332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Алексей Шерстобитов » Ликвидатор. Исповедь легендарного киллера » Текст книги (страница 7)
Ликвидатор. Исповедь легендарного киллера
  • Текст добавлен: 4 октября 2016, 23:36

Текст книги "Ликвидатор. Исповедь легендарного киллера"


Автор книги: Алексей Шерстобитов




Жанр:

   

Публицистика



сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 24 страниц) [доступный отрывок для чтения: 9 страниц]

ПОГИБШИЕ ОТ РУК СВОИХ


ФИО Место в иерархии Прозвище Причина смерти Год гибели Кем убит Место упокоения
1Юрий ЛукьянчиковБригадир«Африканец»застрелен1994 годАлексеем КондратьевымЗакопан в лесной массив
2Рядовой член«Иваныч»застрелен1994 годЮрием ТарасовымЗакопан Дмитровское шоссе, пос. Северный
3Григорий ГусятинскийАвторитет«Гриня»; «Северный»застреленянварь 1995 годаАлексеем ШерстобитовымХованское кладбище
4Алексей СадовниковБригадир«Банщик»задушен и сожжён########Сергеем Махалиным или Сергеем Ананьевскимгаражи у Путевого проезда г. Москва
5Юрий БачуринСтарший «Лианозовской» бригады, авторитет«Усатый»задушен и сожжён########Юрием Тутылёвымгаражи у Путевого проезда г. Москва
6Сергей КондратьевРядовой член«Кондрат»задушенавгуст 1995 годаСергеем СимоновымЗакопан, лесной массив Петушковский район
7Сергей АнаньевскийАвторитет«Культи к»застрелензима 1996 годаПавлом ЗеленинымХованское кладбище
8Юрий ФедуловБригадир«Шарпей»застрелен в Греции на яхте «Оси»1996 годАлексеем КондратьевымДно Средиземного моря
9Игорь СмирновБригадир«Шульц»застрелен в Греции на яхте «Оси»1996 годАлексеем КондратьевымДно Средиземного моря
10Игорь СергеевРядовой члензастрелен########Сергеем Махалиным, Баниным, Владимиром ГрибковымЗакопан в лесной массив у д. Шибаршино Можайского района
11Михаил СергеевРядовой член, брат Игоря Сергеевазастрелен########Сергеем Махалиным, Баниным, Владимиром ГрибковымЗакопан в лесной массив у д. Шибаршино Можайского района
12Казарезжена Михаила Сергеевазастрелена вместе с мужем и его братом########Сергеем Махалиным, Баниным, Владимиром ГрибковымЗакопана в лесной массив у д. Шибаршино Можайского района
13Сергей ВолодинАвторитет«Дракон»застреленфевраль 1996 годаПавлом ЗеленинымХованское кладбище
14Сергей ДмитриевРядовой член, водитель Гриши«Полпорции»задушенлето 1996 годаДмитрием ЗначковскимЗакопан в лесном массиве, Подольский район г. Климовск.
15Игорь ЦаренкоРядовой член«Злой»застреленноябрь 1997 годаОлегом МихайловымЗакопан в лесном массиве, Подольский район г. Климовск.
16АрменСтарший «Лианозовской» бригады, авторитет«Армен»передоз1997 годвыброшен на улицу из наркоманского притона
17Андрей МарушкинРядовой член«Владимирский»передоз, пропал без вести1997 год
18Евгений ЛюбимовСтарший «Лианозовской» бригады, авторитет«Женёк»застрелензима 1997 годатруп оставлен и сгнил в квартире
19Дмитрий ПироговРядовой член«Пирог»Поломан, задушен, расчленён1997 годТолстиковым, Алексеем КондратьевымЗакопан, лесной массив Петушковский район
20Юрий Тутылёврядовой член, исполнитель«Мясной»передоз, пропал без вестиянварь 1997 года
21РоманРядовой член, крестник Пылёва О.«Москва»передоз1997 годВывезен в коробке из-под холодильника и закопан на помойке
22Павел ЗеленинРядовой, исполнительпередоз1998 годтюремная больница СИЗО «Матросская тишина»
23Витас Казюконисрядовой член, исполнительповесился, пропал без вести1998 год
24Дмитрий ЗначковскийРядовой члензадушенфевраль 2000 годаД.Туркиным, А. КондратьевымЗакопан, лесной массив Петушковский район
25Василий ЦарьковРядовой члензастрелен2000 годОлегом МихайловымЗакопан, лесной массив Петушковский район
26Сергей СимоновРядовой член, крестник Пылёва О.«Пельмень»застрелен2001 годОлегом МихайловымЗакатан в бетон гаража на ул. Тестовская
27Игорь БанинРядовой член«Баня»застрелен2001 годОлегом МихайловымЗакопан в лесном массиве, г. Верея
28Игорь Островскийрядовой член«Чикаго»Застрелен2001 годСергеем Махалиным и Олегом Михайловым
29Максим ЗотовБанкир«Макс»выбросился с 16-ого этажа за день до допроса13.11.2006 года


ОТВЕТНЫЙ ВЫСТРЕЛ (осужденные)


ФИО Прозвище Место в иерархии Каким судом осужден и когда Судья Приговор Примечание
1.Олег Михайлов«Хохол»Рядовой член, исполнительПриговор Мосгорсуда от 10.09.2007 годаОткинПожизненное заключение                   
2.Буторин Сергей«Ося»Авторитет, «старший» Ореховско-Медведковско-Одинцовской ОПГПриговор Мосгорсуда от 06.09.2011 годаПожизненное заключение                                
3.Марат ПолянскийБригадир, исполнительПриговор Мосгорсуда от 06.09.2011 года17 лет колонии строгого режима                                
4.Андрей Пылёв«Малой»Авторитет, «старший» Медведковской ОПГПриговор Мосгорсуда от 27.09.2006 год21,5 года строгого режима, идёт второй суд.                         
5.Олег Пылёв«Генерал»Авторитет, «старший» Медведковской ОПГПриговор Мосгорсуда от 10.09.2007 годаОткин, ШтундерПожизненное заключение +18 лет                     
6.Александр ФединРядовой членПриговор Мосгорсуда от 10.09.2007 годаОткин12 лет строгого режима
7.Вячеслав Пономарёв«Моряк»Рядовой членПриговор Мосгорсуда от 10.09.2007 годаОткин25 лет строгого режима
8.Алексей Шерстобитов«Солдат»Старший группы, исполнительПриговор Мосгорсуда от 29.09.2008 годаЗубарев, Штундер23 года строгого режима
9.Махалин Сергей«Лысый», «Камбала»Бригадир, исполнительПриговор Мосгорсуда от 10.09.2007 годаОткинПожизненное заключение
10.Васильченко АлександрРядовой член, исполнительПриговор Мосгорсуда от 19.05.2004 годОткинПожизненное заключение
11.Филиппов АндрейРядовой член, исполнительПриговор Мосгорсуда от 10.09.2007 годаОткин14 лет строгого режима
12.Туркин Дмитрий«Ушастый»Рядовой членПриговор Мосгорсуда от 10.09.2007 годаОткин12 лет строгого режима
13.Грибков Владимир«Булочник»Рядовой член, исполнительПриговор Мосгорсуда от 10.09.2007 годаОткин14 лет строгого режимана свободе
14.Гусев ПавелРядовой членПриговор Мосгорсуда от 10.09.2007 годаОткин10 лет строгого режимана свободе
15.Виктор ГусятинскийПредпринимательПриговор Мосгорсуда от 10.09.2007 годаОткин5 лет строгого режимана свободе
16.Павел МакаровРядовой членПриговор Мосгорсуда от 29.09.2008 годаШтундер13 года строгого режима
17.Сергей ЕлизаровРядовой членПриговор Мосгорсуда от 29.09.2008 годаШтундер13 года строгого режима
18.Александр Погорелов«Санчес»Член группы ШерстобитоваПриговор Мосгорсуда от 03.03.2008 годаЗубарев12 лет строгого режима
19.Сергей ВилковЧлен группы ШерстобитоваПриговор Мосгорсуда от 03.03.2008 годаЗубарев10 лет строгого режима
20.Пустовалов Александр«Солдат»Рядовой член, исполнительПриговор Мосгорсуда от 19.05.2004 год24 года строгого режима.
21.Игорь Климов«Клим»Рядовой членПриговор Мосгорсуда от 19.05.2004 год9 лет строгого режима
22.Олег Толсти ко вРядовой членПриговор Мосгорсуда от 10.09.2007 годаОткин4 года строгого режима
23.Алексей Яковлев«Велосипедист»Рядовой членПриговор Мосгорсуда от 10.09.2007 годаОткин8 лет строгого режима
24.Алекей Кондратьев«Кондрат», «Гиви»Рядовой член, исполнительПриговор Мосгорсуда от 10.09.2007 годаОткин15 лет строгого режима
25.И.А. КоршуновПредпринимательПриговор Мосгорсуда от 10.09.2007 годаОткин10 лет строгого режима
26.Дмитрий КуликовРядовой членПриговор Мосгорсуда от 19.05.2004 год18 лет строгого режима
27.Сергей ФилатовРядовой членПриговор Мосгорсуда от 19.05.2004 год18 лет строгого режима
28.Руслан ПолянскийРядовой членПриговор Мосгорсуда от 19.05.2004 год17 лет колонии строгого режима
29.Олег ПронинРядовой членПриговор Мосгорсуда от 19.05.2004 год17 лет колонии строгого режима
30.Александр КравченкоРядовой членПриговор Мосгорсуда от 19.05.2004 год8 лет строгого режима
31.Яков ЯкушевРядовой членПриговор Мосгорсуда от 19.05.2004 год8 летусловно
32.Дмитрий УсалёвРядовой членПриговор Мосгорсуда от 19.05.2004 год8 летусловно
33.Виктор СидоровРядовой членПриговор Мосгорсуда от 19.05.2004 год5 летусловно
34.Дмитрий БелкинАвторитет, «старший» Одинцовской ОПГАрестован в г. Мадрид, ведутся переговоры об экстрадиции. Обвиняется более чем в 30 убийствах.


ОСТАВШИЕСЯ НА СВОБОДЕ


ФИО Прозвище Причины
1. Александр Шарапов«Шарап»В розыске, возможно мёртв
2.Тимофей Карасёв«Тимоха»Свидетель обвинения
3.Павел АмелинСвидетель обвинения
4.Александр«Шурик»Свидетель обвинения
5.Владимир ЛенскийСвидетель обвинения
6. Владимир Бабей«Бабей»Свидетель обвинения
7.Игорь БатраченкоСвидетель обвинения
8.Сучков ЭдуардК делопроизводству не привлекался
9.Дмитрий Чернухин«Харя»Свидетель обвинения
10.Сергей Чаплыгин«Чип»Свидетель обвинения
11.Буторин Александр«Зомб»Свидетель обвинения

Кто из них не канул в лесу или водоёме, были похоронены с блестящими почестями, уже не нужными мёртвым, но будоражащими чувства живых. Такие похороны, как у «Сильвестра» или «Культика», должны были сплачивать, давать представление о братстве и показывать, что все мы мощный кулак, не отдающий «своё», а на чужое, якобы, не зарящийся.

Кавалькада машин, блестящих и дорогих, накупленных за малую часть от настоящей стоимости, отобранных за долги, украденных, с перебитыми номерами и так далее. Со спортивного вида бойцами, коротко стриженными, в кожаной униформе, мужественными лицами и со взглядами, говорящими о том, что их владельцы не только готовы на всё, но и всё это делали уже неоднократно. Они напоминали движущиеся очереди, где четверным-пятым ехал катафалк, иногда и не один, а впереди едущие несколько машин перерезали движение встречных и боковых потоков, вне зависимости от ширины и значения дорог и трасс. Иногда это делали либо оплаченные, либо всё понимающие и входящие в положение ГАИшники – все под Богом ходим. Но многие считали подобное недопустимым. Люди, стоявшие в образовавшихся пробках, поначалу выскакивали, кричали, сигналили, ругались, махали руками, находились предлагавшие деньги за проезд или угрожавшие молчаливо стоящим и сегодня спокойным «боевикам». Но появляющаяся процессия из сотни, а то и более машин, набитых теми, чьи имена, по крайней мере, некоторых произносили шепотом, заставляла рокот становиться тише и превращаться в негромкий ропот.

Проезжающие же ощущали свою силу, превосходство и далёкую отстранённость от этого мира, никогда не понимающего, но по-честному завидующего той категории людей – личностей, может, и не там применяющих свои силы, однако не боящихся не только делать запредельное, но и отвечать за это жестко, порой теряя и жизнь. Это вам, для сравнения, не сегодняшние в большинстве чиновники и все те, кому вы и мы несём взятки и о чем-то просим – причем не потому, что они из себя что-то представляют, а лишь потому что занимают, волею случая, кресло, пост, а то и табуретку, специально поставленную так, чтобы заслонять вход. В отличие от первых, этих не убивают, не преследуют, не сажают. Нет, о них и их прегрешениях только говорят, грозя в их сторону пальцем, но твёрдо придерживая другой рукой, увеличивая их количество и, соответственно, ухудшая их качество!

Хотя не перевелись ещё и за своё и за чужое радеющие люди, которые могут где-нибудь у машины, у гаража или в подъезде невзначай спросить: «Уважаемый, зачем так ведёшь себя?!». И популярно объяснить, что если уж всех уважать не в состоянии, то пусть хоть научится видеть разницу, а для начала могут и дать ему хотя бы на одну треть от возможного максимума страдануть, скажем, спалив автомобиль, появившийся у владельца в виде очередной взятки (ведь не убудет!), и отвесить пинок, придающий инерцию для полёта метров на 5–6. А если жалобы со стороны населения возобновятся, увеличить давление еще на треть.

Отпевание в церкви, дорогой гроб, необычная музыка, красивые, многообещающие слова, клятвы о мести и обещания жене содержать пожизненно её и детей, как я уже неоднократно писал и повторяю в третий раз (ибо это было фоном, на который накладывалась вся основная жизнь, и пусть станет фоном для каждого, читающего эту книгу, чтобы проще понять происходящее): во всё это верилось и, частично, подтверждалось. По крайней мере, до моего откровенного разговора в конце 1994 года с Андреем Пылёвым перед принятием мною решения об устранении Гриши, я свято верил (и это совпадало с моим мировоззрением, сформированном в годы обучения и службы) в то, что находили и мстили, таким образом предупреждая «межклановые войны», а соответственно, и свои потери. Иногда это было так, но чаще, увы, были просто личные амбиции «Северного» – очень злопамятного и мстительного человека. «Иваныч» до такого не опускался, он и сам лично с любого спросить мог и никого не боялся. Но такой бизнес, манеры и средства его ведения были присущи тому времени. Он мог спустить обиду, простить, если извинялись, но не уступить или отдать своё. Раз сказав «нет» или «наше», уже не повторялся, а рубил с плеча, поэтому часто приходилось слышать: «Да если даже след этого человека в этом вопросе есть, то мы из уважения уступаем».

Было и по-другому и по-другому заканчивалось, как скажем с «Птицей» и его «Птицинскими» при перестрелке у театра Советской армии и Музея вооруженных сил в 1994 году. Я не присутствовал, но во всех красках и подробностях знаю со слов нескольких участников, повествовавших мне об этом в разное время. Сейчас уже и не вспомню причин тех событий, только на «стрелу», среди прочих, ездили О. Пылёв, Гусятинский, Бачурин, Любимов. «Культик» единственный ехал, зная, как она закончится, народу же просто сказали быть готовыми, впрочем, почти как всегда – по-серьёзному. Каждый приехал во всеоружии. Расставились, окружив место встречи и пути возможного отхода, периодически созванивались друг с другом или переговаривались по радиосвязи, что допускали крайне редко, опасаясь «прощупывания эфира». О действиях договорились заранее, хотя каждый и так знал, что делать в крайнем случае, но, странно, не о ведении самих переговоров. Подъехал Ананьевский («Культик»), поздоровался с тем, кто был открыт и поблизости, направился к идущим по лестнице оппонентам, тех было не более десяти – меньше нашего. Ничто не предвещало быстрой и грустной развязки, хотя «более удачного» места для нее найти было сложно – отходов море: два парка, две станции метро не более чем в километре, много трасс и дорог, общественных центров культуры, спорта и так далее. Место всем знакомое, а для нас вообще, родное. «Пыли» и Гриша постоянно собирали своих подчиненных на стадионе «Слава», а Селезнёвская улица была не только местом дислокации, но и районом, где они выросли и впервые увидели свет.

Всё произошло крайне быстро, протягивая и пожимая руку «Птице», Сергей «Культик», левой рукою вынул небольшой «ствол», как потом оказалось, мой подарок, и без тени сомнения, приставляя его ко лбу очередного «авторитета», спустил курок. Через секунду атмосфера пятачка, расположенного недалеко от памятника А.В. Суворову, разрезалась сухими хлопками выстрелов, ранящих и добивающих и, по-моему, даже не успевших дать отпор и не сопротивляющихся, чем-то перешедших дорогу тогдашнему «королю» преступного мира, так и не ставшему «вором в законе» – «Сильвестру». «Птица» лежал навзничь, холодеющий и ничего уже не представляющий. Взгляд, вперившийся в небо, смотрел на приближающуюся тьму, а душа отлетала, то ли пока еще ничего не поняв и сожалея о неудаче, то ли виня себя и свои действия, из-за которых души ещё троих соратников покидали вместе с ней мир земной. А может быть, в такие мгновения душу перестает интересовать происходящее в этом мире, а только предстоящие мытарства, «страшный суд» и приговор, ждущий каждого из нас, после которого лишь два выхода – на лестницу вверх, к свету, или вниз, к мразотной тьме?

Кому-то всё же удалось избежать такой же участи, и один из них, пробегая жигули седьмой модели, удачно припаркованные под выбранный заранее сектор обстрела с внимательно наблюдавшим за происходящим «Шарапом», тем самым парнем из «Крылатского», державшим наготове свой ПМ (8 патронов + один в стволе), разогнавшись без оглядки, не справился со скоростью, а может, от переизбытка адреналина и не заметив машину, со всего маха «въехал» в решетку радиатора, на секунду застыл в позе «Г», и не выпрямляясь, растерялся от вида направленного на него в полуметре, через лобовое стекло, дула ствола. Слишком резкое нажатие на спусковой крючок дёрнуло ствол вниз, влево, и ещё раз и ещё раз… Беглец стоял, как завороженный и согбенный, с выпученными глазами, уже представляя себя кошкой, у которой ровно столько жизней, сколько пуль изрыгнул пистолет. Происходящего не понял никто из них, оба были в шоке. Затвор находился в заднем положении, запертый затворной задержкой, что говорило об окончании боеприпасов, но палец упорно выжимал ещё хотя бы один. Первым опомнился безоружный, хотя и державший в руке пистолет, в суматохе то ли позабыв о нём, то ли от страха и неуверенности не подумал им воспользоваться, но рванул через машину, как показалось Александру, одним прыжком и вторым исчез восвояси – сушить портки и думать о смысле жизни.

Представляю величину комка в горле у «замечательного» стрелка, но ни взгляд, ни судорожно работающая мысль не давали объяснений, а делать что-то было нужно. Анус крепко вцепился через дорогие брюки в обивку сиденья, и отпускать не хотел. Ноги уже перебирались, как при беге, но ещё внутри салона. Понятно, что нужно было уходить, но глаза не могли найти ни одной дырки от пуль – если бы они были в исчезнувшем теле, то вряд ли оно могло бы двигаться с такой быстротой.

Это потом, через несколько часов, за множеством рюмок водки, «Шарап» понял, что ему, возможно, повезло не меньше, ведь парень мог так же разрядить свою пушку, но шансов промазать у него было меньше.

Несколько по-иному о том рассказывал Махалин, будто бы присутствующий на пассажирском сидении, но мне почему-то больше нравится именно этот вариант.

* * *

Воистину, Господи, чудесны дела Твои! Велика милость Твоя. Но какой вывод сделали и один и второй? Саня, по всей видимости, никакого, и об этом мы разговаривали на краю бассейна на вилле Андрея, принимая солнечные ванны и пуская колечки сигарного дыма. По прошествии многих лет, имея уже свои дома, входя в пятёрку основных представителей нашего «профсоюза», мы не то, чтобы жалели о содеянном, а уже вряд ли помнили о нём в полном размере!!! Сегодняшняя суета застила голос совести прошлого, но был ясен, хоть и часто слаб её голос в настоящем. Это отрезвляло, часто останавливало и, в результате, не дало сделать шаг для достижения самого дна пропасти и остаться, может, и содеявшим ужасное человеком, но человеком.

Завтра был «миллениум», а сегодня мы наслаждались редкими семейными идиллиями, совместив сразу три семьи. Неоформленную официально пару представляли только мы, но я свято верил во временность этого положения, хоть и очень долго продолжавшуюся, и тратил массу времени и денег, чтобы когда-нибудь прийти к решению этого вопроса. Девчонки щебетали и приятно суетились, готовясь к предстоящему походу в ресторан. Красивые и безопасные места, дорогие машины и одеяния, вкусная пища и вино и беззаботные две недели с красивой и любимой женщиной – это была моя предпоследняя поездка в Испанию и вообще встреча на свободе с «Андреем» и «Шарапом». Через пять лет стезя жизни круто повернётся и нарушит наше существование уже далеко отошедших от прежнего людей, занимающихся своим бизнесом, а главное, прочно вошедших в околосемейную идиллию с постоянным местом проживания, работой, а в моей ситуации уже, ещё чуть-чуть, и с женой. Но это после, а сейчас дышалось легко, здоровый, крепкий организм с трезвым разумом и огромным опытом по выживанию, просто наслаждался. Позади было двухдневное пребывание в Амстердаме, а впереди – солнце, удовольствие, свобода без напряжения, в России всегда чрезмерного. Мы вспомнили ту перестрелку, и Александр рассказал продолжение.

Очнувшись, он выбил простреленное стекло, так и не найдя дырок – лишь после, через две недели, на сервисе они чётко определятся, зияющие черным на капо-те, непонятно как не замеченные сразу. Схватив сумку, рванул как на «сотку». Пару раз в неделю, приезжая со своими парнями, он отмечал про себя, что машиной, кроме шпаны, никто не интересуется, а через 15 дней увёз через подставное лицо, которому якобы принадлежал автомобиль, его на сервис. Рейтинг всех участников, кроме трупов, дико поднялся, кроме «Ананьевского» – у него он и так давно зашкаливал за все мыслимые границы. Кстати, иногда на стрелках он приговаривал, обращаясь к противостоящей стороне: «На мне восемь воров, за каждого готов ответить, кто желает – подходите». Однажды этому я сам оказался свидетелем, причем нас было многим меньше, и мне подобное поведение показалось несколько безрассудным и нерасчётливым. Но странно, желающих никогда не находилось, за «голубую кровь» никто не спрашивал, хотя должны были. Но видно на то были причины у небожителей криминального мира. Не мне судить. Газеты пестрили заголовками о стрельбе в упомянутом месте и шести убитых, телевидение не отставало тоже, милиция в результате отрапортовала о разборке с. участием «чеченцев», а все настоящие участники о ней забыли до тех пор, пока не стали арестовываться доблестными органами. Но эти истории для будущего.

Но вернемся к «Филину» (Михаил Фомин, в прошлом – замначальника одного из спецподразделений ГУВД Москвы), а именно так называли того человека, жизнь которого я согласился променять на спокойствие и безопасность моей семьи и свою жизнь. «Усатый» с Пашей решили оставить на «точке» меня одного до самого исполнения, последний, по уговору с Юрой, должен был «прикрывать» меня лишь в момент выстрела. А сейчас они сидели у перекрёстка, в ожидании приближения тёмного мерседеса, на котором передвигался «клиент», чтобы дать об этом знать мне. Разумеется, всё должно было произойти по выходу, а не по входу, о котором меня тоже должны были предупредить. Смысл радийного сигнала был в том, чтобы не маячить на месте, с которого должен был быть произведен выстрел, и исключить случайных свидетелей, которые иногда шлялись к этому месту по всевозможным нуждам, а также минимизировать моё нахождение вместе с РПГ у окошка-отдушины. Была и ещё одна загвоздка: труба, в которой находился «выстрел», вставала на самовзвод и в обратное положение не возвращалась. Предохранителя же в одноразовой «базуке», как известно, не существует. И раз взведя, надо было палить. Поэтому, получив сигнал, я начал готовиться: проконтролировал приезд, обратив особое внимание на место в машине, где сидел этот человек, во что одет, как выглядит сегодня и что держит в руках.

Приехавший был просто огромен, высок, с окладистой русой бородой. Не знаю, кем он был, но мне показалось, что с него Врубель писал «Богатыря». Понимая, что у меня ещё час-полтора, начал приводить своё место «в порядок», в соответствии с планом оставления вещественных доказательств. Даже одел сеточку на голову, что бы на подшлемнике вдруг не остались мои волосы, чужие же были вклеены в него на случай, если потеряю его (так и произошло). Хорошо, с собой была вязаная шапка, на неё потом и одел каску по выходу из строения. Через 30 минут, ещё раз все проверив, просчитал возможные варианты отхода. По идее, нас должны были забрать «Усатый» с кем-то через квартал от места нахождения, но ему веры не было, да и Паша был чересчур подозрителен своим напуганным поведением, которое пытался списать на невозможность и неизвестность – ведь если я промахнусь, он тоже пострадает.

На всякий случай, я просил подъехать одного из «крылатских» к месту, обозначенному заранее, и находящегося чуть дальше и в стороне от места ожидания «лианозовских». Предупредительность не помешала. Время занятий спортом для этого богатыря было постоянным, соответственно, и время выхода также. Уже подготовившись и взведя гранатомёт, находясь в стойке положения «товсь», я запрашивал «Усатого» или Пашу. Ответов не было. Списав всё на разряженный аккумулятор в их «Гольфстриме», хотя заряжал сам, решил все же стрелять, к тому же дублирующий вариант с отходом к другому автомобилю был уже на месте.

Не хотелось думать, что Паша может подкрасться сзади после выстрела (ведь на запросы по рации он не отвечал) и сделать свой, но осмотреться как следует я уже не мог и просто надеялся на пару секунд, которые мне даст реактивная струя от выходящего «выстрела». А дальше… ПМ был под рукой, за поясом.

Далее все осталось в памяти, как и оставалось всегда потом в виде фотографий – покадрово, с достаточно чётким изображением.

Филин вышел в сопровождении двоих, ветра не было – ленточка, привязанная к ветке дерева у его машины еще ранним утором, даже не колыхалась. Дождя тоже не было, да это и не имело особого значения.

Выстрел должен был произойти сразу, как захлопнутся двери, тогда, при закрытых стёклах, плазма создаст вакуум с высокой температурой и всё довершит взрыв, скорее всего, неполного бензобака. Бородач был на пассажирском переднем сиденье, водитель слева от него. Их я видел четко, двери, закрываясь, приближались к кузову, всё застыло или двигалось очень медленно, верхний угол треугольника прицела точно на выбранной точке соединения лобового стекла и крыши, строго посередине машины. Плавное нажатие на тангетку… Спуск, хлопок сработавшего двигателя, толкавшего выстрел, похоже, сработал одновременно с закрытием дверей, всё должно было совпасть чётко, ведь севшие в машину могли почти сразу начать открывать окна, несмотря на имеющийся кондиционер, чего нельзя было допустить. Меня окатило жаром, в память врезалась поднимающая задняя часть «мерена», открывающийся багажник и…

Далее было неинтересно и, как казалось, предсказуемо. В голове стучало: свободен, свободен, свободен… И, как по пунктам, все в заранее определённых местах: здесь остановиться посмотреть, здесь прислушаться, здесь вообще, ни на кого не глядя и быстро, через забор, в проходняк, одетым рабочим, из него-уже интеллигентом в плаще и с пакетом, в поворот за углом, ещё один – из-за него уже без плаща, в свитере и бейсболке, с чуть большим другим пакетом. Тачка на месте – домой, по пути – звонок Григорию и в ответ его команда без одобрения – послезавтра к вечеру явиться в офис. Поеду, с надеждой разойтись миром не только по поводу пропавшего оружия, но и всего остального, и с уверенностью того, что больше подобного тому, что я сделал 5 минут назад, делать не буду.

Но это был совсем не конец, кто-то рогатый глумился надо мной, затягивая всё туже и туже. «Вечер послезавтра» обернулся утром и Пашиным звонком с требованием Гриши приехать как можно быстрее. Заподозрив неладное и не став спрашивать у подъехавшего уже, в чём дело и где они с «Усатым» вчера пропадали, так и не дождавшись моего выхода, почуял очередную «прокладку». Сначала настоял на том, чтобы подъехать к бассейну «Дельфин». Но не по причине, по которой считают психологи, будто преступник всегда возвращается на место своего преступления, а для того, что сами они сделать не додумались, и обнаружил почерневший от высокой температуры асфальт на месте стоявшей машины – было очевидно, что она сгорела до тла. Ленточка моя, как сигнализатор ветра весело развевалась, намекая на то, что если и не получилось, то не по моей вине. Чашечка кофе и мороженое в кафешке рядом многое прояснили: машина сгорела, но взрыв был не сразу, хоть и сильный. Все живы, но легко ранены двое.

Какого же было моё удивление, когда Гусятинский, не поздоровавшись, прокричал вопросительно: «Почему я не стрелял?». Выслушав ещё многое, но спокойно дождавшись своей очереди, сказал всё о выстреле и о выясненном только что, то же подтвердил рядом стоящий Павел, по всей видимости, переживая из-за опасения быть уличенным в преждевременном исчезновении и нарушении плана моего отхода, что могло повлечь тяжёлые для него последствия. Что касается «Усатого», то он бы, скорее всего, отбрехался. Окончание разговора завершила секретарша, принёсшая вместе с чаем и «Московский комсомолец», подтвердивший своей статьёй наши слова. По всей видимости, поднял настроение шефа и звонок «Сильвестра», с восторгом отозвавшегося о хоть и не получившемся, зато произведшем бешеный фурор покушении. Бандитская Москва, по слухам, долго об этом говорила, ибо гранатомёты ещё не только не вошли в моду, но и не начали применяться, тем более с такого расстояния.

Мое публичное наказание было отменено, я получил порцию лести и обещание премии, совсем не лишней на тот период. Через пару дней назначили встречу у нового дома, где жил Григорий. Он обещал сделать предложение, от которого я не смогу отказаться. Восторгов это не вызывало, а вот настороженность – ещё какую. Но всё, что оставалось – ждать. Перестиранная куча накопившегося белья, какой-то фильм на видеокассете, плотный обед-ужин и приятные воспоминания о вчерашней крылатской бане с Миленой погрузили мою перегруженную психику в глубокий сон примерно часов на десять. Последняя мысль с нейтральной интонацией, которую я помнил – никого не убил.

Подошло назначенное время встречи. Полгода назад, в Капотне, основа нашего «профсоюза» влезла в долю то ли какого-то кооператива, то ли строительной фирмы и через несколько месяцев получила пять квартир в личную собственность, сразу разобранных между собой же. Пока шёл ремонт и последующие пару месяцев – место встречи было именно там, но, после поездки на очередной отдых, на острова какой-то восточной страны, все они, наши замечательные «у руля стоящие», загорелись идеей купить хотя бы по маленькому домику на отдалённой, но тёплой земле. Для начала этим кусочком стал один из островов Канарского архипелага – Санта-Круз де Тенериф, принадлежащий королевству Испания.

К «Северному» (Грише) я подъехал в условленное время, он был окружён на улице десятком «звеньевых» и что-то им втолковывал, увидев меня, прекратил общение и пригласил жестом подняться домой. Ремонт был окончен, и меня после пяти-шести, одной за другой сменённых съёмных квартир, с сильно потрёпанными и пошарпанными стенами, удивило спокойствие окраски тонов стен, соединенное с роскошью мебели, тяжестью штор и гардин. Новоиспечённые нувориши, только окунувшиеся в появившуюся возможность, рвали, что называется, и ртом и тем местом, которым уцепился «Шарап» за сиденье своего автомобиля после того, как разрядил свой ПМ при перестрелке у музея «Вооружённых сил». Очень редко, когда интерьер был оформлен со вкусом, здешнему обиталищу это не грозило, но было не очень заметно, лишь с точки зрения нравится-не нравится, так как при «совке» и близко ничего подобного не было. Да и сейчас, чтобы подобрать всё в соответствии со вкусом, нужно было потратить не только кучу денег, но и уйму времени и усилий. Всё исправилось через год с небольшим на вилле, купленной Гришей за миллион долларов, беспардонно изъятых из «общака». Похоже, что в отделке тенерифского дома, в котором я смог побывать уже после его смерти в гостях у его супруги со своей Ольгой, без дизайнера не обошлось. Но пожить там удалось уже не ему, а вдове и дочери. Кстати, этот «лимон» не был единственной суммой, утаённой из столь тяжело и скрупулёзно собираемых денег, так как параллельно строились ещё два дома, хоть и меньшего размера – Пылёвых, старшего и младшего, которые после были проданы и приобретены новые, в Марбельбе и Жероне соответственно.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю