290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Спящие звери (СИ) » Текст книги (страница 2)
Спящие звери (СИ)
  • Текст добавлен: 25 ноября 2019, 09:30

Текст книги "Спящие звери (СИ)"


Автор книги: twimm




Жанры:

   

Слеш

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 4 страниц)

– Я ж говорю, крепкая башка! – уважительно протянул дед.

– Что он говорит? Кто это? – спросил Гарри у Малфоя, обнаружив рядом странное существо.

– Говорит, что голова у тебя крепкая. И что нам нужно убираться отсюда.

– Да вы, сынки, нездешние! – удивился на их переговоры дед. – А я-то думаю, что ты так говоришь странно. А оно вона как. Так это. Слушай! Может мне вам дорогу показать? Если оставите мясцо, и ещё добавите, так я и выведу вас, от греха-то подальше. А там глядишь, найдёт вас кто. Ну, так что? Договор?

– Поттер, этот дед предлагает нас вывести отсюда.

– А где мы?

– Ты ничего не помнишь?

– Помню, как в голове зазвенело, а потом… Наверное, мне снилось… Всякое

– Ясно. Это потом. А вот он ещё говорит, что ты в рюкзаке мясо специфические таскаешь, типа того, – Малфой указал на труп. – Я чего-то не знаю?

– Да я, – Гарри смутился, – голову той твари, что ты покромсал, прихватил.

– Даже не хочу знать, зачем. Но если оно нас сейчас выручит, то пускай. Так что?

– Отдам конечно! – Поттер порылся ещё слабыми руками в кармане рюкзака, достал и увеличил голову кровососа. При виде “деликатеса” в мутных глазах старика блеснуло.

– Значит, договор, – довольно протянул он. – Ну, тады идём. Только вы это, сынки, в спину мне не палите, лады? Вреда мне никакого, а неприятно всё равно.

Он развернулся, подковылял к контролеру, наклонился, натужно крякнул и потянул его за ногу.

– Я быстренько. Только в сторонку уберу, – подмигнул он парням, замершим у стены. Спина старика была вся иссечена бурыми от старости ранами, может и от сталкерских пуль тоже. Но стрелять в странное существо Малфой и не подумал. Было до дрожи жутко сидеть в глубине чужой норы и если есть шанс выбраться, то будь это хоть сам Мордред, он пойдёт следом и Поттера потащит, даже если и на руках.

Комментарий к Тьма

Уважаемые, каждый ваш плюсик и комментарий приближает автора к благостному состоянию вдохновения. Так что спасибо всем отметившимся.

========== Ночь ==========

Туннель казался бесконечным. Их ноги шуршали по песку, звенели по металлу и мягко утопали в густом мхе. Дед шёл неспешно, иногда смачно похрустывая щупальцами кровососа, деликатно отвернувшись в сторону. Но парням было уже всё равно. Пришибленные атакой контролёра, уставшие, измученные жаждой, они безучастно плелись следом. Драко мог поклясться, что идут они то ли кругами, то ли по спирали. Последнее было вернее, ведь стены вокруг стали светлее, появилось больше целых ламп под потолком, свет стал ярче. Последнее не очень нравилось старику, он старался идти ближе к стене, в тени. Когда же он, наконец, остановился, они чуть не прошли мимо.

– Эй, ребятки! – окликнул их дед. – Вам туточки выходить-то.

Только теперь они заметили неприметную проржавевшую дверь. Проводник порылся в карманах, выудил оттуда ключ, пошуршал им в замке, дёрнул дверь на себя. С тугим скрипом она неохотно приоткрылась, выпуская в трубу сумеречную серость. Дед постоял, прислушиваясь и вглядываясь в пространство за дверью, потом вздохнул.

– Неспокойно нонче. Собачки расшалились. Вы там поаккуратнее, ребятки.

Он отступил в сторону, давая им протиснуться в щель. Повинуясь порыву, Драко вытащил свою мантию, выудил из рюкзака сталкерскую вязанную шапочку и протянул старику.

– Держи, дед. Будешь приличнее выглядеть, только мантию ремнем прихвати.

Старик минуту удивлённо смотрел на протянутые вещи, потом резким движением выхватил их, за мгновение натянул на себя, подпоясался вытянутым ремнем и стал похож на странного монаха в глупой шапочке. Зато перестал сверкать своими ранами и ещё больше очеловечился, отметил Малфой.

– Вот порадовал старика, – бормотал радостно их проводник, похлопывая руками по новой одежде, – вот так порадовал! Ну, прямого пути вам, сынки. И это, совет да любовь.

На последней фразе дед даже смутился будто. Но в неверном свете могло и показаться. Малфой порадовался, что Поттер не знает языка, а то кто знает, как бы отреагировал. Сам Драко только махнул в ответ рукой и потянул за собой Гарри, выбираясь наружу.

Снаружи капал мелкий дождь, делающий сумерки ещё темнее и опаснее. Они были далеко от стен, где-то среди холмов. Может стоило бы переждать ночь под землёй, но возвращаться не хотелось, да и вдруг обнаружилось, что и некуда. Никаких дверей поблизости не оказалось, все холмы поросли нетронутой травой и кустарником.

– Что дальше? – хрипло спросил Поттер, устало опуская рюкзак на землю и почти падая рядом.

– Надо укрыться где-то. Ночь почти.

– Ты видишь что-нибудь? Я сейчас просто усну сидя.

– Поттер, не смей! Зачем я тащился за тобой по этим туннелям, убивал… Чтобы ты тут просто уснул и тебя сожрали во сне?! – накопившаяся усталость, страх, вина смешались и выплеснулись на спутника обжигающим гневом. Малфой подскочил к нему, дёрнул на себя, поднимая с земли. – Ты сейчас встанешь и потащишь свою задницу… Да хоть вон к той вышке! И мы что-то придумаем, как…

Договорить ему не дал сухой и горячий поцелуй. От удивления руки разжались, он покачнулся, но теперь Гарри держал его, крепко прижимая к груди, где гулко колотилось сердце. Когда он начал отвечать, Драко и сам не понял. Они стояли в темноте под дождём, среди враждебного мира и не замечали ничего вокруг.

– Давно хотел, – прошептал Гарри, неловко проводя холодными пальцами по бледной щеке.

– Так уж и давно? – усмехнулся Малфой, всем телом вбирая нежданную ласку.

– Веришь, давно. Только осознал недавно.

– Близость смерти, она ещё не к такому подтолкнет.

На эти слова Поттер нахмурился.

– Не будет никакой смерти. Не здесь и не сейчас. Я, может, только понял, чего хочу в жизни, только счастливым стал.

– Счастливым? С чего бы? – несмотря на язвительное замечание Драко улыбался тепло и открыто, как никогда. Он тоже, может, только понял…

– С того, что ты не оттолкнул. И не оттолкнешь. Так ведь?

Можно было сказать очередную гадость, солгать Поттеру и себе, но сейчас, под аккомпанемент собачьего лая, зажимавшего их в кольцо, под серым чернобыльским дождём, Драко слишком остро почувствовал, что есть только один миг, когда можно признать. А дальше… Дальше может не наступить никогда

– Так. – он резко потянулся к губам Гарри, вбирая в себя его вкус, запах, тепло. Потом так же резко отпрянул, тряхнул головой. – Нам надо… Бежать. К вышке. – отчаянно хотелось жить.

До вышки добраться не дали. Псы окружили их, навалились серой шевелящейся массой, сминая, разрывая на куски. Поттер пытался выставить щит, но лимит удачи был вычерпан. Тогда он стал бросать режущие, которые проходили через раз. Спиной к спине к нему прижимался Малфой, раз за разом лупя прикладом и рубя ножом подступающую свору. В темноте было не ясно, сколько их – десять, сто, тысяча. Воздух наполнился рычанием и визгом, задние псы подпирали передних, кусали и калечили своих же. Последнее, что увидел Драко перед тем, как его повалили на землю и впились в тело десятками зубов, были вспышки, так похожие не заклинания, которые неслись в их сторону.

========== Боль ==========

Дядя Финнигана оказался невысоким полноватым мужчиной неопределенного возраста, с маленькими глазками-пуговками на румяном лице. Вполне мог сойти за милого дядюшку, если бы не оценивающий взгляд, продиравший холодом по коже не хуже предрассветного тумана. Но насторожило Драко не это, а то, что он сидел рядом и ковырялся в их рюкзаке. Спокойно вытаскивал содержимое и, осмотрев, отбрасывал в сторону, в жидкую грязь.

– И зачем вы тащили весь этот хлам? – наконец проронил он неожиданно приятным голосом и отряхнул руки. – Впрочем, без разницы. Ну как, мистер Поттер, не передумали? Или я зря вас спрашиваю?

Поттер обнаружился неожиданно близко. Он неподвижно сидел за спиной Малфоя и держал его голову на коленях. Лицо его было искажено гневом.

– Я не могу оставить Драко здесь!

Оставить? Малфой хотел что-то сказать, спросить, но из горла не вылетело ни звука. Он попытался сесть, но не смог.

– Не трудитесь, мистер Малфой. Мало того, что у вас сломаны рёбра, огромное количество рваных ран и потеря крови, а вы всё живёте, так ещё и доставляете мне массу неудобств. Я обездвижил вас, заодно и обезболил, на некоторое время, и лишил голоса, дабы не тратить время на выслушивание ещё и вашего бреда. – Мужчина брезгливо скривил губы. – Хватит мне и вашего спутника. Вот скажите, что ему нужно? Я предлагаю простой и быстрый выход с помощью портала, а он упрямится. Пришлось даже слегка зафиксировать. Ему приспичило тащить вас хоть на руках, а я считаю это лишним. Портал рассчитан на прохождение не более двух человек. Как вы понимаете, мне здесь оставаться незачем. И не надо сверкать на меня так глазами, я вам не ваши дружки, мистер Поттер, моё решение окончательное. А геройствовать будете дома. Если будет нужно, я поведу вас под Империусом. И, поверьте, мне за это ничего не будет.

В голове у Драко никак не могла уложиться мысль, что вот сейчас его бросят здесь, беспомощного и беззащитного. Хотя, легко поверить, что он не особо нужен там, дома. Да и есть ли у него дом? Он продолжал смотреть, как мужчина достаёт из кармана уже знакомый прибор, наводит его на отвесную поверхность ближайшего холма. Сквозь зыбкую плёнку ему стали видны столпившиеся по ту сторону профессора. Разглядеть выражения их лиц было невозможно, но Малфой был уверен, что все они полны надежды и ожидания, что им вернут Героя в целости и сохранности. О том, ждут ли его самого, он предпочёл не думать. Лишённый возможности говорить и действовать, он мог лишь наблюдать. Горько, обидно, но предсказуемо. Жаль только, что нельзя сказать Гарри, что он… А впрочем, какой толк от сопливых признаний? Драко закрыл глаза, но тут же вновь распахнул их, услышав шёпот Поттера.

– Драко, твоя палочка у тебя в заднем кармане. Я постараюсь отвлечь этого козла, заклинание с меня почти спало, а потом протащу тебя…

Но ничего Гарри не успел. Тонкий луч заклинания врезался в него, усыпляя. Мужчина сбросил Малфоя с поттеровских колен, и тот был благодарен обезболивающим чарам, что не потерял сознание. Он смотрел, как маг подтягивает к себе Левикорпусом Гарри, как проталкивает его сквозь портал, как за плёнкой начинают взмахивать руками и суетиться. Смотрел в холодные глазки-буравчики.

– Прощайте, мистер Малфой. Я не убью вас лишь потому, что за меня это прекрасно сделают местные достопримечательности, – он уже было шагнул в портал, однако обернулся и скривил губы в усмешке. – Я соврал про проходимость портала, но пусть это останется нашим маленьким секретом. Передавайте привет нашему Хозяину.

Вот как. И тут без Волдеморта не обошлось. Портал погас, оставляя его лежать в грязи и смотреть в гаснущие звезды над головой. Эх, если бы не вся эта дрянная ситуация, он бы даже радовался, что может видеть такую красоту. Да уж недолго осталось. В ближайших кустах слева послышалось угрожающее рычание, справа тоже зашуршало. И палочка не поможет, ведь добраться до неё никак не получится.

– Совсем измельчал народец. Как можно-то, ребёнка в таком месте бросать! – бормотание деда раздалось совсем рядом. – Эх, сынок.

Горестно вздохнув, старик приподнял Малфоя с земли, закинул себе на плечо и видимых неудобств при этом не испытывал. Драко порадовался, что сейчас мантия скрывает от него истинное тело существа и не пришлось носом уткнуться в его спину. У холма его аккуратно пристроили на земле. Чары таяли и боль начала расползаться по телу горячими вспышками.

– А ну, пошла отсюда! – прикрикнул дед на выглянувшую из кустов собачью морду. Та испуганно взвизгнула и исчезла, оставив после себя только шевеление кустарников. – Совсем порядка нет, – бурчал старик, доставая из кармана ключи и открывая внезапно проявившуюся дверь. – Ничего, милок, потерпи. Я ж не зверь, не ирод какой-нить. Поправим твоё здоровье, потопчешь ещё Зону-то. Али не хочешь? Может, тута останешься? А?

– Жить… Хочу… – разлепил Малфой непослушные губы.

– Вот это правильно! – на бескровном лице появилось подобие улыбки. – Значит и будешь. Ты мне нравишься, упорный. Помогу тебе чуток. А там… Поглядим… Поглядим…

Странный дед вновь подхватил его и, сквозь волны боли, туманящие сознание, Драко ещё видел, как за ними закрылась и исчезла дверь в стене туннеля.

Комментарий к Боль

Печальненько, но что уж поделать…

========== Безумие ==========

Стоящая у думосбора директор Макгонагалл была расстроена. Терять учеников всегда тяжело, а терять их так… Это невыносимо. И пусть министр требует от неё решения, она не может. Просто не имеет права так поступить…

Когда месяц назад Поттера вернули в Хогвартс, все заметили, что он изменился. В первый же момент, как он пришёл в себя, он бросился на дядю Симуса (как же его звать-то? О’Брайен? О’Коннор? Не то…) с обвинениями. Но всё списали на стресс, так как мужчина объяснил, что мистер Малфой… Что его уже нет с ними… И предоставил воспоминания о бедном мальчике, погребенном под серой массой животных… Это было ужасно! Она тогда постаралась уделить как можно больше внимания Гарри, ведь он и так пострадал. И ещё эта война, так глубоко засевшая в них всех…

Но Гарри перестал идти на контакт. Он смотрел сквозь окружающих мёртвыми глазами, пропадал в библиотеке, не посещал занятия. Когда же она попыталась провести с ним беседу, тот только мрачно усмехнулся и сказал, что ему не привыкать идти против течения. Особенно сейчас. Его друзья, в частности мисс Грейнджер, попросили оставить его в покое. Ибо у мальчика случилась невосполнимая потеря. Это просто в голове не укладывается, но по-видимому, у них с юным Малфоем была сердечная привязанность, по крайней мере, со стороны Поттера, и теперь он ожесточился ко всем, кого винит в утрате.

Но ей казалось, что тут что-то иное. Это было не страдание, а решимость. Нет, боль жила в мальчике, но именно она и толкала его вперёд. Чего он добивался, сейчас было предельно ясно, но тогда… Тогда она пустила все на самотёк, полагая, что время излечит. Как оказалось, времени у них не было.

И опять Симус. Его нашли в одном из заброшенных классов перепуганного до дрожи, белого, как снег и твердящего, что Поттер сошёл с ума. Из маловразумительных причитаний удалось понять лишь то, что тот использовал магию Крови, чтобы найти дядю Финнигана, как там его… Нет, он не причинил Симусу видимого вреда, не считая порезанного пальца, но…

– Вы не понимаете! – вопил Финниган. – Он влез в мою голову! Он что-то сделал со мной!

Никаких следов чар на ирландце не было. А воспоминания… Он ясно помнит момент, когда Поттер взял его кровь, а потом просто долго смотрел в глаза. И от этого парня накрыло такой паникой, будто он вскрывал его черепную коробку этим взглядом.

– Он мне всю душу вынул! – скулил потерпевший. – Я теперь спать не смогу.

И вопреки своим словам уснул прямо посреди своих причитаний. А на другой день уже ничего не помнил. Лишь вздрагивал при упоминании Поттера и сам этому удивлялся.

А Поттер пропал. Сначала его усиленно искали в Лондоне. А потом… Потом нашли этого, как его… Дядю. Кто-то вломился в поместье Малфоев и авроры, держащие Мэнор под наблюдением, попытались поймать злоумышленника. Однако попасть внутрь смогли лишь через два часа и только лишь в зал с Родовым гобеленом, под которым обнаружили окровавленное визжащее существо, ранее называвшее себя дядей Финнигана, и ещё одну деталь. Имя Драко Малфоя продолжало сиять ровным золотым светом, а значит юноша был жив.

И вот теперь ей предлагали просмотреть воспоминания мужчины, в которых Поттер подверг его пыткам, чтобы убедиться, что тот действительно не в себе и нуждается в изоляция. Изоляции! Попробуйте удержать ветер! Но ознакомиться с фактами стоило. Она всё же наклонилась к думосбору.

Поттер нашёл его в пабе, где мужчина собирался встретиться со своими подельниками. Им нужно было обсудить, как наложить лапы на всё состояние Финнигана, которому он в действительности никаким дядей не являлся, так, седьмая вода на киселе, очень слабая связь по крови. А вот чудесным ментальным магом был. Именно, что был… Но неожиданное появление Героя сначала удивило, а потом и напугало, когда принудительной аппарацией швырнуло в неизвестность. А увидев Родовой гобелен Малфоев он вообще растерялся и не выдержал.

– Этого не может быть! – выкрикивал он, тыча толстым пальцем в имя Драко. – Он должен был подохнуть уже давно! И хоть так искупить вину… – тут он осекся, но было поздно.

Поттер обездвижил его, взмахнул палочкой и спросил:

– Вы специально подсунули Симусу аппарат?

– Да пошёл ты, щенок! – отвечать плененный не хотел, но после того, как на его коже стали расплываться кровавые пятна, испуганно заорал и слова полились потоком. А когда вдруг говорить не хотелось, на коже мгновенно проступали вырезанные буквы… Спасибо Долорес Амбридж…

Картина выглядела следующим образом. Некий последователь Волдеморта, весьма предприимчивый и дальновидный, не желая становиться пушечным мясом, ибо особыми талантами не блистал, сбежал в странное место, где магия сбоила, а общая аномальность могла поспорить силой опасности с Тёмным Лордом. Но там было шансов выжить гораздо больше. И там же ему повстречался странный учёный, изобревший аппарат, строящий порталы. Устройство было лишь одно, больше состряпать не успели, так как учёного скушала какая-то тварь. Когда же война закончилась, оказалось, что есть прекрасный способ разбогатеть, нужно лишь быть единственным наследником, ведь мага, попавшего в Зону, отследить с помощью чар невозможно, а забросить его туда легче лёгкого, имея аппарат. Финнигана выбрали из-за того, что он был под рукой. Стать “дядюшкой” получилось преотлично! И аппарат мальчишку заинтересовал. Кто бы мог подумать, что вместо него в ловушку попадёт другая рыбка. Ещё повезло, что шальная пуля не разбила устройство, а лишь выбила его из рук мальчишки, иначе не вернуть ему стране героя и кто знает, чем бы это обернулось. Уж точно привлекло бы к нему ненужное внимание. А Малфой так удачно попал под раздачу! Разве можно было удержаться и не бросить в аду этого сопляка, попортившего Лорду – пусть и нелюбимому, но Хозяину – столько нервов.

Подняв голову, Минерва отерла пот с побледневшего лица. Да, с Поттером всё плохо. Только вот не сошёл он с ума, как она и думала. Но опасен. Для всех, кто попытается его остановить. Для любого, кто попробует его контролировать. Слишком многие пытались проехать на нём, сыпля лозунгами про “вечное и светлое”, давя его внутреннюю силу и надевая уздечку. А теперь тормоза слетели. Удила перекушены и зверь жаждет крови. И ещё у него есть цель. Но об этом она не скажет министру. Пусть лучше считают, что мальчик повредился умом и сбежал в мир магглов.

Пройдя камином в Аврорат, она серой кошкой метнулась коридорами, достигла камеры, где всхлипывал и подвывал израненный человек. Короткое мяуканье и там наступила тишина. Ах, как неудачно, что она опрокинула думосбор, потеряв воспоминания подозреваемого. И как прискорбно, что через её собственные блоки не пробьется ни один маг. А так да, всё что нужно, она покажет. И даже больше… Неужели ей не под силу будет помочь мальчикам? Хотя бы так… Хотя бы так…

Комментарий к Безумие

Глава несколько сумбурная. Это скорее интерлюдия, чем основные события. Сначала хотелось совсем другие пытки описать, но увы.

========== Новый день ==========

Капли воды с шумом падали на металл, вызывая в голове эхо. Голова была пустая, мысли вяло перекатывались металлическими шариками и звякали, соприкасаясь друг с другом. Он ощущал это явственно, так же, как и саднящее горло, сорванное в крике.

– Ниче, – бормотал дед, срывая с корками присохшую и заскорузлую от крови одежду и поливая его прозрачной дрянью, воняющей спиртом, от чего он орал во все горло, ведь всё тело было открытой раной, – зато заразы меньше будет. Это смотря какой, правда, но какая никакая санитария. Вот ещё намажу тебя кой-чем. Вещь редкая! И помогает. Да-а, не то, что энти, стрептоциды-тибиотики, лучче!

Драко не вслушивался, но бормотание проникало в мозг сквозь пелену боли и сжигающего тело жара лихорадки. Слова ложились холодными строчками, отпечатывались намертво, чтобы в момент облегчения он вспомнил.

– Выброс идёт. Жалко-то как. Я, видно, не удержусь, если рядом останусь. Так ты, милок, сам туточки полежи. Никого в моём углу не бывает. Опасности никакой. Вона, водичка капает. Пить можно. Не “Ессентуки”, но пользительная, да. И дверку я прикрою. А как закончится, да и пройдусь-прогуляюсь, так и вернусь. Ты, главное, когда очухаешься маленько, а я чую – очухаешься, тута поброди. Мож какой скарб себе подберешь. Твоя-то одежонка вся тю-тю, сгинула. Что собачки не порвали, то мне пришлось. Звиняй. Но так то для пользы дела было. Ты ж ко мне с пониманием, да. Ну, пора мне, а то кружит уже. Пойду я…

От влаги, разлитой в воздухе, пить хотелось ещё больше. И жажда вытесняла все остальные мысли, придавая телу нужных сил. Он слабо пошевелился. Боль не ушла совсем, но чудесное дедово средство работало и раны покрылись твёрдой, но пластичной коркой из лекарства и крови, что будто плыла при каждом движении, а не трескалась. Зеркало бы… Дурацкая мысль. Воды… До источника звука и влаги оказалось недалеко, метра три, но преодолевал он их ползком, хрипя и вздрагивая от боли в сломанных ребрах. Спасибо, хоть дед стянул грудную клетку тряпьем и не было опасности проткнуть себе лёгкое. Хотя, он же не медик, может там и не было серьёзных переломов, а так трещины. Но больно. Да неважно. Важна лишь тонкая струйка воды, текущая по металлическому желобу. Дотянуться. Напиться.

Вода была холодная, с привкусом металла и запахом ржавчины. Но Малфоя это не волновало. Как и то, что он находится где-то под землёй, а за стенами и над ним катит свои волны Выброс. Он жив. Всё решится потом, когда в голове станет светлее, а в сердце перестанет ныть. Сейчас – только самое простое. Одежда. Еда. Сон.

Посидев какое-то время у трубы, он приподнялся и, цепляясь за все возможные поверхности и опоры, двинулся в обход помещения. Света от двух неярких ламп на потолке хватало, чтобы не натыкаться на обломки ящиков и коробки. Среди них же и нашёл разное тряпье, из кучи которого выудил приличные штаны, куртку с дырами от пуль, но сравнительно целую и свитер с заплатками. Всё было на удивление чистое, будто дед специально стирал каждую тряпку. Порывшись ещё немного, нашёл обувь. Берцы были великоваты, но хоть что-то. Рассекать босым по холодной земле – удовольствие ниже среднего.

Кое-как приодевшись, он снова опустился на свою лежанку. Других спальных мест здесь не было, да и это выглядело относительно недавно оборудованным, может, и правда, дед ему приготовил, а сам… Что сам, додумать Драко не успел. Стена дрогнула, в ней, как прорезанная ножом, показалась дверь. В неё бочком втянулся старик, волочащий за лямку чей-то рюкзак, набитый до верху.

– О, не спишь! – белое лицо выражало искреннюю радость и если бы не красноватые потеки на подбородке деда, радость была бы взаимной. А так Малфой почувствовал себя отложенным в сторонку деликатесов, что ребёнок приберег до конца трапезы. И это было неприятно.

Но дед совершенно не обращал внимания на терзания мнимого “ужина”. Он бодро закрыл дверь, хлопнул ладонью по абсолютно гладкой стене и двинулся в сторону трубы. Там, бережно набирая воду в жестяную кружку, напился, сполоснул лицо, довольно крякнул.

– Ну, теперь и жить можно. До следующего Выброса. – повернулся к Драко и спросил. – Так как звать-то тебя, сынок?

– Э… – Малфой растерялся. Он уже настроился, что его будут есть, а не разговоры с ним разговаривать. – Драко.

– Чудное имечко! Ну, ты ж совсем не здешний, оно-то и понятно. Да только тут забудь о нём, надо бы другое подобрать…

– Почему?

– А? Имя другое почему? Так ясно же, тут место такое, аномальное. Всё перевернёт, вывернет, по-своему поставит.

– Нет. Почему спас меня? Или я как запас на чёрный день?

– Дурное говоришь! – старик нахмурился. – Не буду я тебя жрать. Захотел бы, так просто подождал, пока Выбросом накроет. А я на тебя и время, и силы потратил. Не то говоришь!

– Так я теперь твой должник? – Драко горько усмехнулся. Вечная беда – быть чьим-то должником.

– Ну, то такое. Должен, не должен. Люди друг другу помогать должны, даже если они и не люди уже давно… – старик надолго замолчал.

Малфой тоже молчал, осмысливая услышанное. Ну, что старик не человек, сомнений у него не было, а то, что сердобольный – удивило. И настораживало. Всё в его жизни идёт через задницу. Монстр и тот неправильный. Улыбка легко скользнула по губам и пропала, но дед заметил. Он протяжно вздохнул, уселся на земляной пол и продолжил.

– Вот то, что есть в тебе место чему-то, кроме страха и злости, это хорошо. Это радует. А то недолго стать и таким, как я.

– А кто ты? – не удержался от вопроса блондин.

– Я-то? Ну… – дед вроде как замялся, но ответил. – Ключник я. Ключи у меня, да не простые. В чужих руках будут просто железки, а у меня – Ключи. Сама Зона подарила. Но то долгий сказ, мож когда и расскажу. А так, хожу, брожу, смотрю, как люди в зверей превращаются… Иное зверье тут получше людей, да… Не, контролёры, там, бюреры, не то. Они уже и не люди давно. Их мне не жалко. А вот скотину всякую жалко… Вот собачки-то чем виноваты? А? Ой, да, увлекаюсь я. Возраст. Так что ты спросил? Кто я такой? Ключник. Как есть – Ключник. Там открою проход, а в другом месте закрою. Как Зона-Матушка подскажет. Вот и на вас вышел недавно. Странные вы, чужие. Не место вам здесь. Да вот ты-то застрял. Потянулись к тебе щупальца гнилые, вижу. Но ты, эта, не боись! Справишься! – неожиданно бодро закончил речь Ключник.

И Драко поверил.

Комментарий к Новый день

Спасибо всем, кто дождался

========== Душа ==========

Помешав ложкой, привязанной к тонкой палке, мутное варево, опасно булькающее в котелке, Драко устало откинулся на стену. Спать хотелось ужасно, но зелье требовало внимания и вот уже несколько часов он не сходил с места, лелея надежду, что вот сейчас точно получится. Что может получиться из трав, даже названия которых, озвученные дедом, ему ни о чём не говорили, а их свойства были описаны как “хорошая травка, от ломоты помогает” или “о, это при простуде самое то”, а то и “гадость это, потравишься”, он особо не задумывался. Нужно было заняться чем-то, что отвлечет от холодной иглы в груди. Да и сколько можно патроны переводить? Дед, поохавший над его” никакой” подготовкой, решил взять всё в свои руки и каждый день выводил его на поверхность – тренироваться в стрельбе. Сначала по деревьям, потом по движущимся мишеням.

– Ты, Полынюшка, собачек-то пожалей. Но вона ту тварюку, что их привела, как есть сними. – и указывал артритным пальцем на такого же вроде как пса, но державшегося в отдалении и молчавшего.

Позже Драко узнал и о чернобыльских псах, чёрных, с сильными пси-способностями, заставлявших обычную пугливую свору превращаться в неутомимое оружие, и о пси-собаках, что могли создавать двойников, и ещё много о ком. Дед почитал всех тварей с пси-способностями “аки деликатес заморский” и не ленился выводить его на прогулку именно к таким.

Тренировки делали свое дело. Рука привычно сжимала приклад, палец сам находил курок. Точность сначала была не ахти, но и тут “свезло”. Магия. Её было тут достаточно, она, хоть и искаженная, странная, но всё ж доступная, пропитывала каждый сантиметр почвы, кружила пылинками в воздухе, впивалась шипами в кожу. Он приноровился к ней, впустил в себя, позволил менять. Глаза стали почти прозрачными льдинками, волосы отливали живым серебром, ногти затвердели и поблескивали сталью. Сколько времени прошло? Ему было без разницы. Если бы ещё не сны, в которых мелькали то зелёные глаза, то мягкая улыбка, то твёрдые руки, прижимающие его голову к плечу… Дед хмурился, а однажды не вытерпел.

– Чего себя изводишь? – подсел к нему утром и протянул кусок хлеба.

– Извожу? Ты о чем? – после очередного сна воздуха не хватало, в груди нестерпимо пекло и руки подрагивали

– Да ясно тебе, о чем, – дед вздохнул. – К людям тебе надо. Вот ещё пару Выбросов переждем и пойдёшь.

– Куда? – Малфой тупо уставился на деда, похожего на нахохлившуюся птицу в его уже изрядно потасканной мантии.

– Куда-то. Там видно будет. Не приведи Зона, сглазю. Но чую я, дружок твой где-то рядом. Ну, сядь! – прикрикнул на вскинувшегося блондина. – Нету его в Зоне пока. Но то – дело времени. Только… Чую, не одну дорожку вы тут истопчите, пока успокоитесь. Вот ты б за ним побежал бы, кабы знал, куда? Во-от! И он прибежит. Да только ему, как и тебе, подготовиться след. Ну встретитесь вы и что? Дальше куда? Не знаешь. И он, я прям уверен, не знает. Живёте одним днём, дети чужой войны. Ох, ребятушки, – тоскливо протянул он в конце, – беда, беда.

– Где беда, дед? – и ободренный и расстроенный Малфой не знал, что думать.

– В душе, сынок. В душе она завсегда. Как человеком перестанешь быть, так и беда…

– Это… Как ты?

– Ишь, сравнил! Я, мож, и не человек, но душу не потерял. А есть такие, что в людском обличье, а без души. Как есть, без души… Ты-то вона, уже не сильно на себя прежнего смахиваешь. Но душа есть, болит. Твоя боль и меня мучит, не хуже контролёра мозги выжигает. Ты б отвлёкся, что ли, делом каким приятным занялся. Что ты раньше любил?

Так и началось. Местная флора не была скудной, но отличалась от всего, что он знал. И тогда он доверился интуиции и магии. Первое зелье, сваренное “от простуды” и за неимением подопытных выпитое им под бдительным оком Ключника, оказалось с ярким бодрящим эффектом. Голова резко светлела, дышать становилось легко, в теле звенела каждая клеточка. Опробовал Драко ещё несколько сборов и, прислушавшись к деду, стал добавлять в свои “настойки” другие ингредиенты. Например, шишковидную железу кровососа. Обычный “бодрящий взвар” теперь позволял телу ускориться, будто скользить сквозь пространство. Странно это было. Но интересно. И Драко перестал думать о прошлом, погрузившись в исследования и тренировки. Лишь ночами во сне позволяя себе вспоминать и чувствовать.

========== Охота ==========

То, что день не задался, Рики почувствовал ещё с самого утра, когда его грубо столкнули с койки и под всеобщее ржание отправили в дозор. А чуйке он своей привык доверять, не зря уже который год Зону топчет. Потому и насторожился, когда в поле зрения показался паренёк. Высокий, худой, волосы, странного серого цвета с металлическим блеском, падали на шею неровными прядями, закрывая до поры лицо, руки в перчатках, тонкие пальцы одной сжатые на суковатой палке-посохе, а другая держит калаш. Крепко так держит, уверенно, как родного. И шёл не налегке, за спиной баул не хилый такой, но парень не гнется, шагает ровно. А вот по-настоящему Рики понял, что день дерьмо, когда парниша повернул голову и глянул ему прямо в ржавое нутро своими странными полупрозрачными глазами. Холодок пробежал по позвоночнику, будто пуля скользнула. Рики мог бы списать всё на вчерашнюю бухаловку и перепой, только вот у него уже месяц “сухой закон” и водку он десятой дорогой обходит. А значит вот она причина мандража, топает в сторону Бара со стороны Свалки и не задумывается, что тревожит бывалых сталкеров своим видом.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю