332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Алексей Бессонов » Наследник судьбы » Текст книги (страница 11)
Наследник судьбы
  • Текст добавлен: 21 сентября 2016, 21:22

Текст книги "Наследник судьбы"


Автор книги: Алексей Бессонов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 29 страниц) [доступный отрывок для чтения: 11 страниц]

Глава 5

Командирский катер, громадный «ТР-300», выполз из брюха висящего на орбите линкора глубоко за полночь по бортовому времени. Там, где его ждали, начинался мрачный багровый закат.

Зловещий клыкастый силуэт старинного замка, упрятанного в глубокой долине, лежащий между двумя величественными скальными грядами, на фоне умирающего красного солнца казался черной тенью некоего мистического обиталища хозяев этих гор. Собственно, так оно и было – да только за прошедшие со времени постройки столетия оных хозяев сменилось великое множество. Неприступная цитадель строилась в имперские времена: когда-то на этой планете базировался один из легендарных дивизионов оповещения, и некий фантастически богатый джентльмен решил возвести здесь свой дом. Пустынная планета в то неспокойное время оказалась на самой линии столкновения – фронтире, и замок был возведен с учетом возможной атаки из космоса: местоположение его было выбрано таким образом, что удар катеров, даже самый массированный, не имел никакого смысла, вся атакующая армада была бы легко перебита укрытыми в скалах мощными стационарными батареями. Поразить горный замок с орбиты было тоже нелегко – попасть в узкую щель между скалами мог не всякий корабль…

Отгремели десятилетия изнурительной войны, Империя развалилась на лены и уделы новоявленных князьков, и старая цитадель осталась без хозяина. Понятие «фронтир» к тому времени исчезло, ибо врагов у расы хомо в Галактике больше не было – о далеких кислородных мирах стали постепенно забывать, да и забыли бы, но с бывших имперских колоний вдруг ударила первая волна недовольных. Те, кому удалось добыть старые архивные курс-карты, летели на давно известные, но незаселенные миры. Те же, кто не имел ничего, кроме сильнейшего желания удрать из-под руки очередного лорда, стартовали курсом в никуда. Многие гибли, но многим удавалось найти приемлемые варианты – так родились Окраинные Миры, и вскоре имя им стало – легион…

Сегодня замок принадлежал почтеннейшему Луке Кириакису, респектабельному джентльмену, подданному Федерации Аврора, известному промышленнику и финансисту. Главе одного из крупнейших аврорских мафиозных кланов: человеку, вхожему в любой дом, человеку с широкой улыбкой.

Конечно же, официальная резиденция господина Кириакиса находилась в центре аврорской столицы – там, где высились гордые башни его банков и многочисленных контор. О затерянном в горах далекой планеты неприступном бастионе знали немногие. Те, кто жил второй – настоящей – жизнью Луки Кириакиса. Сегодня они ждали гостей – и гости эти представлялись им более чем важными: не каждый день в Галактике появлялись такие люди.

Черная туша с золотыми имперскими крестами на двух широко разнесенных в стороны атмосферных килях повергла в трепет даже тех, кто в юные годы участвовал в настоящих десантах. Катер скользил в прохладном вечернем небе почти бесшумно: рев его двигателей прорезался лишь тогда, когда могучий дракон пошел на посадку. Рука пилота была тверда. Многотонная махина плавно опустилась на пластик взлетно-посадочной пятки, заняв ее целиком, – опущенный к земле острый черный нос завис над головами встречавших, словно ключ зловещей нездешней птицы.

– Вот это да… – восхищенно прошептал кто-то из встречавших.

– Заткнись, Йовил, – посоветовали ему. – Интересно, сколько их там?

В гладком борту катера мягко открылся прямоугольный люк, и на рубчатый пластик спрыгнули два человека в черных облегающих комбинезонах. В руках они держали массивные четырехствольные излучатели. Бегло оглядев площадку, охранники раскрыли какой-то лючок под консолью убранного крыла – из чрева катера тем временем появились еще пять человек в таких же комбинезонах.

– Примите трап! – крикнул с пятки задорный молодой голос, и на влажную фиолетовую траву упал конец тонкой телескопической лесенки.

Первыми вниз спустились охранники в черном: их было пятеро, и они молча застыли рядом с лестницей. Двое остались наверху, ожидая хозяев.

Хозяева покинули катер спустя полминуты – сперва над пяткой раздался чей-то мелодичный смех, и на лесенке появилась изящная молодая женщина в непристойно короткой юбке, почти полностью открывавшей стройные мускулистые ноги; за нею следовал высокий узкоплечий мужчина, одетый с тонкостью истинного аврорского щеголя. Когда аврорец спрыгнул на землю, лестница скрипнула под высокими сапогами крупного длинноволосого человека в мрачном и странном черном костюме. Лицо его было скрыто украшенной серебром широкополой шляпой, такие же серебристые узоры змеились и по чуть поблескивавшей материи его наряда. На широком кожаном поясе висел длинный узкий меч в золоченых ножнах.

– Милорд, – глава встречающих шагнул навстречу аврорцу, – ваша охрана должна сдать оружие.

– Не смешите меня, – скривился тот. – Какое оружие? Впрочем, этот вопрос уже обсуждался. Где Уинтворт?

– Он отсутствует, милорд. Хозяин приказал нам…

– Ведите, ну вас к черту! И не заикайтесь при мне об охране. Романов, ты идешь первым – вперед!

Гибкий юноша с исчерченным шрамами узким лицом молча кивнул и двинулся следом за распорядителем.

Человек с мечом шел в середине процессии. Всю дорогу до парадного входа в главную башню цитадели он молчал и не поднимал головы. Никто из встречавших не видел его лица и не слышал его голоса, но всем было ясно, что именно этот зловещий джентльмен и есть командир того самого линкора – имперского линкора, в существование которого верили немногие. Смертоносный черный катер с давно забытыми эмблемами убедил маловеров – и неверие уступило место смутному страху, зашевелившемуся вдруг в темных душах людей, которые давно отвыкли от любых страхов.

Они прошли через величественный ярко освещенный холл главной башни, поднялись по широкой лестнице на третий этаж и остановились перед широкими деревянными дверями. Дерево потемнело от времени, но не рассохлось, не пошло трещинами – башня строилась на века, и века эти она выдержала с честью.

– Охрана должна остаться здесь, – решительно заявил распорядитель.

– Не возражаю, – раздался в ответ спокойный металлический голос человека с мечом: на секунду всем показалось, что говорил не он, а его странный клинок, – охрана останется здесь…

Бронзоволицый аврорец кивнул затянутым в черное юношам и решительно рванул золотую ручку. Дверь скользнула в стенной паз.

Торвард шагнул через порог первым.

– Здравствуйте, милорд, здравствуйте! Надеюсь, мои люди не слишком вас утомили?

Хозяин замка стоял на полупрозрачных каменных плитах, которыми был выложен широкий увитый виноградом балкон, шедший вдоль скругленного фасада башни. Господин Кириакис любил уют: балкон освещался симпатичными неяркими плафонами, висящими в переплетении старых лоз, возле невысоких перил стоял древний мраморный стол с пузатыми графинами и вазочками.

– Вашими молитвами, любезный господин Лука… – Торвард снял шляпу и протянул хозяину руку в тонкой перчатке.

Кириакис был высок, меднолиц и грузен. Однако изрядное брюшко под белым шелком нарядной рубашки вовсе не мешало ему передвигаться со своеобразной птичьей порывистостью. Его большие серые глаза смотрели на Торварда с самым искренним радушием, а лукавая улыбка, прячущаяся под висячими седыми усами, делала его похожим на хрестоматийного доброго дядюшку. Пожимая твердую руку гангстера, Королев едва заметно усмехнулся.

– С лордом Ровольтом вы, кажется, знакомы?

– А как же? Здравствуй, Барт, рад тебя видеть, очень рад. Садитесь, друзья, садитесь. Милорд, разрешите познакомить вас с моим советником: господин Ярро Блант, прошу вас…

Торвард пожал вялую ладонь широкоскулого мужчины средних лет, поднявшегося ему навстречу из легкого плетеного креслица, и повернулся к хозяину:

– Леди Анжела Вербицкая, мой помощник.

Энджи мягко улыбнулась и чуть склонила голову. Кириакис широко взмахнул рукой:

– Прошу к столу, господа.

– Как ваши успехи, дорогой Лука? – поинтересовался Ровольт, наливая вино в широкий красноватый бокал.

– Успехи, – гангстер поморщился, – какие сейчас успехи? У меня были вложены хорошие деньги в одно дело на Минге, а теперь – вы слышали? – говорят, что на Минг не сегодня завтра посыплются оэмовские десантники. И что же дальше?

– На Минг? – Рука Ровольта не донесла бокал до рта, замерла на полпути. – Какого дьявола?! Я был уверен, что экспансия Объединенных Миров должна была прекратиться!

– Вы отстали от новостей, джентльмены. Экспансия ОМ не прекратится никогда. По крайней мере до тех пор, пока в Совете торчат такие ублюдки, как лорд Бак и молодой Хэмпфри.

– От новостей мы действительно отстали, – подал голос Торвард. – Мы очень долго болтались в космосе. Что еще случилось за последние месяцы?

– Ничего особенного, милорд. Готовится новый виток агрессии, направленный на оккупацию Окраинных Миров. Я спрашиваю: что же дальше? – и я не знаю ответа на этот вопрос. Мы не сможем защититься…

– Лорды Объединенных Миров распыляют свои силы, – задумчиво произнес Ровольт, – а сил у них не так-то много. А, Тор?

Королев покачал головой.

– Новые планеты почти не обороняются. Их можно брать голыми руками. Сложно будет удержать – вот в чем дело.

– Н-да, ты прав. Удержать будет нелегко. Дорогой Лука! Давайте выпьем за процветание ваших дел – и поговорим о делах не только ваших.

– Понял, понял, – засмеялся Кириакис, поднимая бокал. – Что ж, поговорим. Вы все-таки сумели найти товар, о котором мы толковали? Я, честно говоря, не очень вам поверил, да и слышимость была не самая лучшая – но экспертов я нашел. Товар при вас?

– Товар при нас, – ответил Ровольт, – и товара у нас больше, чем предполагалось. Мы готовы отдать вам его по самым дружеским ценам и даже отсрочить некоторую часть платежа, но и вы, старина, должны пойти нам навстречу.

– Да-да, – зашевелил носом почтеннейший прохвост, – чем я могу помочь моим дорогим друзьям?

Ровольт откинулся на спинку плетеного кресла и посмотрел на Торварда. Тот поймал его взгляд и едва заметно кивнул.

– Я неоднократно слышал, – вкрадчиво начал Ровольт, что у вас, любезный Лука, есть хорошие друзья, – он помедлил и многозначительно прищурился, – друзья на Орегоне. Слухи, знаете ли, – они ходят… этак вот: туда… сюда. А когда слухи проходят по агентурным линиям аврорской Службы Разведки, мне отчего-то хочется им верить. Что скажете, дорогой Лука?

– Скажу, что вы схватили меня за ухо, – рассмеялся Кириакис, – и треплете по всему двору. Как с вами спорить, милорд? Скажите мне – как? – если вы знаете все на свете… Правда, старый Лука тоже кое-что знает. Точнее, знать я этого никак не могу, но у кого есть мозги, тот – догадается. Считайте, что я понял вас. Будет. Все будет. Назовите только тип, модификацию и уровень снаряжения. Цены обещаю самые приемлемые.

– И все тот же прежний вопрос, Лука, о людях.

– Я знаю. Я все помню, дорогой Барт. Ярро?

Советник Блант ожил: его полуприкрытые веки поднялись, тонкие пальцы скользнули по мрамору столешницы.

– Это было нелегко, милорд, – скрипнул он. – Очень нелегко, лопни моя печень. На данный момент вас ждут сто сорок человек. Все – квалифицированные специалисты, достаточно молодые. За каждого я ручаюсь головой, люди проверенные. Конечно, если бы я хватал кого попало, я бы за неделю набрал вам хоть тысячу прохвостов. Но Ярро Блант привык делать дело по-настоящему…

Блант умолк, залпом хватил бокал изысканного вина и хитро подмигнул Торварду.

– Где они меня ждут? – спросил Королев.

– Разумеется, здесь! И вот еще что, – советник поскреб у себя за ухом и воровато огляделся – отроческие привычки не давали ему покоя, – есть дело. Хор-рошее дело!

– Ярро знает, что говорит, – поддержал его Кириакис. – Правда, такими делами я давненько не занимался, но теперь, – он скривился, словно от кислого, – теперь уже я и сам не знаю… Говори, Ярро.

– На Риппл скоро будет завезена большая партия товара, – сообщил Блант. – Товар – первый сорт: энергозаряды всех фактур, новенькие, первого срока. С Риппла товар пойдет на Брэдхэм, на оптовые склады милорда Бака. Я просто подыхаю от желания проучить говнюка, но сам я с этим делом не справлюсь. А вот с вашей помощью… Что скажете, джентльмены?

– Надо подумать – вот что я скажу. – Торвард глотнул вина и полез в карман камзола за сигаретой. – Оборона на Риппле дерьмовая, это я знаю точно. Ублюдки заняли планету относительно недавно и о батареях они не думали. Но даже такую дерьмовую оборону придется ломать – и надо подумать, как это сделать с наименьшим для себя ущербом. А куда мы будем грузить товар?

– Грузовик я беру на себя, – сказал Кириакис. – Важно спокойно его посадить и продержать часа четыре в терминале. Сможете?

– Катерами, – куснул палец Ровольт. – Они практически неуязвимы – если, конечно, никто не додумается сунуться прямо под батарею.

– Батарей не будет, – перебил его Торвард. – Какие, к черту, батареи? Я сожгу их на втором витке. После третьего можно будет сажать грузовик. С третьего витка выйдут катера, плотно пробьют периметр – и вперед, дальше уже не наше дело. Хорошо, а как будем делиться?

– По-честному: пятьдесят на пятьдесят. А как же?

– Гм. Ну что, Барт, рискнем?

– Ты командир – тебе и решать. А теперь, господа, давайте займемся нашим антиквариатом. Где ваши эксперты, дорогой Лука?

– Эксперты ждут. – Кириакис дернул плечом, отгоняя назойливое насекомое, и вопросительно прищурился:

– Вам помочь с транспортом?

Торвард поднялся, допил свое вино и вернул бокал на стол.

– Транспорт нам не нужен. Готовьте экспертов, любезный Лука, – мы управимся быстро. Идем, Барт.

Покинув уютный балкон, они вернулись к своему катеру. Подтянутые молодые охранники, повинуясь негромко отданному приказу, стремительно взлетели по лестнице, присоединившись к той паре, что оставалась на пятке. В косом срезе транспорт-дека откинулся широкий рубчатый слип, и затянутые в черное юноши один за другим исчезли под вынесенным вверх кормовым мотоотсеком.

В бронированном чреве катера вспыхнул свет, негромко зажужжала лебедка. Кто-то беззлобно выматерился, лебедка умолкла, и в розоватом световом пятне появились силуэты людей – их было четверо, и на плечах они несли довольно громоздкий серый предмет, по форме напоминающий малую противокорабельную ракету. Следом за ними из дека вышли еще два парня. Кряхтя и сдержанно ругаясь, они тащили прямоугольный черный контейнер с эмблемами имперских ВКС на боку.

Скрытая в деке лебедка зажужжала вновь: вынесенный из катера груз с предельной осторожностью был опущен вниз. Свет погас, в наступившей тьме лишь два рубиновых огонька сигар освещали лица стоящих под пяткой людей: задумчивую ухмылку Ровольта и выпяченный небритый подбородок Королева.

– Груз готов, милорд, – тихо произнес кто-то рядом с лестницей.

– Идемте, – сухо ответил Торвард. – Постарайтесь не споткнуться…

Скучающие у входа в башню бритоголовые громилы опасливо посторонились, пропуская в холл гостей с загадочными контейнерами: могучего вида многоствольные излучатели, висящие на бедрах у странноватых парней в черных комбинезонах, способны были устрашить самого отчаянного человека. Легенды о всесокрушающей мощи древнего оружия были памятны всем…

На балконе появились новые люди: за столиком подле Бланта и Кириакиса меланхолично тянул вино тщедушный субъект неопределенного возраста в измятом дорогом камзоле, второй эксперт, лысый пухлый дядечка с ослепительно фиолетовым носом, увлеченно плевал на старинные плиты двора, перегнувшись через изящное узорье парапета. Нос его был неправдоподобно ярок: сочное сиреневое сияние так и бросалось в глаза, несмотря на приглушенный свет плафонов.

Опустив контейнеры на пол, люди в черном молча удалились, чтобы занять свои места на лестнице и в холле. Торвард щелкнул пальцами. Ровольт присел на одно колено и откинул небольшой лючок в боку серого цилиндра.

– Ого, – сказал Кириакис.

Цилиндр разъехался по всей длине: в глазах людей зарябило от теплого блеска старого золота и разноцветья драгоценных камней.

– Боже, – сизоносый эксперт нагнулся над чревом контейнера, – Боже, это же девятнадцатый век! Если, конечно, это не подделки – впрочем, это легко проверить. Джос, скорее сюда!

– Мои друзья – лучшие специалисты в своем ремесле, – объяснил Кириакис, – можно сказать, настоящие фанатики. Представлять я их не буду – сами понимаете, равно как не стану задавать вопросов о происхождении этих удивительных сокровищ. Нет, нет, я даже не буду на это смотреть – к черту, к черту! Присядем-ка лучше за стол.

Ярро Блант на секунду проснулся: приоткрыв один глаз, он заглянул в контейнер, над которым суетились эксперты с приборами в руках. Увиденное потрясло советника, он громко икнул и потянулся к графину с вином, стараясь не косить в сторону распахнутого цилиндра.

– Становится холодно, – Энджи передернула плечами и налила себе вина, – может, хоть это меня согреет.

– У миледи несколько странный выговор, – вежливо заметил Кириакис. – Прошу простить меня за бестактность, но мне не приходилось слышать такой акцент…

– Естественно, – хмыкнул Торвард. – Энджи с Земли. Вся моя охрана тоже – вы их не видели?

Кириакис шумно сглотнул. Небрежно развалившийся в кресле темноглазый джентльмен в роскошном старинном наряде вдруг показался ему опасным… гораздо более опасным, чем показалось ему вначале. Какая-то зловещая аура, словно сгусток невидимой, но вполне ощутимой тьмы слабо пульсировала вокруг гостя. Лука Кириакис был немолод, и умение разбираться в людях, отточенное годами рискованных фартовых дел, до сих пор не подводило его, – куснув губу, он понял, что обманут, и обман этот выглядел пугающе. Он не мог твердо оценить степень опасности, исходящей от расслабленного крепкоскулого человека!

– Остановимся на том, что я не слышал этой шутки, – хозяин башни стремительно вернул сознание в привычные рамки непроницаемой любезности, и улыбка его не была вымученной, – и поговорим об отдыхе – вы, милорд, собирались дать увольнительную части экипажа? Я готов отдать соответствующие распоряжения: женщины, игры… к вашим услугам.

– Полагаю, отдых экипажа придется отложить, – взмахнул сигарой Торвард. – Я не могу идти на боевую операцию с неподготовленным пополнением. Моя «Валькирия» довольно специфична – я имею в виду работу в рубках и постах. Управлять всей аппаратурой обеспечения сброса десанта не так-то просто, и ошибок тут быть не должно. Ошибка оператора наведения – это чья-то смерть. Я с предельной серьезностью подхожу к вопросу подготовки экипажа, поэтому ближайшие дни будут плотно забиты тренировками. Я скажу вам прямо, уважаемый Лука, – да, впрочем, вы и сами это понимаете: рано или поздно, но «Валькирии» придется сражаться с целыми флотами – и экипаж мой в самой тяжелой ситуации должен работать как добротно смазанный механизм. Без сбоев! Потому что в настоящем эскадренном бою любая оплошность может погубить всех.

Суетливый лысый эксперт подскочил к столику, быстро зашептал над ухом Кириакиса. Правая бровь господина Луки едва заметно дернулась – отпустив спеца, он задумчиво потер кончики пальцев.

– Это совершенно невероятно, господа… да, совершенно невероятно. Буду честен: все, что я могу дать, – это восемь миллиардов сейчас и столько же попозже. Скажем, через месяц.

Ровольт не позволил изумлению отразиться на своем лице.

– Нас это вполне устроит, – он вопросительно взглянул на Торварда – тот коротко кивнул и закрыл глаза, давая понять, что разговор пора заканчивать, – ну и, разумеется, известный вам вопрос…

– Безусловно, – Кириакис расплылся в улыбке. – У нас будет время уточнить детали, не так ли?

– Это зависит от вас, – пошевелился Королев. – Господин Ярро, каков срок исполнения задуманного нами?

– Десять суток. Вы готовы сказать «да»?

– Я готов сказать «да» – после отработки оперативно-тактических планов. Итак, десять суток… Время есть. Я предлагаю встретиться здесь же – через двенадцать часов. Мои люди, господин Ярро?

– К условленному сроку, милорд.

– Замечательно. В таком случае – до завтра, джентльмены.

– Я провожу вас, – Кириакис встал.

– Как вам будет угодно, дорогой Лука.

Едва тяжелая дверь атмосферного створа встала на свое место, Торвард дал волю эмоциям – рубка командирского катера взорвалась раскатами хохота.

– Шестнадцать миллиардов! Святой Боже!.. А как тебе рыло этого Бланта? О-ой держите меня!

Ровольт запустил двигатели. «Трехсотый», взрывая долину тяжелым рыком моторов, медленно поднялся в воздух, осторожно развернулся, оставив клыкастый бастион за кормой, и стремительно прыгнул в небо.

– Дитц, прими управление, – приказал Ровольт узколицему юноше в соседнем кресле.

Кто-то из охранников шумно вздохнул.

– Что такое? – обернулся Торвард. – Устали?

– Нет, милорд. Но знаете, когда я увидел эту фиолетовую траву, мне стало не по себе, честное слово.

– Ничего, Стив, привыкнешь. Остальные как? Романов, Шрайвер? А?

– Все в порядке, милорд. Хотя, конечно…

– Я до сих пор не могу в это поверить, – высокий худощавый лейтенант Романов поскреб затылок и смущенно улыбнулся:

– Я все еще там, командир, – на той войне. Разрешите закурить?

– Кури, конечно. Да, я понимаю, – вы все еще там. И, наверное, вам и страшно, и одиноко. Это пройдет. Но скажите, парни, разве вам плохо здесь?

– Честно говоря, в своем «Т-34» я чувствовал себя менее уютно. Я думаю, и Курту с Максом было не очень-то весело в их «дорнье».

– Особенно над морем, – покачал головой Макс Шрайвер. – Тут хоть броня втрое толще, чем на твоем чертовом танке, не к ночи будь он помянут. И оружие… а у меня – что? Знаешь, что такое падать в зимнее море?

– Зато тут падать просто некуда, – хохотнул американец Том Бродли, сбитый над Францией весной 43-го – той весной, в которой появился их странный спаситель. – Когда мы грохнулись на своем «Б-17», я не думал о суше и море. Я, парни, просто хотел жить…

– Почему же некуда падать? – Шрайвер привстал и бросил взгляд на обзорные экраны, – пока еще есть куда. Дитц, ты нас не уронишь? Свой «юнкерс» ты уже уронил.

– Идите вы все к черту, – ухмыльнулся пилот. – Это не я уронил, это меня уронили. Как и тебя, кстати. И учтите, я первый раз в жизни веду этот железный сундук.

– Дорогой барон! – начал было Бродли, но договорить не успел: терпение Ровольта лопнуло.

– Охрана! – гаркнул он, не поворачиваясь, – еще одно слово – и вместо сна вы будете мыть катер зубными щетками. Вы мне верите?

– Мы – могила, милорд, – заверил его Шрайвер.

– Я боюсь, у нас не хватит зубных щеток, – усмехнулся Торвард. – Ничего, парни! На носу у нас одно веселое дельце – вы все пойдете со мной в первом эшелоне и сразу забудете про свои «юнкерсы» и «дорнье». Зато потом – по тысяче в зубы, и к девкам, к девкам…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю