290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Сбежавшая жена Черного дракона. Книга 3 (СИ) » Текст книги (страница 9)
Сбежавшая жена Черного дракона. Книга 3 (СИ)
  • Текст добавлен: 2 декабря 2019, 06:00

Текст книги "Сбежавшая жена Черного дракона. Книга 3 (СИ)"


Автор книги: Алисия Эванс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 23 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Глава 9

– Иди, – Арис поцеловал меня в лоб. – Ни о чем не волнуйся и не переживай, прошу тебя. Я найду способ связаться с тобой и навещу в ближайшие дни, – дракон прижал меня к себе на несколько секунд. Мне казалось, это короткое мгновение длилось очень долго, но в определенный момент всё разрушил голос Крастора:

– Нам пора, – с напряжением произнес он, и Арис разжал руки. Под пристальными взглядами всех присутствующих мужчин я встала и направилась к выходу. Мне в спину донесся тяжелый вздох мужа. Не было никакого желания отвечать на его нежность, о чем-то просить и просто прощаться. Мне хотелось закрыться от него, спрятаться, в конце концов, лишить его себя. Сложно объяснить, что именно двигало мной в тот момент, ведь такой ход мыслей мне не свойственен, но я знала – это единственное правильное решение.

В определенный момент я осознала, что Крастор идет за мной уже давно, но держится на расстоянии метра. Когда прямой коридор от столовой разветвился на две части, ректор поравнялся со мной и указал налево.

– Тебе нечего бояться, – заверил он меня, но в его слова верилось мало. – Это я должен бояться. Случись что с тобой, и Император казнит меня.

– Вас? – горько усмехнулась я. – Вы правда считаете меня полной дурой, способной в это поверить?

– Ты не веришь Императору? – вскинул брови Крастор.

– Император производит впечатление рассудительного дракона. Он не настолько глуп, чтобы ради одной необученной девчонки, пусть и весьма перспективной, казнить одного из умнейших интеллигентов в Империи.

Крастор ничего не ответил, лишь одарил меня проницательным взглядом. Подойдя к порталу, он протянул мне руку, предлагая взять её и вместе пройти сквозь магический ход. Я молча проигнорировала этот жест и уже сделала шаг вперед, как вдруг ректор обхватил мое запястье и дернул меня назад.

– Что вы делаете?! – возмутилась я столь наглому поведению. Да кто он такой, чтобы применять ко мне силу?

– Я хочу соблюсти все меры предосторожности, – пояснил он мне свои действия, продолжая сжимать пальцы на моей руке. – Перемещение через портал – дело рисковое, тебе нельзя одной.

Ох, что-то мне подсказывает, что, если бы Аристарх увидел эту картину, Крастор заработал бы себе ещё один фингал. Прежний, кстати, полностью прошел. Ректор пошел вперед и потащил меня за собой. Секунда – и мы вдвоем стоим прямо перед общежитием Академии. Я тут же забрала у Крастора свою руку, и это получилось у меня не сразу, потому что в первые секунды мужчина не разжимал пальцы.

– Я провожу тебя, – произнес он и последовал за мной. Сейчас обед, все на парах, так что по пути нам не встретилось ни души.

– Я все ещё помню дорогу, – прохладно заметила я, скосив глаза на ректора.

– Не понимаю, почему ты так разговариваешь со мной? – удивился Крастор. – Я что, враг тебе? Маша, я желаю тебе только добра и в первую очередь забочусь о твоей безопасности. Чем вызвана твоя агрессия? Я чем-то обидел тебя?

В этот момент я испытала укол совести. И вправду, что плохого мне сделал Крастор? Не могу объяснить рационально, но его присутствие, слова и действия меня раздражают. Хочется отстраниться, отдалиться от него, хотя в первую встречу Крастор показался мне весьма приятным молодым мужчиной. Даже не знаю, в какой момент я изменила к нему отношение.

– Я очень расстроена, – коротко бросила через плечо и замолчала. Как и обещал, ректор проводил меня до дверей комнаты и удалился. Здесь все осталось по-прежнему: мой земной гардероб в шкафу, небрежно застеленная постель, легкий беспорядок на письменном столе. Такое впечатление, будто я недавно ушла на пары, а теперь вернулась. Одна.

Неожиданно раздался звук слива унитаза. Я удивленно посмотрела в сторону ванной, и в этот момент оттуда ленивой походкой вышел Рафик.

– О, вернулась, – пробурчал он, еле-еле прошаркав мимо меня, переваливаясь с боку на бок. – Так и знал, что тебя опять сюда отправят.

– Что с тобой? – удивилась я. За все время, что я знаю этого кота, он никогда не болел, а сейчас выглядел так, будто у него что-то болит.

– Что, что… Спроси у своей подружки-ведьмы. Эта малолетняя потаскушка отравила меня.

– Кто, Эльза? Она не могла! – однако, радовало, что соседка выбралась из лазарета и с новыми силами принялась мстить этому пушистому пошляку.

– Ещё как могла, – кот запрыгнул на мою кровать и распластался по ней, вытянув лапы наподобие морской звезды. – Что ни съем, ничего не усваивается. То понос, то рвота, сил нет, похудел на три кило… Ох, будь я драконом, я бы эту маленькую дрянь так отодрал, что она бы у меня сидеть не смогла.

– Я поговорю с ней, – пообещала я и прилегла рядом.

– Ну, рассказывай, – вздохнул Рафик. – Где была? Что делала?

Вот, к чему невозможно придраться, так это к умению моего дяди слушать. Я начала рассказывать ему, что приключилось за мной за эти дни, а он не перебивал, кивал и всем видом давал понять, как сильно заинтересован. Признаться, мне даже легче стало, когда я поделилась своими мыслями и эмоциями с ним, таким вредным, но таким родным.

– Знаешь, вот, понять не могу, – меланхолично протянула я. – Арис оскорбил Императора, причем, в присутствии свиты, и, как следствие, попал в немилость у короны. Но сегодня утром, когда они оба общались друг с другом, я не заметила особой вражды. Как это понять? Я думала, Император будет всем своим видом показывать, как он презирает Ариса, а он вел себя как обычно.

– Эх, дура ты, Машка, ничего не понимаешь в политике, – вздохнул Рафик. – Император и твой муженек по-прежнему находятся в состоянии конфликта, просто ты так и не поняла, каких делов натворила своей истерикой. Тут вопрос касается безопасности всей Империи. Вот как жахнет засуха в половине провинций, и чо делать? Император вынужден был вызвать Ариса и начать общаться непосредственно с ним, как с главным участником событий. Не сомневаюсь, что твой муженек заплатит казне кругленькую сумму за доставленные неудобства.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

– Сам виноват, – вздохнула я, не чувствуя за собой никакой вины.

– Согласен, – буркнул Рафик и поднял вверх лапу, предлагая дать ему пятюню.

Как ни странно, но Император меня не обманул, и нападения действительно прекратились, началась обыденная студенческая жизнь. Пары, уроки, общение с сокурсниками. Первая неделя прошла идеально и даже…скучно. Арис прислал письмо, в котором интересовался моим самочувствием и сообщил, что обязательно навестит меня на следующей неделе. Папа заглянул, мы с ним пообщались, но недолго. Он выглядел уставшим, но счастливым, и все время смотрел на часы. Как я поняла, он вернулся на Землю и периодически наведывается в Красный клан, восстанавливает прежние связи. Казалось, он чего-то мне недоговаривает, но я не стала настаивать.

Каждый день я думала об Арисе, задаваясь вопросом о том, что он сейчас делает. От приступов ревности меня спасала забавная мысль: со сломанной ногой мой муж вряд ли пойдет к бывшей любовнице налаживать отношения. Так что, как минимум эту неделю я могу быть спокойна.

Но в одно прекрасное воскресное утро идиллия и размеренный ритм оказались грубо нарушены. В тот момент, когда я шла по коридору общежития в сторону лестницы, мне навстречу как черт из табакерки выпрыгнул Абелард.

– Привет! – оборотень-старшекурсник загородил мне проход своей крупной жилистой фигурой. – Как дела? Куда направляешься?

– Да так, по делам, – растерянно ответила я, не понимая, что ему нужно. Появилось нехорошее предчувствие, и оно меня не обмануло.

– У меня для тебя прекрасная новость, – с нарочитой улыбкой сообщил он.

– Какая? – осторожно спросила я.

– Я принял решение взять тебя в команду Академии по магическим соревнованиям, – с радостью сообщил он мне.

– Что? – у меня вытянулось лицо.

– Что слышала, – вдруг посерьезнел Абелард. – Приказ ректора, это не обсуждается. Тренировка начинается через полчаса. Пойдем, я познакомлю тебя с командой, – оборотень схватил меня за руку и на буксире потащил вперед.

– Я не давала своего согласия на участие в каких-то соревнованиях, – попыталась достучаться я, пока парень тянул меня через двор Академии. – Абелард, я далека от спорта и тем более магии! Да я силой своей управлять не научилась, какой от меня толк?

– Маша, я и сам не в восторге, но ректор настоял на твоей кандидатуре, – вздохнул оборотень. – Он привел хорошие аргументы, я подумал над ними и согласился.

– Какие аргументы?

– Ты поможешь нам победить, – заявил Абелард. – Знаю, это звучит неожиданно, но я всё продумал и даже набросал программу подготовки для тебя.

– Объясни, чего ты ждешь от меня? – спросила я, и в этот момент мы подошли к спортивному залу. Наш курс здесь ещё не занимался, поэтому прежде я тут не бывала. Не ответив, Абелард толкнул дверь и ввел меня внутрь. В спортивном зале повисла тишина. К моему удивлению, здесь находилось всего несколько человек: Ханс, Крис и ещё один незнакомый парень с длинными черными волосами, заплетенными в косу. Все трое уставились на меня с удивлением и недоумением. Я почувствовала себя крайне неуютно, запустила руки в карманы и начала качаться. И зачем Абелард меня позвал?

– Что это значит? – плохо скрывая напряжение в голосе, спросил Крис. Он смотрел прямо на меня, и я уверена, что в этот момент он обдумывал, как доложит обо всей этой ситуации Арису.

– Мария будет в нашей команде, – твердо заявил Абелард.

– Это смешно, – фыркнул Ханс, с которым мы так и не общались с момента последней репетиции. Странно, но за всю эту неделю он ни разу так и не попался мне на глаза. Если он и вправду является сыном Императора, то разве по статусу ему бояться жену вассала своего отца? В его совестливость тоже не особо верится.

– Это не смешно, – ничуть не смутился оборотень. – Она будет тренироваться вместе с нами.

– Аб, она девушка, – медленно произнес темноволосый парень с косой. – Какими бы способностями она не обладала, физически она всё равно уступает и будет уступать при любых тренировках. Она не может убежать от противника, не может вступить в схватку, да даже с оружием не умеет обращаться. Что за глупости? Девушек никогда не брали в мужские команды, тем более, полукровок. Извини, – без особого раскаяния бросил он мне.

– Тем более, Мария не умеет управлять собственной магической энергией, она учится от силы месяц, – поддержал его Крис. – На что ты рассчитываешь?

– А ей и не придется вступать ни с кем в схватку, – почесал затылок Абелард. – В общем, слушайте мое предложение: Маша управляет реальностью с помощью пения, и это станет основой нашей стратегии. Нам не придется драться с противником, потому что Маша споет колыбельную, и все остальные команды попросту уснут.

– С чего ты взял, что я смогу это сделать? – издав нервный смешок, спросила я. – Магия голоса просыпается не по щелчку пальца, для этого нужны эмоции, желание.

– Да, когда ты не умеешь управлять магической силой, – печально вздохнул Крис. – Аб, серьезно, это плохая идея. Она совершенно не готова к этому.

– Давайте это проверим, – не растерялся оборотень. – Маша, спой мне, – потребовал он.

– Что спеть? – опешила я.

– Колыбельную.

Посмотрев на остальных парней, я поняла, что это не шутка. Все. Кроме Абеларда, смотрели на меня с сочувствием и жалостью. Закатив глаза, я запела:

– Спит убитая лисичка, спит задушенная птичка,

Обезглавленный хомяк – посмотри-ка, как обмяк.

Утонув в зловонной жиже, спят в аквариуме мыши,

А на высохшем полу рыбки кучкой спят в углу.

Спит десантник на камнях, парашют с собой не взяв,

Ошибившись только раз, спят саперы в этот час,

И придавленный бревном спит строитель мертвым сном.

Не печалься, не грусти, спи, малыш, и ты усни.

Абелард прыснул, остальные парни начали негромко смеяться.

– Что, спать никому не хочется? – деланно удивилась я. – Как жаль!

– Как бы после такой песенки навсегда не уснуть, – мрачно заметил темноволосый парень. – Но мне захотелось зевнуть, – его зевок заразил всех нас, и мы поочередно начали зевать.

– Абелард, спасибо за предложение, но ты сам видишь, что ничего хорошего из этого не выйдет. Мне не хочется позорить вас и позориться самой, – я уже развернулась, чтобы уйти, как вдруг меня остановил незнакомец с косой.

– Постой, – протянул он. – Давай ещё кое-что попробуем. Так сказать, оценим твой потенциал, – он отошел шагов на десять, взял в углу мяч и положил его на одну из деревянных скамеек. Затем вновь вернулся ко мне и встал за спиной, вызвав смешанные чувства. – Слушай, – произнес парень и положил свои руки мне на плечи, заставив дернуться, – сейчас закрой глаза и сосредоточься на мяче. Ощути свои внутренние силы, свою магию, что течет в твоих венах.

Я попыталась последовать его совету и через несколько попыток и вправду начала чувствовать что-то невнятное внутри себя. Сложно сказать, магия это была или что-то другое.

– Можешь открывать глаза, если ощутила. Теперь перенеси часть своего внимания на мяч и хотя бы чуть-чуть подвинь его. Попытайся направить на него часть этой энергии и…

Я сделала, как он сказал. Направила на мяч крошечную часть той магии, что текла во мне, и тут спортивный зал пронзил громкий хлопок – кожаный мяч разлетелся на кусочки. Я испуганно взвизгнула, зажмурилась, прижалась к незнакомому парню. Когда открыла глаза, увидела перед собой спину Криса. Дракон распростер руки, защищая меня от ошметков мяча.

– Цела?! – испуганно спросил он, обернувшись.

– В-вроде, – промямлила я.

– Ха-ха, – рассмеялся Абелард. – Все видели?! И вы ещё сомневаетесь, что с ней мы добьемся победы?! Да за эти месяцы, что отведены на подготовку, мне Машу так натаскаем, что она всех соперников будет лопать как эти мячики!

– Я не знаю, как это получилось, – мотала головой я. Перспектива лопнуть живого человека была мне не по душе.

– Это говорит о серьезном магическом потенциале, – Крис одарил меня проницательным взглядом. Впервые за все время мы с ним посмотрели друг другу прямо в глаза. В памяти тут же всплыл его голос, шум дождя и страшный ветер. Кристофер спас меня тогда, унес с той проклятой площадки, а ведь я даже не поблагодарила его за это. Нехорошо получилось. Однако, при словах «магический потенциал», мы оба вспомнили ту самую бурю. – Тебе нужно как можно скорее научиться управлять этой силой, пока не натворила бед.

– Поможешь? – с напором спросил Абелард, подходя к нам.

– Почему я? – мрачно поинтересовался Крис.

– Ты лучший в этом деле, – привел весомый аргумент оборотень. – Я видел, как ты управляешься с внутренней магией. Знаешь, даже непрофессионалам видно, что ты в этом деле мастер. Поднатаскай Машу, объясни ей основы.

– Хорошо, – не очень уверенно пожал плечами Крис, задумчиво смотря в сторону. Явно раздумывал над тем, что на это скажет его начальство. – Ты не против?

– Я только за, – хищно улыбнулась ему, предвкушая массу новых возможностей. Крис – один из приближенных Ариса, дракон, который знает моего мужа несколько десятков, а возможно, и сотен лет. Да он же кладезь информации и полезных советов! Ох, чувствую, что мы о многом пообщаемся на наших совместных занятиях.

– Ну, тогда начнем на днях, – обтекаемо ответил он. – Правда, не уверен, что это позволит Маше участвовать в соревнованиях. В физической силе, ловкости и навыках боя она проигрывает в любом случае.

– Если Маша сможет достичь хороших результатов и научится полноценно управлять голосом, сила ей и не понадобится. Мы с ней пройдем все уровни от начала и до конца, будем защищать её как ключ к победе, – высокопарно заявил Абелард.

– Я предлагаю такой вариант, – цокнул языком Ханс. – Мария пока что останется запасным игроком. Она не войдет в основной состав, пока не докажет, что достойна этого. Если она справится и освоит основы управления магией, то мы изменим стратегию ведения игры. Если нет, то все останется по-прежнему.

– Хорошо, – с неудовольствием согласился Абелард, вынужденный отступить под напором большинства. – Но Маша будет присутствовать на наших тренировках. К тому же, готовься к внеклассной физической нагрузке. Завтра утром жду тебя на пробежку.

– Что? – к такому я оказалась не готова. – Бегать утром?! – никогда не была противницей здорового образа жизни, но всегда считала тех, кто способен вылезти ни свет ни заря из теплой постельки, чтобы побегать, немного чокнутыми. Ну, это же издевательство над человеком в чистом виде! – Не хочу, – надула губы я, вызвав улыбку умиления у Абеларда. – Вечером – я ещё подумаю, но утром ни за что.

– Если я сказал «утром», значит, утром, – мягко, но настойчиво повторил он. – Это не обсуждается. За полчаса до завтрака у восточного входа. Не опаздывай.

– Я не приду, – прямо сказала я. Моё решение было не менее твердым, чем его.

– Тогда я сам тебя приведу, – пообещал он.

На том и порешили. В этот вечер меня отпустили, а парни остались в зале обсуждать некоторые вопросы, которые мне были малоинтересны. Идя обратно в общежитие, я пыталась понять, а нужны ли мне эти соревнования и участие в команде? Я никогда не имела никакого отношения к спорту, да и магией владею скверно, а честь Академии мне, мягко говоря, малоинтересна. Пока интерес представляет только регулярное общение с Крисом и индивидуальные занятия с ним. Если же мне не понравится или появятся новые обстоятельства, то просто откажусь. Отдавать свои силы мероприятию, которое мне неинтересно, я не намерена.

Стоит ли говорить, что тем же вечером, буквально через полтора часа после разговора с Абелардом и парнями, мой муж соизволил навестить меня? Арис как обычно проник через окно. Едва услышав треск, я отложила учебник и встала с кровати. Окно открылось, и Черный дракон с удивительной для своих габаритов ловкостью пролез в мою комнату.

– Здравствуй, душа моя, – радостно распахнул он руки для объятий. Признаться, до этого момента я была уверена, что встречу его холодно. Каждый день представляла, как он придет, а я всем своим видом буду демонстрировать холодность и спокойствие, давая понять, что я и не скучала вовсе. Мне хотелось наказать его за те слова, заставить почувствовать мою боль и, черт возьми, отомстить, заставить пожалеть.

Но всё сложилось иначе. Едва увидев Ариса, стоящего посреди моей комнаты, улыбающегося и абсолютно здорового, я обо всем позабыла. Никакие предохранители вроде женской гордости не сработали, и я бросилась в его объятия. Боже, как же это было приятно! Его широкая твердокаменная грудь была такой теплой, а объятия такими крепкими, что я, кажется, начала мурлыкать. Арис резко обхватил мои бедра, оторвал мое тело от пола и на весу поцеловал.

– М-м-м… – не удалось сдержать стон. Оказывается, я ужасно соскучилась по его поцелуям, таким сладким, таким дерзким. Губы дракона терзали мои, сминая их и покусывая. А когда я ощутила его язык, настойчиво изучающий мое нёбо, мне просто снесло крышу.

Следующий час я помню урывками, словно мне почистили память. Вот я срываю с Ариса рубашку и с наслаждением приникаю к его груди, а он уже активно расправляется с моими джинсами. Помню, как он толкнул меня на кровать, а в следующий миг я ощутила его в себе. Всё слилось в один единый поток наслаждения. Я получала удовольствие от всего: от его тела, от резких и сильных движений, от влажных полуоткрытых губ. На загорелой коже выступили капельки пота, и в этот момент весь мир взорвался разлетелся на миллион мельчайших осколков.

Арис поцеловал меня в губы и ушел в ванную, а я подтянулась на подушки и, прикрыв глаза, наслаждалась пьянящей легкостью, что растекалась по всему телу. Когда Черный дракон вернулся, лег рядом и сгреб меня в объятия, словно плюшевую игрушку, его кожа благоухала моим гелем для душа с ароматом кокоса.

– Маша, у тебя потрясающая ванна, – с восхищением прошептал он. – Открыл кран – и льется горячая вода! И не надо никаких слуг, чтобы таскали воду. Интересно, у нее есть лимит? Она может закончиться?

– Нет, её льется столько, сколько тебе нужно, – не открывая глаз, промурлыкала я.

– А почему у тебя в комнате так холодно? На улице жара, а у меня, вон, кожа стала гусиной.

– Работает сплит-система, – с улыбкой пояснила я. – Это такая техника для охлаждения помещения.

– Я бы не отказался такую технику к себе во дворец поместить, – задумчиво произнес Арис. – Но, ладно, сейчас не об этом. Так, что, ты решила, будешь участвовать в соревнованиях Академии?

Я резко распахнула глаза.

– Уже донесли, – уверенно кивнула своим мыслям.

– Не донесли, а доложили, – поправил меня дракон. – Скажу прямо: я против, – произнес он, накручивая мои волосы себе на палец, но чувствовалось напряжение и настойчивость. – Никогда девушки не участвовали в мужских командах, за очень редким исключением. Зачем брать неопытную первокурсницу и изматывать её тренировками? Маша, опрошу тебя как муж, откажись.

– Крис обещал позаниматься со мной, – пожала плечами я. – Да и окончательное решение ещё не принято, давай не будем торопиться.

– Если хочешь, он будет заниматься с тобой и без всяких соревнований, – уверенно заявил Арис. – Я не хочу, чтобы ты надрывалась на этих тренировках. Откажись, – с нажимом произнес он.

– Арис, в чем дело? – я приподнялась на локте и посмотрела ему в лицо, подозрительно прищурив глаза.

– Я против твоего участия в этих соревнованиях, – твердо повторил мне муж. Было видно, что эта тема тревожит его, и ему приходится сдерживать эмоции. – Не хочу ничего запрещать тебе, поэтому прошу: откажись.

– А если не откажусь? – вскинула бровь я. – Что тогда?

– Маша… – опасно прорычал Арис.

– Никакого решения ещё не принято, – выдохнула я, разряжая обстановку. – Возможно, что меня итак не примут, так что давай решать проблемы по мере их поступления. Индивидуальные занятия с Крисом мне сейчас не помешают.

Как и следовало ожидать, Арис ничего не имел против общения с Крисом.

– А как у тебя дела? – спросила я, с трудом придавая своему голосу оттенки спокойствия и умиротворения. Эта тема волнует меня всю последнюю неделю, но посвящать Ариса в свои переживания нет никакого желания – не поймет. – Что ты надумал?

– О чем? – не понял он.

– О продолжении своего рода, – вздохнула я, сглотнув слюну.

– Маша, не бери в голову, – поморщился дракон. – Не думай об этом.

Вот, и как мне реагировать? Я не понимаю, то ли он действительно оставил идею с оплодотворением бывшей любовницы, то ли пытается усыпить мою бдительность и все таки пойти налево. Если скажу о своих подозрениях прямо, то обижу его и нарвусь на ссору, ведь никаких доказательств и аргументов, кроме собственной ревности, у меня нет. Пришлось прикусить язык и сделать вид, что всё хорошо.

– Какие у тебя планы на следующие выходные? – спросил он.

– Не знаю, – пожала плечами я. – А что?

– Я предлагаю нам куда-нибудь выбраться, прогуляться, пообщаться. Я ведь говорил, что хочу сводить тебя на свидание.

– Извини, но мне нужно на Землю в следующие выходные, – помотала головой я. – Нужно купить кое-что, что-то забрать. Ты ведь не против?

– Нет, – сквозь зубы прорычал Арис. – Это что, так срочно? Неужели нет другого времени?

– Нет. Я учусь всю неделю, когда еще мне ездить на Землю? В конце концов, раз не можешь со мной, своди на свидание кого-нибудь ещё, – не удержалась от шпильки я.

– В смысле? – не понял Арис. – Как? Зачем?

– Ну, ведь, согласно твоей логике, если ты не можешь чего-то добиться от одной женщины, нужно просто обратиться к другой. Разве это не так? – захлопала глазами я.

– Маша, – выдохнул Арис, – я хочу провести с тобой время. Что непонятного?

– Время хочешь проводить со мной, а детей рожать от другой? – уточнила я. – Удобно устроился!

– Да, черт возьми! – вскричал он так, что я вздрогнула всем телом. – Потому что если я сделаю ребенка тебе, ты умрешь. Понимаешь ты, что такое смерть? Ни черта ты не понимаешь, – ругнулся он, заложив руку себе за голову. – В девятнадцать лет я тоже не понимал, что могу умереть, когда бросался на моргла безоружный. Вот и ты такая же. Живешь эмоциями, чувствами, какими-то глупыми установками, не понимая, что главное – это ты сама и твоя жизнь.

– Когда ты намерен переспать со своей бывшей любовницей? – сглотнув, спросила я.

– Никогда, – выплюнул Арис. – Если ты это так не приемлешь, то я найду иной выход. Возьму дальнего родственника на воспитание, выращу его как сына. Что-нибудь придумаю. Но детей у нас с тобой не будет никогда.

– Но ведь моя мама тоже человек, – осторожно возразила я. Арис напоминал пороховую бочку: поднеси спичку, и рванет. – Она же как-то родила меня и выжила.

– Посмотри на меня, – закрыв глаза, раздраженно выдохнул Арис. – Ты видишь, что я крупнее других драконов? Это потому, что мой род – один из самых сильных не только в клане, но и во всей популяции. Наши детеныши тоже крупнее обычных драконов и уж точно крупнее человеческих детей. Твой отец – Красный дракон, они небольшие по размеру, многие женщины выживают после родов от Красных. Но не в твоем случае. Ты попросту не сможешь его родить, понимаешь? Ребенок не сможет выйти из тебя. Несколько дней ты будешь мучиться в схватках, кричать, а по итогу у тебя не выдержит сердце, и ты умрешь. Я уже это видел, и не раз, – печально вздохнул Арис.

– Ты видел, как рожают другие женщины? – удивилась я.

– Я же не в изоляции живу, – горько усмехнулся дракон. – У меня много друзей, знакомых, подчиненных. У многих из них есть жены и дети. Примерно каждые пятые роды заканчиваются смертью матери, каждые седьмые – смертью матери и младенца. Можешь злиться на меня, обижаться, но я не хочу тебе такой же участи. Слишком велик риск. Нет, Маша, никаких детей.

Я не смогла придумать аргументов, чтобы возразить ему. Кесарево драконам противопоказано, а других способов родить крупного малыша я не знаю. Арис ясно дал понять, что нет никаких гарантий того, что даже полнокровная драконица сможет родить ему ребенка и не умереть. Возможно, Арис действительно прав, вот только, как быть с тем, что я по-настоящему хочу родить ему малыша?

Несколько минут мы провели в молчании. Я лежала на его плече, Арис обнимал меня левой рукой, теребя кончики моих волос. Я вообще заметила, что ему нравится трогать их, нюхать, накручивать себе на палец.

– О чем вы говорили с Императором, когда мы с Крастором ушли? – сменила тему я.

– Он интересовался судьбой своих подданных, которых передал мне по настоянию, – скучающим тоном ответил Арис.

– Каких подданных? – не поняла я.

– Тех, кто осмелился похитить мою Шафат, – дракон поцеловал меня в висок.

– А-а-а, – понятливо протянула я. Так, он о той троице бандитов, что проникли в мою спальню, связали меня, похитили, а потом ещё и домогались. – А что с ними? – раньше у меня не было времени, чтобы озадачиться их судьбой, но сейчас я заглядывала Арису в лицо, ловя каждое слово.

– Они тебя больше не тронут, – с нежностью прошептал дракон. – Никогда.

– Арис, – серьезнее произнесла я, – что с ними случилось?

– Одному я вырвал глотку, – будничным тоном отвечал мне дракон, – второго избил до смерти, а третьему отрезал руки и яйца. Он умер от потери крови, – он говорил так спокойно, будто обсуждал свой вчерашний завтрак, а не убийства.

– Ты убил их? – прошептала я, округлив глаза.

– Конечно, – пожал плечами Арис. Я смотрела на своего мужа и пыталась представить его в роли жестокого палача. Впрочем, сделать это было совсем не сложно. Лишь в последнее время Арис начал вести себя со мной мягко, проявляет заботу, оберегает от негатива. В первые дни нашего знакомства Черный дракон производил именно такое впечатление: жестокий, не знающий жалости мужчина, способный открутить голову любому, кто встанет у него на пути. – Я думал, ты обрадуешься, – мрачно заметил Арис, наблюдая за тем, как я помрачнела.

– Чему?

– Тому, что твоих обидчиков больше нет! Что опять не так, Маша?

– А что ты чувствовал, когда убивал их? – спросила я, внимательно всматриваясь в лицо мужа.

– Удовлетворение, – ответил он, кивнув своим мыслям. – Мне нравилось заставлять страдать тех, кто причинил тебе боль.

– А тебе совсем не было их…жаль? – спросила я и тут же поняла, насколько глупо звучит мой вопрос. Если один дракон отрезает яйца другому дракону, то он точно не знает, что такое жалость.

– Ни капли, – хохотнул Арис. – С какой стати мне жалеть того, кто покусился на мою женщину?! Вот ещё, – презрительно фыркнул он.

– Просто… – прошептала я, представляя себе, как он издевается над кричащими и окровавленными мужчинами, как режет их, избивает, калечит. Б-р-р! – Я не представляю, как можно такое творить. Как можно пытать кого-то и потом спокойно спать? Я муху убить боюсь, а ты людей убивал!

– Женщины, – покачал головой Арис. – Вы совершенно не созданы для борьбы и сражений.

– Сколько всего людей ты казнил?

– Людей я не казнил, только драконов, – легко ответил он. – Не мало. Около пяти в год.

– А сколько пытал? – прошептала я, чувствуя, что подбираюсь к опасной теме. Арис повернул голову и посмотрел мне прямо в глаза. Какое-то время мы играли в гляделки, а потом он произнес:

– Маша, давай спать.

Это тоже, своего рода, ответ. Арис пытал, и не раз, не два и даже не десять. Он делал это постоянно. Мучить и калечить людей – одна из его обязанностей. Подумать только, он вырвал глотку дракону! Какая сила для этого нужна? И не только физическая, но и внутренняя. Какие ценности и опыт должен быть у того, для кого убивать – обыденность?

– Арис, – обратилась к нему я, когда сон уже подступал к глазам.

– М? – отозвался дракон.

– Я хочу тебя предупредить. Если ты вдруг передумаешь и решишь зачать наследника с другой драконицей, то знай, что в таком случае я рожу ребенка от оборотня или человека.

– Маша, – зарычал на меня Арис, его тело мгновенно окаменело, хотя я была уверена, что он уже засыпает, – не смей говорить мне такие вещи! – почти выкрикнул он. – Этого не будет никогда! Клянусь тебе, я убью его и уничтожу весь его род!

– Ну, значит, – тихо и спокойно отвечала я, – не делай глупостей. Кстати, Арис, спасибо. Мне и вправду стало легче от того, что они теперь мертвы, – и, повернувшись на бок, закрыла глаза и заснула под обиженное сопение мужа.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю