156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Держи крепче (ЛП) » Текст книги (страница 2)
Держи крепче (ЛП)
  • Текст добавлен: 9 мая 2018, 11:31

Текст книги "Держи крепче (ЛП)"


Автор книги: Алекса Райли






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 5 страниц)

Глава 4
Ройс

– Уверен, что сегодня готов? – спрашивает Эзра с дивана.

– Оставь его в покое. У Ролли все получится. Так ведь? – Донован обеспокоенно смотрит на меня, но я отмахиваюсь от них обоих.

– Если бы я вас не знал, то решил бы, что вы оба размякли.

– Пффф. После встречи с той рыжей малышкой, с которой ты разговаривал сегодня, я исключительно тверд, – встревает Эзра и подмигивает мне.

Я запускаю в его голову пультом, и прежде чем приятель успевает его заметить, тот врезается ему ровно между глаз.

– Чувак! – орет он, потирая место попадания. – Прости, ладно? Не порть золотую жилу, – он поднимает телефон и смотрит в камеру, исследуя повреждения.

Я перехватил сегодня в лобби Пандору. Она избегала меня последние несколько дней, а в ее кабинете я не мог поймать девушку. Насколько я слышал, она чаще всего находилась на своем рабочем месте, но в последнее время, Пандора ускользала от меня. Я понимал, что-то в последнюю нашу встречу, и мне сказали, что она отошла в дамскую комнату. Я прождал девушку больше двух часов в кабинете, но она так и не вернулась. Либо у нее серьезные проблемы, либо она пережидала, надеясь на мой скорейший уход. К ее счастью, я упертый и так легко не сдаюсь.

Пандора отвечала на все мои электронные письма, даже несмотря на то, что это были односложные ответы. Я поддерживал деловую переписку и ни на шаг не отступал от намеченного плана помочь ей насколько смогу с решением некоторых имеющихся проблем. И думаю, она права насчет найма той женщины – Эхо. Я просмотрел некоторые из ее разработок и остался впечатлен. Я даже подумал, что сам свяжусь с ней, вместо Пандоры, потому что ту, кажется, раздражала эта женщина. Я даже разработал для Эхо план, чтобы она занимала исследовательскую ставку, но не полноценно состояла в штате. Скорее, как подрядчик проектов. Она бы оставалась более управляемой в таком случае. Выдавать ей по одному заданию или программе, затем она свободна, пока не понадобится сделать еще одно. Она уже придумала несколько потрясающих идей, которые, я знал, помогут урезать рабочую нагрузку для Пандоры. Но мне почему-то казалось, что от этого девушка станет еще осторожнее.

Сегодня в лобби она общалась с охранником на входе. Эзра с Донованом пришли вместе со мной на встречу с Генри, чтобы пройтись по оставшимся задачам. Моя работа в «Osbourne Corporation» вскоре заканчивается, и я не знаю, сколько еще возможностей у меня появится, чтобы посетить кабинет Пандоры. Заметив ее в лобби, я должен был не упустить момент.

Она была одета во все черное, а глаза подведены угольным карандашом, отчего ее насыщенного синего цвета глаза становились больше. Мне мучительно хотелось освободить волосы Пандоры из этого тугого узла и нырнуть в них обеими руками. Размазать мягкую помаду по ее губам и заставить откликнуться. Я больше не мог сдерживаться.

Я подошел и попытался поздороваться, но получил только холодный ответ. Я счастлив всему, что исходит от нее – холодности или жару. Она, кажется, не понимала, что чем больше разыгрывает из себя недотрогу, тем больше я ее желаю. Хоть если бы она накинулась на меня, я бы по-прежнему чертовски сильно ее хотел. Кажется, от этого я только больше дурею.

Мне потребовались все силы, чтобы позволить девушке уйти, и не поползти вслед за ней на коленях. Никогда раньше у меня не было такой реакции на женщину, и это пугало. Сегодняшний вечер мне просто необходим, хотя бы для того, чтобы успокоить свою голову.

Вернувшись домой, я подрочил на образ губ Пандоры, произносящих мое имя, пока я глубоко зарываюсь в ее киску. После этого мне удалось собраться с мыслями и отправить девушке свои последние идеи насчет реконструкции ее отдела и оптимизации данных, как она и просила. Спустя час после отправления письма, я получил ответ. Там было единственное слово «спасибо» с ее электронной подписью ниже, но я понял, что это означало нечто большее. Пандора не та женщина, которая легко поддается, и если она вообще потратила хоть секунду на ответ, я знал, что ей понравилось предложенное мной.

Я всегда придерживался политики «не гадить там, где ешь». Я состоял в исключительно деловых отношениях со всеми клиентами, но что-то в Пандоре было иначе. Когда она смотрела на меня, в ее взгляде был жар. Если бы я понимал, что не привлекаю ее, то не стал бы так сильно бегать за ней. Но уловив намек на что-то, чему не мог дать название, я намерен разобраться что это.

– Этот здоровый немец продвигается вверх, – говорит Донован, доставая пиво из холодильника и присоединяясь к Эзре в гостиной. – Ты уверен, что хочешь именно этого?

– Знаешь, если у вас есть помпоны, то вы могли бы стать моей личной группой поддержки, – достаю пиво себе и прислоняюсь к стойке. Вытаскиваю свой телефон и пишу на номер, который мне дали, чтобы узнать о месте сбора.

Каждый из нас троих купил собственные квартиры спустя пару лет, как мы начали хорошо зарабатывать. Я купил лофт в районе мясокомбината и затеял ремонт. Он находится все еще на стадии переделки, но мне нравится делать все своими руками, так что я не переживаю насчет этого. Кухня и гостиная закончены, также как моя спальня и главная ванная комната. Остальные комнаты и ванные по большей части состоят из голых стен, но открытая кирпичная кладка делает их модными, а не похожими на стройку. Здесь есть неплохой внутренний дворик, но мне пока еще предстоит разобраться с этими зарослями. Мои пальцы уже почернели, так что я оставляю это на последнюю возможную секунду.

Несмотря на то, что у них есть собственные дома, Эзра и Донован всегда в итоге оказываются в моей гостиной. Думаю, это из-за моего большого телевизора, или, возможно, из-за того, что я хожу в магазин и покупаю пиво. Все это вполне возможно для нас.

– Я обожаю носить короткие юбки практически так же сильно, как вот этого парня, но мы не были бы твоими друзьями, если бы, по крайней мере, не убедились, что у тебя голова на месте.

– Все нормально, – отвечаю, глядя на них обоих. Ребята кивают, понимая, что если бы это было не так, я бы сказал.

Обычно так и бывает, по крайней мере. Но я не уверен, что моя голова в нужном месте прямо сейчас. Сегодня я хочу испачкать руки. Я не могу отделаться от мыслей о Пандоре, и это сводит меня с ума. Каждую секунду я гадаю, чем она занимается и с кем.

Мне удалось выяснить, по тонким намекам Генри, что она не замужем. Не знаю, есть ли у нее парень, но даже если так, то к черту его. Это всего лишь препятствие на пути, и я более чем готов выступить перед мужчиной, если это поможет мне подобраться ближе к ней. И в этом вся проблема. Я настолько поглощен своим желанием к ней, что готов разрушить отношения, чтобы этого добиться.

Я наклоняю бутылку и выпиваю залпом остатки пива. Когда вибрирует телефон, я проверяю сообщение с названием места на экране. Я ударяю бутылкой немного сильнее, чем стоило бы, когда допиваю, и подбираю сумку и ключи.

– Где? – спрашивает Эзра, когда они вместе с Донованом поднимаются и собирают свое барахло.

– В «Линкольне».


Глава 5
Пандора

– Попалась! – кричит моя сестра Пенелопа, выпрыгивая передо мной.

Я ухожу с работы, а она решила, что сможет подкрасться ко мне. Я заметила ее, подглядывающую в стеклянную дверь, когда выходила. Тяжело не заметить того, кто выглядит так же, как ты. Ну, за исключением небольшого беременного живота и зеленых глаз. О, и не забывайте о том, что за ней всегда стоит огромный русский мужик.

– Не скачи, красавица, – просит ее муж Иван, стоя в нескольких шагах от нее.

Пенелопа закатывает глаза, опуская руку на свой живот. Она трет его таким милым, материнским жестом.

– Что ты здесь делаешь? – спрашиваю я, как будто не знаю ответа. Она догадывается, что со мной что-то происходит. Это та самая странность, которую делят между собой близнецы. Так было всегда, и всегда будет. Но, временами, мне бы хотелось немного эмоционального уединения от нее.

– Ну, я здесь не для того, чтобы отдать тебе это, – она поднимает белый пакет, как будто выиграла медаль.

Я прищуриваюсь.

– Это то, о чем я думаю?

Секунду я раздумываю над тем, чтобы вырвать у нее пакет, но она отворачивается, бросает пакет Ивану, который легко его ловит. Дурацкие шуточки близняшки.

– Даже не думай об этом, – Пенелопа прищуривается в ответ на меня, посылая точно такой же взгляд, как и я ей. Я знаю, что это ее знаменитые, домашние пирожные, за которые мы все дрались на семейных обедах.

– И я приготовила их с настоящим маслом, – добавляет она.

– С чем еще ты их сделала? – выдавливаю улыбку. Можно подумать, она могла использовать что-то помимо сплошного жира.

– Не знаю. Страшно даже говорить, – теперь я не могу сдержать смеха.

– Дурочка, – подхожу ближе и заключаю сестру в объятия.

– С тобой происходит что-то странное. Я чувствую. Даже по переписке заметно, – шепчет она в мое ухо. Я мысленно спорю с тем, что ей сказать, потому что немного на грани.

– Если скажу тебе правду, ты не станешь задавать мне миллионы вопросов прямо сейчас? Мне нужно кое с чем разобраться, а на сегодня у меня планы.

– Отлично, – ворчит она. Отстранившись, я кладу ладонь на ее животик. На этих выходных у нее будет семейная вечеринка, где она объявит пол. Они никому не говорят.

– Мальчик, – произносит она одними губами и подмигивает.

– И у меня, – бормочу я, и ее глаза округляются, а потом опускаются на мой живот. – Не в этом смысле. В смысле, мужчина. Этот парень… Ррр. Не бери в голову. Поговорим в выходные, – говорю я.

– Обещаешь? – она изучает меня.

– Конечно, – наклоняюсь, оставляя поцелуй на ее щеке. Пенелопа может добиться от всех того, чего хочет. Мы всегда говорим, что она – сердце нашей семьи. Любовь прямо льется из нее. Они с мужем кажутся полными противоположностями, но их все устраивает. Он – русский неразговорчивый здоровяк, который ворчит, когда Пенелопа уходит слишком далеко от него. Уверена, что на ней есть следящее устройство, и не то скромное в телефоне.

– Иван, – киваю ему. Он подходит и протягивает мне пакет.

– Миссия завершена, красавица? – спрашивает Иван жену. Она подмигивает ему и кивает. – Отлично. Хочу увезти тебя домой.

– Ты всегда этого хочешь, – смеется она.

Да, – соглашается он, как будто не понимает, зачем это озвучивать. Все об этом знают. И правда в том, что Пенелопа – домоседка.

– Люблю вас, ребята. Поцелуйте моих племяшек, – говорю я, прежде чем наклониться и поцеловать ее в живот. – И тебя тоже люблю, маленький мужчина.

Я обнимаю сестру еще раз, прежде чем они уходят. Я улыбаюсь, наблюдая за их удаляющимися спинами. Я должна была догадаться, что Пенелопа заявится сегодня, после того как отправила случайно дьявольский смайлик три раза. Я заканчиваю некоторые дела, прежде чем вернуться в свой кабинет. Мне нужно убить несколько часов перед встречей с Делайлой за парочкой такого-необходимого-сейчас пива в «Линкольне».

Заваливаю себя работой, пытаясь сохранить сосредоточенность. Но и как в прошедшие несколько раздражающих дней, мои мысли переключаются на Ройса. Я щелкаю на почту, чтобы посмотреть – отправил ли он мне что-то за прошедшие несколько часов, но ничего не нахожу. Раздражение снова ползет по позвоночнику. И сейчас я злюсь на себя.

– Да что со мной не так? – бормочу я. Думаю, в этом вся проблема. Я даже не знаю ответа на этот вопрос. По какой-то причине, меня взбесило, что Ройс не погнался за мной в тот раз, когда я ушла от него. Я хотела находиться максимально далеко от него, но и была разочарованна, когда его не было рядом.

И потом, когда он отправляет мне письма, которые я всегда проверяю, у меня появляется это странное ощущение в животе. Досадно не иметь возможности контролировать реакцию на него. К довершению всего, я понимаю, что веду себя по-детски, избегая его. Мне следовало бы постараться сработаться с ним. Помочь с облегчением моей занятости на работе, но вот она я – веду себя, как подросток – чего никогда не случалось со мной в отношении работы. Однако он решил большинство моих проблем без моей помощи. Из-за чего я думаю еще больше о Ройсе и обо всем, что он делает для меня. Он делает все возможное, а я веду себя, как ребенок.

Что-то в Ройсе смущает меня. Словно я упускаю что-то важное. Я несколько раз хотела накопать на него что-нибудь, но передумывала. Я понимала, что желала этого из-за личных мотивов, но не стану превращаться в какого-то сталкера, как большинство членов моей семьи.

Уронив голову в руки, я стону. Шумно выдыхаю и поднимаю взгляд на компьютер, замечая, что пора на встречу с Делайлой. Забираю телефон со стола и убираю в задний карман своих брюк.

Потянувшись к верхнему ящику своего стола, я достаю помаду и наношу на губы, прежде чем отправиться в «Линкольн». Когда я добираюсь на место, то в очередной раз удивляюсь наличию толпы.

Я замечаю Делайлу за столиком в дальнем конце зала с двумя бутылками пива и несколькими тарелками с едой. Я подхожу к ней, снимаю пиджак и усаживаюсь на стул.

– Привет.

Она едва замечает меня, оглядываясь по сторонам.

– Привет, – отвечает она с легким кивком.

Я тянусь за своим пивом и отпиваю несколько больших глотков, наслаждаясь прохладным жжением.

– Что-то происходит внизу, – наконец, произносит она, оглядываясь на меня.

– Серьезно? – бросаю взгляд на двери черного хода и замечаю людей, входящих и выходящих оттуда. По сути, толпа становится меньше, чем больше людей проходят через них.

– Да, но никто не говорит что. Я держу ухо востро, но ничего, – она переводит взгляд на меня, отрывая свой взгляд от двери. Одна бровь выгибается, и я понимаю, чего она хочет.

– Могу я, по крайней мере, пиво допить и запихнуть в рот парочку начос? – спрашиваю я.

– У тебя две секунды, – смеется она. Я пожимаю плечами, пихая начос в рот и запивая все это пивом. Я поднимаюсь вместе с ней и кидаю на столик двадцатку.

Мы направляемся в сторону двери, и мне становится интересно – остановит ли нас кто-то, но этого не происходит. Я первой спускаюсь по лестнице. Она ведет в темный, узкий коридор, но я слышу шум, доносящийся откуда-то снизу. И в тот момент свет заливает пространство в дальнем конце помещения. Шум становится громче, как и скандирование людей. Здесь грязно и пахнет потом.

– Какого черта? – бормочет Делайла за моей спиной. Когда мы спускаемся до конца, я понимаю, что они выкрикивают.

– Рол-ли!

– Рол-ли!

– Рол-ли!

– Мать твою, это борцовский клуб, – восторженно шепчет Делайла. – Это подпольные бои.

Импровизированный ринг устроен посреди бетонного пола, и его окружают повсюду стоящие люди.

– Да, – соглашаюсь я, пытаясь рассмотреть что-нибудь сквозь толпу.

Мой взгляд смещается на ринг, на который уже вышли двое мужчин. Тот, который стоит лицом ко мне, выглядит так, словно пропустил несколько ударов, судя по крови, текущей из носа. Он не выдержит еще одного удара. Мужчина качается на ногах с поднятыми руками вверх. Его мощная грудь вздымается и опадает при каждом тяжелом вдохе. Через толпу передо мной трудно что-то рассмотреть, но мы с Делайлой проталкиваемся вперед, захваченные происходящим.

Тот, который ко мне спиной, вынуждает остановить мое продвижение вперед. Татуировки сбегают по его мускулистой спине и вниз по обеим громадным рукам. Они безумно бугрятся. Темные линии, похожие на чешую дракона, спускаются под резинку его шортов, и на полсекунды мне становится интересно, как низко они уходят. Легкая испарина покрывает все его тело, и я не могу оторвать от него глаз. Он все еще подпрыгивает, как будто может продолжать бой несколько часов. Он похож на машину, и я ощущаю пульсацию между ног, наблюдая за его движениями. Он, как зверь, и я практически чувствую силу, исходящую от него.

Толпа продолжает скандировать. Он слегка подпрыгивает, прежде чем опустить левый хук и уложить другого мужчину на пол. Истекающий кровью парень громко падает на пол, и толпа взрывается вокруг двоих мужчин.

– Это было горячо, – объявляет позади меня Делайла.

Я согласно киваю, и только собираюсь открыть свой рот, когда один из борцов оборачивается.

В желудке ухает, когда мои глаза встречаются с Ройсом. Его глаза округляются на долю секунды, прямо перед дерзкой улыбкой, растягивающей его губы. Рефери, или как там его зовут на боях, подходит и поднимает одну из его больших, мощных рук в воздух. Толпа ликует еще громче, и я клянусь Богом, Ройс смотрит на меня, как будто только что выиграл больше, чем схватку. Как будто только что выиграл право трахнуть меня.

Он не сводит взгляда с меня, и я чувствую, что не могу сдвинуться с места. Не знаю, что я должна делать, потому что прямо сейчас возбуждена сильнее, чем за всю свою жизнь.

– Боже мой, он сексуальный. Как думаешь, он поднимется наверх, когда закончатся бои? – слышу, как говорит женщина рядом со мной.

А потом меня накрывает чуждым мне чувством. Я опускаю взгляд с Ройса, переводя его на Делайлу.

– Черт. Я забыла кое-что доделать, – сообщаю я. Это единственное, что приходит мне в голову.

– Здесь круто. Я собираюсь остаться внизу и, может, посмотреть еще несколько боев. Это вроде, как круто.

Я киваю, бросая «пока» через плечо, и ныряю в толпу. Я срываюсь, пытаясь снова сбежать от Ройса. Почему каждый раз рядом с ним, я испытываю желание сбежать?

Мне почти удалось добраться до лестницы, когда меня перехватывает рука, разворачивая в другую сторону. Закрыв глаза, я ругаюсь про себя. Ведь я точно знаю, кого увижу. Повернувшись к нему, мои глаза открываются, в очередной раз, встречаясь с его глазами.


Глава 6
Ройс

– Что за спешка, детка? – спрашиваю я, и замечаю вспышку огня в ее глазах.

– Не смей меня так называть, – шипит она, выдергивая руку из моей хватки.

Пандора, может, и раздражена тем, что я поймал ее, но понимаю, что ей нравится то, что она видит. На мне только свободные шорты, низко висящие на бедрах, и в данный момент она трахает взглядом дорожку волос на моем животе.

– Нравится то, что видишь? – она резко переводит взгляд на меня, и я вижу, как она краснеет. Черт, я бы все отдал, чтобы увидеть краснеет ли она до самой груди.

– Что ты здесь делаешь? Разве ты не боишься, что кто-то кулаком сотрет эту улыбку с твоего лица?

Я улыбаюсь еще шире, чувствую, как появляются ямочки.

– Нет, детка. Я даже не позволяю им коснуться меня.

– Должно быть, это совершенно новый опыт. Похоже, есть другие желающие забраться на тебя, – произносит она, скрещивая руки и обводя взглядом всех женщин, следящих за нами.

Господи, обожаю, когда она дерзит мне.

– Единственная, кого я хочу видеть на своей «шведской стенке», продолжает избегать меня.

Девушка фыркает, качая головой.

– Не понимаю, о чем ты.

– Ты прекрасно понимаешь, о чем я, – отвечаю ей, делая шаг ближе. Она отступает назад, пытаясь сохранять дистанцию. – Но мы сейчас не на работе, детка. Это свободная территория. По сути, – говорю я, делая еще один шаг к ней, а она снова отступает назад. – Я бы сказал, что ты очевидно сейчас в моем мире.

Ее спина врезается в стену, и я становлюсь перед ней, упираясь руками по обе стороны от девичьих плеч. Я склоняюсь ниже так, что мы оказываемся на одном зрительном уровне. Я вижу, как бьется пульс на шее Пандоры, хочу прислониться и облизать это место.

– Это мой бар. Не моя вина, что ты оказался на цоколе. Я просто хотела посмотреть из-за чего вся суета.

– И? – произношу я, сдаваясь и склоняясь к ней. Я прикладываю губы к ее уху и шепчу. – Понравилось, что видела? – провожу языком по кромке уха и ощущаю ее дрожь. – Потому что мне невероятно нравится твой взгляд на мне.

– Ройс, – произносит она, и эта ее заминка в голосе.

– Блядь. Продолжай так же произносить мое имя, и я отымею тебя посреди этого ринга, – спускаюсь губами вниз по шее девушки и чувствую, как ее ладони опускаются на мою грудь. – Или ты этого хочешь?

Пальцы Пандоры спускаются к моему каменному прессу и к краю шортов.

– Должен сказать, что не в восторге от мысли, что все здесь увидят, как ты принимаешь мой член, но у меня каменный стояк от образа тебя подо мной в оргазме.

– Боже мой.

Поднимаюсь губами к ее рту и заглядываю ей в глаза.

– Я знаю, что тебе хочется быть главной, но поверь, детка, лучше предоставить это мне.

И на этом я прижимаюсь ртом к губам девушки, и это как плеснуть бензина в пламя. Вокруг чего бы мы там не ходили, наконец, заканчивается, и мы набрасываемся друг на друга.

Ее язык проталкивается в мой рот, и я стону от ощущаемого вкуса. В следующую секунду я поднимаю Пандору и вжимаю в стену, притираясь к ней членом.

– Обхвати меня этими чертовыми ногами, – рычу я, и она выполняет мое требование.

Бедра девушки напрягаются, а моя рука пробирается под ее рубашку. Я держу ее одной рукой за задницу, а второй нахожу чашечку лифчика и сдергиваю вниз. Ее твердый соскок между моих пальцев, и я слегка щипаю его, на что она стонет. Нижняя половина женского тела раскачивается на мне, а я никогда не испытывал ничего подобного, как с ней. Она крошечная в моих руках, но боже – такая горячая. Девушка отдается в ответ с такой же силой, как и я отдаюсь ей. Я чувствую потребность повалить ее.

– Интересно, могу я быть следующей, когда она с ним закончит? – слышу, как кто-то говорит позади нас.

Пандора разрывает поцелуй и злобно смотрит поверх моего плеча.

– Пошла вон. Объедок сегодня нет в меню.

Я улыбаюсь ей, и когда она осознает, что только что заявила на меня свои права, перед ней опускается преграда и разделяет нас. Та женщина за нами, должно быть, ушла, но я не оборачиваюсь, чтобы проверить это. Единственная интересующая меня женщина находится в моих объятиях, но даже сейчас я замечаю, как она отдаляется.

– Мне нужно идти, – говорит Пандора и спускает с меня ноги, выталкивая мою руку из своей рубашки. Она отходит от меня на шаг, но это ощущается, как целая миля.

– Эй, – произношу я, и девушка переводит взгляд на меня. Я беру подбородок в свою руку и наклоняюсь, чтобы мы снова оказались на одном зрительном уровне. – Не делай этого. Не отталкивай меня, когда сама чувствуешь то же самое.

– Единственное, что я чувствую – глупость за то, что позволила тебе так себя унизить, – она выдергивает подбородок из моей хватки и оглядывается по сторонам.

– С меня уже хватить всей этой чуши, Пандора. Прекрати мне врать, как и самой себе. Тебе плевать на всех присутствующих здесь, так что не говори, что я унизил тебя, – я притягиваю ее в объятия, и она ахает. – Тебе понравилось, и мне тоже чертовски понравилось. Ты создана для моих объятий. И чем быстрее ты смиришься с этим, тем лучше.

Я грубо целую ее, и она прикусывает мою губу. На полсекунды мне кажется, что она станет сопротивляться мне, но вместо этого девушка тает, как и несколько минут раньше. Я мог бы позволить зайти этому дальше, и мы бы, в итоге, перешли в ту же стадию, что и мгновение назад. Но ей в первую очередь нужно собраться с мыслями.

Я разрываю поцелуй и отпускаю ее, отступая на шаг назад. Это самое трудное из всего, что мне приходилось делать, но я не вынесу, если она снова оттолкнет меня.

– Я хочу тебя, все просто. И не только для быстрого секса на ринге. Ты чувствуешь это, – указываю я между нами. – Когда ты, наконец, решишь воспользоваться этим шансом, я буду ждать.

Развернувшись, я замечаю недалеко Донована, он бросает мне футболку. Я натягиваю ее и напоследок окидываю Пандору взглядом, прежде чем забрать у Эзра сумку и направиться в сторону лестницы.

Я в бешенстве и готов подраться снова, чтобы выпустить это. Я не хочу уходить. Я не хочу уходить от нее. Но преследование не лучший способ завоевать сердце девушки. Она упрямая, и если существует только такая возможность добиться ее, я подожду. Пандора стоит всего, что я готов сделать, чтобы сделать ее своей.

Я могу только надеяться, что она примет вызов, который я только что бросил ей.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю