290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Злоключения мечтательницы (СИ) » Текст книги (страница 20)
Злоключения мечтательницы (СИ)
  • Текст добавлен: 29 ноября 2019, 05:00

Текст книги "Злоключения мечтательницы (СИ)"


Автор книги: Александра Гай






сообщить о нарушении

Текущая страница: 20 (всего у книги 20 страниц)

глава 20 и эпилог

Сотрудники службы безопасности Олега поймали Глеба на следующий день в аэропорту и передали в полицию. Бывший логистик намеревался улететь в Прагу. На допросе у следователя Глеб не стал отпираться и признался в похищении Светы, а также в поджоге архива нотариальной конторы, где хранился журнал с регистрацией дарственной Валерии на канарский отель и тамошнюю сеть аптек. Наезд на бывшего доверенного юриста Григория Степановича и покушение на жизнь Валерии Глеб категорически отрицал. Однако он признался, что шантажировал брата Светланы, пытал несчастную девушку и колол ей героин. Получив от Светиного брата документы покойного, Глеб отвёз девушку в приют наркоманов.

А ещё, Глеб следил за Игорем. Тем самым вечером, когда на Юлю напал неизвестный, Глеб подсел к Игорю в баре отеля. Сын Григория Степановича пребывал не в лучшей форме, ему чертовски хотелось напиться. Но от дозы герыча бывший наркоман мужественно отказался.

Игорь заливал проблемы алкоголем и охотно пошёл на контакт с дружелюбным незнакомцем. После чего Глеб напоил его, отвёл в номер и вколол бедолаге большую дозу наркотика. Действовал Глеб по указанию своей любовницы Валерии, которая обещала выйти за него замуж и переписать часть имущества на имя мужа.

Юлька слушала рассказ Олега и искренне жалела сына бывшего шефа. Получается, бедняга изо всех сил старался избавиться от наркозависимости и стать нормальным человеком. А тут вмешался беспринципный негодяй Глеб!

***

Наступила середина сентября, а Юля по-прежнему жила в загородном доме Олега. Варвара Фёдоровна поправилась и вернулась к воспитаннице. Жизнь, в принципе, наладилась. Юльке нравилось хозяйничать в доме жениха. Катюшка быстро к ней привязалась, а Варвара Фёдоровна как-то сказала, что девушка характером напоминает ей дочку, которая живёт с семьёй Германии. Бабуля постоянно пропадала в предвыборном штабе, с Юлькой она общалась исключительно по телефону. На все предложения Олега вывезти её на выходные загород, Людмила Витальевна отвечала категорическим отказом, отговариваясь чрезвычайной занятостью. Однако Юльке не давала покоя одна мысль – кто убил Григория Степановича? Но последующее развитие ситуации расставило все имеющиеся факты по местам.

В один прекрасный день девушка обнаружила в почтовом ящике повестку в прокуратуру. Далее последовал звонок толстяка следователя. Станислав Андреевич настоятельно просил Юлю явиться в прокуратуру к десяти ноль-ноль такого-то числа. Маша получила аналогичную повестку. Подруги терялись в догадках.

В назначенное время девушки в сопровождении Олега и Сергея нарисовались в прокуратуре. В кабинет к следователю мужчин не пустили. Помощник Станислава Андреевича, увидев девушек, отозвал их в сторонку для конфиденциального разговора. Вскоре к подругам подошёл следователь. Станислав Андреевич вытер пот со лба, пожаловался на духоту, а потом попросил свидетельниц ему помочь и чётко изложил суть вопроса. Подруги переглянулись и согласились.

В просторном кабинете собрались все фигуранты дела об убийстве Григория Степановича. В противоположных углах комнаты сидели Валерия и вдова шефа, Игорь с адвокатом устроились подле вдовы. Около стола Юля заметила заметно посвежевшую Свету с незнакомым мужчиной лет тридцати, видимо, её братом. Оля с рецепции и бывшая главная медсестра Мария Васильевна скромно жались к шкафу с документами. Спустя несколько минут в кабинет под конвоем ввели Глеба.

Когда все расселись, появился Станислав Андреевич с чернявым лейтенантом. Следователь неторопливо уселся за стол, обвёл окружающих внимательным взглядом и заговорил: – Я собрал вас всех здесь, чтобы поэтапно восстановить ход событий, связанных с убийством совладельца компании «Виола», и выявить убийцу, который сейчас присутствует в этой комнате.

Кто-то из присутствующих ахнул, кто-то настороженно замер. Игорь опустил голову и сдавил виски костлявыми пальцами. Вдова сложила руки на груди и торжествующе посмотрела на Валерию. Та подняла подбородок и отвернулась.

Станислав Андреевич усмехнулся. – Начнём? Покойный начинал бизнес с того, что пустил в оборот средства, доставшиеся ему от первой супруги. По брачному контракту наследником матери в случае её смерти является её единственный сын Игорь. По достижении оным совершеннолетия, отец и другой опекун выделили молодому человеку его долю. Насколько это верно согласно брачному контракту его матери – спорный вопрос для юристов.

Игорь поднял голову и сжал кулаки.

– Имеется ещё один брачный контракт жертвы с нынешней вдовой покойного. Ей полагается скромное содержание, не более! Дом, бизнес, недвижимость и деньги могли бы принадлежать Игорю, если бы не последнее завещание его отца. – Станислав Андреевич коротко взглянул на сына покойного. Игорь вздрогнул и поморщился.

– Все средства покойный Григорий Степанович перевёл заграницу. Так что юристу наследника придётся потрудиться, – продолжил следователь.

Адвокат Игоря важно кивнул, мол, мы ещё посмотрим, кому достанется наследство!

– Долгие годы присутствующая здесь Валерия Леонидовна являлась доверенным лицом и помощницей покойного, также они состояли в близких отношениях, пока Григорий Степанович не узнал, что у неё имеется другой мужчина.

Валерия покраснела и настороженно нахмурилась, дыхание её участилось. Юля видела, как раздувались ноздри её тонкого, породистого носа.

– Продолжаю! – В лукавых глазах следователя сверкнула улыбка. – Бывший опекун Игоря Григорьевича, нотариус и долгие годы юрист покойного узнал, что Григорий Степанович продаёт активы и переводит средства заграницу. В последний кризис юрист разорился, вложив средства в строительную компанию, владельцы которой, потерпев крах, скрылись. Опираясь на щекотливые моменты в первом брачном контракте Григория Степановича, нотариус попытался его шантажировать с целью улучшить собственное материальное положение. Но хитроумный совладелец «Виолы» купил отель и недвижимость на имя Валерии Леонидовны, тогда он ещё не знал об её отношениях с Глебом. Но тайное всегда становится явным! Покойный охладел к бывшей любовнице и вынудил Валерию Леонидовну написать дарственную на его имя. Спустя некоторое время он познакомился со Светланой. Примерно через два месяца Григория Степановича обнаружили мёртвым в кабинете главного врача клиники в понедельник утром. Итак, вот что выяснилось в ходе следствия.

В кабинете сделалось тихо-тихо. Было слышно, как толстая, ленивая муха уныло жужжит под потолком, перекликаются на улице за окном прохожие и гудит паркующийся на стоянке автомобиль.

– Перехожу непосредственно к убийству. – Станислав Андреевич под напряжёнными взглядами присутствующих сделал несколько глотков из стакана с водой. – Следствие выяснило, что бывший совладелец «Виолы» был убит в субботу в промежутке от двадцати пятнадцати до двадцати тридцати пяти вечера. Светлана вернулась из кабинета шефа примерно в двадцать десять или чуть позже, так?

– Так! – подтвердила девушка.

– Григорий Степанович намеревался, по вашим словам, поработать в кабинете ещё полчаса, да?

– Верно!

– После вашего ухода камеры наблюдения, имеющиеся на втором этаже, засекли вдову покойного, одетую в медицинскую форму, она спустилась в гардероб вслед за врачом-косметологом и её медицинской сестрой, оставила в другом гардеробе халат и шапочку, принадлежавшие главному врачу, и спокойно вышла на улицу через служебный вход. Там камер нет!

– У меня алиби! – взорвалась вдова. – Когда я вошла в кабинет к Грише, он был уже мёртв! Я испугалась, что меня обвинят в убийстве. Уйти по боковой лестнице через служебный вход не смогла, уборщица мыла полы и меня бы увидела! Пришлось вернуться и переодеться.

– Вошли вы тоже через служебный вход? – уточнил следователь.

– Конечно, у меня есть ключ. Попросила Гришиного сотрудника сделать дубликат полгода назад, когда мне сделали пластику, надо было ездить на перевязки, не хотела мелькать около рецепции, там всегда полно народа!

– Почему вы приезжали к Григорию Степановичу в «Виолу»? – спросил следователь.

– Мне нужны деньги! – отчаянно воскликнула вдова. – Гриша собирался со мной развестись из-за этой, – женщина указала на Свету. – Я не могу жить на жалкие гроши! Мне удалось достать в архиве министерства юстиции копию первого Гришиного брачного контракта. Я надеялась получить от мужа деньги взамен бумаг. Накануне мы крупно поругались. Гриша не желал меня видеть, и я решилась приехать к нему на работу! Но, оказалось, поздно…

– Вы застали мужа мёртвым. И ваше алиби – время, остановившееся на разбитых в момент убийства Григория Степановича часах на статуэтке, которой его ударили по голове. Другой факт в вашу пользу – Ольга Николаевна звонила бывшему шефу ровно в двадцать тридцать пять, трубку он не поднял, потому что к тому времени был мёртв.

– С Григорием Степановичем хотел срочно поговорить какой-то его знакомый. Шеф не отвечал на звонки по мобильному, поэтому я набрала его по внутреннему телефону, – торопливо пояснила Оля.

– Камеры наблюдения около ювелирного магазина засекли автомобиль вдовы покойного в двадцать тридцать шесть, оттуда примерно четыре минуты пешком до клиники. Следовательно, эта милая дама никак не может быть убийцей. Полагаю, убийца также проник в клинику через служебный вход, где отсутствуют камеры наблюдения. Кто же это? – Станислав Андреевич сделал продолжительную паузу, собираясь с мыслями. – На этот вопрос нам помогли найти ответ последующие события. Юлия Александровна вас ударили по голове в тот же вечер, когда вы с вашей подругой увидели в кафе Игоря в обществе главной медсестры «Виолы». А позднее, тем же вечером Глеб застал расстроенного Игоря в баре и вколол ему большую дозу наркотика. Вам не кажется, что между этими событиями имеется определённая связь?

– Возможно! – заинтересовалась Юля. – Но какая?

– В вашем вопросе, Юлия Александровна, кроется разгадка!

– Помните, после первого визита Игоря в «Виолу» в клинике начали пропадать документы с отчётной информацией?

– Папка пропала, когда я была в отпуске, – с недоумением ответила Юля.

– Почему кому-то вдруг понадобились сведения о финансовом положении компании? И кому конкретно? – хмыкнул следователь и сам же ответил на свой вопрос. – Сыну и вдове покойного. Адвокат семьи встал на сторону вдовы, а потом Игоря в расчёте на этом заработать, понимая, что лично от Григория Степановича ему не перепадёт ни гроша! Юлия Александровна, вы упоминали, что на похоронах вам показалось, будто главная медсестра и Игорь знакомы?

– Да! – подтвердила Юля.

Мария Васильевна беспокойно зашевелилась на месте и ненавидяще уставилась на бывшего экономиста «Виолы».

– Так вот, не сложно догадаться, что Игорь нанял главную медсестру, чтобы та похитила для него документы!

Игорь побелел и вжался в стенку. На его лбу выступил холодный пот.

– Не было такого! – взвизгнула Мария Васильевна. – Юлька всё придумала.

– Но в кафе Юлия Александровна была вместе с подругой, которая может подтвердить то, что Игорь в обмен на некую папку передал вам пакет, предположительно с деньгами! – резко произнёс следователь. – Папку с копией дарственной и прочими бумагами вы похитили из сейфа в кабинете главного врача после убийства Григория Степановича! – заявил Станислав Андреевич, глядя в упор на Марию Васильевну. – Видите ли, тем вечером в ресторане через дорогу проходил банкет, на котором присутствовала с женихом Юлия Александровна. А в другом зале отдыхала компания молодых людей, отмечая День рождения одного из них. Около двадцати пяти вечера молодые люди фотографировались на фоне ивы неподалёку от служебного входа в клинику. В кадр случайно попала убийца, спешно покидающая клинику. Фото с указанием времени обнаружила очаровательная девушка Маша, подруга Юлии Александровны.

Машка, стыдливо опустив глаза, быстро-быстро закивала. Мария Васильевна сорвалась со стула и рванула к выходу, где её задержали полицейские и тотчас же вернули в кабинет.

– Это была случайность! – отчаянно крикнула Мария Васильевна. – Мальчишка подбил меня украсть из сейфа бумаги, думал, будто там настоящая дарственная и последнее завещание на имя очередной папашиной потаскухи!! Обещал купить Элечке квартиру! – женщина судорожно задёргалась в руках полицейских, тыча пальцем в поникшего Игоря.

– Уведите её! – бросил Станислав Андреевич конвойным.

Присутствующие, ошеломлённые неожиданным открытием молчали.

– Валерия Леонидовна считала, что оригинальный экземпляр дарственной Григория Степановича находится у его новой любовницы, – вновь заговорил следователь. – По описанию охранника из клуба, где бывал шеф с молодой подругой, «рыжая и фигуристая», Валерия Леонидовна решила, якобы это Юля, обладающая более яркой внешностью, чем тихая девушка с рецепции Света. Отвергнутая любовница следила за предполагаемой пассией шефа. Увидев Юлию в кафе, куда вошёл сын покойного, а вернулся Игорь с пакетом, которого раньше у него не было, Валерия Леонидовна решила, будто девушка продала ему дарственную. Оставалось отнять бумаги у Игоря и устранить свидетельницу. Валерия Леонидовна подослала Глеба к Игорю, тот уколол ему наркотик и обыскал номер. В папке обнаружился дубликат дарственной и отчёты из клиники. С устранением молодой любовницы Григория Степановича Глеба опередили. Кто? Игорь!

– Я не хотел… – зарыдал Игорь. – Мария меня заставила!! Сказала, что я пойду соучастником в убийстве отца. Девчонка видела нас в кафе – от неё следовало избавиться! – оправдывался Игорь. – Я проследил за ней и ударил по голове, какой-то мужик меня окликнул, я испугался и убежал!

– Значит, всё время вы знали, кто убил Григория Степановича? – Станислав Андреевич неодобрительно покачал головой.

– У Васильевны был ключ от сейфа. Сейф в кабинете главного врача установили после его разрыва с этой стервой Леркой. Когда сейф ставили, Васильевна спёрла один из ключей. Да она тянула всё, что плохо лежало! Официально ключ имелся лишь у отца, он не доверял банку и жене, на тот момент клиника казалась ему самым надёжным хранилищем. У юриста, которого сбила машина, была генеральная доверенность, он в любой момент мог залезть в папашину банковскую ячейку! Позже отец снял квартиру для Светки и поставил там другой сейф. Я тогда об этом не знал.

– Выходит, вы отправили Марию Васильевну за документами, которые предположительно хранились в сейфе в кабинете главного врача? – напомнил Игорю следователь.

– Я не знал, что отец заявится в клинику в субботу, такого раньше никогда не бывало!

– А теперь я расскажу, что случилось дальше, – усмехнулся Станислав Андреевич. – Григорий Степанович покинул кабинет примерно в двадцать пять вечера, но, проходя по коридору, заметил, что забыл некий предмет, скорее всего, мобильный телефон. Он вернулся и обнаружил, что дверь в кабинете открыта. Покойный вошёл в кабинет и увидел, как главная медсестра крадёт из сейфа документы! Разразился скандал. Григорий Степанович потребовал вернуть бумаги и ключ от сейфа и пригрозил вызвать полицию. Чтобы преступница не сбежала, мужчина уселся за стол и слегка развернул кресло, перекрывая воровке выход. Его мобильный телефон, вероятно, лежал на краю стола. Когда Григорий Степанович потянулся за мобильником, убийца схватила со стола статуэтку с встроенными в корпус часами и ударила его по голове. Убедившись, что Григорий Степанович мёртв, женщина вытерла со статуэтки и мебели отпечатки пальцев влажной салфеткой, закперла на ключ сейф и вышла из клиники через служебный вход. Встретившись с сыном покойного в кафе, она запугала Игоря и заставила его устранить Юлию Александровну. Марии Васильевне ничего не стоило застращать бывшего наркомана, у которого явные проблемы с логикой. С отчаяния Игорь напился, дальше вы знаете.

Станислав Андреевич вызвал конвойных, которые должны были сопровождать причастных к преступлению лиц в кпз. Адвокат поспешил за Игорем в надежде сорвать куш, защищая подопечного. В кабинете остались Света, её брат, Оля с рецепции, вдова, с которой взяли подписку о невыезде, Юля и Маша.

– Всё, уважаемые, встретимся на суде! – громко произнёс довольный Станислав Андреевич.

У двери Юля и Маша задержались.

– А чья машина сбила нотариуса? – поинтересовалась Юля.

– Представьте, это действительно был несчастный случай! – Пожал плечами следователь.

– Сегодняшнее собрание нужно было, чтобы поймать настоящую убийцу? – полувопросительно поинтересовалась Маша.

– Точно! – улыбнулся Станислав Андреевич.

– Но на фото нет Марии Васильевны! – вмешалась Юля.

– Я блефовал! – фыркнул следователь. – Обработав факты, методом исключения мы вычислили убийцу. Для того, чтобы заставить её сознаться, не хватало некой ёмкой детали. Поэтому я попросил вас и вашу подругу меня поддержать!

– Ну вы и… жук! – не удержалась Юлька.

В ответ толстяк расхохотался и хлопнул ладонью по упитанному брюшку.

Юля и Маша обиженно насупились, но, взглянув на искренне веселившегося «мишку гамми», рассмеялись.

***

Своё пребывание на суде Юля ограничила свидетельскими показаниями. Юльку сопровождали Олег и Маша, они сидели в зале на третьем ряду. Первые ряды были заняты сотрудниками «Виолы», всем хотелось узнать подробности убийства покойного совладельца компании.

Адвокат Игоря изо всех сил старался выставить подзащитного невинной жертвой, перекинув всех собак на бывшую главную медсестру. По его утверждению несчастный больной молодой человек попал под влияние алчной аферистки, которая им бессовестно манипулировала. Одетый в скоромный, строгий костюм Игорь, бледный и печальный, с трагической миной слушал разглагольствования юриста и умоляюще смотрел в зал на присутствующих, типа, пожалейте меня бедного!

Юля отвечала на вопросы короткими предложениями, тщательно взвешивая каждое слово. Но, когда адвокат попытался обвинить девушку в сознательной провокации его подзащитного, Юля не выдержала и возмутилась. Нет, она не знала, что Игорь считает её любовницей отца, и ей совсем не хотелось полюбоваться, посмеиваясь про себя, на сына убитого и его сообщницу, наблюдая за тем, как Мария Васильевна продаёт бедняге копии документов! В кафе Юля с подругой зашли совершенно случайно!

К счастью, вмешался судья и прекратил это издевательство. А то, по утверждению адвоката, выходило, что Юля сама напросилась, чтобы её ударили по голове! Далее в опрос свидетельницы вступил прокурор, серьёзный худой мужчина в очках. За несколько минут он меткими, логичными вопросами загнал адвоката в угол. Юлю отпустили с миром, и пунцовая от гнева девушка покинула здание суда.

На улице Машка подскочила к подруге и порывисто её обняла. – У этого типа нет ни капли совести! – возмутилась Маша. – Уверена, что Игоря отмажут! Дадут условный срок, признают больным или ещё что-то в этом роде!

– Вряд ли! – загадочно улыбнулся Олег. – Мы со Станиславом Андреевичем позаботились, чтобы судья и прокурор оказались людьми, достойными их профессий.

– Убийца сядет на большой срок, Игоря тоже ждёт тюрьма, а что станется с остальными? – поинтересовалась Маша. – И кому останется состояние покойного?

– О, тут всех ждёт сюрприз! – произнёс Олег. – Вдова за архивные интриги получит условный срок, Валерия и её дружок отправятся в тюрьму, а деньги? Нашлось последнее завещание убитого, его он составил после разрыва с бывшей любовницей у другого нотариуса. Кстати, контора находится буквально в двух шагах от клиники, в здании моей компании. Григорий Степанович в случае его смерти оставил немного денег сыну и вдове, чтобы бездельники не померли с голоду, а большую половину состояния он завещал фармацевтической испанской компании, занимающейся созданием некого эликсира молодости. Оставшиеся деньги отойдут усадьбе-музею в пригороде. Видите ли, бывшие помещики – предки покойного!

– Здорово! – восхитилась Машка. – Для музея ничего не жалко.

Юля рассмеялась. – Не верю я в этот эликсир!

– Но ваш бывший шеф верил и даже, по слухам, испытал на себе воздействие экспериментального препарата, – заметил Олег.

– То-то менял любовниц в его годы! – фыркнула неугомонная Машка.

– По-моему, окончание этого затянувшегося дела следует отметить, – предложил Олег. – Было бы неплохо, – вздохнула Юлька, она ещё не отошла от пристрастного допроса, устроенного ей адвокатом Игоря на суде.

– Не переживай, подружка! Я знаю, что поднимет тебя настроение, – Маша обняла Юлю и, лукаво подмигнув, обернулась к Олегу. – Давайте зайдём в «Престиж»? – Так назывался торговый центр, где находился свадебный салон с приглянувшимся Юльке платьем. – В «Престиже» есть отличное кафе с самыми вкусными пирожными!

Юля тот час же поняла, куда метит подруга, и рассмеялась. Олег, конечно, не возражал. Он усадил девушек в машину, и спустя двадцать минут компания расположилась за столиком в отдельной кабинке.

– Сначала нужно поесть! – заметил Олег.

Девушкам хватило бы по пирожному, но мужчины есть мужчины. Им вечно хочется есть! И лучше, если это будет сочный стейк. В итоге вкусная еда и бутылка хорошего розового вина всем подняли настроение.

– А если мы с Юлей забежим в один магазинчик, ты нас подождёшь? – загадочно проговорила Машка, просительно заглянув Олегу в лицо. Тот рассмеялся. – Милые барышни, я с самого начала знал, что после кафе последует шопинг! Отправляйтесь в этот замечательный магазинчик, а я подожду вас здесь…

Подруги выскочили из-за стола, выбежали из кафе и, не сговариваясь, помчались к эскалатору. Понравившееся Юльке свадебное платье красовалось на манекене в центре салона.

– Меряй! – приказала Машка.

В примерочной Юля покрутилась перед зеркалом и восторженно всплеснула руками. Да, это именно то, что ей нужно! Щёки девушки раскраснелись от удовольствия, в свадебном платье, на первый взгляд, совсем незатейливом, Юля выглядела сказочной феей, яркой, нежной и утончённой.

Пока продавщица упаковывала покупку, девушки пили кофе на диванчике. Юля вдруг подумала о Катюшке, а затем девушке вспомнилась бывшая главная медсестра «Виолы».

– Как ты думаешь? Почему Мария Васильевна пошла на преступление? – обратилась Юлька к подруге.

– Из жадности! – жёстко отрезала Маша.

– А мне кажется, что не только из жадности, но и ещё из-за любви к дочке. Всё для её принцессы Элечки!

– Вот она и вырастила лентяйку и эгоистку! Я тебе не рассказывала, что встретила вчера Эльвиру в супермаркете. Ты бы видела, до чего она изменилась! Неухоженная, одета плохо – стоптанные туфли, выношенная кофточка. И злые-злые, завистливые глаза… Бывшая принцесса с такой жадностью рассматривала хорошо одетых женщин, что мне сделалось не по себе. Слышала от Тамары, что Элька устроилась где-то на рынке, больше её никуда не взяли.

– Не будем о грустном! Эльвира сама виновата, что ничего толком не умеет, – подытожила Юля. Машка без колебаний с ней согласилась.

Олег взглянул на коробку с платьем в руках невесты и, улыбаясь, притянул Юльку к себе. – Ты будешь самой красивой невестой! – прошептал он подруге. Юлька шутливо взъершила волосы возлюбленного и чмокнула его в нос.


***

– Ба! Я дома! – ворвалась ураганом в квартиру Юля. – Смотри, что я купила!

Людмила Витальевна стояла у окна в гостиной и кому-то улыбалась, глядя во двор.

– Свадебное платье? – осведомилась она. – Я угадала, да?

– Ты не представляешь, какое оно замечательное! – не унималась Юлька. – А кому ты помахала рукой?

Людмила Витальевна обернулась. – Теперь говорят, моему бойфренду!

Юлька обескураженно шлёпнулась в кресло. – Кому-кому?

– Владимиру Аркадьевичу.

– Старому зануде? – удивилась девушка.

– Ну, положим, не такой, уж, он и зануда, просто сверхответственный человек!

– Не верю моим ушам! – ахнула девушка. – И как вы пришли к взаимопониманию?

– Всё получилось само собой, – усмехнулась Людмила Витальевна. – Выборная компания Володи потерпела крах, он, безусловно, расстроился, а потом признался мне, что затеял историю с депутатством, чтобы подняться в моих глазах! Оказывается, главный его приз – я! Жаль, что Раечка переживает. Но, думаю, скоро мы с ней помиримся. За несколько десятков лет дружбы мы стали чуть ли не сёстрами!

ЭПИЛОГ

Машкина свадьба прошла шумно и весело, хотя гостей набралось всего три десятка, самые близкие друзья и несколько сослуживцев жениха и невесты. Юля от души порадовалась за молодых.

С океана дул свежий ветер. Утро на Тенерифе всегда прохладное, градусов пятнадцать-шестнадцать. Часам к девяти температура поднимается, но настоящей жары здесь не бывает. Канары – острова вечной весны!

Юлька в лёгком халатике пила на террасе кофе и любовалась тёмно-синей водной гладью. Вчера вечером океан рычал, словно голодный зверь, а к утру уснул и угомонился.

– Ещё кофе? – спросил Олег.

– С молоком! – потребовала Юля.

– Слушаюсь и повинуюсь, моя госпожа! – фыркнул Олег и шутливо сложил по-восточному на груди руки.

Юля подскочила к мужу и, приподнявшись на носки, обняла его за шею, заглядывая в глаза. – Я тебя люблю, очень-очень.

– И я тебя!

На лестнице послышался дробный топоток детских ног.

– Катюшка проснулась, – констатировал Олег.

– Тук-тук! Кто в теремке живёт? – прозвенел детский голосок.

– Злой людоед и коварная ведьма! – басом ответил мужчина.

– Не-е!! – Катюшка вбежала в комнату и повисла на шее у отца. – А тётя Варя ещё спит, – сообщила девочка.

– Пусть отдыхает. Мы сейчас чего-нибудь поедим и пойдём на пляж.

– Купаться, купаться, купаться! – запищала Катюшка и, схватив новую маму за руки, закружила её по комнате.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю