290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Спящие звери (СИ) » Текст книги (страница 3)
Спящие звери (СИ)
  • Текст добавлен: 25 ноября 2019, 09:30

Текст книги "Спящие звери (СИ)"


Автор книги: twimm




Жанры:

   

Слеш

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 4 страниц)

– Чо, срисовал? – Битый подкрался незаметно и кивнул на удаляющуюся спину.

– Ага, – прохрипел Рики, предчувствуя очередную лажу.

– Ну, тады бегом за ним, – товарищ пихнул его в спину.

– Зачем это? – идти не хотелось, да что там! Хотелось идти совсем в другую сторону.

– Тебе не всё равно? Сказано – проводить, посмотреть, прицениться, – Битый гадко хохотнул, – а там и разденем его. Наши говорят хабар неплохой у него. Склянки-банки какие-то волшебные. Полынь это. Мож, слыхал?

Да уж, слыхал. В последнее время это погоняло было не то чтобы на слуху, но то там мелькнет, то в другом месте засветится. И всё в связи с какими-то странными новыми лекарствами. Сначала поговаривали, что он связан с учёными, а теперь – что сам знахарь. Да только на вид парнише не больше двадцати, откуда у него могут быть знания?

– Слышь, Битый, – сталкер неловко прокашлялся, – а чего я-то?

– Так ты же самый трезвый! – Битый снова хохотнул и скрылся в тумане.

Сплюнув и чертыхнувшись раздосадованный трезвенник двинул за парнем.

В баре было шумно. У Драко, уже привыкшего к подземной тишине, этот шум вызывал раздражение и глухую досаду. Но дело нужно было сделать. По договорённости он принёс Бармену проверенные зелья и пару новых, которые были не до конца изучены. А тот обязался найти добровольцев для испытаний. Всё взаимовыгодно. По пути принёс пару артефактов, притащенных Ключником, и всякую мелочевку типа патронов, аптечки. Где дед что берет его не заботило – тут под каждым кустом труп с рюкзаком найти можно. А дед ещё тот “кладоискатель”…

Слежку заметил сразу, хвала развитому чутью на опасность, что в благоприятных условиях не просто развилось, а расцвело буйным цветом, сплетаясь с щитами и пси-щупами, как это обозвал дед. В смысле, всякую пси-активность Малфой ощущал с довольно большого расстояния и часто она на него совсем не влияла. Так, голова немного поболит и всё. Не каждый контролёр или пси-пёс голову ему заморочить в состоянии. А вот он… Меняет его Зона, ох меняет. Собаки стороной обходят, боятся. Если уж слишком голодные или натравила какая-то тварь, то скулят, вокруг бегают, а укусить даже не стараются. А раз было взбунтовались и напали на погонщика…

Мужик с тревожно бегающими глазками присел недалеко и делал вид, что пришёл перекусить. Выдавал его излишне громкий голос и напряжённая поза. С попытками грабежа Драко ещё не сталкивался, но подобного ожидал, ведь это было лишь вопросом времени, когда он попадётся на глаза особо заинтересованным. Страха не было, было лишь неприятно, что, возможно, придётся стрелять в людей. Хотя, был и другой вариант…

Парниша, которого Бармен точно назвал Полынью, был спокоен. Не дёргался, говорил негромко, от выпивки отказался. Вынул из рюкзака несколько контейнеров с артефактами, сложил горку пачек патронов, коробку со склянками. Бармен быстро смел всё с прилавка и, о чем-то с ним пошептавшись, протянул парню мешок с консервами. Тот легко поднял и сбросил всё в рюкзак, накинул на плечо лямки и неспеша вышел. Так, будто давал Рики возможность пойти за ним. Или передумать…

“Свои” нагнали ходоков быстро. Рики только успел заметить, как от развалин отделились трое и обошли их по дуге, потом сзади подтянулся Битый со своим корешем Мозей. Парень шёл вперёд, как ни в чем не бывало, лишь помахивал своей дубиной да ноги переставлял опустив голову и снова скрыв лицо за волосами. В неярком солнечном свете они всё сильнее блестели, будто искрили, отвлекая внимание от происходящего. И лишь поэтому Рики пропустил сам момент нападения.

Братки надвинулись разом, кто-то предложил поделиться по-хорошему, кто-то заржал. Полынь поднял голову и обвел всех холодным прозрачным взглядом. А потом что-то замкнуло в голове у сталкера и пришёл он в себя лёжа на земле с ногами, перебитыми “братской” очередью, дыркой в груди и безумным желанием жить. Он помнил урывками, как ребята начали палить в пришлого, а пули рикошетили от него, врезаясь в своих. Все орали от страха и боли. Он же даже не попытался поднять автомат, только стоял и ждал, когда уже его срежет чья-то очередь, обрывая постылое существование. А теперь, тихонько поскуливая от боли и глядя в хмурое небо, ему хотелось…

– Жить хочешь? – бледно-серые глаза поймали взгляд и удерживали на краю сознания.

– Хочу-у, – провыл Рики, цепляясь за надежду.

– Пей.

В губы ему ткнулось стекло, по пищеводу прокатилась горькая масса. Дальше было как в бреду. Парень подходил к каждому, осматривал раненых, чем-то поил, мазал раны, угукал, бормотал. До Рики не сразу дошло, что он их лечит. Всех тех кто чуть не отправил его в другой мир, парень тащил в этот. Такая добрая душа? Вряд ли. Но от осознания, что жить, скорее всего, он будет, сталкер, считавший сёбя “матерым”, разревелся, как ребёнок. Подошедший лекарь взглянул на сталкера, слабо размазывающего по грязному лицу слезы, и нахмурился.

– Да, эффект побочный присутствует… Ладно… Слышишь, ты понимаешь, что ноги у тебя здорово покалечены? На одной кость раздробило, другая так, сквозное. И в грудине пуля застряла, на излете, видно, достала. Не уверен, что твои товарищи помогут, им самим помощь нужна. Скоро сюда сбегутся все. Я могу помочь, но с условием.

– Почему мне? – Рики чуял подвох, но не понимал, где он.

– Просто ты меня боишься, – и парень улыбнулся, а сталкер потерял сознание. – Ну, будем считать это согласием, – пробормотал Драко и огляделся, высматривая в кустах старика, не любившего солнечный свет. – Дед, ты мне нужен! У нас пациент-доброволец образовался. Как раз под новые зелья.

Бурча и пригибаясь к земле, Ключник выбрался из зарослей, подхватил раненого.

– Чем ты их приложил так?

– Я? Ничем. Просто… А, потом как-нибудь расскажу… Пора нам.

В кустарнике скрылись две фигуры, оставляя на поляне несколько раненых и ничего не понимающих сталкеров и новую байку про неуязвимого лекаря.

========== Чудовища ==========

Присев за невысоким холмиком, Гарри осмотрелся. Буквально за спиной ярко буйствует лето, а здесь, за Периметром, будто отрезали. Трава постепенно теряет сочный зелёный цвет, становясь где-то бурой, где-то лишь привявшей, желтеют листья. И даже дождь, всего минуту назад вымочивший его до нитки, превратился в мерзкую морось. Странное место. Но не ему говорить о странностях. За последние полгода начав с трущоб Лондона, задворков Марселя и достигнув толкучек Румынии, он медленно катился во тьму, пребывая всегда в полутени жизни. Но он готов был совсем потерять “свет”, лишь бы увидеть свою “звезду”. Как много он узнал нового о мире магическом, о магии и о людях, обычных, подверженных порокам и страхам, но прячущихся за мнимым могуществом, и воистину исключительных, скрывающихся за масками заурядностей. А ещё он учился. Выживать, бороться за своё, а не “всеобщее” благо, вгрызаться в глотки и давить до конца…

Поправив в ухе крошечную гарнитуру, что служила ему переводчиком, ведь язык он всё ещё знал очень плохо, и накинув вещмешок, Гарри в последний раз оглянулся на летнюю сторону и быстро зашагал вперёд.

Раненый их задерживал. Дед выбрал “короткий путь”, но сразу предупредил, что давно здесь не ходил и Драко был вдвойне внимателен. Приходилось часто останавливаться, выливать в “пациента” зелья, следить за реакцией, а это всё сказывалось на скорости. За последние месяцы Малфой стал преотличным ходоком, но дед был “просто шикарен”, шагая с грузом быстро и легко, доверив ему следить за обстановкой. Да и что толку в дедовой силе и скорости, если контролёра он не учует. А Драко засек впереди сидящую тварь раньше, чем она успела сделать хоть что-то. Тихий звук-сигнал, замерший Ключник, успевший шикнуть на не вовремя очнувшегося сталкера, и тонкая фигура мягко скользнула вперёд.

Рики был в полубреду-полусне. Боль то отступала, то накатывала волнами. Сквозь вату мучений он отмечал как склоняется к нему ангел и даже белые крылья видел. А ещё чёрта, что тащил его на спине, правда безрогого, но точно чёрта. И вдруг очнулся, стал видеть вокруг чётко и ясно, осознав, что это не ангел, а Полынь пичкал его лекарствами, и рядом не чёрт, а какой-то хмурый дед. А ещё парень вдруг мягко двинулся вперёд, будто слившись с полутьмой, пропал из виду, и через пару минут грохнул выстрел. Ещё через несколько Полынь вернулся, волоча за собой… Нет, контролёра он не встречал, Зона миловала, но как тот выглядит представлял. И теперь убедился. Да только как с одного выстрела? И так быстро?

Парень бросил тело неподалёку, вынул нож и парой лёгких движений отделил голову, остальное отпихнув в сторону. Протянув трофей деду сказал :

– До выброса ещё есть несколько дней, тебе хватит.

А потом ужас охватил его от картины, как его носильщик подхватывает голову, обнюхивает её, слизывает гнилую кровь. Он может и на месте её схарчил, но дурнота вновь накатила на сталкера, унося в беспамятство и избавляя от этой картины.

Вновь в себя он пришёл у костерка, в глубине какой-то трубы. С этого места было хорошо видно, как Полынь наклоняется над котелком, что-то бросает в него, помешивает, хмурит тонкие брови. Лицо его, освещенное неярким светом, казалось фарфоровым, а глаза мягко светились. Рики разглядел тонкие пальцы с тёмными ногтями, больше не скрытые перчатками, крепкие предплечья, одно из которых было отмечено дурацкой татушкой. Совсем не подходит ему, подумалось почему-то. А вот бокал вина и сигары… Наверное было бы лучше. И чтобы он улыбался, как тогда, после стычки… Зацепило его видать, голову повредил, раз уже на парня заглядывается…

– Ох, Полынь, Полынь, горькая вода. Глазам радость, а сердцу – яд. Сколько глупых погубишь… – тихо пробормотал дед возникший из ниоткуда. – Чё пялишся на него? Дырку проглядишь, проклятущий! Всю спину мне отдавил.

– Да я… – голос был хриплым и чужим.

– Молчи уж, несчастный. Третий день с тобой маемся. Ну, хоть очухался. Глядишь, завтра отправлю тебя…

– Завтра? А ноги?..

– Да нормально всё, похромаешь немного, но так и кость не срослась ещё толком. Я хорошо зафиксирую. Тебе здесь делать нечего, – вступил в разговор лекарь, пристально глядя своими странными глазами и вызывая в теле жар. – Выброс скоро.

– Полынюшка, – дед как-то жалостливо вздохнул, – пора тебе.

– Пора? Куда? – парень выглядел удивлённым, становясь при этом ещё более привлекательным.

– Так, вот прямо назад-то и пойдёшь. Я тебе подскажу, где выход-то.

– В смысле, он…

– Здеся, уж идёт.

Полынь заметался по освещенному пятну, подхватывая какие-то вещи, склянки, патроны и скидывая всё в баул. На лице светилась надежда, заставляя пробиваться робкой улыбке, лучем скользящий по бледному лицу. Дед ещё раз вздохнул, утер глаза.

– Дед, слушай, – парень резко остановился. – Я тут нахимичил кое-что. Как ты понимаешь, не проверял, но тебе должно помочь. Во время выброса. Ну, голову не терять. Ты понимаешь?

Дед понимал и радостно кивал головой в шапочке.

– И пациента не обидь, а? Зря я что ли на него столько времени убил?

– Не обижу, – радость дедова в одно мгновение схлынула. – Ну, так Выброс же скоро…

– Вот поэтому завтра ты его наверх и отправишь… Мне точно в ту сторону?

– Точно. Вот, гляди, я тебе подсказочек накарябал. Тута и выйдешь. А там…

– Спасибо, дед! – Полынь приобнял костлявые плечи. – За всё. Ну, бывай. Может, свидимся ещё.

Он взмахнул на прощание рукой и скрылся во мраке.

– Свидимся, как не свидеться, коли ты смертушку мою на плечах несёшь. Эх, Полынь, Полынюшка…

Комментарий к Чудовища

И да, вперёд, на баррикады!

========== Успеть ==========

Бармен был в плохом настроении с самого утра. Сначала свободовцы завели шарманку про то, как было бы хорошо иметь рядом такого человека, который на коленке склепает чудные микстурки. Долго они не хотели замечать его нежелание говорить на эту тему, пока, разозленный, он не пообещал прекратить продавать им сначала патроны, а потом и вообще всё. Недовольно погудев, свободовцы уступили место долговцам. А Чехова так просто в степь не пошлёшь…

– Ты понимаешь, – хмурый долговец перекатывал по стойке золотистую гильзу, – вот сейчас этот парень вроде бы и полезен. Микстуры те же. Но ведь он не прост. Возьми хоть тот случай с бандюками. Они уверены, что ничего в руках, кроме калаша, у него не было и он не стрелял, просто стоял. А как же тогда они друг друга расстреляли? Головы он им заморочил, как пить дать. Контролёр, аномалия – как хочешь назови, но он опасен! Таких или под присмотром нужно держать, или уничтожать!

И был Бармен уверен, что “Долгу” легче уничтожить его новый источник дохода, чем искать подход и “держать под присмотром” Полынь, ведь это как гадюку в кармане носить – глупо и опасно. Парень же и правда совсем не прост, один взгляд чего стоит. Но ведь мальчишка же совсем!

За своими тяжкими думами не обратил он внимание, что в баре стало пусто, все разбежались” на охоту”. И на новое лицо у стойки обернулся лишь тогда, когда парень звонко стукнул по дереву рукоятью ножа. Да что уж, на нож сначала и посмотрел, хороший такой, сталь каленая, рукоять костяная, а потом только заметил взгляд. Холодные зелёные глаза, как будто траву изморозью тронуло, вот вроде бы и зелёная ещё, но и серебро нет-нет, да пробьется. Волосы чёрные, что удивительно для Зоны, чистые. Да и молодое лицо без щетины. Ещё один мальчишка на его голову!

– Чего тебе? – неприветливо бросил он пацану.

– Я ищу, – брюнет выложил на стойку портрет, хороший, чёткий, карандашный, с которого смотрел Полынь, – вот его.

– Что, не успел в Зону попасть, как на человека поохотиться приспичило? – хотелось сплюнуть молокососу под ноги, но свою ошибку Бармен осознал быстро. Парень подобрался, глаза сузились, черты лица заострились, а за спиной, в коробках, звякнуло стекло…

– Какая охота? Это – мой друг, – смуглые пальцы смяли листок.

– Ну, тогда извини! – примирительно поднял ладони мужчина, чувствуя, как спина холодеет. – Вот, давай тогда выпьем! За Полынь! Его тут многие ищут, кто к рукам хочет прибрать, а кто и просто убрать. Очень уж интересный экземпляр!

– Он – не экземпляр! – как выплюнул последнее слово зеленоглазый. – Подробнее!

– Да что ты хочешь от меня? Я всего лишь с ним дела вёл, ничем ему не мешал, даже помогать был готов. Хорошие микстуры делает, интересные. Знахарь прям от Зоны! Но тут интересы группировок сошлись! Приметный он очень.

В пустом зале появился Невезучий Вась, радостно скалясь плюхнулся за стол, привлекая к себе внимание побарабанил по столу пальцами.

– А я сегодня удачу поймал! – заявил он, видя, что на него смотрят. – Все тут за этим знахарем бегают, а я его оп! Поймал! – он радостно щёлкнул пальцами. – Теперь они все мне ещё должны будут!

Кто все и что должны, Бармен не успел спросить. За его спиной опять стеклянно зазвенело, задребезжало, а оглянувшись, он увидел как ходят ходуном бутылки в ящике, пытаясь будто выпрыгнуть из него и разбиться. Бросившись к имуществу, мужчина не заметил как тенью новичок скользнул к сталкеру. А вот закончив со стеклом, понял, что как-то тихо за спиной. И глянув на Вася, стеклянным тупым взглядом таранящего стену, со слюной, текущей из уголка рта, таки сплюнул. Не было удачи парню в Зоне, а теперь, видать, никогда и не будет.

Выдернув из разума сталкера образ Драко, выходящего из-за кустов, на голову которого опускается приклад, он похолодел и лишь огромным усилием не сжег тому мозги под ноль. А так посидит, слюни распустит, а через пару часов оклемается. Ну, не будет помнить последний день, так это малая цена, ведь мог бы и совсем полудурком стать. Другая картинка, где бесчувственное тело прячут в подвал и как туда пройти, отпечаталась в собственную память и он бежал в нужном направлении, не обращая внимания на удивленные взгляды долговцев. Рядом, близко, ещё чуть-чуть! Покосившийся штакетник, гора мусора, скрывающая вход. И летящий вал огня, от которого с трудом увернулся.

– Драко! Это я! – голос, непослушный из-за сбитого дыхания, и мысль – услышал, узнал?

– Поттер?! – тонкие пальцы скользят по чумазым щекам, а в глаза впиваются такие изменившиеся, чужие, но все равно те самые. – Дурак! Какой же ты дурак! Я ж мог тебя…

– Не мог, – вцепиться, прижать к себе, дышать им, зарыться носом в холодные жёсткие стальные пряди и наконец почувствовать, как гаснет в груди боль. – Нашёл. Успел.

– Успел, – шепчет Малфой ему в шею. – Ты же Герой, ты должен был. – и он чувствует, как Драко улыбается, скользя губами по открытой коже.

Комментарий к Успеть

Долгожданное…

========== Выброс ==========

Хотелось сидеть так бесконечно долго, прижимаясь щекой к твердому плечу, ощущая такое необходимое тепло. Можно было даже молчать, не тратя воздух на слова, вдыхая друг друга в самое нутро, запоминая, впечатывая, вростая. Не мешали развалины, серое небо, грязь и мусор вокруг. Этого просто не существовало. Было два сердца, наполненных горечью, радостью и надеждой. Вот так – молча, близко и открыто – совершается таинство единения судеб, и никакие Небеса к этому уже непричастны, по-крайней мере в этом месте и для них двоих. Малфою подумалось, что прошей его прямо сейчас Авада, он даже не заметит, настолько сильно он влип. И взгляд, выхваченный из-под ресниц, был зеркалом, повторяющим и умножающим это чувство.

Тихий, едва ощутимый звон в ушах заставил напрячься и нехотя отстраниться.

– Гарри, – Драко с усилием потянулся, высвобождаясь из кольца рук Поттера и вставая, – нам нужно спешить. Надвигается Выброс, я чувствую. Рановато как-то. Времени очень мало.

Поттер поднялся следом, слегка кивнул, соглашаясь.

– Куда нам? – абсолютное доверие и спокойствие Героя вызвали мимолетную улыбку.

– Недалеко, думаю. Тут есть ход в катакомбы, или, вернее сеть трубопровода. Я там жил.

– Один? – Поттер тревожно заглядывал в серые глаза.

– Нет… Помнишь то… существо, после контролёра? Дед спас меня, выходил. Помогал во всём. – рассказывая, Драко не забывал осматривать окрестности и выбираться из развалин. – Он вообще странный, но мне вреда не причинил ни разу. Хотя я уверен, что он очень опасен.

Небо на границе видимости меняло цвет, покрываясь радужной плёнкой, что наползала с запада. Воздух уплотнился и потяжелел, заставляя дышать чаще и глубже. Пыль с шорохом оседала на землю, срываясь с ботинок и звук её падения, неожиданно громкий, отдавался в голове странным хрустом. Предметы стали терять резкость, голова начала кружиться, но парни упрямо двигались вперёд. Вот в неприметной ложбинке показалась покореженная бетонная плита с остатками люка. Скользнув, или вернее – провалившись, в темноту прохода и пробежав несколько метров под уклон, дышать стало немного легче. Позже, спустившись в шахту трубопровода по шаткой лесенке, они почти перестали ощущать давление Выброса, лишь в голове иногда вспыхивало и зрение застилало пеленой на мгновение.

Это их и подвело. Слишком быстро среагировал Поттер, заметив сквозь мутную пелену, как от дальней стены отделяется чёрная клякса, до этого нависавшая над чем-то, отдалённо напоминавшим человеческое тело. Со всей дури шарахнув огненными чарами, он запоздало понял, что Драко хватает его за руку и что-то кричит.

– Нет! – голос Малфоя, наполненный испугом и отчаянием, заставил собраться и отогнать дурноту. Он с удивлением увидел, как Драко бросается к опаленной огнём фигуре, сбивает с неё пламя, трясёт, будто пытается привести в чувство. И в одно мгновение его накрывает осознание, что же он наделал. Малфой ни звуком, ни жестом не винит его, лишь на лице, сквозь привычную маску отстраненности пробилось страдание. И Гарри бросается к нему, готовый вспомнить всё забытое и покрытое пеплом тёмное, что никогда и никому не посмел бы открыть, что даже себе не позволял осознавать, только бы его Драко (как же хочется повторять, что именно его…) не испытывал боли потери.

Охватив потемневшими глазами общую картину, отметив краем сознания, что тело, над которым до этого склонялся Дед (никем иным это существо быть не могло), не пострадало, кроме того, что было явно мёртвым до этого, ведь со свернутой шеей не живут, он мягко отстранил Драко от дымящейся кучи тряпья, в которой каждую секунду уменьшались, крошась и рассыпаясь, останки Деда. Сосредоточившись, позволив бурлящей вокруг бешеной магии коснуться себя, втянув её тонкой струёй воздуха и пустив серебряными каплями растворяться в крови, он закрыл глаза. И не видел, как внимательно следит за ним Малфой, не понимающий происходящего, но чувствующий , что творится им магия явно запретная, приправленная искажением Зоны и почти неуправляемая. Не ощущал, как по коже проскакивают зеленоватые болотные всполохи, темнеют до полного мрака волосы, заостряются черты лица, и под кожей проступают синевато-черные вены. Он лишь пытался почувствовать и поймать сущность, покинувшую разрушенную оболочку, чтобы удержать и, если нужно будет, насильно впихнуть в лежащее рядом тело. Но сущность бежать не спешила. Столкнувшись своим разумом с отпечатком души, замершим над останками, он ощутил печаль и горечь, что владели ею. Существо не желало ему зла и, как это не было удивительно, было даже благодарно. Притянув сущность к новому вместилищу Поттер лишь легко подтолкнул её, а дальше…

Драко замер, когда сиреневое облачко сгустилось над Поттером, готовый в мгновение отразить опасность, но оно лишь колыхнулось и, подчиняясь жесту Гарри, приблизилось к мертвому телу, в котором он узнал своего недавнего пациента. Не успел Ключник вывести того до Выброса. Облачко на мгновение задержалось над бывшим сталкером и рассыпалось мелкой пылью, покрывая его. А потом тело выгнуло дугой, мелкие разряды молний побежали от макушки до пальцев ног, выпрямляя и ставя на место позвонки, с хрустом соединяя кости. Тёмная магия не отличается изяществом, она проста, быстра и жестока.

Поттер обмяк, выпуская на пол тряпки, сквозь прорехи в которых продолжал сыпаться серый песок. Малфой на мгновение отвлёкся от превращения, подхватывая Гарри и привлекая его к себе, внутренне боясь того, что может произойти с его Поттером в следующий момент. И крупно вздрогнул, когда за спиной просипело:

– Полынюшка…

Обернувшись и ещё теснее вжимая в себя явно беспамятного брюнета, он увидел, как с земли поднимается “отремонтированный” сталкер. Или не он, а Ключник?

– Вот и привёл ты мою смертушку, мою погибель, – голос был чужой, но интонации до боли знакомые, почти родные, в которых не слышно гнева или угрозы. – Правда не думал я, что и новую жизнь. Хотя, разве ж это жизнь? Но я не в обиде! Даже спасибо скажу. Токма… Как же ж его так угораздило?

И Малфой со страхом чувствует и видит, как по лицу Поттера течёт чёрная в неярком свете трубопровода кровь, кажущаяся флуорисцентной на побледневшей коже. Нет, она действительно светится! Вытекая из носа и спадая с подбородка крупными каплями, то, что можно было принять за кровь, собирается у их ног в дрожащую светящуюся лужицу, меняющую очертания и стремительно увеличивающуюся в размерах явно насыщаясь тем, что разлито в воздухе. Искаженной магией. И это новое, непонятное и чужое, наверняка несёт в себе опасность. Слегка подрагивающими пальцами Малфой направил палочку на субстанцию и собрался сделать что-то, возможно поджечь, когда был остановлен вздохом Поттера. Тот раскрыл глаза, среди яркой зелени которых стали проглядывать чёрные точки, приподнял голову, чтобы охватить взглядом окружающее и слабо попытался задвинуть Драко себе за спину, чем насмешил бы Малфоя, не будь тот так напряжен. Потом уставился на светящуюся жижу, поморщился и что-то прошипел. Жижа недовольно колыхнулась. Ещё шипение и она с разочарованным бульканьем втянулась в землю, оставив после себя лишь мокрое пятно, быстро испарившееся.

– А ты силён, милок, – уважительно протянул Ключник.

– Я этой силы не просил, – прохрипел в ответ Поттер, откидываясь на Малфоя и закрывая глаза.

Над их головами, прижимая к земле кустарник и разбрасывая щедрой радужной рукой новые аномалии, катил свои волны Выброс.

Комментарий к Выброс

Очень постараюсь выложить следующие главы раньше, но се ля ви…

========== Собаки ==========

-Херня какая-то, – пробормотал красномордый сталкер, прислоняясь к стене очередной развалюхи. – Второй день по следам идём, а их нету. Да мы ж по кругу ходим! Вот те развалины точно были, я там ещё в кусты отходил, тушкана встретил. Точно херня, я вам говорю…

Его спутники молча и угрюмо оглядывали окрестности, отлично понимая, что они в полном дерьме с этой их охотой. Каждый уже раз двадцать пожалел, что ввязался в лажовые поиски и вместо ожидаемого баблишка приобрёл головную боль. А кое-кто свеженькую могилку. Мужики вымокли под серым дождём, неимоверно хотелось жрать и спать. Но Локи послал их по свежему следу, а они были не хилыми следопытами, и ждал результатов. Да вот не было их. По следам выходило, что шли они сначала за одним человеком, а потом вдруг за тремя. Дальше за двумя и опять – трое. Страннее всего были исчезновения третьего: он будто проваливался сквозь землю. Просто раз – и двое идут дальше, а он нет. И через метров тридцать опа – снова идёт. Если бы его несли, то следы несущего стали бы чётче, увязли бы в грязище, но нет. Странно и стремно. А ещё морозом по коже продирало, как будто кто-то в спину смотрит. И собаки. Идут за ними, уже приличная стая собралась, а не нападают. Держатся в пределах видимости, меж собой почти не грызутся. Вожака не видно, вроде как все сами по себе, но чуйка говорит, ведёт их кто-то. Пробовали отстреляться, так твари разбегутся кто куда, а потом снова собираются. Осторожно кружат, принюхиваются. Славко предположил, что они тоже ищут кого-то и им по пути, но его высмеяли. Вечно он придумывает муть всякую. Но за последний час псы стали уходить вправо, рассыпались тонкой линией, стараясь покрыть большую площадь, как заградотряд, и перестали обращать внимание на пятёрку следопытов. Нюхач, главный в их команде, подметил, что идут псы по тому же следу, что и они, всё ж новому, не вчерашнему. Видать беглецы были здесь и тоже ходили кругами. Тогда и Славко приободрился, мол, он же говорил. Но на него шикнули, заставляя заткнуться. Что бы, или кто, псами не руководило, оно мешало сталкерам делать свою работу. А значит, мешало жить. Но со всякими непонятными хренями в Зоне надо держать ухо востро, а то очнешься в желудке кровососа. Вот они и сидели у покосившегося домика, мокли под моросящим дождиком и злились.

– А если пойдём за псами? Мы же можем… – снова не выдержал Славко.

– Ой, да захлопнись! – прикрикнул на него Пирожок, плотный, красномордый мужичок, недавно говоривший, что они ходят кругами.

– Да не, – вдруг остановил Пирожка Нюхач, – дело малец говорит. Если псы и правда за нашей целью идут, то они точно парней найдут. А мы проследим. Кто знает, что из этого выйдет, но пока не нападаем, собаки не бросаются. Странно конечно, но можно и рискнуть.

– Вот! – обрадованно пискнул Славко, но быстро сник под взглядом главного.

– Слишком всё странно, – пробурчал Сычик, ещё больше нахмурив кустистые брови и наклонив голову. – Я в такую жопу лезть не нанимался. Вон, малец рвётся, пусть и прёт. А я назад. Надо доложить.

– Доложишь, – миролюбиво протянул Нюхач, поскребывая щетину на подбородке. – И про Толяна, что по дурости пропал, не забудь. И по чьей дурости не пропусти.

– Да я чего, – смутился Сычик, из-за глупой выходки которого и потеряли товарища. – Ну вы ж все видели! Она погасла уже, вроде безопасно было!

Жарка и правда выглядела погасшей и забрать артефакт казалось ерундовым делом, да только не так всё пошло и выталкивая Сычика из зоны поражения, Толян вспыхнул, как спичка. Выброс, будь он неладен, ещё не один сюрприз им приготовил.

– Расслабился ты, Сыч, – заговорил молчавший до того Сырой. – Всё б тебе в тепле посидеть, водочки выпить. А по тропам пусть молодняк скачет. Не к добру…

– Хватит! – остановил перепалку Нюхач. – Хочет вернуться, пусть идёт. Вот прям сейчас. А мы дальше потопаем. Пирожок, ты вперёд или назад?

– Да вперёд я, чего спрашиваешь? – на красном лице проскочила обида. – Я ж молодняк не брошу.

Молодняк в лице Славко робко улыбнулся. Это его первый ответственный выход, старички натаскивают, смену растят. И вроде не так уж плохо он себя показывает. Гордиться пока нечем, но и стыдно особо не за что. Толяна жалко, хороший парень был, спокойный, тоже из новичков, но выход не первый. Интуиция у него была. Сразу после выхода шепнул, что вряд ли вернётся, предчувствие такое. Славко ещё посмеялся тогда и шутки ради спросил, а кто ж вернётся. Толян не обиделся и даже ответил, что вернутся те, кто назад не повернет. Тогда он просто запомнил, а сейчас, сказали б ему вернуться, не пошёл бы. Теперь сам чувствует, что надо вперёд. Страшно. И интересно…

Звук шагов скрадывал упругий мох голубого цвета, с которого вверх срывались ярко-розовые искры при каждом их движении. Так и шли, будто продвигаясь сквозь удивительное пламя. Стены тоннеля, покрытые тончайшими фиолетовыми паутинками, то сближались, позволяя рассмотреть дивные переплетения, то расширялись, теряясь во мраке. Воздух имел сладковатый привкус и оседал на коже взвесью мельчайших частиц. Не опасно для них, как заметил Ключник, но обычным людям сюда нельзя.

Обычным. Когда он был-то таким? Если и был, то в далёком детстве, сидя у матери на коленях. А потом – только исключительность, погоня за статусом, и в итоге… проигрыш? И здесь… Здесь он тоже не стал бы “обычным”, изначально отличаясь от магглов, даже если бы лишился магии. Но он приобрёл, а не лишился. Даже больше, чем мог себе представить, о чём постоянно напоминает спина Поттера впереди, что “пылает” в искрящемся воздухе, как, вероятно, и его собственная, придавая ему потусторонний вид.

А наверху по следам рыщут почти все “серьёзные” люди, считающие Зону своей. Впрочем, и те, кому она действительно принадлежит, вряд ли останутся в стороне и откажутся от свежего мяса. Ведь они не люди, уже давно не люди.

Обложили все выходы, где раньше встречали знахаря Полынь, и долговцы, и Свобода, и бандюки. Да и вольные сталкеры вряд ли будут против сдать их тем, кто больше заплатит. Или убить. Тут как карта ляжет. И выбраться к Кордону не представлялось возможным, так как там их ждут наверняка. Единственное решение, рискованное, странное и невероятное, предложил Ключник, воспылавший истинным уважением к геройской силе вкупе с особым отношением к Малфою. Идти в центр Зоны. Там, где-то в особом месте, есть Монолит. Не тот кусок камня, которому якобы поклоняются фанатики, а истинный. И по всему выходит, что это вещь магическая. Только природу её описать старик не смог.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю