290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Злоключения мечтательницы (СИ) » Текст книги (страница 13)
Злоключения мечтательницы (СИ)
  • Текст добавлен: 29 ноября 2019, 05:00

Текст книги "Злоключения мечтательницы (СИ)"


Автор книги: Александра Гай






сообщить о нарушении

Текущая страница: 13 (всего у книги 20 страниц)

глава 13

13 глава

Прошли ещё сутки и физическое состояние Юли настолько улучшилось, что она включила мобильник. Маша звонила одиннадцать раз. Юля набрала номер подруги.

– Привет, пропажа! – воскликнула Машка. – Куда ты подевалась? Вчера даже к тебе домой заходила, а по домофону никто не ответил! Знаешь ли, тревожно…

– Я в больнице, – ответила Юля. – И сегодня мне стало лучше.

– Да ты что?! – ахнула подруга.

– Когда возвращалась после нашей прогулки домой, меня ударили по голове возле подъезда. Получила ушиб мозга.

– Ужасно! Это я виновата, уговорила тебя проболтаться в парке до темноты, – расстроилась Маша. – Если бы не я, то ничего бы с тобой не случилось!

– Перестань причитать, дорогуша, боюсь, дело в другом. Скорее всего, меня караулили специально. Кому-то я помешала, следователь тоже так считает.

– Всё из-за того убийства у вас в клинике? Так?

– Возможно.

– Я к тебе приеду вечером, ладно? Поговорим.

Перед ужином к Юле снова заявилась Нина Петровна. Директор с медовой улыбкой выложила из сумки угощение, заботливо поправила Юле подушку. Однако глаза Нины Петровны оставались холодными и недовольными. Зная директрису, Юля догадалась, что мадам в бешенстве.

– Марина мне рассказала, будто вы, Юленька, собираетесь уходить из клиники, меня эта новость сильно огорчила! – елейным голоском проговорила директор.

– Всё верно!

– Но, почему? Вам, молодому специалисту, вряд ли кто-то предложит должность главного бухгалтера и такую зарплату! – притворно удивилась Нина Петровна.

– Я ценю ваше предложение, но для меня это слишком сложно. Мне ещё надо учиться и учиться! Кроме того, после всего, что произошло, я боюсь возвращаться в клинику, – призналась Юля.

– Значит, вы считаете, что нападение на вас каким-то образом связано с убийством Григория Степановича? – заинтересовалась директор.

– Я ничего не утверждаю! Просто у меня подспудно появилось нехорошее чувство… Не знаю, как объяснить, но в «Виолу» я больше не вернусь. Лечащий врач сказал, что меня выпишут дней через десять. Ещё, минимум, две недели я пробуду на больничном. Так что, поскольку вы здесь, заявление об отказе продлить контракт я напишу сейчас. Конечно, если вы не возражаете, – решительно заявила Юля и смело посмотрела директору в лицо. А чего, собственно, тянуть кота за хвост?

– Пишите! – сердито произнесла Нина Петровна. – У вас будет возможность обдумать своё решение только до выписки из больницы. Сейчас вы, как это сказать, из-за перенесенной травмы и стресса… немного не в себе. Я пойму. Но через две недели найду на место главбуха другого человека.

Опираясь рукой на стенку, под пристальным взглядом директора Юля побрела на пост. От помощи Нины Петровны девушка отказалась. Директор молча последовала за несговорчивой сотрудницей. Юля попросила у медсестры лист бумаги и ручку. Спустя четверть часа с заявлением было покончено. И у Юльки сразу полегчало на душе, будто в один миг избавилась от тяжёлого груза, давившего на неё в течение последних месяцев.

После ухода Нины Петровны в палату ворвалась Машка. – Привет! Я так за тебя волновалась! – подруга чмокнула Юльку в нос. – Выглядишь неплохо. Как самочувствие?

– Если бы не головокружение, когда встаю, было бы совсем хорошо! Но это скоро пройдёт.

Машка уселась на кровать и заявила, что у неё имеются собственные соображения насчёт личности преступника. – После нашего разговора я вспоминала наши посиделки в кафе. Мне не даёт покоя мысль, какие дела у вашей главной медсестры и сына покойного? Что за свёрток он ей передал? По форме там могли находиться деньги! – выпалила Машка. И потом, ты говорила, что случайная встреча с тобой в кафе этой Марии Васильевне страшно не понравилась. Почему?

– Вообще-то, она меня терпеть не может! Считает, будто я подсиживаю её дочку на работе. Вдобавок увела у её солнышка Эльвиры перспективного жениха.

– Неужели? – едко заметила Маша. – Можно уточнить, о каком женихе идёт речь?

– Об Олеге. Я тебе рассказывала, что Эля с Дашкой рассчитывали… на его внимание. А тут увидели рядом с ним меня!!

– Точно! Допустим, объяснить антипатию к тебе Элиной мамочки нетрудно. Но ты упоминала, что, наткнувшись на тебя, она испугалась! Чего? И ещё этот свёрток…

Юля задумалась, вспоминая детали последней встречи с Марией Васильевной. Всё верно. Они столкнулись, на секунду светлые глаза главной медсестры расширились, и в них явно промелькнул страх!

– Наверно, ты права. У неё действительно имеется какой-то секрет, связанный с сыном Григория Степановича. Приходила Дашка и рассказывала о том, что творится в клинике. Покойный шеф продал здесь бизнес, купил заграницей отель, остальные деньги тоже там куда-то вложил. Официально владелицей состояния Григория Степановича является его секретарь и любовница в одном лице! С горя его сын обкололся наркотиками и чуть не умер!

– Неприятная история, – подытожила Машка. – Всё равно, получается, ты видела то, что не должен был видеть больше никто!

Появление Олега заставило подругу откланяться. Лукаво сверкнув глазами, Юля познакомила Машу с возлюбленным. Они обменялись внимательными, оценивающими взглядами, затем улыбнулись и пожали друг другу руки. Немного погодя, Юлька поделилась с Олегом Машкиными подозрениями.

Время в больнице тянулось медленно и монотонно. После пробуждения приходила медсестра с градусниками, завтрак, процедуры, обход врача… и так ежедневно. В палату из реанимации перевели молодую женщину, пострадавшую в автомобильной аварии, пока она почти всё время спала. Сергеевна в свободное от процедур время активно комментировала беседы девушек и с нездоровым любопытством наблюдала за посетителями. Кто к кому пришёл и что принёс.

На следующий день Маша позвонила подруге и заявила, что намерена полечить зубы в «Виоле». Конечно же, Юля порекомендовала записаться к Ларисе Николаевне. Два последующих дня от Машки не было ни слуху, ни духу, а её мобильник либо занят, либо вне действия сети. Юля начала волноваться, не случилось ли с подругой что-нибудь плохое. Машка появилась после ужина на третий день. С таинственным видом она достала из сумочки толстый блокнот.

– Нам надо поговорить! – серьёзно заявила Маша. Девушка оглянулась по сторонам. Сергеевны и Веры в палате не было, они в холле смотрели по телевизору сериал. Новая соседка, как обычно спала. – Побывала у тебя на работе, посмотрела на народ, и у меня возникли кое-какие соображения насчёт убийства вашего шефа.

– Ой, Машка, лучше ты туда не лезь! Опасно… Пусть полиция разбирается!

– Я так не думаю! – отрезала Маша. – Полиция работает, но они действуют по наработанной схеме. А у меня свежий взгляд. Вдруг ты выйдешь из больницы, и кто-то снова на тебя нападёт?! И я по-прежнему чувствую себя виноватой. Ты возвращалась поздно из-за меня.

– Ой, перестань! Мы это уже обсуждали. Если кто-то реально захотел от меня избавиться, всё равно нашёл бы способ до меня добраться!

– Проехали! Послушай, что мне удалось узнать. Кстати, Лариса Николаевна – отличный врач, опытная, внимательная до мелочей. За неё тебе – отдельное спасибо! – Маша раскрыла блокнот. – Я составила перечень всех лиц, заинтересованных в смерти бывшего босса. Первое, что я сделала – познакомилась с народом в клинике и понаблюдала, кто как держится. Начну с рецепции. По-моему, они убедились, что их зарплата не уменьшится, клиника функционирует в прежнем режиме и успокоились, за исключением одной девушки. Слышала, что Света в «Виоле» – новенькая. Похоже, она перенесла сильный стресс, нервная, дёрганная и чуть что – в слёзы!

– Света – нормальная девчонка! – возразила Юля. – Работает в клинике месяца полтора, толковая, быстро освоилась и людям гадостей не делает. Она застенчивая, плохо сходится с людьми, поэтому на работе пока ни с кем не подружилась.

– Иду дальше! – продолжала Машка. – Прикинулась, якобы перепутала двери. Вместо двери на лестницу, зашла в бухгалтерию. Извинилась, прикинулась дурочкой. Сказала, что боюсь лечить зубы, и спросила, хорошие ли тут врачи.

Юля прыснула. Машка в роли Кудряшки Сью в розовом платьице неотразима. Кто заподозрит серьёзного человека с аналитическим складом ума в наивной девице?!

– Брюнетка с каре, Даша заулыбалась и спросила, к кому я записана. Я сказала. Та буквально захвалила Ларису Николаевну. Южный красавец-брюнет мне тоже улыбнулся и начал меня расспрашивать, кто я, да что я. Даша помрачнела и тут же заявила, что здесь – бухгалтерия, а мне надо наверх. Ревнует. Длинноногая блондинка пила кофе у окна. Посмотрела на меня, фыркнула и отвернулась! В общем, фу ту, ну ты…

– Видимо, Эльвире ты не понравилась! – рассмеялась Юля. – Ей мало кто нравится.

– На втором этаже я нашла кабинет № 5 не сразу. Хотелось познакомиться с народом и заодно поглядеть, что где делается. Ураганом по коридору пронеслась тётка под пятьдесят с папкой в руке, за ней топала вторая, с длинными волосами в белом халате и по ходу оправдывалась. Дверь в кабинете главной медсестры оказалась приоткрытой. Блондинка лет из кафе со злыми глазами и заплаканным лицом нервно листала страницы в каком-то рабочем журнале.

– Тётка с папкой, скорее всего, Нина Петровна, нынешний генеральный директор «Виолы», а с длинными волосами – главный врач. Теперь малина для неё закончилась, – пояснила Юля.

– Лариса Николаевна занималась мной довольно долго. Они переговаривались между собой с ассистентом Тамарой, а я внимательно слушала. В процессе в кабинет заглянула улыбчивая, живая дама, Тамара назвала её Мариной. Вот, что мне удалось увидеть. В клинике сейчас относительное затишье. Все настороженно ждут результатов расследования и строят догадки, кто на тебя напал. Марина считает, что обычный грабитель. Тамара с ней не согласна. А Лариса Николаевна воздержалась от комментариев. Главная медсестра постоянно сидит в своём кабинете, как мышь под веником. Недавно ей досталось от Нины Петровны по-крупному. Сын покойного всё ещё в больнице, говорили, лечится от отравления. Полиция в центре не появлялась несколько дней. Тамара высказала предположение, что убийцу вряд ли найдут, – мрачно заключила Маша.

– А мне показалось, следователь мужик настырный, просто так не отступится!

– Ладно, я написала список подозреваемых по степени заинтересованности в смерти босса. Итак, кто выиграл от его смерти. Во главе списка – Нина Петровна. Она дама честолюбивая и вроде одинокая, карьера – её жизнь! Шеф не давал ей развернуться, а сейчас она заняла его место и получает большие деньги. Дальше – не могу исключить сына покойного, с этим Игорем ситуация тёмная. Сын-наркоман папашу не любил, скорее всего, постоянно клянчил у него деньги, а тот не давал. И ещё мы ничего толком не знаем об отношениях папы вашего главного врача и покойного! Но больше всех в смерти шефа заинтересована его секретарша! Босс мёртв, она богата и независима. Ты говорила, будто недвижимость заграницей куплена на её имя. Не верю, что шеф просто так отдал ей всё, наверняка, он предусмотрел какую-то возможность контролировать собственные средства. У супруги покойного тоже был повод разбить голову неверному мужу. Подозреваемых много.

– Ты, Машка, голова! Не думала поменять работу? Попросись в помощники к следователю, – пошутила Юля.

– Хмм… Неплохая идея. Кто знает? Жизнь полна сюрпризов! – ухмыльнулась Маша.

– Добрый вечер!

Приятный мужской голос оторвал подруг от разговора.

– Вот ты где, сестрёнка! – В палату вошёл Сергей с охапкой белых лилий и ананасом в руках. – В сети не показываешься, позвонил твоей бабушке. Как ты?

– Уже нормально! – улыбнулась Юля. – Знакомься! Это Маша, я о ней тебе писала.

«Братец» оценивающе посмотрел на блондинку, дурашливо, по-гусарски кивнул и представился: – Сергей, отставной жених этой барышни, ныне наречённый брат и кавалер в поиске!

Машка порозовела и заливисто рассмеялась.

– Не буду мешать вашей беседе, леди, порежу ананас, а то по опыту знаю, залежится полезный фрукт в холодильнике, пока не испортится!

Сергей вымыл принесённые с собой фрукты, выпросил в столовой две большие тарелки, красиво разложил на них сочные, жёлтые дольки ананаса, абрикосы и персики. Маша слушала повествование Юли о больничной жизни, односложно отвечала на вопросы и исподтишка наблюдала за «братцем».

– И чем он тебе не понравился? По-моему, замечательный парень! – спросила она, когда Сергей вышел из палаты.

– Думаю, по складу мы слишком похожи, совсем как брат и сестра, он тоже так считает, – усмехнулась Юля.

– Угощайтесь, прекрасные леди! – пригласил Сергей девушек к столу.

Юлька заметила, как вспыхнули глаза «братца», когда он посмотрел на Машку. Та улыбнулась ему в ответ, кротко и мило. Обычно сдержанный Сергей шутил и болтал без умолку. Дерзкая Машка ловила каждое его слово и застенчиво хихикала. Юля наслаждалась моментом и веселилась от души. Неужели эти двое, наконец, встретили свою половинку? Было бы здорово!

Пришёл Олег. Юля невольно отметила следы усталости и раздражения на его лице. В ответ на немой вопрос, нарисовавшийся на Юлькиной физиономии, Олег беспечно улыбнулся и мотнул головой, отгоняя плохие мысли. – Всё хорошо, девочка! – сказал он. – Привет, Маша! – Олег вопросительно посмотрел на Сергея. Тот представился, мужчины пожали друг другу руки.

Маша и Сергей просидели ещё минут десять и вместе ушли.

– Парень твоей подруги? – поинтересовался Олег.

– Надеюсь, что так и будет! Сергей – родственник бабушкиных друзей. Бабуля познакомила меня с ним, хотела, чтобы мы поженились. Но, оказалось, мы подходим друг другу только как брат и сестра!

– Только? – притворно нахмурился Олег.

Юлька рассмеялась. – Не сомневайся! А вот Маша ему очень понравилась…

Юля подняла голову и внимательно посмотрела в лицо мужчины. Проступившая между бровей морщинка снова напомнила, что Олег чем-то расстроен.

– Неприятности? – заботливо спросила Юля.

– Скорее, проблемы! – вздохнул мужчина. – Юля, завтра тебя начнут вывозить на прогулку. Ты должна мне пообещать, что не станешь общаться с незнакомыми людьми даже в больничном парке!

– Хорошо, – покладисто согласилась девушка.

– История с убийством вашего шефа получила продолжение!

Юлька внутренне поёжилась.

– Вчера вечером неподалёку от офиса машина сбила адвоката покойного. Мужчина скончался на месте. Автомобиль убийцы скрылся. Днём я общался со следователем и узнал, что машину убийцы обнаружили на окраине города. Джип угнали со стоянки двое суток назад. К наезду на адвоката убийца тщательно подготовился. Об этом говорит выбор машины – мощный джип неброского, серого цвета, тонированные стёкла и поддельные номера!

– Ужасно! – Новость потрясла Юлю. Девушка закрыла глаза руками и устало произнесла: – Когда же это закончится?!

– Закончится, душа моя, обязательно скоро закончится. – Олег обнял девушку и нежно поцеловал в висок. – Полиция работает.

– А следователь не говорил, во сколько конкретно убили Григория Степановича?

– Говорил. Случайно твоя подруга Маша не занимается самовольным расследованием?

Юля вспыхнула.

– Откуда ты знаешь?

– Неугомонная девица побывала в клинике, заглянула в тренажёрный зал «Виолы», позднее камеры засекли её возле особняка покойного.

– Маша считает себя виноватой, потому что по её просьбе в тот вечер мы загулялись в парке до темноты, и хочет помочь полиции!

– Не стоит! – резко возразил Олег. – Я не хочу, чтобы и она оказалась в больнице. Пойми, речь идёт о серьёзных деньгах. Убийца не остановится!

– И всё же? Когда убили шефа?

– Упрямая вы особа! Выйдешь из больницы, посажу тебя под замок, а чтобы не скучала добавлю для компании Машу.

– А вы, оказывается, тиран, Олег Викторович!

– Иногда. Исключительно для пользы делу. Вашего генерального директора убили в субботу около девяти вечера. Убийца закрыл дверь в кабинет, но не на ключ. Конечно, время смерти абсолютно точно установить невозможно. Сопоставили факты. В субботу шеф приехал в клинику в семь вечера. Зашёл через центральный вход и поднялся на третий этаж в кабинет главного врача, ключ у него был с собой. В то время работали всего три кабинета. Косметолог, диетолог и стоматолог вели приём на втором этаже. Вскоре директор позвонил на рецепцию и вызвал по какому-то организационному вопросу к себе одну из девушек, новенькую, блондинку. Вторая девушка осталась на месте. Девчонка воротилась от начальства примерно в пять-десять минут девятого и сказала, что босс попросил его не тревожить, он поработает ещё примерно полчаса, центральный вход можно закрыть, как положено в девять вечера. Шеф собирался выйти через служебный. Врачи ушли ещё до половины девятого. Охранник обошёл клинику. Всё было спокойно. Ровно в девять клинику поставили на сигнализацию. Охранник и девушки с рецепции ушли вместе. – Олег замолчал и тут же уточнил: – Раньше в клинике по ночам дежурил сторож, да?

Юлька кивнула. – Нина Петровна взяла двух охранников, они работают день через день, после завершения рабочего дня ставят клинику на сигнализацию. Дедулю-сторожа директор уволила. Сначала сказала, что оставит, а потом всё-таки уволила. Видите ли, сторожа – нефункциональный пережиток! Зачем нам сторож, когда имеется сигнализация?

Олег ушёл перед отбоем, а Юля долго ворочалась в постели, обдумывая услышанное. Убийца Григория Степановича явно вошёл в клинику через служебный вход! Ключи от служебного входа есть у всех сотрудников. Это удобно, ненужно идти через второй этаж, чтобы попасть на торцевую лестницу, которая ведёт в гардероб, расположенный в подвале. Переодевшись, по той же лестнице сотрудники поднимаются вверх, каждый на свой этаж. Девочки с рецепции и бухгалтера пользовались гардеробом в холодное время года или в плохую погоду, держать верхнюю одежду в шкафу по правилам не разрешалось. Гипотетически убийцей мог оказаться кто угодно! Разве что, у него должен иметься мотив.

Внезапно Юля услышала тихий плач. Прислушалась. Плакала Вера. Юля встала с кровати и подошла к её постели. – Эй! Ты что? – прошептала она, склонившись над уткнувшейся носом в подушку соседкой. Девчонка всхлипнула и села на кровати.

– Почему ты плачешь? – спросила Юля.

– Завтра снимут швы!

– Так это же замечательно! Скоро отпустят домой.

– А дома у меня никого нет. Даже кошки нет. Друзей тоже нет! Ты ведь заметила, что ко мне никто не приходит?

Юля пожала плечами.

– Понимаешь, я училась в другом городе. Жила там в общежитии, квартиру сдавала. После учёбы вернулась домой и устроилась на завод. А там – одни злющие тётки! Постоянно мне шпильки в колёса ставят и собственные недоделки на меня списывают. Во дворе все мои прежние друзья разъехались, переженились. В гости никто не заходит…

– Не переживай! Хочешь, я к тебе заходить буду?

Вера опять всхлипнула и улыбнулась.

– Кошку завести – не проблема! Вон их сколько «отдам котёнка в добрые руки».

– Работу менять надо! – вздохнула Вера. – Меня уже звали в молочное кафе технологом по десертам.

– Иди! У тебя всё получится. Познакомишься с новыми людьми, встретишь хорошего парня… Знаешь, я тоже после университета растеряла всех друзей. А перед выпуском рассталась с бывшим женихом. Почти год сидела дома с бабулей, ни с кем не общалась. У меня на работе… народ разный. И мне там морально неуютно. Недавно на отдыхе познакомилась с Машей. Теперь встречаюсь с Олегом. И у тебя потихоньку всё наладится, не сомневайся!

Утром Вере сняли повязку.

– Чистый цыплёнок! – прокомментировала внешний вид девушки без «шлема» Сергеевна.

Вера действительно выглядела очень трогательно. Перед операцией голову ей обрили под ноль. Сейчас на черепе вырос нежный серебристый пушок. Широко распахнутые, огромные голубые глаза, маленькие розовые ушки и тонкая шейка вызывали умиление. Юля едва сдержала улыбку.

– Никакой я не цыплёнок! – возмутилась Вера. – Нормально выгляжу, а волосы отрастут.

Вредная Сергеевна расхохоталась.

– Отрастут-отрастут! – поддержала девушку Юля. – Ты и сейчас симпатичная.

Перед обедом Юльку повезли на прогулку. Поначалу девушка стеснялась садиться в коляску. В самом деле, она же не инвалид! Но голова ещё кружилась, а на воздух хотелось. И день стоял дивный, из окна пахло свежескошенной травой и цветами. Вера увязалась за Юлей. Немолодой санитар медленно катил тележку по дорожкам. Девушки мирно беседовали. Погуляли минут тридцать, и санитар заторопился назад в больничный корпус. Мол, ему пора на обед! Девушки не стали спорить. Юля не заметила, как уронила сумочку с мобильным телефоном. Обнаружила пропажу сумки в лифте.

– Не волнуйся, я мигом! – вызвалась сбегать за телефоном Вера.

Вернулась она минут через пятнадцать. – На, держи, нашла возле кустов с шиповником. – Вера протянула приятельнице сумочку. – Хорошо, что сразу вернулась. А то бы кто-то себе забрал! Не все люди честные…

– Спасибо! – с чувством поблагодарила Юля.

– Там ко мне красивая дама подошла, спросила, как зовут девушку в коляске. Я сказала. Она тебя знает. Очень жалела, что не получится сегодня тебя навестить, машина ждёт. Её, правда, мужчина около машины ждал. Высокий, темноволосый, очень интересный. Дама пожелала узнать, когда тебя выпишут, кто навещает. Я у неё спросила, от кого передать привет. Она руками замахала, пообещала сама зайти. И как её зовут не сообщила, развернулась и ушла!

– Странно! – насторожилась Юля. Вчерашний разговор с Олегом напомнил девушке об осторожности. – Как она выглядела?

– Круто. Стройная высокая брюнетка, одета – закачаешься!

– А мужчина случайно не тот парень, который заходил ко мне с сотрудниками из клиники.

– Что ты! Нет! – уверенно возразила Вера. – Я Зураба хорошо помню. Тому мужику под сорок. Темноволосый, поджарый, с короткой стрижкой. Раньше я его не видела.

Юля задумалась. По описанию дама напоминала бывшую любовницу покойного шефа. Насчёт личности мужчины предположений у девушки не имелось. Верин рассказ оставил неприятный осадок, и настроение у Юльки моментально испортилось.

ВРОДЕ ЧИТАЮТ, ДАЖЕ ХВАЛЯТ, А ЛАЙКНУТЬ ЗАБЫВАЮТ…. ПЕЧАЛЬНО….


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю