332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » ViLiSSa » Сказка об ордене Хаанмора (цикл Темные сказки) (СИ) » Текст книги (страница 1)
Сказка об ордене Хаанмора (цикл Темные сказки) (СИ)
  • Текст добавлен: 11 августа 2017, 22:30

Текст книги "Сказка об ордене Хаанмора (цикл Темные сказки) (СИ)"


Автор книги: ViLiSSa






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 5 страниц)

В тот год в империю Сайрэль пришла чума.

Крадучись, с легким цоканьем крысиных лапок, болезнь пробиралась как в трущобы, так и в богатые дома. Для нее не было преград. Никто не знал, как бороться с этой напастью. Со временем стало понятно, что чума вовсе не обычное заболевание. Её никакими усилиями не удавалось излечить ни лекарям, ни магам света… Из чего последние высокопарно сделали вывод, что эту кару наслали демоны, стремясь так утвердиться в их мире, заставить смириться непокорных людей.

Это было наивно и даже немного смешно. Лорд Кобэйн усмехнулся своим воспоминаниям. Люди ни тогда, ни сегодня почти ничего не могли противопоставить ордам чудовищ, выходящим из недр города демонов Моррада. Обычному человеку не хватало сил с ними бороться, и победа демонов была лишь проблемой времени. Они могли сразу стереть империю с лица этого мира, но отчего-то не стали этого делать. Возможно, людишки забавляли их.

Вампиры довольно быстро заключили с демонами союз, сами являясь их не лучше. Эльфы долго упорствовали, но выбирая между людьми и демонами тоже в итоге предпочли последних. На стороне людей остались только гномы. Они были ближе всех к людям по происхождению, и среди подземников было много человеческих женщин.

Лорд Кобэйн лично потребовал переноса столицы на острова, в удаленный уголок империи, подальше от зараженных дорог и набегов плакальщиков–зомби. Архипелаг Кингсаэль, где соленая вода, окружающая когда-то процветающий королевский курорт, давал шанс, что зараза скоро не придет туда. Но он ошибся. И тут, как выяснилось, спасения от болезни не было.

Лорд бросил усталый взгляд из окна резиденции. За высокой кованой решеткой, окружающей палисад, вдоль улицы, кутаясь в остатки шали, брела плакальщица. Дежурный Тоолбой струей пламени сжег существо, которое собственно и человеком уже не было. Это была некроматерия, сохранившая остатки разума, и тем еще более опасная. Потому как плакальщики стремились заразить как можно больше здоровых, дабы пополнить ряды нежити, в какой-то момент устремлявшейся, точно по неведомому зову, в сторону Моррада.

Некоторое время ученые и медики пытались исследовать причины чумы, и изменения, которые она вызывает. Но это привело лишь к тому, что они сами в итоге оказались инфицированы. Правда, удалось выяснить, что болезнь проходит три стадии до того, как полноценный зомби-плакальщик отправляется в сторону Моррада. Как он чувствует, куда ему надо идти, никто не знал. Зомби сбивались в группы и целые отряды, которые, надо сказать, со временем своего сосуществования даже умнели: они прятались и устраивали засады, порой даже показывали некоторые навыки стратегического мышления при захвате поселков, встречающихся им по пути.

Поэтому, если первое время трупы уничтожали, сваливая в канализацию и море с барж, то впоследствии команды стали сгонять уже восставших плакальщиков, пользуясь длинными копьями с шокерами вместо наконечников. Целые караваны зомби изгоняли с территорий заселенных людьми в покинутые замки и замуровывали там, или в катакомбы старинной канализации, в надежде, что крысы бесплатно выполнят работу погребальных команд. Что происходило в этих подземных туннелях, расположенных под каждым из городов с незапамятных времен и некогда бывших местом жительства нищих и отребья, уже давно никто не знал.

Чума потихоньку пробралась и в императорский дворец, демократично забрав императрицу и ее дочерей. В живых остался только один ребенок, самый младший.

Наследовать престол согласно закону могла лишь дочь, способная принести потомков императорской крови, при этом было не важно, кто окажется их отцом. Мать-императрица гарантировала то, что ребенок будет именно царственной крови. Сыновья же наделялись титулами, как он, например, и по мере своих сил служили империи, занимая важные посты. Им было запрещено жениться и заводить потомство. О таком заботились маги. Все потомки одной линии с действующей императрицей были стерильны. Они могли вступать в брак, но кровь на сторону не уходила. Однако всегда оставался шанс усыновить сына императрицы, который мог стать наследником своего родственника. Его тоже так усыновили, в то время, как его сестра взошла на престол. Но сейчас сложилась ужасная ситуация: империя могла погрязнуть еще и во внутреннем конфликте из-за престолонаследования. Слава Богам, что никто не знал о том, что младший ребенок – мальчик. Он родился уже тут, на островах, и было не до празднеств. По традиции народу представляли только старшую дочь – будущую императрицу. Остальные дети, если таковые были, воспитывались тайно, чтобы в будущем никто не смог воспользоваться их именем.

Он сам знал о поле наследника лишь в силу своего положения брата императрицы и ее доверенного друга. Преданные слуги и личный врач императрицы уже покончили с собой. Лорд взглянул на мальчика, играющего с куклой. В тот момент, когда умерла его мать, юный принц стал для всех девочкой. Во имя мира в итак подвергающейся страшным испытаниям стране!

Да, он, как главный советник пошел на обман, который длится уже не первый год. Лорд Кобэйн стал наряжать мальчика, точно девочку, дарить ему кукол и обучать всему, что должна знать императрица. Вне императорских покоев все были уверенны, что императорский род не угас.

Шло время, и мальчик подрастал в окружении нескольких особо доверенных людей, на всякий случай, лишенных возможности говорить.

Столица окончательно была перенесена на острова, где чума свирепствовала не столь яростно. Но, по крайней мере, среди аристократов особых жертв тут не было. Не исключено, потому что тела погибших от эпидемии серые чистильщики отвозили далеко в море Сна и там затапливали. Море привычно съедало заразу. Хотя поговаривали, что некоторые плакальщики все же выходят из вод у берегов материка. Но большинство становились добычей подводных обитателей, далеко не мирных.

Тем временем «юная наследница» была коронована, после чего взошла на престол. Народ был счастлив, находя, что это хороший знак.

Со временем мальчик, скрывающийся под женскими одеждами, вырос. Согласно традиции императрица вскоре должна была назвать своего первого фаворита и родить от него ребенка.

Лорд Вэйл Кобэйн сжал челюсти. Он не мог придумать, как выйти из столь затруднительного положения.

========== глава 1 ==========

не бечено!

Решение пришло, спустя немало бессонных ночей и шепотков океана Сна, убеждающих Советника в правильности его решения. Светлым жрецам он не мог рассказать о том обмане, который сотворил.

Оставались темные. Но где же найти их? Это было бы не просто.

Охрана поражалась его храбрости, которая по сути была вынужденной, ведь он ходил по улицам зараженного города даже не обращая внимания на больных и они как-то опасливо поглядывая на его крепкую мощную фигуру, сами отходили, что было не свойственно плакальщикам. Обычно те наоборот бросались к здоровым, на последней стадии болезнь полностью подчиняла психику людей и они стремились заразить как можно больше.

Вэйл Кобэйн в очередной раз небрежно отмахнулся от трупных мух и пнул ногой крысу, что-то догрызающую у бордюра.

Ему сейчас была нужна единственная ведьма этого города, о которой он случайно услышал. Женщина по прозвищу Старая ветошь. Когда то эта женщина была аристократкой, одной из прекраснейших придворных дам. Родом она была из Даркесттауна, хотя обычно большую часть времени проводила в столице, однако с началом эпидемии осталась в родном городе, где по слухам и заразилась, заболев была, естественно, изгнана из общества. По логике она должна была погибнуть, но по слухам все еще жила и теперь объявилась в Кингсиэле, в своем старом особняке, где обычно останавливалась с родственниками, когда начинался курортный сезон.

Что стало с ее семьей, было неизвестно, насколько он помнил у женщины был брат, наследник их рода. Она сама же так и не вышла замуж и младшего брата любила, точно сына; перед болезнью дама прославилась тем, что погрязла в темной магии, даже священник за это высказался в ее адрес на проповеди. Правда не назвав имя, но все знали и так, кого он имел в виду. Она уже тогда предсказывала и давала советы. Ведьма, короче.

Однако то, что она и тут занималась подобным, говорило о том, что она переболела и осталась жива. Как такое могло произойти? Он должен был лично узнать о таком. Вэйл Кобэйн еще помнил эту женщину, блиставшей на имперасторских балах. Однако после первых признаков чумы она закрылась в своем поместье в Даркесттауне и вроде как оттуда больше и не выходила. Так что не исключено что речь шла о разных людях. Но вот адрес. который ему принесли шпионы из управления внутренней безопасности был именно тем.

Лорд Вэйл подошел к нужной двери. Весь этот квартал уже был изолирован, и ему пришлось оставить охрану на его границе, в безопасности, конечно условной. Но все же на зараженную территорию, где наверняка уже нет ни одного живого, по крайней мере здорового, он тащить своих людей не хотел. В воздухе ощутимо пахло лилиями. Ну или тленом, как кому угодно. Он предпочитал поэтические сравнения.

Дверь в старый дом, некогда блиставший роскошью, была приоткрыта. Сам дом уже был в довольно плачевном состоянии. Некогда богатый, украшенный коваными решетками на балконах и цветными стеклами в частых переплетах, сейчас он производил удручающее впечатление. Часть решеток была выломана и наверняка пущена на завал, отсекавший этот квартал от остального города. Пока условно живого. Таковы были правила, если в квартале было более ¾ жителей заболевших или погибших, то его изолировали, чтобы оставшиеся обреченные не разносили заразу. Так что с этого момента жизнь в таких кварталах полностью становилась «дикой». Патрули правопорядка сюда не заходили, и люди если таковые оставались, баррикадировали двери своих домов, чтобы хоть как то защитить себя и своих близких от грабителей мародеров и тех же бродячих плакальщиков, в которых превратились соседи. Когда то этот квартал был весьма благополучным. Тут селились благородные люди, об этом напоминали кое-где сохранившиеся вывески богатых лавок и пары частных дорогих гостиниц. Кое-что еще напоминало, что когда-то город был процветающим курортом.

От мусорного контейнера стоящего посреди улицы отвратительно несло гнилью, видно все же жизнь тут еще была.

Половина крыши особняка обвалилась внутрь, кругом царили тлен и гниение. Может люди врут и от бывшей красавицы уже ничего не осталось. Точнее, что осталось, уже доели крысы? Он пнул очередную обнаглевшую тварь. Та злобно зашипела, но потом поджала хвост и скрылась в сливе. Крысы умны, не станут бросаться не подумав о последствиях. Страшна только стая, да и то не ему, он специально одел ботфорты из толстой проклепанной кожи с подбитыми каблуками . Крыс не стоило недооценивать. Еще одна тварь высунула нос из слива, точно убеждаясь в правоте предыдущей.

–Пшла прочь!– крыса тут же убралась без возражений. Он затолкал револьвер поглубже за тканевый кушак и решительно сделал шаг в дом.

Уже после нескольких шагов он понял, что дом обитаем. Причем тут определенно живут не только крысы. Хотя их цокающие шажки он слышал постоянно.

Издалека донеслось бормотание и плеск воды.

–Мои маленькие, у нас гости… Большой и очень важный дяденька к нам идет. Нам надо его хорошо встретить…

Голос то и дело прерывался немного безумным хихиканьем.

Кобэйн пошел на голос и к собственному удивлению женщину он нашел. Та даже в каком-то смысле неплохо выглядела по нынешним временам, хотя и производила впечатление безумной. В доме было полно крыс. Она не обращала на них внимания, занимаясь своими делами.

–Прекрасный Кобэйн пожаловал в дом к Старой Ветоши? Господин регент маленького сладкого мальчика, которому тяжела пока императорская корона.

Лорд похолодел. Ведьма знала слишком много.

–Леди..

–Тшшш…. Ветошь, я теперь старая выброшенная ветошь. Но лучше быть ветошью, чем трупом или плакальщиком… мой малыш выпросил для меня такую малость… теперь я слежу за его крысками, чтобы они не голодали. В моем доме много гнезд с малышами, которые вырастут и понесут наказание для людей за их гордыню.

Она вновь захихикала, так, что даже слезы выступили на безумном, но когда-то красивом лице.

– Сам лорд Вэйл Кобэйн пришел к Ветоши за помощью. Но Ветошь должна узнать у господина, отвечать ли на вопросы лорда. Которые уже у него во рту.

–А может… я сам поговорю с господином? – прервал ее излияния Кобэйн.

Женщина замерла. Только ее руки продолжали делать какую-то свою работу. Она точно к чему-то прислушивалась. Потом довольно кивнула.

–Господин будет говорить с Лордом-регентом императора, – и она затряслась от странного смеха.-Мой сыночек сейчас его позовет. Идем, Вэйл. Господин ждать не будет.

И она, встав из потертого кресла, и сделав мужчине приглашающий жест рукой, скорым мелким шагом устремилась по лестнице вниз, в подвалы своего дома.

========== глава 2 ==========

не бечено!

Лестница уходила в глубину, куда ниже фундамента самого дома, впрочем лорд такому и не удивлялся. Город был не менее старым, чем Даркесттаун, и под ним как и под всеми городами пришедшими с прежней эпохи были катакомбы, в верхней части по ним были проложены коммуникации, а вот в них ней… никто не знал, что было там. Поговаривали, что там целый город, тот, который существовал еще в эпоху до них, до появления демонов и первой войны с тварями тьмы. И кто там живет, никто не знал. Попасть туда было не так просто и в мирное время, а теперь и вовсе это была вотчина крыс и плакальщиков. Именно там они сбивались в стаи, чтобы потом идти к Морраду… В эти места забредали только серые чистильщики, гильдия мусорщиков, давно переросшая свои прежние обязанности и в последнее время выполняющая еще и функции могильщиков. Если бы не они, то чума распространялась куда быстрее. Поговаривали, что они даже как-то беседуют с крысами… и вообще люди боялись серых. Ведь после закрытия кварталов они были единственными представителями власти, кто мог там появляться. Даркесттаун дано был в их власти, а вот теперь и Кингсаэль был на грани того же.

Вдоль стены тянулись старые трубы парового отопления, по которым откуда-то снизу шло тепло. Люди часто не задумывались о происхождении некоторых вещей, просто пользуясь тем, что есть. Подобная роскошь была только в тех очень старых домах, что были построены еще на древних остовах. Подобное говорило о древности рода женщины. Он наконец вспомнил ее имя, как-то стершееся из памяти. Верель, леди Морей.

Та шла впереди держа в руке масляную лампу, ее неверный свет не давал Вэйлу оступиться на осклизлых замусоренных ступеньках. Периодически под ноги подворачивались крысы, как вроде специально с целью, чтобы на них наступили или хотя бы споткнулись. Ветошь или Верель, что-то бормотала и периодически напутствовала лорда чтобы он не обижал»шалунишек» он старался не наступить на отвратительные голые хвосты, хотя бы потому, что упасть в эту грязь не хотелось. Наконец женщина остановилась и открыла тяжелую литую металлическую дверь из тивианской руды, ее куски изредка выбрасывало приливом, такая дверь стоила целое состояние. Он не удержался и коснулся ее, чтобы проверить, так ли это. Несомненная тяжесть конструкции при попытке сдвинуть дверь с места убедила его в своих предположениях. Было немного странно, как довольно сухая женщина ее открыла без малейшего напряжения. Но он смолчал.

Через несколько метров пройденных в темноте, пока лампа ушедшей вперед Ветоши была скрыта опорной квадратной колонной, перед ним развернулся вид на ритуальный зал. В дальнем конце которого располагался алтарь, который явно использовали для жертвоприношений, он был освещен небольшими масляными светильниками и ведьмовскими черными и красными свечами.

Без сомнений это место было посещаемым достаточно часто. Ведь кто-то постоянно менял эти чертовы свечи. Кстати тоже не дешевое удовольствие, потому как он знал стоимость такой атрибутики на черном рынке. На стенах виднелись разводы символов, нарисованные чем-то темным, маслянисто поблескивающим, он не хотел думать, чем.

Пол был выложен старинной смальтовой мозаикой, но под мусором рисунок угадать не удавалось, без сомнений они были глубоко в катакомбах, Вэйл доверял своим ощущениям. Даже вероятно что этот зал был древнее города на верху. он принадлежал тому ушедшему народу который собственно и строил эти подземные ходы.

Женщина остановилась перед алтарем и поклонилась изображению головы жуткого драконоподобного чудовища над ним, вырезанного из цельного черного камня прямо в стене зала. Возможно, это был выход древней черной «кровавой» руды. Вокруг барельефа в нишах лежали черепа и головы, возможно мумифицированные, Вэйл старался не разглядывать то, что там лежало, упорно отводя глаза, в конце концов, он пришел сюда добровольно. Ему нужны были ответы, и помощь. И он надеялся ее получить. Глаза чудища казались живыми и смотрели на него с холодной насмешкой. Несомненно, это была инкрустация драгоценными камнями. Причем мастерская. Никогда он не сталкивался ни с чем подобным. Древние секреты.

В неровном свете свечей и лампы все казалось еще более жутким, женщина поставила свой светильник, опустилась на грязный пол и стала что-то бормотать, видно общаясь к своему темному покровителю, затем поднялась, в ее руках невесть откуда была чаша и кинжал, она решительно двинулась к лорду.

–Мне нужна твоя кровь, лорд-регент.– Голос в прошлом светской дамы одной из приближенных императрицы, сейчас был бесцветен и скорее напоминал шелест обрывков бумаги по тротуару.

Вэйл опасливо покосился на серпообразный ритуальный нож. Не то, чтобы он боялся, но наверняка тот был не стерилен.

На лице женщины мелькнула усмешка, и она резко приблизилась.

–Что страшно, адмирал? – она специально употребила его военный титул. Он действительно был командующим флотом империи, по своему статусу военного советника, именно поэтому императорская семья и перебралась сюда из бывшей столицы, а не в Даркесттаун, например. Хотя основной причиной все же была названа именно чума, первые признаки которой он заметил у девочек.

–Если это даст ответы на мои вопросы, то мне терять нечего.

–Герой… – захихикала женщина.– Посмотрим, насколько хватит твоего геройства. Сможешь ли ты пройти до конца.

–Если смогли пройти вы, леди Вернель, то не думаю, что я слабее.

Он подал ей недрогнувшую руку и она, глядя ему в глаза, одним движением вслепую, нанесла точный порез, лорд ощутил, как кровь потекла по коже прямо в чашу. Он не мог оторвать взгляд от пульсирующих зрачков Ветоши. Трудно сказать сколько это продолжалось, но через некоторое время кровь остановилась сама, возможно просто свернувшись. Все это время он не смотрел на руку, но едва Ветошь отвела все же взгляд, и повернулась к алтарю как он , не удержавшись, взглянул на руку.

Она была чиста.

Невольно Вэйл несколько раз сжал и разжал пальцы. Но и следа пореза не было, как и следа крови. Странно. Он не был пуглив, но сейчас отчего-то волосы на затылке шевельнулись. Скорее всего, от сквозняка.

Тем временем ведьма повернулась к нему и подала дымящуюся чашу, в которой ранее была кровь. Что там было сейчас, лорд не знал. Но судя по перетекающему через край туману, точно не она.

–Пей.

Что ж придется довериться до конца.

Он принял чашу и взглянул на чудище, чуть приподнял ее.

–Наше здоровье! – и опрокинул в себя варево. Казалось что по гортани прошел кипяток и взорвался в желудке огненной бомбой отозвавшейся вспышкой неонового света в глазах мгновенно вокруг стало светло. Точно под направленным прожектором. Все утратило объем, а затем и контуры, залитое ослепительным светом. Он плыл в пылающем мареве, недоумевая. ведь он вроде как обратился к Тьме, так причем тут свет?

« Смельчак!»– насмешливо произнес над ухом голос Ветоши. Хотя скорее он был не над ухом, а в самой голове.

Откуда-то донесся счастливый смех детей. Мужчина повернул на звук голову и вокруг стали проступать контуры странного сюрреалистического мира, среди света выделялась дорога, по которой ему следовало идти, вокруг пьяными призраками покачивались силуэты деревьев, плыли в воздухе садовые вазоны с цветами, изгибались развратно статуи. Похоже, он был в императорском саду, а вот и излюбленное место отдыха императрицы, он смутно узнавал детей сестры, только принца среди них не было. При этом он слышал только живые голоса, все остальное замерло, точно в музее восковых фигур. Он подошел и коснулся плеча сестры.

–О, Вэйл, надеюсь, ты хорошо смотришь за малышом Шушу.– Так его сестра звала принца. Она сидела неподвижно на садовой скамейке и улыбкой на губах, на ее коленях лежала раскрытая книга. Вэйл не удержался и заглянул в текст «История империи» она была открыта на странице, где рассказывалось о передаче престола от одной императрице к другой а так же о том как следует поступать по традиции с теми детьми, кто остается вне наследной главной линии. Он сглотнул. Его это как бы касалось непосредственно. Вокруг нее застыли в вечной игре ее дочери. В груди разлилась боль.

Мысленно он ответил и его голос прозвучал в этом пространстве неожиданно громко и спокойно.

–Все хорошо, Лиз. Он здоров, но возникают проблемы наследования.

–Какие проблемы, Ви? Ведь согласись, он всегда тебе нравился, больше чем ты, с ним никто не возился, и я так и предполагала, что он будет с тобой.

Он прикрыл глаза, как он мог бросить мальчика, ведь он прекрасно понимал, что того ждет. В свое время так же поступил его дядя, приняв его, и заменив ему неизвестного отца. Имена отцов детей императрицы никогда не озвучивались. О них можно было догадываться, но никто не мог сказать наверняка. От детей эти мужчины тоже были отстранены.

–Империи нужна наследница, Лиз.

–Так в чем проблема?

– Ты забыла о ритуале. Жрецы все, что положено, сделали при его рождении. От него не понесет ни одна женщина. Он не мужчина в полном смысле. Как и я.

Наследная принцесса, сидящая у ног матери с лопаткой и ведерком в небольшой песочнице с редким розовым песком, специально для этого привезенным с южных островов, прощебетала:

– Братик так любит куколок… он будет хорошей мамой.

Это было конечно глупостью. Но откуда о таких тонкостях знать маленькой девочке? Ведь она ушла в возрасте меньшем, чем сейчас ее брат. Но что хотела все же сказать сестра?…

– Иди дальше, ищи ответ. Они больше не скажут, чем хотели, – услышал он над ухом голос Ветоши.– Эта балаболка может трещать вечность. И это наша императрица… хорошо, что в прошлом. Она, конечно, была доброй матерью, но правительницей – никакой. Если бы она в свое время приняла правильное решение, которое ей предлагал мой господин, многого удалось бы избежать.

Вэйл мудро не стал уточнять у ведьмы, что было предложено его сестре. Действительно следует идти дальше, неизвестно, сколько продлится действие зелья. А он еще не узнал ответа на свои вопросы. Наркотическому трансу лорд удивлен не был, жрецы многих культов империи такое практиковали, причиной такого состояния наверняка было ведьмино варево, и сейчас он путешествует по своему подсознанию. Но сейчас речи ведьмы нисколько не напоминали безумную Ветошь, это была леди Вернель, одна из приближенных его сестры, умная и блестящая дама ее двора. До Чумы.

Он двинулся по мощеной камнем дорожке дальше, чтобы подняться по ступеням на террасу над морем, издалека доносились крики чаек и гудки пароходов. У ограждения застыл его отец, в смысле приемный отец. Прошлый адмирал, он погиб в одном из сражений с демонами. Он вгляделся в дорогие черты. Тот был с ним строг, но всегда справедлив. Они все прошли через это.

Вэйл не сомневался в подобной кончине и для себя, но не сейчас. Сейчас империя была на его плечах. Он должен вначале поднять и воспитать Шушу. Шуарра Сайрэля.

–Тяжело? – спросил мужчина. Точнее, его голос.

–Не просто. Чума. Жители вымирают. Серые чистильщики набирают силу. С ними даже стража порой не связывается.– он невольно озвучил свою больную тему.

–Если безобразие нельзя остановить, его надо возглавить.

Кобэйн задумался. Он собственно не так уж много знал о гильдии мусорщиков. Но сейчас, например в Даркесттауне они были единственной силой, которая еще как-то удерживала город от полного развала. В какой-то мере они уже напоминали воинское подразделение. По крайней мере, своей дисциплиной и тем как действовали. Пусть жестко, но эффективно. Они могли стать опасны для власти.

–Я подумаю над этим.

–Подумай.

Больше ничего добиться от изображения. А именно так теперь воспринимал этих восковых кукол, лорду добиться не удалось.

Он поднялся по лестнице на первую площадку имперского шлюза. Там стоял светлый императорский жрец. Он смотрел на воду, почему-то замершую в движении не вниз, а наверх.

Именно он руководил в свое время ритуалом, проведенным над новорожденным принцем. Сейчас его самодовольный вид вызвал бешенство лорда. Он, как и прочие свидетели пола царственного ребенка, уже сгинули от безжалостной лапы чумы. Со своим состоянием Вэйл смирился и давно научился жить, но вот что теперь делать с продлением рода императриц?

–Если бы не ваши тупые традиции…если бы можно было все вернуть.. Ведь уже тогда было ясно, что императрица больна!

–Нет ничего, что невозможно повернуть нужной стороной.

–Очень глубокомысленно.– Лорд-регент зло сверкнул глазами на куклу, уже давно наверняка сгнившую на морском дне, – именно поэтому я ищу совет не в Свете, а во Тьме.

– Все дороги ведут к конечному совершенству.

Лорд сплюнул. Философия жрецов всегда была ему немного непонятна. Он предпочитал прямые указания, как военный.

После чего Вэйл пошел дальше по единственно видимой дороге, в сторону дворца, возвышающегося на самой высокой точке острова. Неожиданно его путь свернул в сторону, уводя с привычного пути к дворцу, хоженого по нескольку раз в день адмиралом, знакомым настолько что он мог бы его пройти с закрытыми глазами. Поэтому это было неожиданно, узкая тропинка попетляв между прибрежными валунами и колючими кустарниками, вывернула к кромке грязной воды в стороне от шлюза, тут наверняка был «черный причал» для прислуги и мелких бытовых грузов, судя по полуразрушенному специфичному бетонному основанию. Неприглядное местечко. Идеальное для темных делишек. Он огляделся. привычные мусорные контейнеры, остатки древних стен, давно ушедшие в землю и торчащие фрагментами ржавых арматур, над всем этим возвышался скрывая своей массой современный импеператорский шлюз. Прибрежные воды были мелки для захода крупных судов и яхт императорских приближенных, или быстроходных охотников, охранных катеров. А так шлюз поднимал их на уровень императорского причала и так же выводил в судоходные воды.

Большая часть пейзажа тонула в ослепительном тумане, но вокруг было нереально четко все видно. У трубы древнего стока, с отогнутой защитной решеткой(непорядок! он лично в свое время приказал чтобы все входы и выходы в катакомбы были заварены или закрыты на решетки) стоял странный юноша, невероятно красивый, одетый в изысканные развевающиеся одежды и украшения, вроде не характерные для мужчин, но стильные, в ушах были длинные серьги, колье, тонкий газовый шарф, прикрывал его лицо . Удивительно, но он был подвижен.

–Наконец. Ты медленно идешь, Кобэйн.– Юноша явно усмехнулся. -Только по просьбе матери я веду тебя к Хаанмору, он благоволит мне, как старшему из мужей его сыновей, родившему ему двух внуков. Следуй за мной.

Похоже, этот… провожающий куклой не был. Тьфу. Конечно, Кобейн несколько презирал подобных мужчин. Такие союзы решительно осуждались светом. Впрочем, он был к этому отклонению терпим. На кораблях моряки порой женского пола не видели достаточно долго, и не иметь таких представителей на борту значило нарваться на бунт. При том, что он как бы принимал их нужность, но старался от такого отстраниться. Впрочем, ему, как бывшему принцу, это было заказано. Поэтому он лишь отметил красоту юноши, но не более. Остальное было привычно отброшено. Вся его энергия принадлежала империи. Странной оставалась только фраза о двух детях. Ну, оговорился, голубок, бывает. Получалось, что Ветошь в родне с… хотя сына у нее вроде как не было. Чушь какая-то, наркотический бред

Юноша прошел в сточную трубу, более странного контраста невозможно было представить. Вот уж его вид никак не вязался с этим местом. Впрочем, юноша шел совершенно спокойно и явно знал дорогу. Он спокойно шел, наступая на мертвые тела, сброшенные в катакомбы, обходил только провалы и лужи. Через некоторое время они вышли в тот же самый ритуальный зал, только мусора тут не было и мозаика сияла яркостью магических рун. А у алтаря стоял… довольно странный крупный мужчина. Примерно его возраста, похоже, он их ожидал. На нем был парадный императорский мундир, судя по регалиям и шитью, руки были сложены на груди.

–Это и есть твой протеже, Рэгс ? – произнес ожидающий, не меняя позы.

–Это протеже моей матери, сир.

–Любопытно. И какие же вопросы привели тебя ко мне, смертный? Кто ты?

Мужчина не был лишен некоторого обаяния, а главное, в нем ощущалась страшная нечеловеческая внутренняя сила, помимо явственной физической. На первый взгляд даже не сразу становилось ясно, что с ним не так. Но потом детали начинали складываться. У незнакомца было по четыре пальца , причем с когтями, что уже выдавало в нем демона, его кожа тоже не была в полной мере человеческой. Хотя на первый взгляд походила, но самыми ужасными были глаза, залитые тьмой. Да, без сомнений, он был демоном, и скорее всего, не последним в их иерархии. О большем задумываться не хотелось. Насколько он знал, верховные места занимали Демоны-драконы. Лорд выдохнул. Неужели? Ну что же, он сам искал с Тьмой встречи. Поэтому не стоит отступать, когда тьма откликнулась на твою просьбу.

–Я лорд-регент империи, Вэйл Кобэйн, пришел к вам со своей болью… Человеческая раса может исчезнуть в ближайшее время из этого мира.

–Исчезнуть? – Мужчина перевел вопросительный взгляд на юношу.– Рэгс? Вы с Хельреттом утверждали, что ничего особенного в вашей шалости нет? Меня не устраивает полное исчезновение человечков.

–Сир, – искренне обиделся юноша. – Исчезнут только слабые особи! И то лишь частично. Они станут новой расой. Над которой мы работаем. Расой вполне себе жизнеспособной нежити. К чему нам столько человечков? Они восполнят популяцию достаточно быстро и так. Чума постепенно станет естественной, она выполняет функцию отбора. Просто он пройдет не за несколько веков, а гораздо быстрее… Думаю в век мы с Хельреттом уложимся.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю