332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Torens » Только не Олег! (СИ) » Текст книги (страница 1)
Только не Олег! (СИ)
  • Текст добавлен: 14 июля 2017, 23:30

Текст книги "Только не Олег! (СИ)"


Автор книги: Torens




Жанр:

   

Слеш



сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 2 страниц)

– Хорош уже ныть. Полгода на людях не появлялся. Развейся уже, – перекрикивая музыку, заявил мне мой лучший друг – черт знает сколько лет – Влас.

– Я знаю, – отозвался я и тут же залпом выпил рюмку текилы. Влас одобрительно хлопнул меня по спине. – Но мы не могли пойти в другое место? Я же все равно танцевать не буду! Пошли бы в какой-нибудь бар, тихо посидели бы там…

– Ты не танцуешь, зато я танцую! – объявил мне парень и, оттолкнувшись от барной стойки, стал протискиваться в толпу танцующих людей. Я, прищурившись, проводил его взглядом. Просто здорово… Кто сказал, что мне надо развлечься? Кто притащил меня сюда? И кто, в итоге, развлекается, а кто сидит, всеми покинутый и одинокий со стопкой в руке? И самое отвратное, что и пить-то мне больше трех стопок нельзя! Нет, я не становлюсь буйным или неадекватным… Хотя это как посмотреть. Со стороны я кажусь совершенно трезвым, вменяемым и нормальным, но на самом деле я себя не контролирую и не помню ничего из того, что делал.


В итоге… Я хочу домой! Влас, отпусти меня, пожалуйста, я же хорошо себя вел все это время!


Но Влас меня не слышал, отплясывая на танцполе, а я от нечего делать опустошил вторую рюмку, закусив лаймом. Ладно, раз сам не могу веселиться, то посмотрю, как это делают другие.


Крутанувшись на стульчике, я начал разглядывать беснующуюся толпу. В основном, конечно, это была молодежь, разбитая на группки, но были и парочки. Вон Влас уже танцует с каким-то парнем, причем так, что пара минут и парень опозорится, заимев мокрое пятно на штанах. Я хмыкнул. Влас обожал так издеваться над мужиками. У него прям девиз был: «Возбудим, заставим кончить, но не дадим!». Я уже даже не помню, сколько рук он переломал тем, кто пытался его лапать. Он как экспонат в музее – глядим, но не трогаем.


На диванчиках за столиками разместился народ постарше, те, кто пришел не танцевать, а глазеть, выискивая, кого бы затащить на одну ночь в постель.


Я совершенно невесело хмыкнул, узнавая среди присутствующих довольно известных личностей, которых дома ждали жены с детишками, а они в гей-клубе пускали слюнки на прыгающих под музыку парней. Отврат.


Третья рюмка была выпита. И я, отбросив прочь мысли о неверных мужьях, стал раскачиваться под музыку и даже прикрыл глаза, но спустя пару минут, почувствовав на себе чей-то пристальный взгляд, открыл их и огляделся по сторонам и… Застыл, встретившись взглядом с мужчиной у противоположного конца барной стойки. Дыхание перехватило. Боже мой, что за красавец?! Откуда он тут взялся?! Черноволосый, как я люблю, с короткой модной, аккуратно уложенной стрижкой. Мужественные черты лица, широкие скулы, тонкие алые губы. Явно недешевая одежда и потрясающие бицепсы, которые футболка на незнакомце даже не пыталась скрыть.


Я тяжело сглотнул, а мужчина, поднявшись со своего места, направился в мою сторону. Боже мой, он идет ко мне! Он идет ко мне?! Он ко мне идет! Что делать? Бежать! Надо бежать прочь! Нет, стоп, что-то не та реакция. Надо улыбнуться. Точно, надо улыбнуться. Божечки, как страшно. Влаааас, где тебя там черти носят, хорош танцевать, твой лучший друг тут речь родную забыл и, кажется, сейчас начнет блеять, как овца. Спаси его!


Мужчина подошел ко мне и, подозвав бармена, заказал две стопки текилы, одну из которых молча пододвинул ко мне, а я, слегка дрожащими пальцами, взял ее, и мы, чокнувшись, одновременно опустошили ее…


Четвертая рюмка…



…Невыносимо жарко и так хорошо… Мокрые поцелуи… Сладостные стоны… Тихий шепот… Нежные прикосновения… Сбивчивое дыхание… Удовольствие, пронзающее все тело раз за разом… Приятная истома… А затем все повторяется: жар, поцелуи, стоны, шепот, дыхание, удовольствие и истома… И еще раз… Еще… Еще… До тех самых пор, пока ты не сбиваешься со счета и не чувствуешь ничего, кроме удовольствия, что достигает самых удаленных уголков тела.

И, о Боже, еще! Пожалуйста, еще! Только не останавливайся, только не прекращай!..



…Солнце светило в глаза, не вызывая ни одного лестного эпитета в свой адрес. Голова затрещала, стоило только пошевелиться, и как-то сама собой возникла мысль, что неплохо бы сдохнуть. После смерти явно нет похмелья и солнца, а это определённо плюс в ее адрес. Кое-как разлепив веки, я уставился за окно, где утро уже было в самом разгаре, и застонав, перевернулся на другой бок и пораженно захлопал ресницами, глядя на спящего рядом мужчину.


Ух ты ж! Кого я вчера подцепил! И как мне это только удалось? Да я просто невероятно крут, раз смог утащить его к себе домой!


Пока я восторгался сам собой и своим успехом, мужчина открыл глаза, потянулся и посмотрел на меня.


– Доброе утро, – хрипло проговорил он. Невообразимо доброе. Супер доброе.

– Доброе… эм… – опаньки. Кажется, я не помню, как его зовут. Вот же черт! Бестолковая башка! Как я мог забыть имя этого мужчины? Дурак! Дурак! Дурак!

– Олег, – напомнил он мне.

– Олег, – послушно повторил я, а в следующую секунду подскочил на кровати так, словно меня разом весь рой пчел ужалил за задницу, и с ужасом уставился на мужчину. – Не может быть! Нет, пожалуйста! Да все что угодно, кроме этого! – взмолился я, позабыв про свою головную боль.

– Ты чего? – поразился мой ночной гость. Я вздрогнул так, словно он не говорил, а, по крайней мере, орал в рупор.

– Так, тебе пора уходить! И мне тоже! Время раннее, будний день! Всем на работу! – тараторил я, выискивая среди разбросанной по полу его и мою одежду. Его одежда отправлялась ему прямиком в лицо, а моя в сторону. И пока совершенно нежелательный субъект, находящийся в моей квартире, одевался, я быстро умылся и, схватив первые попавшиеся вещи в шкафу, нацепил на себя. – Всё, все на выход! Нам уже пора! Уходим!

– Ты всегда с утра такой активный? Может, хотя бы кофе угостишь? – поинтересовался этот… Олег.

– У меня нет кофе. И чая тоже. Я воздухом питаюсь, так что выметайся из моей квартиры, да поживей! – толкая мужчину в спину, объявил я. Оказавшись на лестничной клетке, я поспешно закрыл входную дверь, и, повернувшись к тому, кого лучше бы не знал, выпалил. – Спасибо за ночь. Не рад знакомству. Прощай, – и, перепрыгивая через ступеньки, побежал вниз, оставляя позади ошеломленного Олега.



На работу я пришел совершенно убитый, с усилившейся головной болью и увеличившимся в стократ желанием умереть. Влас, при виде меня, достал из ящика таблетки и налил в стакан воды. Только выпив таблетку, я позволил себе опустить голову на стол и захныкать.


– Ты чего? – удивился Влас.

– Как ты мог позволить мне уйти с незнакомцем? – вопросом на вопрос ответил я.

– Как будто тебя можно остановить, когда ты напьешься!

– Ты должен был увести меня насильно!

– Увести насильно, когда ты плакался мне? «Влас, он такой хороший! Ты посмотри на него! Я о таком мужчине давно мечтал! Он мой идеал! Влас, еще пять минуточек, я просто с ним поговорю и ничего больше! Ну, Влас, пожалуйста! Мы просто общаемся!» – явно передразнивая меня, засюсюкал Влас. Я застонал.

– Я так говорил?

– Угу. Каждые пять минут, когда я говорил, что нам пора идти. А когда твой идеальный мужчина согласился, что время позднее и нам действительно пора прощаться, что, кстати, добавило ему несколько баллов в моих глазах, я думал, он тебя на секс разводит, ты вдруг сам решил с ним перепихнуться, да еще не где-нибудь, а в туалете клуба!

– Врешь! – воскликнул я и тут же поморщился от боли, пронзившей голову. Влас усмехнулся, глядя на мою скривившуюся морду.

– Хотел бы. Но этот твой знакомый оказался реально крутым мужиком и настойчиво тебе отказывал, – я облегченно выдохнул и вновь опустил голову на стол. – Из-за чего ты обиделся и использовал свой коронный запрещенный прием.

– Нет! – с благоговейным ужасом произнес я, резко вскидывая голову.

– Да, – кивнул друг.

– Нет-нет! – взмолился я.

– Да-да, – с улыбкой истинного садиста повторил Влас.


Я чуть ли не заплакал и монотонно застучал лбом об стол. Заслужил. Устроить такое… Использовать коронный запрещенный прием! Дурак в квадрате! В кубе! Идиот! Но зато теперь понятно, как я смог его затащить к себе. Если Влас своим танцем возбуждал партнера, то я мог возбудить весь зал, а всё потому, что за моими плечами были десять лет занятий танцами и пять из них стрип-пластика, которую сейчас я сам преподавал. И если бы речь шла о мужской стрип-пластике! Но с моим худым и гибким телом, я занимался женской… И именно поэтому я не танцевал в ночных клубах.


– Доброе ут… Что с Витей? – раздался женский голос.

– Доброе утро, Мариночка. Не обращайте внимания, он просто соревнуется со столом: кто более деревянный. Вы первая или в раздевалке еще кто-то есть?

– Еще трое наших и двое Ваших.

– Прекрасно, тогда мы скоро подойдем. Проходите в зал, он открыт.

– Хорошо. Спасибо, – поблагодарила девушка. Стоило ей удалиться, как Влас обратился ко мне.

– Хватит тут раскисать. Подумаешь, ушел в отрыв. Будто впервые. Особенно в этот раз никто тебя не снимал. Так что давай, поднимайся, твои уже подтягиваются.

Я тяжело вздохнул.

– Да к тому же ты подцепил классного мужика! Чего убиваешься так, словно он одновременно моральный и внешний урод и ужасен в постели?! – не унимался Влас.

Я поднял голову и, жалобно посмотрев на него, прошептал:

– Его зовут Олег.

– Иди ты! – во весь голос закричал Влас, а в следующее мгновение мой явно бывший лучший друг хохотал…



…Когда мы вечером покинули наше место работы, а если точнее, школу танцев, то мне как-то резко захотелось вернуться внутрь, потому что у входа стоял Олег, облокотившись о дверцу припаркованного автомобиля. Какого – не скажу. Я ни в зуб ногой в машинах. Но вроде это был Мерседес… Это же у этой марки такой соблазнительный значок, в виде круга, поделенного на три части? Я всегда еле сдерживаюсь, когда вижу на капоте этот знак, мне так и хочется его прихлопнуть, чтобы он лег на капот. Но сейчас речь не об этом. Сейчас речь о том, что некто с ужасным именем Олег стоял возле моего места работы!


– Как он узнал, где я работаю? – прошептал я, цепляясь за Власа. Друг покосился на меня.

– Так ты ж сам вчера ему визитку нашей школы впихнул. Причем не одну!

– И ты меня не остановил?

– Остановил. Но ты достал где-то маркер и написал адрес и номер телефона у него на футболке. И как он тебя не убил за это? – поразился друг. А я вдруг припомнил, что действительно видел какие-то странные каракули на футболке мужчины, но подумал, что это такой принт…

– Ладно, делаем вид, что мы его не видим, – зашептал я Власу.

– Да уже как-то поздно, – заметил друг, когда тот, кого я не хочу видеть, нарисовался напротив нас.

– Привет, – произнёс он.

– Нет, – отрицательно замотал головой я, пытаясь обойти мужчину и таща друга за собой, но он вновь перегородил мне дорогу.

– Может, поужинаем? – предложил он.

– Поужинаем, – согласился я. – Каждый у себя дома, – и вновь попытался обойти живое препятствие на своем пути.

– Что с тобой такое? Я хочу продолжить наше знакомство, а ты ведешь себя так, будто…

– Не хочу его продолжать, – закончил я за мужчину.

– Почему?

– Потому что ты Олег! – выкрикнул я. Обвиняемый нахмурился и перевел взгляд с меня на Власа и опять на меня.

– Поясни.

– Мне не везет на представителей мужского пола с таким именем! В первого Олега я был безответно влюблен в течение трех лет. Второму Олегу я признался в своих чувствах, и он сломал мне челюсть! Я месяц питался через трубочку! – Влас согласно закивал головой. – Третий Олег вытянул из меня все деньги! Четвертый Олег оказался женат и имел трех детей. Пятый, педерастичная кобелина, изменял мне направо и налево! Чему ты улыбаешься?

– Прости, – повинился мужчина. – Впервые слышу выражение «педерастичная кобелина».

– Это не смешно!

– Я извинился.

– Без разницы! Вы все, Олеги, козлы и мудаки! Я больше с вами не связываюсь!

– Не надо нас всех под одну гребенку грести после одного неудачного опыта.

– Считать не умеешь? – поразился я. – Пяти неудачных опытов! – и даже показал на пальцах.

– Без разницы, – произнес мужчина, чем поверг меня в шок. – Пошли, поужинаем.

Это уже был явно не вопрос…

– Нет.

Мужчина вздохнул, а затем неожиданно выдал:

– Похоже, тебе опять не повезло с Олегом, потому что «нет» для меня не существует. Любое «нет» рано или поздно я превращаю в «да».

Я с ужасом уставился на самую большую свою ночную ошибку и, повернувшись к Власу, плаксиво попросил:

– Помоги, пожалуйста.

Влас тяжелым взглядом оглядел мужчину и, взяв меня за руку, потащил в обход, но, когда тот в очередной раз возник на нашем пути, Влас, не размениваясь, одним четким движением заломил ему руку и тихим, спокойным голосом, от которого даже у меня побежали мурашки по спине, заговорил:

– Прошу прощения, но мы очень устали и хотим есть, а Вы нам мешаете. Вы взрослый человек и должны понимать, что иногда «нет», значит «нет», несмотря на все Ваши желания. Именно поэтому Витя сейчас поедет к себе домой ужинать, а я к себе. Надеюсь на Ваше понимание, – и он отпустил Олега и уже не стал его обходить, а просто отодвинул в сторону, уверенно зашагав к своему автомобилю. Я засеменил следом, втайне радуясь, что у моего лучшего друга черный пояс по каратэ.


…Влас, подвезя меня до дома, поехал к себе, а я стал шерстить холодильник в поисках чего-то съестного, но к моему большому удивлению, это самое съестное обнаруживаться не хотело. Похоже, пришла пора запасов для черного дня, а точнее макарон. Обычно я их не ел, только если ничего другого в доме не оставалось, а идти в магазин было супер лень. Пока нагревалась вода, я быстро принял душ и сменил выходную одежду на повседневную. Но стоило мне закинуть макароны в воду, как раздался звонок в дверь, и я с ворчанием пошел открывать, а когда открыл, то тут же попытался закрыть ее, но мужчина не только ловко просунул ногу в дверной проем, но и огромные пакеты, и протиснулся в квартиру.


– Что тебе надо? – чуть ли не прорычал я.

– Вот, – он показал на пакеты, которые я и так уже заметил.

– Что это?

– Наш ужин. Я подумал, раз ты со мной никуда не хочешь идти, то я приду к тебе, и мы поужинаем в уютной, домашней обстановке…

Я хлопнул ладонью по лицу и застонал:

– Чего ты ко мне привязался?

– Ты мне понравился. Ты очень интересный и забавный. Я уже не говорю о том, что ты вытворял в п…

– Молчи! – перебил я его. – Я не помню этого и вспоминать не хочу!

– Зря, – сделал заключение Олег. – Где у тебя кухня?


Вместо ответа я направился в названное помещение, и, пока мужчина снимал обувь, я схватил со стола мобильный, открыл окно и выпрыгнул из него. Благо первый этаж и мой прыжок не сойдет за попытку суицида. А после стартанул так, словно за мной гнались бесы в сторону дома Власа, попутно набирая его номер.


– Чего тебе? – отозвался друг.

– Этот… Олег приперся ко мне домой, – пожаловался я.

– О, как… И ты его впустил?

– Он сам себя впустил.

– И неужто ты находишься рядом с ним? – поразился друг.

– Нет.

– Ты его выгнал?! Как тебе это удалось?

– Я его не выгонял…

– Тогда я чего-то не понял. Ты не рядом с ним, но и не выгонял его… Это какая-то новая загадка?

– Нет. Я просто выпрыгнул из окна, – на том конце была тишина. – Влас? – неуверенно позвал я.

– Погоди, я перевариваю информацию. Ты ушел из дома, оставив там одного какого-то незнакомца? А если он ограбит тебя? Если вынесет все подчистую?

– На то и расчет. Он все вынесет и исчезнет из моей жизни! И это станет очередным доказательством, что все Олеги козлы и мудаки!

– Да ты сейчас сам нарываешься. Тут бы шансом воспользовался не только Олег, а кто угодно.

– Если бы там был кто угодно, а не Олег, то я бы не ушел из дома, – подметил я.

– Резонно, – согласился Влас. – Ладно, давай подваливай ко мне. Ты дойдешь или тебя подхватить где-нибудь?

– Было бы неплохо, если бы ты приехал за мной, а то я в своем домашнем…

– Под домашним ты подразумеваешь ту ужасную, но по какой-то странной дикости твою любимую небесно-голубую пижаму с розовыми воздушными шариками? – я не стал ничего отвечать, лишь шмыгнул носом, и моментально был оглушен смехом друга. – Скинь смс-кой адрес, где ты сейчас находишься, я заеду, – сквозь смех проговорил он.


Я кивнул, будто он мог меня видеть, и нажал отбой. Отправив смс, я оглядел свою одежду. И почему ему так не нравится эта пижама? Она теплая, мягкая и уютная. И цвет такой… Небесный. Глядя на нее создается впечатление, что действительно кусок неба, по которому плывут розовые шарики. Очень мило. Конечно, немного по-детски, но все равно мило.



…На работу мы с Власом, естественно, приехали вместе. И если вчера вечером я подумал, что неплохо бы было задержаться или вообще остаться внутри на ночь, то сегодня меня посетило сильное желание пропустить занятия, а всё потому, что этот подозрительный Олег стоял у входной двери в нашу школу. Но Влас не согласился закрывать меня в машине на целый день или хотя бы пока мужчина не уйдет, так что мне, скрепя сердце, пришлось выползать на божий свет и отчаянно молиться, чтобы мужчина неожиданно забыл, как я выгляжу. Но мне никогда не везло с Олегами, начиная с пятнадцати лет. Он заметил меня еще на подходе и ждал, когда я поравняюсь с ним, сложив руки на груди. Но все же я попытался прошмыгнуть внутрь, конечно, безрезультатно. Я был нагло перехвачен за локоть и остановлен.


– Твои ключи, – произнес мужчина без приветствия, вкладывая мне в ладонь ключи от моего дома. Я несколько секунд пялился на них, так как за ночь успел несколько раз попрощаться со своей уютной и любимой конурой.

– Спасибо… А там из мебели что-нибудь осталось? – поинтересовался я. Теперь мужчина пялился на меня, как я на ключи.

– Я езжу на Мерседесе, – о, я угадал с маркой машины! – Зачем мне твое старье?

– А кто его знает, как ты заработал на этот Мерседес? – заметил я. – Может, ты обворовывал таких, как я.

– Невменяемых?

– Что? – не понял я.

– Таких, как ты – это невменяемых?

– Я вменяемый, а вот ты… Олег! – я произнес это имя, как приговор и как ругательство одновременно. Влас, стоящий в сторонке, прыснул от смеха, а мужчина закатил глаза и застонал.

– Да не нужно мне от тебя ничего! – повысил он голос. Я закивал.

– Третий Олег тоже так говорил, а потом оставил меня без гроша…

– О Боже… У меня крыша поедет с тобой… Давай мы поближе познакомимся и ты поймешь, что я не претендую на твою мебель, квартиру и сбережения, – предложил он.

Я, прищурившись, посмотрел на мужчину.

– Хорошо, ты не вор…

– Ура!

– …Но вдруг ты маньяк какой-нибудь?

– Опять двадцать пять… Спешу тебя огорчить, но я так же и не маньяк.

– Убийца?

– А разве маньяки и убийцы не одно и то же? – удивился мужчина. Я отрицательно покачал головой.

– Каждый маньяк по определению убийца, но не каждый убийца – маньяк.

– Интересная мысль… И правильная, – согласился Олег. Я радостно хлопнул в ладоши и повернулся к другу.

– Влас, ты слышал? Он подтвердил, что является убийцей!

– Слышал, – кивнул друг.

– Что? – лицо у мужчины вытянулось. – Я соглашался с твоими словами!

– С моими словами, что ты убийца, – договорил я. – Я так и знал, что очередной Олег не может оказаться белым и пушистым! – пожаловался я другу.

– Не везет тебе, – заключил Влас. Я разочарованно кивнул, и мы прошли внутрь, обойдя онемевшего мужчину.



…С работы я выходил с опаской, несколько раз тщательно огляделся по сторонам, но никаких Олегов не было. Возле дома я тоже был осторожен, и, к моей большой радости, там тоже никаких подозрительных типов не ошивалось. Но самое счастье это то, что его не оказалось и у меня дома! Зато в холодильнике обнаружилась довольно аппетитная лазанья, мясные рулетики, кексики и фрукты. Интересно, сколько времени он потратил, чтобы все это приготовить? Кроме фруктов, конечно. Не думаю, что он сам их выращивал. Особенно ананас. Обожаю ананасы.


Плотно покушав, я, наконец-то, смог расслабиться, после столь неожиданного столкновения с очередным Олегом на моем жизненном пути. Вот серьезно, почему именно они? Почему всегда именно они? Мне двадцать четыре, и за свою столь короткую жизнь я спал всего лишь с тремя парнями… Ой, уже четырьмя… Но не в этом суть, суть в том, что они все Олеги! И трое из них разбили мне сердце! И это если не считать еще двух предыдущих Олегов, что тоже разбили его.


Меня наверняка в детстве сглазили…


Боже, пошли мне парня с каким угодно именем, но только не Олег! И чтобы он не был вором. И кобелем. И женатым. И преступником. И желательно не эгоистом. Мне бы такого, ну, знаешь, верного, любящего, доброго, нежного, красивого, сильного, ласкового. Вот как бы и все. Это не так уж и много.


С такими мыслями я и заснул, и снилось мне, что я пытаюсь собрать из кучи разных Олегов одного идеального, но ничего у меня не получалось…


Проснулся я злой. И не выспавшийся. И в очередной раз убедился, что Олеги – это зло в чистом виде. Даже во сне не дают покоя. Покой мне не грозил и за завтраком. Только я приступил к поеданию кексов с кофе, как в дверь позвонили. Помня о недавнем совершенно незваном и нежеланном госте, я на цыпочках прокрался к двери и посмотрел в глазок. На площадке стоял незнакомый парнишка.


– Кто там? – поинтересовался я.

– Курьер, – был мне ответ. И я, пытаясь сообразить, что за курьер и когда я успел что-то заказать, открыл дверь и не успел сказать ни слова, как у меня на руках оказался огромный букет темно-бордовых роз с одурманивающим ароматом.

– Это мне? – поразился я.

– Светлячков Виталий? – на всякий случай уточнил курьер. Я кивнул. – Тогда Вам.

– От кого?

– Мне не сказали, но там открытка в цветах. Всего доброго.

– До свидания, – заторможенно пробормотал я вслед убегающему парнишке.


Захлопнув дверь, я вернулся на кухню и, осторожно положив цветы на кухонную тумбу, стал рыскать в поисках открытки. Она действительно была. Маленькая, с ничего не значащим пейзажем. Открыв ее, я быстро пробежался глазами по строчкам и тут же с ужасом захлопнул ее, но спустя пару секунд вновь открыл и перечитал написанное: «Не все с именем Олег плохие. Я докажу», – и вновь захлопнул. Кажется, он все-таки маньяк, но не убийца, а преследователь… Неужели мне придется переезжать?


И пока я размышлял о том, в какой город лучше перебраться и как убедить Власа уехать со мной, цветы были размещены в вазу. Ну а что, они же не виноваты в том, кто их купил?..



…На следующее утро ко мне вновь заявился курьер, но уже с белыми розами. Затем с розовыми герберами и пирожным. А после были:


Оранжевая глориоза.

Синяя гентиана.

Розовый гиацинт.

Лиловый диантус барбатус.

Голубой ирис.

Желтая лилия.

Орхидея Цимбидиум.

Кремовый Ранункулус.

Синий агапус.


Но больше всех мне понравились синие дельфиниумы. Их цвет был таким ярким и насыщенным, что я глаз оторвать не мог. Я даже не подозревал о существовании таких цветов, пока кое-кто не решил устроить из моей квартиры ботанический сад, и мне не пришлось каждый день заглядывать в цветочный магазин, чтобы выяснить название нового букета, что приходил ко мне.


Но приходили не только цветы. Иногда к ним добавлялись и сладости. Еще один камень в кое-чей огород, потому что этот кое-кто явно хочет, чтобы я располнел, а у меня совершенно нет силы воли устоять перед вкусненьким. Еще различные вещи, например, зеленая, словно травка, пижама с красными божьими коровками. Я честное слово хотел вернуть ее адресату, но у нее такой цвет… Словно это действительно травка. И божьи коровки, как живые… А еще она очень мягкая. Я поддался чертову соблазну и оставил ее себе! Я безвольный тип! Но вот золотые часы я вернул. Они явно были дорогие, а я понятия не имею, на какие деньги они куплены. А вот пижама дешевая… Цепочки так же были отправлены назад, как и брендовая одежда и обувь.


И это продолжалось в течение двух месяцев. Мне казалось, что я играю в затяжную игру в теннис, где ни один из противников не намеревался сдаваться. Правда, у всего этого были и плюсы. Я получал только подарки, но самого мужчину с дурацким именем Олег не видел.


Влас уже через месяц заявил, что нынешний Олег на других не похож и что у этого вроде бы серьезные намерения на мой счет, но я напомнил ему о последнем Олеге, что ухлестывал за мной полгода, а когда я ответил ему взаимностью, трахнул меня, а вслед за мной еще десяток парней и девчонок, потом опять меня, потом других парней и девчонок, и снова меня, и снова новеньких, и так продолжалось, пока я через полгода не узнал о нем правду. И Влас согласился, что Олегов надо гнать от меня паршивой метлой. И то ли они все козлы и мудаки, то ли я проклят, и они просто «ломаются» рядом со мной и становятся козлами и мудаками. В общем, не важно. Главное, что я твердо говорю: «Нет Олегам в моей жизни!».


А вот тоненькому серебряному ножному браслетику с маленькими колокольчиками – да. Я вначале не понял что это – для цепочки короткое, а с запястья сваливается – и хотел вернуть, как и предыдущие подарки, но цепочка была так интересно сделана… Она напоминала струящуюся воду. Я почти полчаса просидел, переворачивая ее вверх-вниз и слушая тихий, мелодичный перезвон колокольчиков. Даже на работу чуть не опоздал, но вовремя очнулся, и, не удержавшись, нацепил его на ногу под джинсы. Правда на работе как всегда переоделся в обтягивающую спортивную форму, состоящую из майки и бриджей, поэтому браслет оказался у всех на виду, но у меня просто не было сил снять его.


Во время перерыва я решил уточнить у Власа, если я поблагодарю за подарок, не будет ли это расценено так, словно я сдаюсь, но друг сидел в кафетерии мрачнее тучи и смотрел на меня угрожающе.


– Что случилось? – забеспокоился я. Влас вздохнул так, будто настал конец света. У меня сжалось сердце.

– Сними с ноги браслет и больше не носи его на занятия.

– Почему?

– Да я зашел к тебе во время урока, а там ты… с этим браслетом… танцуешь… и у меня встал на тебя…

– Чего? – переспросил я, уставившись на Власа.

– Того! – словно защищаясь, воскликнул он. – Оно само! Я просто увидел тебя и воображение как заиграло!

Я несколько секунд смотрел на смущенного и расстроенного друга, а после захохотал.

– И кто из нас, двух пассивов, был сверху? – сквозь смех спросил я. Губы Власа медленно расплылись в улыбке и спустя секунду он смеялся уже вместе со мной.

– Не знаю. Я остановил свое воображение прежде чем мы дошли до этого, – так же сквозь смех выдавил из себя Влас.


На следующий день одеколон от Дольче и Габбана был отправлен назад вместе с благодарственной открыткой за браслет и флешкой, на которой была видеозапись с моим танцем с браслетом на лодыжке. Я впервые почувствовал себя дьяволом.



…– Влас, – позвал я друга.

– Чего? – отозвался тот, но не оторвался от чтения «Колыбельной» Чака Паланика.

– Мне уже второй день ничего не приходит… – то ли пожаловался я, то ли похвастался.

– Круто. Поздравляю. Кажется, этот Олег решил все-таки от тебя отстать. Давно пора. Уже три месяца прошло.

– Влас, а вдруг с ним что-то случилось? Не мог же он вот так резко перестать присылать подарки…

Влас все же оторвался от книги и посмотрел на меня.

– Думаешь, он должен был поставить тебя в известность, что ты его достал, и он больше не собирается за тобой бегать?

– Он за мной не бегал…

– Хорошо. Он больше не собирается за тобой ухаживать. Сути вопроса это не меняет. Думаешь, он должен был тебя предупредить?

Я пожал плечами.

– Не знаю. Если не предупредить, то хотя бы дать намек какой-нибудь… А тут так резко… Влас, а вдруг с ним что-то случилось? – повторил я свой вопрос.

Друг вздохнул.

– Если тебе это так интересно, то позвони ему!

– Позвони ты!

– Почему я? – удивился Влас.

– Потому что если позвоню я, он может подумать, что я волнуюсь о нем.

– Но так ты волнуешься.

– Я не хочу, чтобы он об этом знал.

Влас прикрыл глаза, и, покачав головой, выдал:

– Умом Виталия не понять, бессильна логики наука… Ладно, диктуй его номер.


Я подпрыгнул на месте от радости и полез в карман за телефоном. Визитка с контактными данными Олега была получена на следующий день после пижамы. Наверное, мужчина думал, что я ему позвоню или напишу, но я тогда даже не переписал номер его мобильного в свой, сделал это уже после браслета. И вот! Пригодилось!


Влас быстро списал номер и нажал на вызов. Я застыл, как суслик, ожидая продолжения, и во все глаза уставился на друга, а он, как ни в чем не бывало, постукивал пальцами по столешнице, а затем неожиданно нажал сброс.


– Ты чего? – изумился я. – Он не взял трубку?

– Взял.

– Тогда почему ты ничего не спросил?

– Без надобности. Болеет твой Олег.

– Он не мой, – моментально ответил я. – С чего ты взял, что он болеет?

– Он когда звонок принял, кашлял, потом хриплым голосом, да еще в нос, сказал: «Алло». Однозначно болеет.

– Болеет… – задумчиво повторил я.



…– Болеет… – произнес я, глядя на падающий первый снежок.



…– Болеет… – удивленно выговорил я, копошась в тарелке с ужином.



…– Болеет… – вырвалось у меня, когда я выныривал из воды в ванне.



…– Болеет… – прошептал я, укладываясь спать.



…– Да вот чтоб его! – воскликнул я, вскакивая на кровати и хватаясь за телефон. Выискав среди контактов номер, по которому я никогда не звонил, нажал вызов и вслушался в гудки.


Что я делаю?.. Возьми телефон… Нет, не бери… А вдруг он там умирает?.. Но он же взрослый мужчина и может сам о себе позаботиться… А то ты не помнишь, как папа себя ведет во время болезни… Но не все мужчины одинаковы… Возьми телефон… Нет, стой, не бери!.. Возьми этот чертов телефон уже наконец!!!


– Алло? – голос сонный, хриплый, еле слышный, а вслед за ним и кашель.

– Пришли мне свой адрес смс-кой.

– Что? – непонимающе звучит на том конце.

– Адрес. Свой. Смс-кой, – повторил я, выделив все самое основное и надеясь, что до мужчины дойдет, чего я жду от него.

– Хорошо, – послушно проговорил он и отключился.


Я же, подскочив с постели, стал метаться по квартире в поисках одежды, которая явно была на своем обычном месте – в шкафу, но туда я почему-то додумался заглянуть в последнюю очередь, в тот момент, когда чирикнул телефон, оповещая о входящем сообщении.



…Мне пришлось минут пять трезвонить в дверь Олега, прежде чем он открыл. Он не успел и слово сказать, как я уже ворвался внутрь и оттеснял вглубь квартиры, надеясь, что он сообразит, что надо идти в сторону спальни. Сообразил.


– Какая температура? – первым делом спросил я, прикладывая ладонь ко лбу мужчины. Горячий.

– Не знаю, – послышался хриплый ответ.

– А какая была в последний раз, когда мерил?

Ответ последовал после продолжительного кашля.

– Понятия не имею… Я очень редко болею, поэтому не покупал градусник и лекарства, когда переехал сюда.

Мне потребовалось, по крайней мере, десять секунд, чтобы я переварил услышанное.

– И чем ты тогда лечишься? – поразился я.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю