что здесь сказка, а здесь – сплошное чмо…

– Отставить разговоры!

Джейк почувствовал, как неукротимая Ярость закипает в нем. Он ведь хотел как лучше. Хотел по-мирному. Хотел просто попугать туземцев, чтобы они поняли, с кем имеют дело. Хотел спуститься с небес подобно богу-завоевателю. Он не хотел никого убивать. Он, еще не захватив престол, думал о своих подданных, хотя эти безмозглые дикари не стоят одного его вздоха. Черт бы их задрал, не такие уж безмозглые, раз сообразили выпустить на вертолеты голубей! Это Конан! Конан, Конан, Конан! Только он, этот проклятый варвар, двойник, мог додуматься до этого! Ну да ладно, он еще пожалеет, что родился на свет! За все заплатит. Все за все заплатят. Они не хотят сдаваться по-доброму – и я не буду по-доброму их покорять. Хотят крови – они ее получат. Они покушаются на жизнь моих ребят – и я возьму их презренные жизни! По сотне дикарей за каждого парня! Даже за свихнувшегося Эккера. Нет, по тысяче! Чего их жалеть! В этом вонючем Прошлом миллионы дикарей безмозглых… Своей кровушкой за нашу заплатят – тысячекратно!

– Прекратить разговоры! – прорычал Джейк. – Переходим к плану «Б». Приказываю. Гамильтон, Фрезер, Мастарци, Зинг, Гарсиа, Моран, Во Чунг – выбрать скопления строений подальше от центра и побогаче. По две ракеты на каждое. Храмы не трогать! Лестер, Спири, Марлоу, Хобсон, Рассел – сбросить на дворец газовые бомбы. Подбитым садиться на площадь перед дворцом. Всем остальным два круга над городом бреющим полетом. Глушитель звука отключить. По движущимся целям стрелять из пулеметов. Исполняйте!

– Получайте, гниды! – прошептал Курт Рассел.

Остальные делали свою работу молча. Пять черных шаров отделились от брюха механических птиц и полетели вниз. Достигнув башен дворца, они взорвались. Тяжелый сизый газ с шипением расползался во все стороны. Очень скоро из дворца послышались вопли ужаса: удушающий газ, изобретенный профессором Фонтанелли, действовал безотказно и убивал в течение одной минуты. С разных концов города доносились взрывы. Теперь Тарантия ожила: люди выскакивали из рушащихся домов, и низко летящие вертолеты косили их пулеметными очередями. Джейк увидел, как виртуоз Фрезер залетел под огромную арку какого-то богатого дворца, и оттуда в течение нескольких секунд на фоне непрерывной пулеметной стрельбы доносились истошные крики мужчин и женщин. А затем крики стихли, вертолет Черного Фила вылетел из-под арки и как ни в чем не бывало понесся дальше, сея смерть, смерть, смерть… Сам Джейк развернул своего «коршуна» клювом к зданию казарм Черных Драконов – личной гвардии Конана. Он знал, что в этом же здании находится главный арсенал аквилонской армии. Подлетев поближе, Джейк дал всего один залп из огнемета. Казармы вспыхнули, из них выскочили горящие точно факелы люди, и Джейк Митчелл испытал чувство удовлетворенной мести.

Затем он резко поднял машину в воздух, чтобы с высоты оглядеть город. Жуткое зрелище открылось его взору, и Джейк тотчас понял, что его первые впечатления от своего всемогущества оказались сущей правдой. Это была бойня. Страшные черные птицы носились над стонущим городом. Люди метались по улочкам, и нигде не было им спасения. Вместе с ними метались обезумевшие лошади, затаптывая несчастных. Гарантия горела в пяти… нет, в семи местах. В величественном Храме Тысячи Лучей, самом большом митрианском храме всей Хайбории, тревожно били колокола, но звон их заглушался неистовым ревом девяти десятков винтокрылых чудовищ. Из Восточных ворот храма выбежал небольшой отряд воинов с арбалетами, и тут же Хьюго Гамильтон подкосил их всех пулеметными очередями. Еще раз довольно хмыкнув, Джейк спустился обратно к королевскому дворцу. И увидел, что из окон его отчаянно машут белыми флагами. Капитан скомандовал отбой.

– Отлично поработали, парни! – произнес он в радиоэфир. – Дикари надолго запомнят этот день. А теперь приказываю всем садиться на площадь перед королевским дворцом. Всем, кроме Морана, Зинга, Лестера, Рассела, Дубровского и Спири – вы будете прикрывать нас с воздуха. Пора принимать капитуляцию, ребята!

И вот девяносто «Черных коршунов» опустились на площадь. Никто более не осмеливался атаковать их. Снова показалось, что дворец вымер.

– Интересно, есть там кто живой? – задался вопросом Педро Гарсиа.

– Скоро мы это узнаем, – сказал Джейк. – Слушайте меня, парни! Вооружайтесь по полному разряду. По моей команде выходим из машин. В людей с белыми флагами не стрелять. Открывать только ответный огонь. В случае возникновения чрезвычайных ситуаций разрешаю действовать по обстановке.

Однако вскоре он понял, что чрезвычайные ситуации маловероятны. У парадного входа дворца стояли, переминаясь с ноги на ногу и с ужасом глядя на черных чудовищ, богато одетые люди под белыми флагами. В центре делегации был рослый и тучный мужчина средних лет, в котором Джейк узнал самого аквилонского канцлера Публио. На канцлере не было лица от страха. Казалось, он вот-вот потеряет сознание. Рядом с Публио стоял генерал Корнелий, заместитель Паллантида в отряде Черных Драконов. «Конечно, эти двое, – про себя усмехнулся Джейк. – Я мог бы догадаться!»

– Выходим, ребята! – крикнул Джейк. – Смотрите в оба!

Подавая пример остальным, капитан распахнул дверцу вертолета и легко спрыгнул на землю. Завидев его, члены делегации еще более побледнели (хотя, казалось, дальше уже некуда) и низко поклонились. Джейк усмехнулся.

– Эй, вы, что в дверях застряли? Идите ко мне! – прокричал он им, и они засеменили ему навстречу. Наемники покинули вертолеты и окружили своего командира. Все они с интересом смотрели на делегацию туземных вельмож. Джейк достал лазерный бластер и демонстративно поманил толстого канцлера узким серебристым дулом.

– Не вижу, чтобы ты спешил, Публио, – насмешливо молвил он.

Подойдя к нему, толстяк рухнул на колени.

– Пощади нас, светлый государь! – умоляющим голосом пролепетал Публио, чем вызвал взрыв хохота у наемников.

– Вот как, пощадить вас? – усмехнулся Джейк. – Стало быть, вы сдаетесь на мою милость?

– Мы хотим, чтобы ты был нашим королем, – сказал генерал Корнелий.

– Время варвара кончилось, – прибавил Публио.

Узурпатор милостиво кивнул.

– Ты можешь встать с колен, ничтожный, – царственно изрек Джейк. – Скажи, а зачем вы выпустили голубей?

– Это все варвар, – сказал Корнелий. – Он не верил, что ты, государь, нападешь на Тарантию. Презренный полагал, что твои ужасные птицы прилетели лишь для того, чтобы попугать нас. Он говорил, что бог Великая Душа запретил тебе убивать. Как видно, он ошибался.

– Конечно, ошибался. Ведь он не знал, что я лично прикончил злобного карлика.

– Что?! – в один голос вскричали все аквилонцы. На их лицах было написано неподдельное изумление, смешанное с недоверием.

– Да, я собственноручно укокошил его, – чувствуя себя королем положения, проговорил Джейк. – Вот так.

Сверкнул малиновый луч, и спустя секунду барон Магдар, стоявший слева от Публио, свалился ниц. В груди его слева темнела едва заметная дырочка от луча – кольчуга, которую, как знал Джейк, всегда носил барон, не спасла его от смерти. Аквилонцы упали в ноги Джейку: пощади, государь!

– Вот точно так я убил карлика Тезиаса, называвшего себя Великой Душой, – ничуть не смутившись, сказал Митчелл. – И точно так, а может быть, еще беспощадней, я буду убивать всякого, кто вздумает сопротивляться моей власти.

– Как можно… Как можно… – пролепетал Публио, глядя в землю у ног узурпатора. – Мы твои верные слуги, государь…

Джейк схватил тучного канцлера за длинный ворот и рывком поставил его на ноги. Наемники по-прежнему с интересом наблюдали за этим спектаклем.

– Скажи мне, кто я? – сурово потребовал узурпатор.

– Ты – властитель наш. Ты – бесстрашный герой. Ты – великий победитель гнусного карлика. Ты – избавитель Аквилонии. Ты – наш король!

– Да здравствует король Джейк! – неожиданно гаркнул Боб Рэнквист, и его клич подхватили все наемники. Скоро вся площадь кричала;

– Да здравствует король Джейк!

– Да здравствует король Джейк! – присоединился к ним генерал Корнелий, а вместе с ним закричали другие аквилонцы.

– Да здравствует король Джейк! – кричали из дворца. В окнах появились придворные и слуги, и Джейк отметил, что после газовой атаки уцелело довольно много людей. Еще он отметил, что среди приветствующих его почти нет аквилонских нобилей и Черных Драконов.

– То-то же, – сказал Митчелл, отпуская ворот Публио. – А где варвар? Я надеюсь, мой огненный гнев настиг презренного? Отвечай!

Публио зарделся и, тщательно подбирая слова, чтобы не разгневать короля, произнес:

– Не сомневаюсь, государь, твой огненный гнев еще настигнет презренного…

Джейк нахмурился. Дуло бластера уперлось в пухлый живот канцлера.

– Что ты хочешь этим сказать?

По-видимому, для Публио это оказалось слишком. Глаза толстяка закатились, и он свалился без чувств. Генерал Корнелий, вероятно, был менее впечатлительным человеком. По-военному четко он отрапортовал;

– Государь, когда стало ясно, что твои доблестные войска возьмут город, Конан попытался бежать. Мы, верные тебе люди, хотели схватить его. Однако в этот момент мы сами вынуждены были спасаться от газа, и презренному варвару удалось уйти. Слава Митре, он ранен в ногу. Полагаю, он не уйдет далеко. Вместе с ним бежали генералы Просперо и Паллантид. Они также ранены. Если ты позволишь, верные мне люди прочешут Гарантию и доставят изменников к тебе во дворец.

Джейк одобрительно кивнул. Он знал генерала Корнелия всего несколько дней, но за это время тот сумел понравиться узурпатору.

– Позволяю, – сказал король. – И еще, Корнелий… Я назначаю тебя командиром Черных Драконов взамен Паллантида.

– Рад служить тебе, государь. – Генерал почтительно поклонился.

– О'кей. Ну а теперь мне угодно проследовать во дворец. – Джейк обернулся к своим наемникам и добавил: – Ну вот, ребята, Тарантия наша, как я и обещал.

– Ура королю!

Джейк произнес в видеофон:

– Моран, Зинг, Лестер, Рассел, Дубровский, Спири! Вы слышите меня?

– Да, кэп, – ответил Лопес Моран. – Слышим и видим вас, Ваше Величество!

– О'кей, парни, вот вам мой приказ. Установим круглосуточную вахту над городом. Меняться будете каждый час, по две машины на смену. Первый ты, Лопес, и ты, Альфред. – Джейк выбрал тех, на кого более всего мог положиться: уж эти-то не подведут! – После Морана и Зинга вахту примут Черный Фил и Джуно Мастарци. После них – ты, Во Чунг, и ты, Джейсон. Боб, займись неполадками, организуй себе помощников и охрану. Корнелий, ты также головой отвечаешь за моих «Черных коршунов». Остальные – со мной!

Раздав еще несколько указаний, новоявленный король Джейк в сопровождении своих наемников, генерала Корнелия, вновь пришедшего в чувство Публио и других аквилонцев проследовал во дворец, где его ждал самый теплый прием и где ничто не напоминало о том, что часом ранее в Аквилонии был совсем другой властелин.

Темная ночь новолуния нависла над Тарантией. В огромном пиршественном зале королевского дворца Наемники из Будущего праздновали захват Аквилонии. Пир был в самом разгаре; крепкое вино текло рекой, и многие «солдаты удачи» были уже навеселе. Однако король Джейк не был настолько беспечен, чтобы позволить себе и своим людям напиваться до потери сознания. Он понимал, что власть его слабеет по мере удаления от этого зала и пока не распространяется дальше крепостных стен столицы. Поэтому в дверях вместе с верными генералу Корнелию Черными Драконами несли стражу вооруженные до зубов и совершенно трезвые пришельцы, а над ночной Тарантией барражировали два вертолета, наводя ужас на мирных горожан.

Канцлер Публио, сказавшись больным, испросил милостивого разрешения государя удалиться в свои покои. Войдя в свой рабочий кабинет в северном крыле дворца, Публио первым делом отослал слуг. Тщательно осмотревшись и убедившись, что за ним нет слежки, тучный канцлер подошел к сплошной на вид стене и пять раз ударил по ней в разных местах костяшками пальцев. В ответ из-за стены раздался мелодичный перестук, и Публио тотчас повторил его. Неожиданно в стене обнаружилась небольшая дверца. Невысокий человек, облаченный в просторный черный плащ с капюшоном, надвинутым на глаза, безмолвно вступил в кабинет канцлера. Публио испуганно подался назад, но тут же справился с собой и едва слышно прошептал:

– Хвала Митре, ты пришел… Что с государем?

– Король будет жить, – коротко молвил черный человек; говор выдавал уроженца восточных провинций. – Что мне передать ему?

Публио еще раз огляделся и зашептал:

– Передай ему следующее. Узурпатор и его негодяи пируют во дворце. Мне удалось войти в доверие к нему. Во всяком случае, я на это надеюсь. Мы подсчитали потери. – Канцлер тяжело вздохнул. – От нечестивого оружия пришельцев пали шесть тысяч семьсот двадцать шесть подданных Его Величества…

– Они заплатят за это, клянусь Асурой! – проговорил гость.

– Да, и еще, самое главное: узурпатор утверждает, будто он собственноручно убил карлика Тезиаса.

– Не может такого быть!

– Его слова подтверждают другие пришельцы. Хотя не исключено, что они в сговоре и выполняют очередную каверзу карлика. Только уж больно нагло и развязно они себя ведут! Узурпатор не вел бы себя так, если б над ним стоял кто-то еще. Передай королю: я склонен верить, что Великая Душа мертв.

– Передам. У тебя все?

– Вот, возьми. – Публио передал гостю небольшой сверток. – Я стянул это у одного из злодеев. Пускай мудрый Хадрат посмотрит, что это такое.

– А что здесь? – удивленно спросил гость.

– Я и сам не знаю, – зябко передернул плечами канцлер. – Но с помощью похожей штуки узурпатор убил барона Магдара. Я заметил, таких штук у злодеев много. Это какое-то оружие. Полагаю, здесь пахнет колдовством – будь осторожен, штука может быть опасна!

– Хорошо. Ну держись, Публио. Мы все на тебя надеемся.

– Волею Митры… – вздохнул канцлер.

– И Асуры, – строго добавил гость. Тяжелый взгляд неприятно кольнул Публио из-под капюшона.

Канцлер кивнул. Черный человек неслышно вошел в дверь и столь же бесшумно прикрыл ее за собой. Публио еще некоторое время постоял у тайного хода, прислушиваясь. Так ничего и не услышав, толстяк приоткрыл дверцу и заглянул в узкий темный проход. Там никого не было. Он помянул Митру и поспешил прикрыть тайную дверь.

Конан возлежал на длинной скамье в ярко освещенном покое, лишенном окон. Высокие мраморные стены были скрыты черными бархатными занавесами. Толстые ковры с причудливыми экзотическими рисунками не всегда пристойного содержания устилали полы. Свергнутый король сыпал проклятиями. У его изголовья сидела Зенобия, а с раненой ногой киммерийца возился жрец Хадрат, недавно возвратившийся из паломничества к асурским святыням Вендии. Чуть поодаль лежал Паллантид, также раненный в ногу, и сидел Просперо с перевязанной рукой.

– Грязные ублюдки Нергала! Отродья свиньи и шакала! Блевотина Шайтана! Верблюжий кал! Проклятые змееныши Сета! Дай, Кром, только добраться до них… – сквозь зубы шептал Конан, и лютой ненавистью к захватчикам дышало каждое его слово.

Прекрасная Зенобия, смахнув соленые слезы с воспаленных глаз, нежно погладила грубую ладонь супруга.

– Потерпи, любимый, потерпи еще немного, – преданно прошептала она. – Все будет хорошо…

– Ну нет, больше я терпеть не намерен! – рявкнул киммериец, понявший королеву иначе. ~ Довольно терпел я карлика и его прихвостней! Пора с ними кончать, как я погляжу!

– Не двигайся, государь, мне трудно тебя оперировать, – молвил Хадрат, весь в поту от напряжения.

– Делай свое дело, жрец, да по-быстрому. Надоело здесь лежать…

Хадрат обиженно отвернулся, продолжая возиться с раной короля. Рана была тяжелая и странная – подобной Хадрату ни разу еще не встречалось. Операция длилась уже почти час. Все это время жрец изучал рану, ковырялся в ней ножом и промывал исцеляющими снадобьями, – но причину поражения выяснить по-прежнему не мог. Конан стоически терпел физическую боль; боль поражения донимала его куда больше.

– Совсем озверел карлик, – посетовал генерал Просперо. – Почти семь тысяч убитых! Ради чего эти злодеи устроили в Гарантии такую бойню?

– Ты полагаешь, что Тезиас жив? – задумчиво спросила Зенобия.

– А разве нет? Неужели можно поверить, что этот негодяй Джейк на самом деле убил Великую Душу?! Карлика не так-то просто убить. Вон Конан сколько пытался, и ничего не вышло. Так с чего бы этому негодяю удалось то, что не удалось самому государю?

– Я согласен с Просперо, – сказал генерал Паллантид. – И зачем узурпатору убивать своего хозяина? Они всегда были заодно. Наверное, карлик снова хочет одурачить нас, чтобы возвратить свою Книгу Судеб. Он хочет, чтобы мы поверили, будто он мертв. А потом, когда мы поверим, заявится и сотворит свое черное дело! Я считаю, узурпатор по-прежнему служит ему.

– Но людей убивать-то зачем? – молвил Конан. – Все вы знаете, я достаточно пообщался с карликом, и у меня нет причин любить его. Я сражался с ним, когда мог и сколько мог. И готов сражаться впредь, пока один из нас не отправится на Серые Равнины. Но одного у Тезиаса отнять нельзя: он не жаждет крови. Он хочет казаться лучше всех этих злобных чернокнижников с их мерзкими обрядами и нечестивыми чарами. Он радуется, когда ему удастся перехитрить своего врага. Не могу представить, чтобы он отдал приказ Джейку убивать моих аквилонцев!

– Времена меняются, – философски заметил Паллантид.

– Нет, все равно не верю.

– Если Джейк действует по своей воле, хуже это для нас или лучше? – вопросила Зенобия.

– Лучше! – убежденно сказал Конан. – Если карлик мертв, во что действительно трудно поверить, но если все же предположить, что Тезиас мертв, тогда двойник больше не сможет прибегать к помощи магии. Ведь он не колдун.

– О чем ты говоришь, дорогой! Как это – не колдун? Разве могут обычные люди управлять этими ужасными черными демонами? Разве под силу нам, простым смертным, убить за несколько минут тысячи людей в разных частях большого города? Нет, они колдуны, могущественные колдуны!

Конан рассмеялся и взял в руку лазерный бластер, который передал Публио. Зенобия в ужасе воскликнула:

– Что ты делаешь?! Отложи прочь нечестивое оружие! Спаси нас, Митра, от козней Зла! – И она сотворила знак, отвращающий демонов.

Просперо тоже тревожно посмотрел на короля и сказал:

– Не связывался бы ты с этой штукой, государь. От колдовства добра не жди. Один лишь Пресветлый ведает, какая нечистая магия убивает людей посредством этой штуки.

В ответ Конан снова усмехнулся, прицелился и нажал на курок. Из узкого дула вырвался малиновый луч. В то же мгновение громадный бронзовый светильник, один из многих, висевших на потолке, рухнул вниз. Просперо и Зенобия в страхе вскочили со своих мест. Паллантид, прикованный к постели, только испуганно застонал. Однако мудрый Хадрат, внимательно посмотрев на упавший светильник, лишь многозначительно хмыкнул.

– Скажете, я колдун? – саркастически спросил Конан.

– Зря ты это сделал, государь, – сокрушенно молвил Просперо. – Ни к чему воину это колдовское оружие. Чтобы убивать на расстоянии, у нас есть луки и арбалеты.

– Король прав, – не отвлекаясь от своих манипуляций, вмешался Хадрат. – В этой штуковине нет ничего волшебного. Как она действует, я понять не могу, но скажу твердо; любой может стрелять из этой штуки. И она, как нетрудно убедиться, сильнее наших луков и арбалетов. Попробуй ты, генерал.

– Ни за что, – покачал головой пуантенец. – Я но верю, что это обычное оружие. Откуда, скажите, появляется этой луч? А где он теперь? Нет, ни к чему нам эта штука! – убежденно заметил Просперо. – Она нас до добра не доведет.

Зенобия согласно кивнула.

– Да поймите вы! – проговорил Конан. – Эта штука вроде арбалета, только стреляет не болтами и не стрелами, а лучами смерти. Мне это еще старик Луиджи объяснял в Замке Синих Монахов. И тогда же я стрелял из такой штуки. И мне удалось подбить вертолет! Разве мог бы я подбить его из арбалета?… Вот скажи, Паллантид, ты служил на границе с Пиктлэндом?

– Да, государь. Мне даже привелось участвовать в экспедиции в глубь пиктских земель.

– Тогда ты тем более должен знать, что говорят дикари об аквилонских тяжелых арбалетах.

– Пикты почитают их жезлами демонов…

– Вот именно. Так не будем походить на пиктов. Я хоть и варвар, но валять дурака не собираюсь. Для нас эти штуковины, – Конан повертел в руке бластер, – что для пиктов наши тяжелые арбалеты. Понятно?

Зенобия и Просперо подавленно кивнули.

– И все же Митра не одобрит… – начал Просперо.

– А ты что ~ жрец, чтобы решать, что одобрит Митра, а что нет? – усмехнулся король. – По мне, так Митра одобрит все, что предпримем мы, чтобы освободить нашу страну от захватчиков. Если эти штуки лучше убивают пришельцев, чем наши мечи и арбалеты, мы должны добыть их столько, сколько потребуется для нашей победы. Они убивают на расстоянии, а это главное. И не потому, что я боюсь сойтись с узурпатором лицом к лицу, а потому, что он не будет играть по-честному. Он будет стрелять в нас исподтишка, зная, что мы-то ничем ему и его людям навредить не сможем.

– И мы обязаны показать ему, насколько он заблуждается, – поддержал Конана Хадрат.

– Но скажи, государь, что дадут нам эти штуки против черных демонов? Демоны, в чреве которых прячутся пришельцы, куда страшнее и опаснее этих огненных жезлов, – сказал Паллантид.

Конан нахмурился.

– Ты прав. Даже один такой вертолет может разрушить целый город. А этих вертолетов десятки! Эх, если бы кто из нас умел управлять ими! – с досадой проговорил киммериец.

Зенобия всплеснула руками.

– Ты хочешь сказать, что и эти ужасные демоны – не создания черной магии?

– Конечно, нет! Сперва я тоже так считал. Но потом, когда я вместе с Амандой несколько часов полетал в чреве такого «демона», я понял: то, что нам кажется, всего лишь механизм. Механическая птица. Магией здесь и не пахнет. Пришельцы – такие же люди, как и мы. Вся разница в том, что в их руках более сильное оружие. Все равно что тяжелый меч против кухонного ножичка. А это значит, что их оружие можно украсть, пришельцев убить, летающие машины взорвать. Клянусь Кромом, куда хуже было бы, если б они на самом деле были колдунами!

Воцарилось молчание. Соратники Конана с трудом осмысливали его слова. Затем Зенобия сказала:

– Значит, мы победим, когда обезоружим этих злодеев?

Конан осклабился.

– Вовсе не нужно ждать. Мы будем сражаться уже сегодня. Их мало, а нас много. В этом их слабость, а наша сила. Мы можем убивать их поодиночке, как партизаны.

– Они запугали народ, – покачал головой Хадрат. – Мало кто будет нам помогать. Скорее найдутся изменники, готовые за пригоршню монет выдать тебя узурпатору. Я удивляюсь, почему Джейк еще не назначил награду за твою голову, государь. Разумеется, здесь, в тайном храме Асуры, им тебя не отыскать, но, если ты выйдешь из храма, я не поручусь за твою безопасность…

– Я в состоянии сам позаботиться о своей безопасности! – проревел Конан. – Даже с раненой ногой! И я не намерен отсиживаться в храме, когда злодеи из чужого времени хозяйничают в моей столице и убивают моих подданных! Ты давай подлечи меня, жрец, раз уж взялся, а о прочем я уж как-нибудь сам позабочусь.

– Мы должны смотреть правде в глаза, мой король, – нимало не смутившись, отметил асурит. – Ты ранен, и я не знаю, что это за рана. Не ведаю я, сколько дней уйдет на выздоровление твое, Просперо и Паллантида. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы поставить тебя на ноги. Я также соберу своих сторонников, почитающих Асуру. Но их слишком мало! А время работает против нас. Не следует недооценивать Джейка и его людей. Вряд ли они позволят нам перебить их, точно мух. Прости, но мне кажется, узурпатор не успокоится, пока ему не покажут твой бездыханный труп, государь…

– Ты прав, Хадрат, – скрепя сердце, вынужден был согласиться Конан. – И все же мы будем бороться с ними. И я верю: мы победим!

– Мы должны разработать план, – напомнил Просперо. Король одобрительно кивнул, и генерал продолжил: – Сперва нужно убить узурпатора. Как ты верно сказал, государь, нечего с ним церемониться. Пускай верный нам человек проберется в его опочивальню и прикончит злодея во сне. Когда главарь будет мертв, с прочими пришельцами будет легче расправиться.

– Это опасный план, – заметила Зенобия. – Что, если после смерти Джейка они захотят отомстить за своего главаря? Подумай, генерал, что могут сделать с Тарантией эти люди со своими механическими птицами и огненными жезлами!

– Не согласен. Прости меня, королева, но я лучше тебя знаю, как ведет себя подобный сброд, когда лишается главаря. Они впадают в панику. А здесь у них враждебная страна. Может статься, потеряв Джейка, они захотят вообще убраться из Аквилонии?

– Можешь ли ты быть уверен в этом, Просперо? – проговорил Конан.

– Нет, – смутившись, ответил генерал.

– То-то и оно, – вздохнул киммериец. – Зенобия права; твой план прост и хорош, но опасен. Мы не должны действовать, не изучив врага. Мы обязаны побольше узнать о пришельцах. Кто они, чего хотят, каковы их дальнейшие планы? Мы должны завладеть их оружием. Мы обязаны знать, как ладят эти ублюдки между собой и нет ли у Джейка врагов в собственном отряде. Если они есть, можно считать, четверть дела сделана. А для всего этого нужно окружить узурпатора нашими шпионами. Я должен знать о каждом шаге Джейка! Пусть он будет у нас на крючке, а не мы – у него. А-а!…

Конан взревел от внезапной боли, а уже в следующий момент Хадрат демонстрировал ему некий предмет.

– Вот чем они ранили тебя, государь. Этот крохотный кусочек металла сидел у тебя в ноге. Как видишь, мне удалось извлечь его, – не без самодовольства заметил жрец. – Хвала Асуре, кость не задета. Сейчас я промою и перевяжу твою рану.

Киммериец взял у него щипцы и внимательно оглядел штуковину, ранившую его. Зенобия и Просперо тоже смотрели на нее.

– Аманда называла это пулей, ~ задумчиво сказал Конан-

– Скажешь, и здесь колдовство ни при чем? – с сомнением молвила Зенобия.

– Ни при чем. Пули исторгают специальные изогнутые жезлы вроде этого, – Конан указал на бластер, – только черные и покороче.

– Если бы эта пуля попала тебе в сердце, в живот или в голову, ты бы уже был мертв, мой государь, – сказал Хадрат. – Я думаю, большинство погибших при сегодняшнем штурме города пали от этих самых пуль.

– Ну погоди, Джейк, – свирепо проговорил Конан, глядя на извлеченную из его ноги пулю, – если мой холодный клинок не отыщет твое сердце, его найдет твой же собственный огненный жезл!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю