290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Наша страница (СИ) » Текст книги (страница 6)
Наша страница (СИ)
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 11:00

Текст книги "Наша страница (СИ)"


Автор книги: Смешинка






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 8 страниц)

Хотя, куда уже хуже. После того случая Виолетта меня избегала. То есть не избегала, а просто все время молчала. Я все так же сопровождал ее в «Студию» и домой, но все эти дороги проходили в странном молчании.

Почему в странном? Потому что я понимал: Виолетта хочет мне что-то сказать. Хочет. Я видел это по ее случайно брошенным взглядам, по смущенно опущенным глазам. Мы поглядывали друг на друга, но упорно молчали. Ну, а в «Студии» Виолетта явно сталась держаться подальше от нас с Людмилой, что меня попросту убивало.

Я понимал, почему она это делает. Ей обидно, что у меня другая девушка. Макси оказался прав, и Виолетта все-таки в меня влюблена. Осознание этого факта заставляет мое сердце заходиться от счастья. Хотя, что это теперь может изменить? Я на все готов, лишь бы защитить Виолетту от Людмилы. Но, если эта белобрысая стерва сделает хоть один выпад в ее сторону…

Впрочем, в эту неделю моя подружка вела себя более, чем спокойно. Я видел, что не нравлюсь ей, да и она мне не нравилась. Конечно, Нати рассказала мне о том, почему эта блондиночка так легко согласилась со мной встречаться. Она думает, что это мы с Виолеттой попались в ее западню. Но на самом деле все с точностью до наоборот. Это Людмила попалась в мою западню. Я больше не дам ей делать гадости Виолетте! Ни за что!

А пока, мы с Виолеттой все еще молчали дорогами и вообще не разговаривали в «Студии». Дома девушка тоже ухитрялась меня избегать. Я постоянно пытался зайти к ней в комнату и поговорить. Но теперь та завела привычку запираться. Я прекрасно знал, что она там, но разве у меня был выбор? И я уходил.

Конечно, казалось бы, проще простого было начать разговор по пути либо в «Студию», либо домой. Сам не знаю, почему, но я молчал. Решимости у меня не хватало что ли! Не знаю.

В общем, я молчал. Она тоже. И это просто добивало меня…

POV Виолетта

Следующая неделя обернулась для меня адом. Одна мысль о том, что Федерико теперь с этой белобрысой стервой, вызывала какое-то странное чувство… Не знаю, почему, но мне хотелось убить Людмилу всякий раз, когда я видела их вместе. Это была ревность. Не такая, как к Ларе с Леоном. Нет. Она была просто дикой!

Конечно, я понимала, что в этом и заключался план Федерико. Но одна мысль об их прогулках за ручку и поцелуйчиках заставляла меня трястись от гнева.

Когда мы с Федерико шли куда-то вместе, я как будто язык глотала. Честное слово, со мной никогда такого не было! Вся моя решимость девалась неизвестно, куда. Иногда перед такими походами я придумывала целые монологи, но, стоило мне увидеть Федерико, все слова разом вылетали из головы. И я молчала. Просто молчала.

А по вечерам я запиралась в комнате. Знала, что Федерико будет пытаться со мной поговорить, но не хотела, чтобы он видел то, что неизменно происходило в этой самой комнате каждый вечер на протяжении всей недели. Происходило следующее: я приходила, смывала косметику, ложилась и… плакала. Навзрыд, уткнувшись лицом в подушку. Плакала от того, что любимый теперь принадлежит другой…

Однажды я едва сдержала гнев. Дело было в «Студии». Мы с Диего шли в кабинет танцев, где у нас было следующее занятие. А в этом самом кабинете находились только Федерико с Людмилой. И они явно договаривались встретиться вечером. Я едва сдержала порыв броситься на эту белобрысую дрянь. Ненавижу ее! Честное слово, ненавижу!

Вместо этого я отошла от кабинета на пару метров. Диего – за мной. И, взглянув на своего парня, я вдруг осознала, что мне все надоело. И особенно надоело ему врать. Ведь я уже давно ничего к нему не чувствую. Если что-то и было, то оно ушло с появлением Федерико. Да и к Леону я теперь отношусь только как к другу. Нет, продолжать встречаться уже глупо.

– Слушай, – робко начала я, обращаясь к своему парню.

– Да? – нахмурился он.

– Между нами все кончено, – единым духом выпалила я.

Диего молчал и просто ошалело смотрел на меня. Ясное дело, он в шоке. Зато у меня есть время все объяснить.

– Прости, – продолжила я. – Но я устала. Устала всем врать. Тебе, подругам, а, главное, себе. Пора признать правду.

– Хм, – постепенно приходя в себя, хмыкнул Диего. – А правда в том, что ты любишь не меня, а Леона?

– Почти угадал, – согласилась я. – Вот только с именем ошибся. Я люблю не тебя, а совсем другого парня, чувства к которому у меня возникли, словно, из ниоткуда. Но они возникли, и теперь я люблю его одного.

Пару секунд Диего молчал, а потом до него, кажется, начало доходить, КОГО я имею в виду. В конце концов, теперь об этом нетрудно догадаться. Ведь бросаю я его после того, как увидела с другой девушкой именно Федерико. Так что секунд через тридцать обалдевший Диего осторожно указал на дверь кабинета танцев и хрипло спросил:

– Я надеюсь, это не он?

– Это правда, – спокойно отвечала я. – Прости, но я люблю его, а не тебя.

Еще пару секунд Диего молчал. Затем, к нему, похоже, вернулось самообладание. Он вдруг фыркнул и заявил:

– Ну, что ж, раз ты так решила, мы расстаемся. Теперь я могу только пожелать тебе удачи. Тебе предстоит снова метаться между двумя парнями, и у обоих есть девушки. У Леона есть Лара, а…

– Да я им от души желаю счастья! – рассмеялась я. – Нет, Диего, с Федерико все по-другому. Теперь мне нужен только он один. Я не люблю ни тебя, ни Леона. Есть только Федерико. Он – моя жизнь.

Мой теперь уже бывший парень снова впал в ступор. Бедняга даже побледнел, поняв, что все так серьезно. Даже смешно сейчас, честное слово! Но вот, Диего прочистил горло, пошевелился и с усмешкой сказал:

– Ну, что ж, тогда вперед, к своему итальянцу. Вот только подумай: нужна ли ему ты, когда есть Людмила. Может, ты не заметила, они уже несколько дней встречаются!

Гад! Нашел способ ударить по самому больному! Ревность снова обожгла изнутри. Захотелось немедленно вернуться в кабинет танцев и хорошенько побить эту стерву. Даже не побить, а убить!

Так, спокойно! Диего только этого и добивается! Он думает, что может задеть меня! А вот шиш ему! Не выйдет!

– Не рассуждай о том, чего не знаешь! – посоветовала я своему бывшему и ушла в кабинет, гордо вскинув голову.

Мне абсолютно не было жаль того, что я оставляла позади. Было просто все равно. Главное, что теперь я могла спокойно сказать Федерико: мое сердце принадлежит только ему. Но все-таки я не могу этого сделать, пока он в отношениях с этой крашеной курицей. Поэтому, даже после моего расставания с Диего, мы с Федерико продолжали играть в молчанку. И это просто добивало меня…

POV Макси

Следующая неделя обернулась для меня адом. А хуже всего, пожалуй, было то, что я ничего не мог сделать. В данной ситуации, я – просто зритель.

Меня убивало то, что в «Студии» мы с Нати не могли общаться. Вообще, не могли, чтобы Людмила ничего не заметила. Даже переглядываться – и то было опасно.

Да и после занятий Нати вынуждена была сидеть у Людмилы и выслушивать ее зловещие планы, в которые потом нас с Федерико посвящала. Мы с моей девушкой могли только говорить по телефону, когда они возвращались. Лично видеться тоже было опасно – нас могли увидеть не те люди. Остались только звонки…

Дьявол, почему Нати досталась самая трудная задача?! Почему на мою милую девочку навалился такой груз?! Это просто несправедливо! Но что я мог сделать? Да ничего – в этом-то все дело. И это просто добивало меня…

POV Нати

Следующая неделя обернулась для меня адом. Ну, ясен пень, не так-то просто изображать из себя то, чем давно перестала быть. Мне досталась роль разведчицы. Я не жаловалась. Какое уж тут, если я сама на себя эту роль взяла? Нет, я знаю, что своими действиями помогаю Федерико с Виолеттой, наконец, сойтись. Знаю и понимаю. Просто очень противно плясать перед Людмилой, прекрасно зная, кто она на самом деле. Занятие не из приятных – уж можете мне поверить.

Я запоминала каждую фразу Людмилы и на следующий день передавала все это Федерико. Он должен был знать все до мелочей, чтобы быть начеку. По-моему, именно этот парень сейчас в эпицентре событий. Рядом с Людмилой он всегда в опасности. Я очень переживаю за друга и, по мере сил, стараюсь помогать.

А вот Макси не согласен. Он считает, что в наибольшей опасности нахожусь я. Что ж, возможно. А только Федерико ведет себя очень смело и благородно. Он подставляет под удар собственное счастье ради любимой девушки. И помочь ему в этом благородном деле – святое.

Мой друг тоже постоянно предостерегает меня, чтобы я ни в коем случае не раскрылась Людмиле. Переживает. Чтобы показать, как важны для меня его переживания, я очень четко продумываю свои слова в разговорах с вышеупомянутой особой прежде, чем их произнести.

Но больше всего меня, пожалуй, добивало то, что с Макси мы теперь могли перед сном болтать по телефону – и все. Никаких встреч, никаких объятий, никаких поцелуев… Господи, скорее бы уже Федерико с Людмилой прекратили этот цирк!

====== Глава 10 ======

POV Федерико

Хоть эта неделя и показалась мне вечностью, а все-таки она закончилась. Для меня это ничего, конечно, не значило бы, но… В общем, через восемь дней после фотосессии у Антонио, действительно, был юбилей. А это значит, что журнал, для которого фотографировали нас с Виолеттой, вышел в печать.

По дороге в «Студию» мы, как всегда, не проронили ни слова. Это меня очень мучило. Вот и вход. Уже там нас встретил хохотавший до колик Леон. В руке он держал этот самый журнал, но так, чтобы обложки мы не видели.

– Ты чего? – удивленно спросил я, глядя, как бывший парень Виолетты сгибается пополам от смеха.

– Ну, ты даешь, Федерико! – с трудом выдавил тот. – Прямо ловелас!

Я поперхнулся воздухом. Клянусь жизнью, так меня еще никто не называл!

– Да что случилось? – спросила Виолетта.

После недельного молчания, ее голос показался мне подобным самой прекрасной мелодии. Боже, я так скучал! Уже от этого сладостного звука мне захотелось воспарить в небеса, как птица…

Но все мысли разом повылетали из моей головы, когда Леон, будучи не в силах ничего выдавить сквозь смех, продемонстрировал нашу с Виолеттой фотографию на обложке этого самого журнала. И там было нечто такое, что мне стал понятен смех приятеля.

Вот, как бывает? Есть фотографии абсолютно безобидные. Те, которые изображают, например, брата и сестру. Но то, что было изображено на обложке, даже при полном отсутствии фантазии, никак нельзя было отнести к этому разряду.

Нет, конечно, ничего совсем уж пошлого в этом снимке не было, но все же… Короче, на обложке журнала мы с Виолеттой стояли в весьма странной позе. Ну, точнее, это девушка крепко обхватила меня за шею, положила голову на плечо и отставила ножку назад. Я же просто обнимал ее за плечи.

Фотографы – идиоты! Нашли, что помещать на обложку, честное слово! Я помню, что на фотосессии нас так ставили, но не думал, что выберут именно этот снимок! Дьявол! Только бы экземпляр этого журнала не попал в руки Германа!

– Это… это что же получается? – все еще хохоча до слез, выдавил Леон. – У… у нашей Людмилы ро-рога выросли? Ой, держите меня!

– Вообще-то, в тот момент, когда делался этот снимок, мы еще не встречались, – напомнил я парню. – И скажи, почему ты смеешься тогда, как по логике должен быть в ярости?!

Леон все же постепенно начал приходить в себя. Он выпрямился, унял хохот, утер выступившие слезы и пропыхтел:

– Ты имеешь в виду то, что раньше мы с Виолеттой встречались? Так это было давно! Теперь у меня есть Лара, а к Виолетте я отношусь, как к хорошему другу – не более. И вообще, мне кажется, вы, ребята, отличная пара!

Я перевел взгляд на Виолетту и не без удовольствия отметил, что слова бывшего ее ни капельки не задели. Правда, значит, разлюбила. Но от последней фразы Леона мы дружно залились краской.

– О! – снова рассмеялся тот. – Понял!

– А вот я ничего не понял! – прорычал кто-то за его спиной.

Мы, все трое, разом подпрыгнули от неожиданности. Леон круто обернулся. Оказалось, что последние слова принадлежали Диего. Очень-очень злому Диего. Кажется, сейчас будет скандал.

– В чем дело? – спросил подошедший Макси.

Еще напасть! А, хотя, нет. Его появление весьма кстати.

– Уведи отсюда Виолетту! – шепнул я на ухо другу. – Быстро! Потом все объясню!

Да, из всех людей на планете я вечно буду думать только о ней. Всегда буду заботиться, и защищать ее от всего плохого в мире. Только бы с ней все было хорошо! Все остальное неважно!

Что мне нравилось в Макси, он никогда не задавал лишних вопросов. Сейчас он преспокойно потянул Виолетту за руку и увел прочь от разгоравшегося конфликта. Девушка обернулась и с тревогой на меня посмотрела. От этого взгляда и явной неохоты, с которой Виолетта последовала за Макси, мое сердце пропустило несколько ударов. Она не хочет оставлять меня! О, милая девочка!

Тут мое внимание снова привлек Диего. Грубо оттолкнув Леона, он подступил ко мне, сжав кулаки.

– Ну-ну! Сбавь обороты! – посоветовал ему я, на всякий случай, заняв бойцовскую позу. – Это же просто фотография!

– Ну, да! – огрызнулся Диего. – А на нем вы ПРОСТО обнимаетесь!

– Но ведь не целуемся же! – возразил я, вознося молчаливую благодарность небесам за то, что фотографы не выбрали снимок, на котором мы целовали друг друга в щеки.

– Что?! – возмутился Диего. – Да я тебя…

– Хватит! – вмешался Леон, став между нами. – Диего, на твоем месте, я присмотрелся бы к снимку! На нем, скорее, Виолетта обнимает Федерико, а не наоборот!

– Она еще свое получит, – отмахнулся Диего, – но не раньше, чем я набью морду этому придурку!

– От придурка слышу! – заявил я. – А тронешь Виолетту – придушу!

– Ой, какие мы благородные! – насмешливо пропел парень. – Да я из тебя сейчас котлету сделаю!

– Поспорим? – парировал я.

– Да перестань уже! – закричал Леон. – Вы же в учебном заведении! – Нам еще только драки здесь не хватало! К тому же, Диего, я слышал, пару дней назад Виолетта тебя бросила, так что прекрати орать!

Эти слова немного остудили нас. Диего прожигал меня взглядом, но кулаки разжал. А я стоял в обалдевшем состоянии. Виолетта бросила своего парня?! Но почему? Ничего не понимаю!

– Бросила? – ошалело переспросил я.

– Да, бросила! – прорычал Диего. – Из-за того, что влюбилась в тебя, идиот, и ревнует к Людмиле! Ну, погоди, ты мне еще попадешься!

С этими словами, он круто обернулся и убежал, оставив меня с теплом в груди от этих слов. Виолетта меня любит и ревнует! Господи, что еще нужно для счастья?!

POV Виолетта

Я была в ярости. Ну, Керо! Ну, прохиндей! Выставил меня какой-то девушкой легкого поведения! Диего напал на Федерико, а тут еще этот Макси влез! Проблем не оберешься!

Макси вел меня все дальше по коридору, но тут дорогу нам преградила Нати, выскочив из-за ближайшего угла. Она тяжело дышала, как будто бежала без остановки все это время.

– Макси, – пропыхтела девушка, резко затормозив, – срочно беги за Федерико! Людмила ищет Виолетту! Она в ярости из-за журнала!

Макси немедленно отпустил меня и рванул обратно.

– Что происходит? – непонимающе спросила я. – Ты ведь, вроде, снова дружишь с Людмилой! Почему предупреждаешь?!

– Об этом мы поговорим позже. Сейчас…

– О, Нат! Ты ее нашла! – послышался довольный голос Людмилы.

Она приближалась из другого конца коридора. Поскольку там были люди, девушка явно не слышала диалога. Это уже хорошо. Но на меня блондинка смотрела со злостью. Это плохо.

– Вот, ты где! – грозно обратилась ко мне Людмила, подойдя вплотную. – Пойдем-ка со мной!

Не дожидаясь ответа, она схватила меня за запястье и поволокла в ближайший кабинет – танцевальный класс.

– Я покараулю, – решила Нати.

Хм, не понимаю. Сначала она предупреждает об опасности, потом берется помогать Людмиле! Что с ней такое?!

Но особо задумываться мне было некогда. Блондинка затащила меня в кабинет танцев, закрыла за нами дверь, отпустила мою руку и в гневе начала наступать, демонстрируя нашу с Федерико фотографию на обложке этого самого журнала.

– Итак, может быть, ты объяснишь, почему так вцепилась в моего парня, шалава?!

– Эй! – возмутилась я. – Не обзывайся!

– Я не обзываюсь, а называю вещи своими именами! Ты – самая настоящая шлюха, Кастильо! Сначала Томас, потом Леон, потом Диего, а теперь еще и Федерико! А кто будет следующим?! Может, Бродвей?! Или Андреас?!

Я стояла в шоке. Конечно, все это Людмила выкрикивала, не контролируя себя от ярости, но что, если в этом была доля правды? Ведь, и в самом деле, к скольким парням у меня возникали чувства? Томас, Леон, Диего… Но, как бы там ни было, в одном я не сомневалась. Теперь на всем свете мне нужен только один парень – Федерико. Я никогда не испытывала ничего подобного ни к одному, ни к другому. Всегда все было спокойно. Но с этим итальянцем так не получается. Он меня волнует. Волнует, как никто другой. С его появлением, я перестала, вообще, испытывать какие-то чувства к другим парням. Даже сейчас, когда Леон сказал, что больше меня не любит, я ничего не почувствовала. Ничего. Мне уже все равно.

– Молчишь?! – не унималась тем временем Людмила. – Так вот, запомни, милочка: Федерико теперь – мой парень! И, если я еще раз увижу тебя рядом с ним, тебе же будет хуже! Ты…

Но договорить ей помешала открывшаяся дверь. На пороге стоял Федерико собственной персоной. Непроизвольно в моей голове пронеслось: «я спасена». Но почему – не понимаю. Ведь Людмила – его девушка. Что, если он вступиться за нее? Однако, Федерико не дал мне в нем усомниться. Он хмуро посмотрел на Людмилу и спросил:

– Что здесь происходит?!

– А, Федерико! – мгновенно изменившись в лице, засуетилась блондинка. – Да ничего, просто обсуждали фото на обложке.

– Неужели? – изогнул бровь ее парень.

– Как ты вошел? – спросила Людмила. – Там же Нати!

– А ты не думала, что человека очень легко отвлечь? – невинно поинтересовался Федерико.

Людмила, наверное, впервые в жизни потеряла дар речи. Она просто стояла, открывая и закрывая рот, как рыба, выброшенная на сушу. А ее парень повернулся ко мне и спросил совсем другим, очень-очень нежным, голосом:

– Она ничего не успела тебе сделать?

У меня потеплело в груди. Он беспокоится! Его волнует мое состояние! Боже, кажется, я сейчас взлечу!

– Нет, – улыбнулась я. – Просто назвала не самыми хорошими словами…

– Та-а-а-ак! – воскликнул Федерико, снова переведя на нее мгновенно ожесточившийся взгляд. – А с этого места, пожалуйста, поподробнее! Как ты ее назвала?!

– Тем, кем она является! – выплюнула Людмила. – Шлюхой!

– Так! – вскричал Федерико. – Слушай сюда! У меня сейчас к тебе только один вопрос: я тебя предупреждал?!

Людмила оторопела.

– Ты не посмеешь! – выпалила она.

– Я тебя предупреждал?!

– А как мне еще было реагировать?! Снимок…

– Я тебя предупреждал?!

– Так она же тебя обхватила, как…

– Я. Тебя. Предупреждал?!!!

– Ладно! – сдалась Людмила. – Предупреждал, но…

– Предупреждал, – удовлетворенно кивнул Федерико. – А это значит, что между нами все кончено!

С минуту Людмила стояла, не шевелясь. Лицо ее постепенно заливалось краской гнева. А моя душа порхала где-то в поднебесье. Он бросил ее! Они больше не будут держаться за руки! Мне больше не нужно будет прятаться от него, чтобы не испытывать жгучей ревности! Вот только о чем Федерико предупреждал Людмилу – непонятно. Да и неважно. Главное – они расстаются. И, глядя в любимое лицо, я поняла, что он нисколько об этом не жалеет.

Тут Людмила, похоже, обрела дар речи. Она зарычала, как тигрица, оскалилась и заявила, обращаясь к Федерико:

– Этого я тебе так не оставлю! Ты пожалеешь! А сейчас, Людми уходит!

Она, и в самом деле, ушла, оглушительно хлопнув дверью. А мы с Федерико даже не смотрели на этот уход. Наши взгляды встретились, и исчезло все на свете. Остались только эти глаза, которые смотрели на меня с такой теплотой… Сердце мое забилось чаще, по телу прошел мощный импульс, заставивший подступить к нему на шаг. Мы стояли, глядя друг другу в глаза и не находя слов. Да и что тут скажешь? И так понятно, что Федерико любит меня. А я люблю его. Мы любим друг друга, а значит, все будет хорошо…

POV Макси

Ненавижу быть просто зрителем, когда происходит какая-нибудь несправедливость. Но еще больше я ненавижу, когда меня просят что-то сделать, и ничего не объясняют. Тем не менее, я это делаю, потому что понимаю: для кого-то это важно.

Когда я увидел назревающую ссору Федерико с Диего, немедленно вмешался. Но мой друг просто попросил увести Виолетту. И я подчинился, хотя шестое чувство говорило, что лучше было бы остаться и вступиться за приятеля. Но я понимал: раз Федерико просит увести девушку подальше от конфликта, у него есть на то причины.

Я знал, из-за чего происходит весь этот сыр-бор. Видел снимок на обложке журнала. И долго ругался, вообразив, какой будет скандал. Интересно, каким местом, вообще, думал фотограф, выбирая лучший снимок?! Точно не головой!

Тут еще Нати закричала, чтобы я позвал Федерико, потому что Людмила хочет что-то сделать Виолетте. И я побежал, потому что знал: если моя возлюбленная просит, значит, у нее есть на то причины. Федерико не нужно было даже причины. Стоило мне заикнуться о том, что Виолетте грозит опасность, он метнулся туда, откуда я пришел, с такой скоростью, что мог бы, наверное, выиграть Олимпийский забег. Ну, это понятно. Одно слово: любовь.

Возле кабинета танцев стояла Нати. Она указала на дверь за своей спиной и шепнула:

– Если что, меня отвлек Макси.

Федерико кивнул и вошел в класс, а я продолжал стоять в коридоре. Нати сама ко мне подошла. Мое сердце заколотилось как бешеное. Точно этой ужасной недели вовсе не было, мы стояли и смотрели друг другу в глаза.

– Если Федерико сейчас бросит Людмилу, ты раскроешь ей, почему вернула вашу дружбу? – спросил я.

– Нет, – покачала головой Нати.

– Почему? – опешил я.

– Тогда и начинается самая главная работа для меня, – пояснила девушка. – Ты же понимаешь: вряд ли Людмила все оставит, как есть. Наверняка, она выкинет какой-нибудь фортель, чтобы отомстить Федерико с Виолеттой. И я должна быть в курсе ее планов.

– Да, ты права, – с болью согласился я. – Но, пожалуйста, будь осторожна!

– Все будет хорошо, – пообещала Нати. – А сейчас, пожалуйста, сделай вид, что очень крепко держишь меня.

На этот раз, я понял, зачем ей это было нужно. Чтобы Людмила ни о чем не догадалась. Поэтому я поспешно обхватил ее обеими руками за талию. Нас это, конечно, смутило, но почти тут же из танцевального класса вылетела разъяренная блондинка. Нати начала демонстративно вырываться.

– Отпусти ее, извращенец! – рявкнула Людмила.

Я с сожалением подчинился. Обе девушки ушли, а я, как идиот, остался стоять, все же практически ничего не понимая…

POV Нати

Людмила была в ярости. Серьезно! Она просто рычала, как тигрица. Никогда ее такой не видела. Возможно, я бы даже пожалела ее, но знала, что она сама виновата.

– В чем дело? – спросила я, пока мы куда-то шли.

– Он меня бросил! – возмущенно воскликнула моя, так сказать, подруга.

– И что? – не поняла я. – Ведь Федерико тебе никогда не нравился. Что ты так злишься?

– Во-первых, это я бросаю всех! – огрызнулась Людмила. – Я – звезда! А во-вторых, он бросил меня из-за этой шлюхи, Виолетты!

Я едва удержалась от того, чтобы не вступиться за подругу. Это кто здесь шлюха?! Ну, погоди, Людмила! То ли еще будет! Я лично тебе за эту «шлюху» дам в глаз, когда все закончится!

– И какие у нас дальнейшие планы? – спросила я.

– Так просто я этого не оставлю, – отмахнулась Людмила. – Сейчас увидишь, что я задумала.

– Но мы опоздаем на урок, – возразила я.

– Не опоздаем. Нам нужно просто найти Диего.

Я невольно содрогнулась. Если Людмила хочет привлечь этого… хм… парня, значит, она, и в самом деле, задумала что-то ужасное. Тем более, у меня есть сильное подозрение, что Диего сейчас и сам из-за этого снимка в ярости. Да уж, ничего хорошего ждать не стоит!

====== Глава 11 ======

POV Федерико

День в «Студии» прошел относительно спокойно. Разве что, ребята странно на нас смотрели. Но это ничего. Дня два-три – и все забудется. Людмила вела себя сравнительно тихо, только изредка зло глядя на нас. Ничего, она тоже перебесится и успокоится.

И вот, наконец, мы идем домой. Господи, только бы Виолетта снова не начала свою игру в молчанку! Что ж, мои молитвы были услышаны. Смущенно глядя себе под ноги, девушка робко позвала:

– Федерико!

– Да? – осторожно ответил я.

– А почему ты начал встречаться с Людмилой?

– Как – почему? Чтобы защитить от нее тебя. Ты ведь сама однажды сказала, что для душевного равновесия ей нужен парень.

– И она тебе совсем не нравится?

– Нет, конечно! Это все было ради тебя!

– Не нужно было.

– Почему?

– Потому что я того не стою, – вздохнула Виолетта. – Может быть, Людмила, называя меня девушкой облегченного поведения, в чем-то и права?

– Не смей даже думать об этом! – воскликнул я. – Ты никогда такой не была и никогда такой не будешь! А Людмиле, вообще, стоит на себя посмотреть!

– Ну, это ведь не она мечется между двумя парнями, – убито покачала головой Виолетта.

– Зато начала встречаться с парнем только ради того, чтобы насолить тебе! Леон и Диего тебе, по крайней мере, нравятся!

– Уже нет, – почти шепотом произнесла Виолетта. – Теперь есть только один.

Она покраснела, как помидор. Мы остановились друг напротив друга. Девушка смущенно смотрела на меня из-под полуопущенных ресниц. И тогда я понял, что пора сказать ей самые заветные слова, которые накрепко засели в моей душе еще с предыдущего приезда в Аргентину. Теперь и можно сказать.

– Я люблю тебя! – сорвалось с моих губ.

Виолетта, наконец, подняла глаза. В них стояли слезы. Слезы счастья. И, клянусь, я готов был подхватить ее на руки, закружить, а потом поцеловать эти нежные губы… Но сначала я хочу услышать от нее ответ. И вот, наконец, она шепнула:

– Я тоже тебя люблю! И теперь на всей планете для меня есть только ты один! И будешь один всегда!

Мое сердце воспарило. Она сказала! Она тоже любит меня! Только меня одного! И тогда мы потянулись друг к другу. На этот раз, мое сердце замерло в предвкушении долгожданного поцелуя. По телу прошла волна приятной дрожи, а по позвоночнику – словно электрический разряд. Огонь в груди, бабочки в животе… Полный букет.

Наши губы разделяло всего каких-то три-четыре миллиметра. Мы уже стояли, обнимая друг друга, но замерли. А все из-за того, что в кармане у меня зазвонил мобильный телефон.

Боже! Кому я понадобился в такой момент?! Позвонили бы хоть секундой позже – не так обидно было бы! А тут за долю секунды до поцелуя… А, и черт с ними! Потом перезвоню. Сейчас для меня существует только Виолетта… Только ее руки за моей шеей, только ее спина под моими руками и только ее губы в сантиметрах от моих…

– Ответь, – едва слышно шепнула Виолетта.

– Не хочу, – выдохнул я ей в губы.

– Но это может быть важно, – возразила девушка.

– Нет. Самое важное для меня сейчас – ты.

– А для меня – ты. Но, пожалуйста, ответь. Вдруг это срочно.

Тяжело вздохнув, я, не без душевной боли, отстранился, но из объятий Виолетту все равно не выпустил. Да и она тоже не торопилась расплетать руки, закинутые мне за шею. Я освободил лишь одну руку, чтобы взять трубку.

– Алло? – отозвался я, уже испытывая острую неприязнь к звонившему.

– Федерико, – раздался голос Людмилы.

– Что? – вздохнул я. – Мы ведь уже все решили.

– Нет, это ТЫ решил! – воскликнула моя бывшая. – А хочешь сюрприз?

– Чего? – переспросил я.

– Сюрприз, – отвечала Людмила. – Вот, слушай. Я сейчас стою на мосту Сан-Мартин. За перилами. Мне достаточно сделать всего один шаг…

Я стоял, как истукан, будучи в полном ступоре, автоматически крепче прижав к себе Виолетту. Или моя бывшая снова играет свой вечный спектакль, или она, и в самом деле, готова прыгнуть… Господи, что происходит?! Врет?! Да, наверное. А вдруг не врет?! Что мне потом, жить с осознанием того факта, что из-за меня умер человек, пусть даже такой, как Людмила?!

– Подожди! – воскликнул я, наконец. – Какой шаг?! Ты с ума сошла?!

– Шаг вперед, – хмыкнула Людмила. – Один шаг – и меня уже не будет. Моя кровь будет на твоих руках, если ты сейчас не придешь на этот самый мост. Даю тебе двадцать минут. Затем, прыгну. Время пошло.

Она отключилась. Я продолжал стоять, открыв от изумления рот и растерявшись. Что делать? Бежать? А Виолетта? Ведь маньяка еще не поймали. Если с ней что-то случится… А если Людмила все же не врет и, действительно, собралась прыгать с моста? Или это – просто ловушка? Но я не хочу, чтобы из-за меня погиб человек, даже Людмила. Несмотря на то, что она – стерва и тварь, я не желаю ей смерти. Так что же – бежать на мост Сан-Мартин? Нет, сначала позабочусь о Виолетте. А если не успею? Боже, что происходит?!

– Что случилось? – осторожно спросила девушка.

– Людмила сказала, что, если я сейчас не приду на мост Сан-Мартин, она спрыгнет с него, – почти на автомате ответил я.

– О, боже! – испугалась Виолетта. – Беги туда! Скорее!

– И бросить тебя?! – возмутилась я. – Нет!

– Не переживай, – отмахнулась она. – Вчера вечером папа сказал, что того маньяка поймали! Беги! Со мной все будет хорошо! Ты не можешь допустить, чтобы по твоей вине погиб человек!

Она быстро чмокнула меня в щеку. Я почувствовал, как в груди стало очень горячо, а от места прикосновения губ Виолетты словно прошел электрический разряд. Но мгновение прошло. Девушка отстранилась и шепнула:

– Беги! Не волнуйся за меня!

Я с болью в сердце отпустил ее и произнес:

– Все будет хорошо!

И вот, я уже бегу по тротуару, хотя сердце отчаянно рвется обратно. Но что делать, если из-за меня может умереть человек? Я должен поступить правильно с чисто-человеческой точки зрения. И потому, нужно взять чувства под жесткий контроль мозга. Так будет лучше. Пока, во всяком случае.

POV Виолетта

Я с болью в груди проводила возлюбленного взглядом. Трудно поверить, что всего пару минут назад я почти летала в поднебесье. Он сказал, что любит меня! А я ответила! И мы чуть-чуть не поцеловались!

Но счастье длилось недолго. Мое сердце тревожно забилось уже тогда, когда у Федерико зазвонил мобильник. Наверное, сработало шестое чувство. Именно поэтому я настояла, чтобы парень взял трубку. Потом, увидев, как вытянулось его лицо, я поняла, что не ошиблась. А уж когда он сказал, ЧТО Людмила собирается сделать…

Несмотря ни на что, я никогда не желала Людмиле смерти. Никогда, какой бы стервой она ни была. И поэтому я отпустила возлюбленного спасать ее. Не хочу, чтобы на наших руках была чья-то кровь. Да, на наших. Я не позволю Федерико одному нести этот крест. Если уж виноваты, то вместе.

Так, ладно. Все будет хорошо. Мы любим друг друга, а все остальное устаканится. Федерико сможет объяснить Людмиле, что ее смертью ничего не изменить. Он вернется, и тогда… Тогда мы отключим телефоны, закроемся на ключ в моей комнате и… Так, спокойно! Сейчас главное – добраться до дома без приключений.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю