290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Злоключения мечтательницы (СИ) » Текст книги (страница 11)
Злоключения мечтательницы (СИ)
  • Текст добавлен: 29 ноября 2019, 05:00

Текст книги "Злоключения мечтательницы (СИ)"


Автор книги: Александра Гай






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 20 страниц)

глава 11

В воскресенье Олег, как и обещал, заехал утром за Юлей. При виде возлюбленного настроение девушки поднялось на несколько баллов. Олег заметил, что с подругой творится что-то неладное. После бессонной ночи Юля выглядела бледной и подавленной.

Похороны действительно оставили у девушки очень тяжёлый осадок, а поступок секретаря и официальной любовницы Григория Степановича, вообще, не лез ни в какие ворота! Эта дама подошла к Юле, когда девушка уже садилась в автобус.

– Не торопитесь, милочка! Мне нужно с вами переговорить, – снисходительным тоном произнесла Валерия Леонидовна.

Юля удивилась. Бывшая любовница шефа отвела девушку в сторонку и принялась бесцеремонно её разглядывать.

– О чём вы хотели меня спросить? – не выдержала Юля. – Вряд ли я смогу сообщить вам что-то полезное.

– Просто мне интересно посмотреть на предполагаемую соперницу поближе! – усмехнулась Валерия Леонидовна.

– Никакая я вам не соперница, и никогда ею не была! – рассердилась Юля, краска возмущения залила лицо девушки.

– Точно, не соперница, – удовлетворённо отметила брюнетка. – Куда тебе до меня!

– Как вы смеете обвинять меня в том, о чём я понятия не имею!

– А что? – рассуждала вслух Валерия Леонидовна. – Молоденькая, хорошенькая, ещё и с изюминкой! Грише нравились такие неискушённые, чистенькие девочки. Только тебе, малышка, не повезло! Мой неверный друг скончался!

– Григория Степановича убили! – жёстко произнесла Юля.

Впрочем, на подругу покойного замечание девушки особого впечатления не произвело, даже выражение лица Валерии Леонидовны нисколько не изменилось. И она невозмутимо продолжала: – Если бы ваш роман развивался дальше, я бы, милочка, нашла способ от тебя избавиться, радикально…

– С меня хватит! – Юля резко развернулась и быстро пошла к автобусу. Любопытные взгляды за спиной бесили. И кто придумал чушь об её отношениях с шефом?! Разве она когда-нибудь давала повод предположить нечто подобное?

– Чего мадам от тебя хотела? – поинтересовалась Тамара.

– Познакомиться!

– Зачем?

– Чтобы подружиться, – процедила сквозь зубы Юля.

– Серьёзно? Она хочет с тобой дружить?

– Только тут ничего не выйдет. Мы друг другу не понравились! – Девушка отвернулась к окну и задумалась. В понедельник вся клиника примется перемывать ей кости. Как же, тайная подруга покойного шефа!!

Дома Юлю ждала повестка к следователю. Девушке надлежало явиться в полицию в понедельник к девяти утра. Людмила Витальевна всячески пыталась успокоить внучку. Идёт расследование убийства, допрашивать по делу будут многих. У Юли – стопроцентное алиби! Скорее всего, речь снова пойдёт о финансовых вопросах. Не Эльвиру же им расспрашивать, та пусть и главный бухгалтер, но работу не знает! Посему, волноваться глупо.

Несмотря на здравые рассуждения Юлю не отпускало тяжёлое предчувствие. Определённо, слухи о её связи с шефом возникли не на пустом месте. Кому-то с определённой целью сильно захотелось подпортить жизнь молодому экономисту.

Олег, как и ранее намеревался, заехал за подругой в воскресенье к десяти часам. Юля снова плохо выспалась и выглядела усталой и несчастной.

– Что тебя гнетёт? – мягко спросил Олег, когда они проехали половину дороги.

Девушка не стала ничего скрывать. – Кто-то в клинике выдумал, будто я была любовницей покойного босса, – отрешённо проговорила она.

Олег удивлённо приподнял брови.

– А я, между прочим, никогда с ним даже не разговаривала наедине! – добавила Юлька. – Не понимаю, зачем это нужно?!

– Ты рассказывала кому-то, что ваша директор сделала тебе заманчивое предложение? Так?

– О предложении Нины Петровны знает, наверно, один Зураб, если, конечно, директор никому другому не сообщила. И я не хочу работать главбухом в этом болоте!

– Такое не все поймут! Кто добровольно откажется от повышения и приличной зарплаты?

– Немногие, – признала Юля. – Кроме того, не такая, уж, у главбуха большая зарплата! – воскликнула девушка. – По крайней мере, в «Виоле».

– Это ты так думаешь, – заметил Олег. – Для отдельных личностей это довольно приличная сумма, например, для среднего медперсонала и регистраторов. В замкнутом коллективе народ наблюдательный. Сама же мне рассказывала, как изменилось к тебе отношение рецепции и коллег. Зависть – страшная штука!

– Что же мне теперь делать? – вздохнула Юля. – Уволиться до августа из-за контракта и расследования я не могу. Чего доброго, подумают, что я в чём-то виновата.

– Делать своё дело, по минимуму общаться с людьми на работе и стараться не обращать внимания на слухи. Не расстраивайся, Юлька, я никому не позволю причинить тебе вред! – Олег одной рукой обнял девушку и нежно поцеловал в висок.

– Ты, правда, собирался купить «Виолу»? – прямо спросила Юля.

Олег отстранился, тень легла на его лицо. – Собирался, – немного помедлив, подтвердил он.

– Тогда почему сделка не состоялась?

– Прежде, чем вложить деньги в новый проект, я тщательно собираю сведения о продавце и объекте продажи. Мой человек раскопал кое-что интересное о деятельности вашего шефа. Тебе не стоит в это вникать. К чему забивать голову лишним негативом? Расследование, надеюсь, скоро закончится, ты уйдёшь из «Виолы» и постепенно о них позабудешь.

Юлька недоверчиво покрутила головой и вздохнула.

За день на природе в обществе любимого мужчины девушка развеялась и успокоилась. Утром она направилась в полицию в бодром расположении духа, уверенная, что там её ждёт чисто формальная беседа. Дежурный забрал у Юли повестку, сделал отметку в журнале и объяснил, куда идти.

В кабинете девушку ждал знакомый добродушный толстяк. Когда Юля вошла, он стыдливо стряхнул салфеткой крошки со стола и поставил блюдце с пирожным на подоконник.

Затем следователь поправил очки пухлыми, короткими пальчиками, принял приличествующий его положению вид и указал девушке на стул возле рабочего стола. Толстяк раскрыл блокнот, проницательно заглянул девушке в лицо и спросил: – Юлия Александровна, в каких отношениях вы находились с покойным?

«И этот туда же»! Юльке захотелось взвыть.

– Ни в каких! – резко ответила она. – Я никогда не общалась с Григорием Степановичем вне клиники. Обсуждали рабочие моменты обычно в присутствии Нины Петровны!

– К чему так бурно реагировать на простой вопрос? – негромко заметил следователь, лицо толстяка поскучнело. – Мне нужно выяснить, кто и по какой причине убил человека. И я это обязательно сделаю. – Толстяк мотнул головой и принялся изучать светло-голубыми, очень внимательными глазами растерянную девушку.

– Вам знакома эта вещь? – Следователь наклонился и достал из стола женский зонтик. К ручке зонта была подвешена бирка.

– У меня был точно такой же! – вырвалось у Юли.

– Вообще-то, зонтик действительно ваш, Юлия Александровна. На ручке остались отпечатки пальцев.

Девушка вспомнила, что отпечатки у неё сняли ещё в тот злополучный понедельник, когда нашли убитого шефа.

– Зонтик обнаружили в запертой машине покойного на заднем сиденье, – проговорил следователь. – В воскресенье Григорий Степанович оставил автомобиль на стоянке перед «Виолой».

– Я потеряла зонтик две недели назад! Сначала решила, что забыла его на работе. Искала, но в бухгалтерии зонтика не было. Девочки с рецепции тоже его не видели.

– Любопытный оборот? Да? – усмехнулся толстяк и сделал в блокноте пометку. – А почему вас так сильно возмутил мой вопрос об отношениях с покойным?

– Не знаю, кто распространяет гадости обо мне с шефом! Меня уже доконали постоянные разговоры на эту тему! Началось несколько дней назад. Регистратор Оля спросила, останусь ли я в клинике после смерти Григория Степановича и даже мне посочувствовала! Сначала я ничего не поняла. Дальше пошли намёки и вопросы от других сотрудников. А на похоронах ко мне подошла секретарь Григория Степановича и заявила, будто я ей не соперница! У меня с шефом всё равно бы ничего не выгорело, представляете?

– Странно! – следователь сделал новую пометку в блокноте. – В каких вы отношениях с коллегами?

– Плохих, особенно в последнее время, – не стала скрывать девушка.

– Почему?

– Мы и раньше не дружили. Эльвира Владимировна и Дарья Николаевна – подруги с института. Я в центре около года, и мы… разные! А потом, – Юля сделала паузу. Ей ужасно не хотелось рассказывать постороннему человеку об Олеге и зависти коллег.

– Потом? – корректно напомнил следователь.

– Им очень не понравилось, что я встречаюсь с одним человеком, я, а не они! – призналась девушка.

– Вот оно что! Обычное дело, – улыбнулся толстяк. – Не переживайте, всё утрясётся.

– Когда закончится расследование, я уйду из «Виолы». Несмотря ни на что! – твёрдо произнесла Юля.

– Нельзя ли уточнить, что конкретно вы имеете ввиду? – заинтересовался следователь.

– Понимаете, Нина Петровна хочет уволить Эльвиру Владимировну, место главбуха директор предложила мне.

– Понятно! – задумчиво проговорил следователь. – Спасибо, Юлия Александровна, я не стану больше вас задерживать. – В мягком голосе толстяка девушка уловила нотку сочувствия.

Юлька вышла из полиции и уныло побрела к остановке. На работу идти не хотелось! Неужели Элька или Дашка подложили её зонтик в машину Григория Степановича? Подло!

В бухгалтерии за компьютером сидела зам главбуха и старательно трудилась. Юля отметила, что после ссоры с Эльвирой Дашка разительно переменилась в лучшую сторону. Посиделки у окна за чашкой кофе прекратились, и обмывание косточек общим знакомым сошло на нет. С экономистом Даша держалась с показным дружелюбием.

В ответ на вопросительный взгляд Юли на пустое место за столом главбуха Дашка хмыкнула. – Наша звезда у мамочки! Надо думать, ищут, куда им, бедным-несчастным пристроиться! Нина Петровна выдала Эльке и её мамаше официальное извещение о прекращении с ними контракта по соглашению сторон!

– Серьёзно? – без особого интереса уточнила экономист. – И они согласились?

– А что им остаётся?! В противном случае их уволят по статье за воровство! – мстительно заявила Дашка. – Нина Петровна не желает портить разборками репутацию клиники, поэтому отпускает их с миром. – Зам главбуха придвинулась к Юле вплотную и, понизив голос почти до шёпота, произнесла: – В клинике ходит слух, будто убийца Григория Степановича – наш пластический хирург!

– Не верю! Зачем Анатолию Константиновичу убивать? Известный специалист, прекрасная профессиональная репутация, пациентов у него – море! Захочет поменять место работы – получит дюжину предложений!

– Они с шефом друг друга не переваривали.

– Взаимная антипатия – не причина для убийства, иначе людей бы уже на свете не осталось!

– Я слышала, что покойный, о мёртвых плохо не говорят, но он шантажировал Анатолия Константиновича. У многих есть скелеты в шкафу, наш пластический – не исключение! Между прочим, Анатолий Константинович выходил на работу в воскресенье вечером, к нему тайно приезжала на перевязку какая-то кинодива. Он вполне мог поругаться с боссом и разбить ему башку! Вика с рецепции проговорилась, что пластический закончил перевязку около восьми часов и сразу ушёл, а после снова вернулся в клинику и поднялся наверх. Минут через десять Анатолий Константинович сбежал вниз, как ошпаренный и, не попрощавшись, пулей вылетел за дверь! Вообрази, Анатолий Константинович, сама вежливость и галантность, ушёл с работы и не сказал «до свидания»!

– Такое на него непохоже, – согласилась Юля. Но я всё равно не верю, что Анатолий Константинович – убийца.

– Верь, не верь! Нам какое дело? Пусть полиция разбирается! – подытожила зам главбуха и опять уткнулась в компьютер.

«Если всё настолько очевидно, почему пластического хирурга до сих пор не арестовали?» Юля симпатизировала Анатолия Константиновичу, она всегда считала его добрым, порядочным человеком. В отличие от большинства его коллег Анатолий Константинович никогда не взялся бы оперировать человека, сколько бы денег тот не сулил, зная, что клиент не нуждается в коррекции внешности, а попросту идёт на поводу у знакомых или слепо следует моде. Но отрицать, что на пике эмоций пластический хирург мог не удержаться и ударить шефа по голове чем-то тяжёлым, Юля не стала бы.

Эльвира нарисовалась на рабочем месте после обеда! Вместо того, чтобы хотя бы из вежливости поздороваться с экономистом и свои замом, главбух поджала тщательно накрашенные губы и заявила: – Вижу, без меня вы не скучали! Примеряешь на себя мою должность, тихоня? – И, не дожидаясь ответа, добавила: – поскольку во мне здесь больше не нуждаются, я загляну к маме и пойду домой! А вы давайте, вкалывайте! Глядишь, Петровна расщедрится на премию.

Спустя четверть часа Эльвира не спеша переоделась, повертелась перед зеркалом и с достоинством удалилась.

– Вот неблагодарная гадина! Я столько лет на неё работала, а Элька ни разу мне спасибо не сказала. Ничего, посмотрим, кто её на работу возьмёт! И как долго она там продержится? Ведь ничегошеньки не знает и не умеет! – прокомментировала уход главбуха Даша.

Юля разговор не поддержала.

– Привет, бухгалтерия! – в комнату, улыбаясь до ушей, вошёл Зураб. – Хотите новость расскажу? – охранник посмотрел на Юлю, явно рассчитывая на её одобрение. Но экономист произнесла короткое «добрый день» и открыла толстую папку с бумагами.

Зато Дашка откликнулась с энтузиазмом: – Расскажи, расскажи! Ждём.

– Папа выяснил по своим каналам, что Григория Степановича убили не вечером в воскресенье, а сутками раньше! – выпалил Зураб и с торжеством поглядел на девушек.

– Да ну! – ахнула Дашка. Юля подняла от бумаг голову и недоверчиво посмотрела на охранника.

– Результат экспертизы, – пояснил Зураб.

– Выходит, мёртвое тело находилось в кабинете главного врача почти двое суток? – уточнила экономист.

– Получается так! – подтвердил охранник.

– Теперь понимаю, почему пластического хирурга не арестовали, – проговорила Даша и тут же взялась за разъяснения. – В субботу он проводил мастер класс в «Эдельвейсе», между прочим, клиника – наш конкурент, а потом все участники мероприятия уехали загород с ночёвкой. Вернулся Анатолий Константинович в воскресенье днём ради той самой капризной ляльки, кинозвезды, чтобы вечером сделать ей перевязку.

– Откуда ты знаешь? – поинтересовалась Юля.

– Здесь нет никаких тайн. Девчонки с рецепции рассказывали, что в субботу кинодива доконала их звонками! Ей, видите ли, показалось, будто у неё шов загноился. Регистраторам пришлось вызванивать пластического полдня, пока, наконец, он не ответил и не назначил время перевязки. Анатолий Константинович тогда уже был загородом.

Юлька с облегчением вздохнула. Приятно, когда хороший человек вне подозрения! Любопытно, зачем покойный шеф приехал в субботу в клинику? На то должна быть веская причина. Причём, настолько серьёзная, что стоила ему жизни!

– Как, Зураб, думаешь, почему убили Григория Степановича? Ты у нас такой умный! – Дашка уставилась на охранника восторженным взглядом.

Тот снисходительно ухмыльнулся. – Из-за чего теперь убивают? Прежде всего – из-за денег! Слышал, будто покойный по брачному договору оставил вдове дом и активы «Виолы». Но прикол в том, что акции компании он продал как раз перед тем, как его убили!

– У-у-у! – взвыла Дашка. – Бывший шеф, оказывается, тот ещё фрукт! Кому? И куда он дел деньги?

– Тридцать пять процентов акций приобрёл папа, – скромно признался Зураб, а десять – отец нашего главного врача.

– Сейчас я понимаю, почему Татьяна Евгеньевна остаётся! – воскликнула экономист. – Нина Петровна сначала хотела её тоже уволить, а потом передумала, после разговора с папочкой главврача.

– Но самое интересное – куда шеф вложил деньги! – продолжал Зураб. – Папа говорит, что Григорий Степанович провернул очень выгодную сделку. Шеф купил небольшой, но очень доходный отельчик на Канарах! Туристический сезон там круглый год, зажиточное европейское старичьё торчит на островах постоянно, отели практически всегда заполнены на девяносто процентов. Конечно, отель неновый, зато расположен на первой береговой линии в оживлённом месте, рядом шикарный песчаный пляж. Бывший владелец искал спонсоров для ремонта. Григорий Степанович с ним договорился и купил отель очень выгодно, деньги за ремонт шеф вносил частями, постепенно распродавая собственность на родине. Прикольно, что покупка сделана на имя его секретарши! Сыну-педику и бывшей супруге не досталось ничего!

– И кто-то из них мог за это убить шефа! – подытожила Даша.

– Убийство босса – дело непростое, – уклончиво заметил охранник.

– Стало быть, ты теперь у нас совладелец клиники? – ласково проворковала зам главбуха.

– Пожалуй, – Зураб расправил широкие плечи и вопросительно посмотрел на Юлю. Однако девушка лишь пожала плечами. Перспектива более близкого знакомства с выгодным поклонником, похоже, её ничуть не прельщала.

Дашка подметила разочарование на лице охранника и поспешила воспользоваться моментом. – Ты, Зураб, очень выгодный жених! – хихикнула она. – Только с Юлькой у тебя шансов нет! У неё роман с о-очень богатым мужчиной.

Глаза охранника сузились.

– Можно не обсуждать мою личную жизнь, хотя бы, когда я нахожусь рядом! – рассердилась Юля.

– Пардон, сорвалось! – фыркнула в ладонь Дашка.

– Ладно, бывайте! Я пошёл, – Зураб неторопливо поднялся с кресла и вразвалочку направился к двери.

– Юль, прости, я не хотела! Случайно проболталась, – извинилась зам главбуха, когда охранник скрылся за дверью. – Мне нравится Зураб. Ты ведь не против, если я с ним закручу?

– Не против, – сдержанно ответила Юлька. Она с тоской ждала, когда закончится этот невыносимо длинный рабочий день, по Юлькиному ощущению время до семнадцати тридцати затянулось сегодня до бесконечности. От рассказа Зураба голова шла кругом. Интуиция говорила, что с убийством босса разберутся нескоро.

После работы Юля намеревалась встретиться с Машей в кафе и обсудить новости. Подруга позвонила около пяти вечера и попросила перенести место встречи. Возле парка, примерно в двадцати минутах езды от «Виолы» имеется расположенное уединённо небольшое кафе с летней террасой. В «Шоколаднице» сейчас духота, а в «Хуторке» – тихо и уютно! Вдобавок оттуда Юльке и Маше удобно возвращаться домой, не более пятнадцати минут на маршрутке.

Маша ждала подругу на увитой зеленью террасе за угловым столиком.

– Рассказывай, что у тебя произошло?! – озабоченно спросила она, когда Юлька заняла место рядом. – Повествуй лучше в хронологическом порядке, чтобы ничего не упустить.

Юля улыбнулась и кивнула. Маша внимательно слушала, изредка задавала вопросы и высказывала собственною точку зрения.

– Замечательно, что у вас с Олегом наладилось. Жду приглашения на свадьбу!

– До свадьбы пока дело не дошло! – рассмеялась Юлька. – Но, надеюсь, у нас всё сложится.

– Надо же, сколько с тобой произошло всего за две недели! С работой утрясётся, тебе нужно просто просидеть в клинике ещё месяц, ни с кем не заводится, никуда не лезть. Заявление о расторжении контракта напиши за две недели до окончания срока, не торопись, чтобы директор лишний раз к тебе не цеплялась!

– Олег советует мне то же самое.

– Слушай умных людей и поступай правильно! – рассмеялась Машка. – Приятно, что Сергей оказался нормальным парнем, честным и порядочным. Единственное, мне не нравится чья-то попытка подставить тебя, кто-то целенаправленно подложил в машину шефа твой зонтик. А сделать это не так просто! Надо иметь ключи от машины или находится в тесных отношениях с её владельцем, хотя, конечно, имеется ещё его величество случай! И хорошо, что на субботний вечер у тебя есть прочное алиби. В ресторане на юбилее ты постоянно находилась среди людей. Ты говорила, «Виола» буквально в пяти минутах ходьбы от ресторана?

Юлька кивнула.

– Плохо! Твои завистницы, Эльвира и Даша, без проблем могли на время заскочить в клинику, взять припрятанный в укромном местечке зонт и подкинуть его в машину шефа, если та вдруг по какой-то причине временно оказалась незапертой.

– Не знаю! Мне кажется, что мои неприятности на этом не закончатся, – грустно произнесла Юля. – Я чувствую.

– Выбрось дурные мысли из головы! – категорично заявила Маша.

Юля подняла голову, задумчиво посмотрела улицу и тут же откинулась на спинку стула, спрятавшись за пышной гирляндой зелени.

– Что с тобой? – встревожилась подруга.

Юлька прижала указательный палец к губам. Возле кафе стоял сын Григория Степановича, он явно кого-то ждал, поглядывая на часы. К огромному удивлению девушки, вскоре на дороге показалась собственной персоной Мария Васильевна, главная медсестра быстро подошла к Игорю. Они коротко поздоровались и вошли в кафе. Юлька похолодела. Девушка тотчас же вспомнила короткую сценку на похоронах, когда поняла, что сын Григория Степановича и главная медсестра «Виолы» знакомы. Это неприятно! Какие у них общие интересы?

Вскоре странная пара заняла столик в противоположном от столика девушек углу террасы.

– С тобой всё в порядке? – повторила Маша.

– Медленно поверни голову, за столик сели женщина-блондинка за сорок и молодой светловолосый мужчина.

Подруга, как бы невзначай, повернулась со скучающим видом, демонстративно зевнула и спросила: – И что теперь?

– Мужчина – сын покойного шефа Игорь, а женщина – Мария Васильевна, наша главная медсестра! Не могу понять, что их связывает?!

Позднее Юлька пряталась за растениями, а Маша комментировала ей свои наблюдения. – Разговор явно не на личную тему!

– Он – голубой, пропустим, – вставила Юля.

– Дама нервничает, злится и, похоже, что-то от него требует. Мужик возмущается. О, договорились! Она суёт ему панку с бумагами, очень тонкую, из бордового пластика, похожие продаются во всех канцтоварах. Мужик передаёт ей пакет, обычный, целлофановый, совсем небольшой, как из магазина, где торгуют косметикой. Расходятся. Дама выхлебала кофе, прощается. Мужчина ждёт официанта.

Спустя пару минут Юлька встала из-за стола.

– Я – в туалет! – Девушку подташнивало от волнения. Юля спросила у официантки, как пройти в дамскую комнату. У входа девушка столкнулась лицом к лицу с Марией Васильевной. Та в ужасе отшатнулась от экономиста. Через мгновение, Юлькину кисть сжали цепкие, сильные пальцы главной медсестры.

– Шпионишь? – светло-серые глаза Мария Васильевны побелели от ненависти.

– Немедленно отпустите мою руку! – потребовала Юля.

Главная медсестра опомнилась и разжала пальцы.

– Она меня видела, – сообщила подруге Юлька. – Столкнулись около туалета.

– Не переживай! Обойдётся. Сотрудницы одного медицинского учреждения случайно встретились в кафе, мелочи жизни!

Подошла официантка. Подруги рассчитались и отправились по домам.



    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю