332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Аврора Майер » Жена напрокат (СИ) » Текст книги (страница 12)
Жена напрокат (СИ)
  • Текст добавлен: 10 июня 2021, 11:01

Текст книги "Жена напрокат (СИ)"


Автор книги: Аврора Майер






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 15 страниц)

Глава 47. Неприятный сюрприз

Анфиса

Утро воскресенья совсем не стало добрым. Первое, что я сделала, открыв глаза, потянулась к телефону – проверить сообщения от Леонида. Их не оказалось. Зато были с неизвестного аккаунта. Обычно я ни с кем, кроме знакомых, не веду переписку, чтобы не утопать во лжи, на которой меня, безусловно, очень легко поймать. Поэтому что бы там ни писали друзья и подруги Ольги, я упорно игнорирую. Но тут были фото, не могла их не открыть. Словно отчёт о проведённом вечере. Вот Леонид и какая-то молоденькая красивая девушка беседуют, вот они уже танцуют, прижавшись очень близко друг к другу, вот она шепчет ему что-то на ухо, а вот обнимает и целует в щеку. Неприятно и даже больно, сердце защемило так, что опять захотелось плакать. Значит, всё показалось. Значит, всё по-прежнему. На душе осталось горькое послевкусие.

Поразительно, как можно столько раз верить в чудо. Только подумала, что между нами действительно могут сложиться нормальные отношения, как такое… Какая же я дура!

* * *

Наконец-то вторник, наконец-то пришёл доктор и собственноручно меня отправил домой. Я жутко рада и сразу звоню Алексею, рассказываю, когда ему можно забрать меня. Однако крайне удивлена, когда в назначенное время вижу на пороге своей палаты Леонида.

– Привет! Ну что, домой? Готова?

– Привет. Да, – растерянно говорю я.

Он в хорошем настроении, как всегда, прекрасно выглядит и даже улыбается, и даже мне. Заботливо берёт мою сумку, и мы вместе выходим. Я намеренно держу дистанцию, чтобы, не дай бог, он не взял меня за руку. Совсем некстати будет это зрелище, если пойдёт кто-то из медсестёр.

Душу гложут сомнения, хоть я и постоянно уговариваю себя, что мужья часто изменяют своим женам, флиртуют направо и налево. А если учесть, что Леонид – вообще не мой муж, так и совсем я напрасно дуюсь! Но поделать ничего не могу. Почему-то, хоть убей, его считаю своим, и мне совсем не хочется его ни с кем делить! И кажется, лишь вопрос времени, когда мы будем жить долго и счастливо.

Садимся в машину, и опять между нами странная атмосфера. Я стараюсь как могу, но даже мне понятно, что невысказанные обиды как на ладони.

– Всё нормально? Ты чем-то расстроена?

Ну вот, и зачем сейчас строить из себя заботливого мужа? Я молча достаю телефон и открываю фото, которые мне прислали.

Леонид берёт и листает, с интересом рассматривая. Возвращает аппарат, абсолютно никак не комментируя. А я рада, что сразу выложила карты на стол и мне не пришлось из себя строить доброжелательную супругу. Ведь Ани рядом нет. А значит, всё не имеет смысла.

Имею ли право? Но ведь я не устраиваю ни истерик, ни скандалов. Лишь говорю:

– Наверное, будет не очень хорошо, если эти фото попадут не только ко мне.

Он очень спокойно и хладнокровно говорит, будто мы обсуждаем меню в ресторане.

– Да, это, безусловно, привлечёт ненужное внимание.

Достаёт свой телефон и протягивает его мне. Удивлена таким шагом. На фото меня целует страстный мужчина из ресторана. И вот сейчас мне хочется провалиться сквозь землю. Не знаю, что сказать в своё оправдание, да и он точно мне не поверит. Отворачиваюсь, и впору разреветься.

– Тебе не кажется, что кто-то нас хочет поссорить?

Я незаметно вытираю слезу.

Смотрю на него. Он совсем не злится и выглядит вполне доброжелательно. Как? Как можно так реагировать на подобные новости. Я бы сама себя убила за такой компромат.

– Но им же это не удастся? – он вопросительно продолжает на меня смотреть.

Киваю, ком из слёз стоит в горле, и я боюсь разрыдаться на весь салон.

– Но всё же будь осторожнее. И если что, спрашивай сразу у меня.

Я тяжело вздыхаю, как провинившаяся школьница в кабинете директора. Собираюсь с мыслями и с надеждой спрашиваю:

– Ты домой? На работу больше не поедешь?

– Я совсем ненадолго, только тебя оставлю. У меня сегодня день полностью загружен.

– Хорошо.

Выдерживаю паузу и всё же спрашиваю:

– Тебе не говорили, что ты слишком много работаешь?

– Говорили… – с грустью в голосе отвечает он, будто я попала в самую точку. Но это совсем несложно, его вечно нет дома. И это, кажется, единственный недостаток в этом мужчине. Сама не замечая этого, всё время нахожусь в ожидании встречи.

– И это не очень хорошо кончилось… – неожиданно добавляет он, давая понять, что это не просто стандартный закрытый ответ.

– Может, что-то пора поменять в своей жизни? – наглею я вкрай. Но он меня не посылает и не ставит на место, а говорит так, будто давно уже это решил, но никак не воплотит в жизнь.

– Может…

Больше ничего не говорю и спокойно сижу рядом, наблюдая, как он ведёт машину, украдкой время от времени посматривая на его профиль.

Мы переступаем порог, и на меня сразу кидается Аня. Она, видно, нас ждала и увидела, как мы подъехали.

Ощущая в своих объятьях её маленькое тело, сразу забываю обо всех проблемах. Столько энергии и положительных эмоций, искренняя радость от встречи со мной. Я плачу и не могу остановиться. Это точно гормоны, в жизни столько не ревела, как за последнюю неделю.

– Так, только давайте без слёз. Вот, вручаю маму, а сам должен вернуться на работу. Постарайтесь опять не разболеться, пока меня не будет.

Мы весело киваем и обещаем очень хорошо себя вести.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 48. Подготовка к Новому году

Анфиса

Уже с утра мы готовили Алексея к тому, что надо срочно ехать за ёлкой. Осталось шесть дней до Нового года, а мы совсем не готовы! Еле дождавшись десяти, пошли все вместе к гаражу, чтобы выбрать самую большую машину, способную без проблем довезти лесную красавицу нужных размеров. Мелочиться мы не собирались. «Тойота-Тундра» как раз подошла. Не придумать лучшего транспорта для нашей поездки. «Зверь» явно простаивал и использовался всего несколько раз, поэтому был как новый. Забравшись в машину, мы в предвкушении чувствовали себя невероятно крутыми рейнджерами.

Выбор ёлки оказался непростым делом. Нам всё не нравилось: то однобокая, то короткий ствол, то недостаточно зелёная и пушистая. Алексей с непроницаемым лицом возил нас от базара к базару, виртуозно паркуя громилу, что было совсем непросто в условиях города. Но он ни разу за всё время не высказал недовольства. Когда спрашивали его мнение, всегда поддерживал нас.

Где-то в глубине души мне хотелось выбирать ёлку вместе Леонидом, словно в романтических фильмах и мечтах об идеальной семье. Но сейчас, видя, как продвигается дело, была рада, что мы всё же его не вовлекли в это занятие. С Аней сходились во мнении на сто процентов, поэтому уговаривать её не приходилось, нацелились на результат, и никакого нытья. Мне так хотелось, чтобы она была моей дочерью по-настоящему! Всё же Ольга молодец, смогла вложить в неё прекрасный фундамент! Начитавшись разного в интернете, да и посматривая по сторонам, понимала: нынешние дети очень сложны. Но с Аней я не знала никаких проблем.

Идеальную ель под два метра, суперпушистую, душистую и невероятно зелёную, мы встретили совсем неожиданно, когда надежда на успех почти была утеряна. На дороге стоял мужик и держал её, одну-единственную. Где он откопал дерево, оставалось только догадываться, но нам было без разницы. Подойдя и внимательно рассмотрев ёлку, мы с Аней переглянулись и одновременно сказали:

– Берём!

Кажется, Алексей вздохнул с облегчением. Замотали, погрузили и вернулись домой – уставшие, голодные, но очень довольные собой.

Пока обедали, садовник Сергей Степанович вместе с Алексеем устанавливали ёлку. Несмотря на жуткое неудобство, решили её поставить посередине комнаты, чтобы можно было водить хоровод. Ну а почему бы и нет? В конце концов, это всего лишь временные неудобства.

Войдя в гостиную принимать работу, первое, что почувствовали, – смолистый аромат. И это был предвестник наступающего праздника, его запах, который уже просто кричал о приближающемся событии. Улыбки застыли на наших лицах, и радость в сердце лилась через край. Неужели мы пережили бурю и теперь впереди ждёт только хорошее?..

Следующий этап – одевание ёлки в красивый наряд. Это занятие полностью на наших плечах. Две творческие натуры так и рвались что-нибудь вытворить. Последнюю неделю мы только это и обсуждали.

Не понимаю тех, кто покупает ёлку в последний момент. Ведь нужно успеть насладиться запахом, цветом и радостью, которые она дарит. В нашем доме ёлка появлялась, как только открывались ёлочные базары. И мы с братом сразу же наряжали её, ложились на пол под ветки, зажигали гирлянды и получали удовольствие от этого волшебства. Это были редкие моменты нашего примирения, поэтому мама никогда не была против, несмотря на то, что неоднократно ёлка заваливалась от нашей чрезмерной любви и любопытства. И тогда разбитые стеклянные шары расстраивали неимоверно, но мама дарила им вторую жизнь. Предварительно измельчённые осколки шли в качестве страз на мою корону для утренника. И она по-настоящему сияла.

Когда жили с Романом, ёлку не покупали, ограничивались веточкой.

«Ну что мы, маленькие?!» – каждый раз слышала в ответ на мягкий намёк о приобретении полноценного дерева. Нет, мы конечно, не дети, но сказка нужна всем. А иногда взрослым даже больше.

Сейчас я, словно перед великим таинством, с замиранием сердца доставала с дочкой коробки с огромной кучей игрушек. Все они были невероятно красивые. Мы не спешили, рассматривали с восхищением маленькие произведения искусства. У каких-то игрушек была своя история, и Аня мне рассказывала об этом. В сердце появлялись сомнения, и совесть опять подавала тревожные звоночки. А какое, собственно, право я имела влезать в чужую семью обманным путём? Чувствовала себя воровкой и непрошеной гостьей. Потом смотрела на Аню, и немного отпускало. Но слёз сдержать не могла, они катились при очередном рассказе. Аня, конечно, и не догадывалась о моих мыслях.

– Мама, не расстраивайся, даже если ты так ничего и не вспомнишь, это же ведь не страшно!

Я кивала и наспех вытирала ручейки, струящиеся по щекам.

Открылась дверь, и в комнату вошёл Леонид. Я автоматически посмотрела на часы. Было восемь вечера. Что ж, относительно непоздно.

– Привет всем! – в приподнятом настроении сказал он.

Аня сразу побежала к нему. Повисла на шее и не хотела отпускать. Закончив продолжительное приветствие, они подошли ко мне. Леонид традиционно приобнял и поцеловал в щёку.

– Посмотри, нравится?

– Ёлка отменная!

– Папа, если бы ты знал, чего нам это стоило! – сказала деловито Аня, копируя интонацию взрослого, отчего стало смешно и я улыбнулась.

– И чего же?

Девочка принялась в деталях рассказывать, как всё происходило. А Леонид внимательно слушал.

– Пап, ну ты будешь с нами украшать?

– Конечно. Что ж я, просто так рано вернулся?

– Тогда скорее ставь звезду, без неё мы никак не можем повесить гирлянду!

Леонид безоговорочно снял пиджак и принялся за непростое дело, учитывая размеры ёлки. За тем, как мужчина суетится вокруг ёлки и пытается угодить дочери, можно смотреть бесконечно. Что я, собственно, и делала, распутывая дождик. Задача была выполнена – красивая звезда сияла на самой макушке, можно продолжать украшать. Дружно, беря по шарику, уже без всяких разговоров продолжили наряжать ёлку. Было здорово, но чего-то не хватало… Включила новогодние мелодии, которые мы уже давно подобрали с Аней. Получилось сказочно, неудобное молчание было заполнено новогодним настроением. Аня сосредоточенно подбирала игрушки, перевешивала, смотрела, опять перевешивала, была полностью поглощена процессом. Вдруг она повернулась и сказала:

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

– А под эту песню вы обычно танцевали, когда её слышали.

Играла Last Christmas в исполнении Джорджа Майкла.

Все стояли и слушали мелодию в каком-то ожидании. Будто что-то должно сейчас произойти, что могло бы вернуть каждого на год-два назад, когда всё было совсем по-другому. Леонид подошёл ко мне и мягко взял за руку, приглашая на танец. Такого смятения и неуверенности давно не испытывала, опять для меня терялась грань. Сейчас это игра или всё по-настоящему? Хотелось провалиться сквозь землю, и напряжение не отпускало. Леонид обнял, но не переступал пределы моего личного пространства, позволяя мне самой сделать выбор. Аня, увидев, что её слова услышаны, отвернулась и с улыбкой продолжила своё важное дело, подпевая песенке.

Я сделала шаг навстречу, и для меня это было сродни прыжку с обрыва. Окунулась в облако его запаха, и, в буквальном смысле слова, закружилась голова. Боялась лишний раз вздохнуть и разрушить зыбкое ощущение счастья. Его губы касались моих волос, а руки крепко прижимали. Для меня этот танец был интимнее близости. Он вселял всё больше и больше надежд. Когда мелодия закончилась, я, улыбаясь, отстранилась, боясь окончательно завязнуть в этом омуте. Следующая песня была Crazy frog и, к счастью, совершенно не располагала к романтике.

Вечер и вправду оказался похожим на сказку наяву. Можно было вести репортаж и снимать передачу об идеальных отношениях в семье.

Глава 49. Большая тайна

Анфиса

Лежим на Аниной кровати и любуемся звёздочками на потолке, которые вызваны ночничком. Часто так делаем перед сном. В этом есть что-то волшебное и удивительное.

– Аня, я хочу тебе доверить секрет. Ты сможешь пока о нём никому не говорить?

– И даже папе?

– Да.

Она задумалась, а потом уверенно ответила:

– Да.

Беру её за руку и говорю шёпотом, чтобы нас никто не услышал, хотя рядом и так никого нет.

– У тебя скоро будет братик или сестричка!

Ну не очень скоро, месяцев через восемь или около того.

Аня с минуту лежит в полной тишине, а потом вскакивает с постели.

– Правда?

Следую её примеру и тоже сажусь.

– Да, теперь могу сказать об этом с уверенностью!

Темно, не видно её лица, и я немного тревожусь за реакцию. А вдруг она совсем не обрадовалась этому событию? Вглядываюсь в темноту и пытаюсь рассмотреть, что происходит.

Спустя несколько секунд Аня обнимает меня и говорит на ухо также шёпотом:

– Это же здорово!

Я счастлива, что услышала одобрение. Ведь Аня, по сути, единственный близкий мне человек, и только её мнение меня по-настоящему волнует. Вдруг она отстраняется и говорит:

– Ну как же не говорить папе? Почему? Он же будет так рад.

– Мы обязательно ему скажем чуточку попозже. Хочу выбрать удобный момент.

– Ладно, – говорит дочка, немного подумав. – Мама, а ты знаешь, ведь я у Деда Мороза на Новый год именно это и хотела попросить.

Ошарашена. Да, с подарком мы немного не угадали.

– Правда?

Аня закивала и положила руку на живот, он пока был не особо выпуклым, но всё же там уже жил маленький человечек.

Мы легли на прежние места, и посыпалась куча вопросов: какое имя выбрать? а где он будет жить? и как мы станем за ним ухаживать? разрешу ли я с ним играть?..

Немного тревожилась, что девочка на автомате выдаст какую-нибудь информацию папе и Леонид узнает раньше времени. Боялась… Чувствовала – прощения не будет. И старалась оттянуть этот момент как можно дальше. Может, и не стоило так спешить? Кажется, Леонид стал совсем по-другому ко мне относиться. Но до настоящей любви и желания иметь совместных детей всё же очень далеко… поэтому с грустью признавала, что совместное будущее с ним крайне призрачно.

Аня уснула поздно. Хорошо, что завтра не надо в садик. Я спустилась на кухню. Открыла холодильник. Ничего не возбуждало аппетит. Не представляю, как можно есть ночью? Попила воды и отправилась обратно. На выходе встретилась с Леонидом. С ног до головы обдало жаром. Когда его не видела, всё казалось таким простым, рассуждения мои были верны и не вызывали сомнений. Когда видела его, становилось жутко стыдно. Я опять посмотрела на часы, около часа. Он в одних домашних штанах, без футболки и с немного взъерошенными волосами. От неожиданной встречи растерялась, мы так редко с ним видимся, что каждый раз я не знаю, что от него ожидать.

– Что, не спится? – сонно потягиваясь, спросил он.

– Пить захотелось. Жарко, – коротко ответила я и, спрятав взгляд, хотела быстро прошмыгнуть мимо него и убежать. Но в дверях мы не могли разойтись, всё время отступая в одну сторону. Подняла глаза, чтобы понять, что, собственно, происходит, увидела взгляд Леонида, блуждающий по моей пижаме. Это добавило мне уверенности: бежать как можно дальше и быстрее. Леонид всё же отошёл в сторону, и освободилось место, достаточное для того, чтобы пройти. Втянув воздух, протиснулась боком, на секунду поравнявшись с горячим телом, от которого так и веяло жаром. Дальше, кажется, закрыв глаза, неслась к себе в комнату.

Не то чтобы я не хотела близости… Скорее наоборот, я слишком её хотела, и даже до сих пор во мне всё трепетало от воспоминания о встрече, а сердце стучало, словно я бежала кросс. Но пока не расскажу ему правду, не стоит всё усложнять и обманывать его ожиданий. К тому же он так добр ко мне в последнее время.

Всерьёз задумалась о том, чтобы назначить дату и рассказать ему всё. Информация камнем тянула сердце, и уже хотелось как-то разрешить ситуацию. Может, до праздника? Чтобы войти в новый год без лжи и начать всё сначала. Но сердце подсказывало, что начало может быть не очень хорошим… Хотелось ещё побыть в сладком обмане и оттянуть неприятный разговор, чтобы не портить никому настроение.

*******

Сегодня утренник у Ани.

С самого утра тянуло внизу живота, старалась не обращать на это внимание, но настроение немного испортилось. Было бы неплохо съездить в клинику, но сегодня точно не получится. Столько дел… Нужно собрать всё необходимое, настроить ребёнка, собраться самой. Ради такого случая даже папа обещал приехать.

Шикарная ёлка, Дед Мороз, подарки и яркие украшения по всем помещениям создавали праздничное настроение. Три дня до Нового года! Аня великолепно станцевала и рассказала стих. Я поражалась этому чувству гордости за своего ребёнка! Раньше такого не испытывала. Кажется, если бы меня всё-таки назначили начальником отдела, я и то так не радовалась. Опять слёзы, чувствовала, Леонид посматривает на меня украдкой. Да мне уже давно всё равно. Я привыкла, что плачу почти каждый день, и в основном, от радости. Бесконечная фотосессия, и вот, наконец, можно идти домой. На выходе меня перехватывает воспитательница и начинает расспрашивать о болезни. Стараюсь обстоятельно отвечать, но так душно и хочется скорее на воздух. Вырываюсь на улицу, и становится легче, шуба нараспашку, чтобы было чем дышать. Наверное, токсикоз… В принципе, это нормально. Мы с Аней идём к машине, в которой нас ждёт Алексей. Леонид уже давно уехал, сразу же после представления. Пока добираемся до дома, мне как-то совсем не по себе. Я уже сквозь туман слышу рассуждения Ани и лишь на автомате киваю и поддакиваю. Мысленно уговаривая себя, что уже очень скоро приеду домой, лягу и мне станет лучше. Как назло, пробки… Все сошли с ума и выехали одновременно на дороги в поисках ёлок, подарков и прочих вещей для подготовки к празднику.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Наконец мы дома. Выхожу из машины и понимаю, что вряд ли смогу преодолеть это расстояние на огромных шпильках, но просить Алексея о помощи мне неудобно. Больше всего на свете сейчас хочется присесть и отдохнуть. На полном серьёзе смотрю на рыхлый снег в поисках удобного места. Может, сделать снежного ангела и обернуть всё в игру? Уверена, станет лучше, стоит лишь полежать хотя бы минутку. И тут под ногами вижу алые пятна крови. На мгновение меня сковывает ужас, а потом медленно сползаю на снег.

Глава 50. Трагедия

Анфиса

Яркий свет в глаза. Больничная палата, и вокруг ни души. Долго смотрю в потолок, изучая там трещины, которые непослушно выступили, несмотря на недавний ремонт. Непроизвольно всплывают последние события. Закрываю глаза, и жуткое предчувствие сжирает остатки самообладания. В один момент становится мало воздуха, и, кажется, сейчас у меня наступит истерика. Но забирая на себя внимание, открывается дверь. Поворачиваю голову в надежде увидеть доктора. Но это не он. Это Леонид. Только не это, я совсем не в форме, чтобы устраивать разбор полётов. Садится рядом, изучающе смотрит, видимо, оценивая моё состояние. Взгляд серьёзный и встревоженный, не сулит хороших новостей. Сейчас я не выдержу расспросов и оскорблений. Мне и так жутко плохо, в душе и теле, они будто уже не со мной. Отчаяние и боль раскалывают пополам, и больше нет места никаким эмоциям. Я – сплошной комок нервов и боли. Опять не удалось… Я это чувствовала. Но всё же хотела услышать заключение доктора.

– Нам нужно поговорить, – стальным голосом, не выражающим ни капли сочувствия, сказал Леонид.

И это даже к лучшему, иначе не выдержала бы и уже расплакалась. Смотрела равнодушным смиренным взглядом, пытаясь держаться из последних сил, что бы он ни сказал.

– Это мой ребёнок? – спросил Леонид.

– Нет, – прямо смотря ему в глаза, ответила я.

Сейчас мне совершенно не хотелось рассказывать длинную историю о том, что физически не смогла бы от него забеременеть, как бы об этом ни мечтала. Врать не собиралась. Хватит, довольно, саму уже тошнит от этих хитросплетений.

– А чей?

Молчала. История, которая вертелась на языке, даже мне самой казалась жутко глупой. Как я могла до такого додуматься?

– Мы должны всё обсудить, чтобы придумать решение для ситуации, в которой оказались. Начнём с главного вопроса, который меня тревожит больше всего. Кто отец ребёнка?

То, что он сказал слово «мы», грело душу, даже если он так не считает, даже если это вышло случайно, даже если это обманный манёвр. Это «мы» давало шанс на то, что я буду услышана. И возможно, он меня поймёт…

Тяжело вздохнула. Выговориться очень хотелось, хоть кому-то рассказать о своей боли. Теперь хуже быть уже не могло. Вкрадчиво посмотрела на него, он был по-прежнему серьёзен и очень внимателен.

– Я не могу забеременеть естественным путём, сколько ни пыталась… Единственный путь – через ЭКО. У тебя нет финансовых проблем, и, наверное, сложно будет понять, но я всё же расскажу…

Когда я встречалась с парнем и у нас были вроде как серьёзные отношения, мы не могли себе позволить такую процедуру, впрочем, так же, как и купить квартиру, машину и многое другое. На всё нужно было брать кредиты, которые он не приемлел. Мы расстались. Вернее, если быть до конца честной, он просто меня предал. Карьера не сложилась, дальше рядового сотрудника, вытягивающего весь отдел, меня никак не пускали. В моей прежней жизни осталось мало надежды на реализацию мечты, на принцев я не рассчитывала, а больше помощи ждать неоткуда. А тут… такое предложение. И меня мало волновали всякие моральные принципы, с которыми оно шло вразрез. Главное, что я видела, – это деньги. Они могли мне помочь избавиться от многих проблем. И я решила ввязаться в эту авантюру.

И всё вроде было неплохо, пока я не встретила Аню и не узнала, что происходит. Сердце забилось с двойной силой, когда она окружила меня неожиданной любовью и заботой. Я почувствовала себя настоящей мамой и не могла от этого отказаться. Просто не в силах была поступить по-другому и искренне верила, что делаю что-то хорошее для этой девочки. Конечно, я не думала о последствиях и прочих проблемах… Была ослеплена тем, что могу стать настоящей мамой для этого ребёнка.

Кинула взгляд на «мужа», он всё так же внимательно смотрел.

– Потом всё оказалось сложно… – невесело улыбнувшись, опять глянула на Леонида. – Потеряв всякую надежду на то, что мы сможем построить нормальную семью… Не зная, как долго это будет продолжаться и сколько ты меня ещё будешь терпеть, я просто решилась воспользоваться положением. Пошла в клинику и сделала искусственное оплодотворение. Это вкратце.

Ах, кто отец? Да кто знает? Он взят из базы доноров.

Он молчал и ничего не говорил, был растерян от услышанного. Конечно, он и не догадывался, что за его спиной такое творится. Мне всё равно. Что хочет, то пусть и думает. Сил волноваться за это не было. Меня по-прежнему волновал один вопрос, и думаю, на этот раз он был в курсе.

– Я потеряла его?

– Кого? – непонимающе спросил он.

– Ребёнка?

Он опустил глаза и ответил:

– Да.

Теперь уже слёзы, не спрашивая меня, потекли по лицу. Я повернулась на бок и больше никого не хотела видеть, добавить к вышесказанному нечего.

Дверь тихо закрылась, и теперь можно было вдоволь поплакать.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю