290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Наша страница (СИ) » Текст книги (страница 2)
Наша страница (СИ)
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 11:00

Текст книги "Наша страница (СИ)"


Автор книги: Смешинка






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 8 страниц)

Людмила насупилась, рывком взяла форму и, с явным остервенением. Вывела в колонке для девушек свое имя. Она, при этом, могла смухлевать, но мы с Макси не дали ей такой возможности, с двух сторон заглядывая ей через плечи и выверяя каждую закорючку. Надув губы, Людмила вернула мне форму, и я подошел к Нати со словами:

– Прости, но тебе придется последовать примеру своей подруги. Пойми меня правильно. Лично к тебе я претензий не имею. Но ты ходишь с Людмилой и сделаешь все, что она тебе велит. Прости.

– Все в порядке, – спокойно ответила девушка, взяв у меня листок. – Я понимаю, почему ты мне не доверяешь.

– Да нет, Нати, возразил я. – Ты – хороший человек. И, уж кому-кому, а тебе я доверяю. Но твоя подружка…

– Эй! – возмутилась Людмила. – Я, вообще-то здесь!

– А он не с тобой сейчас говорит, так что стой и молчи в тряпочку! – огрызнулся Макси в ответ, окидывая блондинку испепеляющим взглядом.

– Я поняла, – пропустив перебранку мимо ушей, ответила Нати.

Она спокойно вписала свое имя. За этой девушкой проверять, конечно, не нужно. Без особых указаний Людмилы, она и шагу лишнего не ступит. Я имею в виду, Наталия не любит делать плохо и никогда, по своей воле, не причинит никому вреда.

Забирая у нее форму, я улыбнулся и получил ответную улыбку. Вообще-то Нати мне даже нравится (в смысле, как человек!) и, может быть, не будь она на побегушках у Людмилы, мы могли бы стать друзьями.

– Вот так, – подытожил я, обращаясь к ее подружке уже без улыбки. – А теперь, заруби себе на носу: если подойдешь к этому листку ближе, чем на метр – не обижайся.

– И что же ты сделаешь? – изогнула бровь Людмила. – Ударишь меня?

– Да нет, – хмуро покачал я головой. – У меня на этом железное табу. Я еще ни разу не поднял руку на девушку и не собираюсь менять это из-за такой, как ты! Однако, предупреждаю: если ты хотя бы попытаешься вычеркнуть отсюда имя Виолетты, вся техника взбесится, причем, именно во время твоего выступления.

Угроза подействовала. Людмила замолчала, хотя глаза ее гневно сверкали. Я отошел обратно к Виолетте. Макси не отставал. Остался еще один человек, который должен внести свое имя раньше этой девушки. От греха подальше.

POV Виолетта

Я не сводила глаз с Федерико. Что он делает? Зачем просит Людмилу первой вписать свое имя? Если он за нее переживает, то почему смотрит, как на последнего врага? В чем дело?

И Нати… Она-то здесь каким боком? Да это ничтожество шагу без своей подружки не ступит! Правда, следует заметить, что на нее Федерико смотрел гораздо более миролюбиво. А потом, забирая у нее листок, даже улыбнулся. И она тоже.

Во мне вспыхнуло странное чувство… Минуточку! Я ревную?! Да, вот она – настоящая ревность. Куда там Леону с Ларой! Именно Федерико я ревновала на самом деле. А своего бывшего так… Это, наверное, была даже не ревность, а банальная обида. Да и вообще, после возвращения своего итальянского друга, мне вдруг стало все равно. Я преспокойно пожелаю Леону счастья с Ларой. А эти двое разулыбались тут… Не смотри на него так, Наталия! Я тебя насквозь вижу!

Под разъяренным взглядом Людмилы, Федерико с Макси вернулись ко мне, но посмотрели на Диего, который стоял рядом со мной. Он явно занервничал и спросил:

– Что?

Федерико, молча, протянул ему форму. Нет, серьезно, что с ними обоими?! Вон, Макси тоже скрестил руки на груди и смотрит на моего парня, как на врага народа! Да что, вообще, происходит?!

– Ребята, в чем дело?! – решила вмешаться я.

– Прости, Вилу, – обратился ко мне Федерико, глядя совсем по-другому. – Но я и твоему жениху не очень-то доверяю.

– Нет, ну, ты слышала, Виолетта?! – возмущенно воскликнул Диего. – Он сокращает твое имя, да еще и говорит, что мне не доверяет! А почему я, спрашивается, должен ему доверять?!

– Потому что я доверяю! – вырвалось у меня. – И, если Федерико считает, что сначала свое имя должен внести свое имя должен внести ты, значит, у него есть на то причины! Давай, пиши!

Диего что-то недовольно пробурчал, но подчинился. И за тем, как он вписывал свое имя, мальчики следили так же, как за Людмилой, то есть выверяли каждый крючок. Что ж, видимо, так надо. Как бы то ни было, я доверяю Федерико. Не знаю, почему, но доверяю. Наверное, потому, что влюбилась в этого милого итальянца…

А когда Диего возвращал ему форму, я едва не убила своего, так сказать, парня. Он испепелил Федерико взглядом! Нет, ну, как это понимать?! Диего ему в подметки не годится! Как, впрочем, и Леон. Ну, погоди, женишок! Брошу тебя при первом же поводе! Брошу и не пожалею!

Федерико преспокойно взял листок и с ласковой улыбкой протянул мне. Эта самая улыбка почти свела меня с ума. На какое-то мгновение, я ощутила непреодолимое желание прыгнуть в его теплые объятия и впиться в губы. Я сумела удержать порыв только колоссальным усилием воли, внушив себе, что это неправильно. Но Федерико такой красивый, такой притягательный… Мне с трудом удалось обуздать вспыхнувшие эмоции.

А я горжусь собой. Когда я взяла форму, быстро вывела под именем Нати свое и вернула листок итальянцу, моя рука даже почти не дрожала. Почти. А это – уже рекорд, учитывая, что сердце мое готово было выпрыгнуть из груди, по телу бегали мурашки, а кровь закипала в жилах. И все это только от его взгляда. А что будет от прикосновения? Я ведь чуть рассудка не лишилась, когда он обнял меня вчера.

Федерико отвел взгляд, чтобы внести и свое имя в эту форму. Я надеялась, что хотя бы тогда эмоции немного спадут. Наивная… Они все так же продолжали бушевать внутри.

Он такой… Я просто залюбовалась этим парнем, который склонился над листком, выводя свое имя. Его полуопущенные ресницы, его слегка нахмуренные брови, его прическа… Он прекрасен!

Выпрямившись, Федерико снова посмотрел на меня, и в лучах взгляда его карих глаз, мне внезапно стало очень тепло. Неужели этот парень даже не понимает, что со мной делает?!

Юноша отвернулся на мгновение, протянул форму Макси и сказал:

– Внеси свое имя, верни листок ребятам и проследи, чтобы никто из тех, кого мы только что обошли, не приблизился к нему на пушечный выстрел, хорошо?

Тот взял форму и с готовностью кивнул.

– Спасибо, друг, – хлопнул его по плечу Федерико.

Он снова посмотрел на меня и так же ласково улыбнулся (я снова боролась с безрассудным желанием прыгнуть ему на руки и поцеловать прямо в губы). Диего, наблюдавший за этим представлением, позеленел от злости. Но он еще не знает, какие мысли роятся в моей голове.

– Пойдем? – тихо спросил Федерико, то ли не заметив, то ли просто проигнорировав выражение лица моего парня.

Он протянул мне руку, а я ухватилась за нее. Причем, в те мгновения, мне даже неважно было, куда мы идем. Я бы пошла с ним хоть на край света… Ну, конечно, скоро память подсказала, что Федерико зовет меня всего лишь в «Ресто». Хотя, мне, в общем-то, было все равно. Куда угодно, лишь бы с ним…

Мы ушли, а я даже не обернулась, когда Диего крикнул:

– Эй, вы куда?

– Помолчи, – посоветовал ему Макси. А мне, вообще, не хотелось оборачиваться. Казалось, что еще секунда – и волшебные мгновения закончатся. От того, что наши с Федерико пальцы переплелись, мое сердце готово было взорваться и, казалось, я могла взлететь безо всяких крыльев… Ни Диего, ни Леон никогда не вызывали у меня таких ощущений…

Мне было все равно, что все в коридорах на нас глазеют, точнее, на наши сплетенные руки. Плевать, что скоро вся «Студия» будет обсуждать увиденное. Неважно, что уже завтра все будут уверены в наших с Федерико романтических отношениях (против которых я совсем не возражаю, кстати!). Неважно абсолютно все. Лишь бы только Федерико не отпускал моей руки!

POV Макси

Позволив остальным ребятам вписать свои имена, я снова забрал форму. От греха подальше. Все-таки Федерико прав: нельзя доверять почти никому, когда дело касается Виолетты. Она – самая талантливая девушка в «Студии». И, как бы те же Франческа и Камилла не кичились своими дружескими отношениями с ней, даже они не смогут упустить возможности обойти ее хоть в чем-то. Нет, нужно держать листок у себя. Так спокойнее.

Я не переставал невольно восхищаться Федерико. Какая смелость! Он противостоял Людмиле и Диего! Это просто неслыханно! Многие могут назвать его самоубийцей, но для меня он – герой. Пример, так сказать. Я хочу стать таким же. Смелым и слегка безрассудным влюбленным дурачком.

Да, да, именно влюбленным. Я прекрасно видел все его мотивы. Точнее, мотив был только один: любовь. Федерико просто по уши влюблен в Виолетту. А она в него, что тоже за милю видно. Но знает ли об этом мой друг? А если не знает, имеет ли смысл рассказывать? Да нет, вряд ли. Что я скажу? «Федерико, Виолетта в тебя влюблена, только ты об этом не знаешь»? Бред какой-то? Он мне не поверит. Определенно.

Но ведь нужно что-то делать. Иначе, эти голубки так никогда и не узнают о взаимных чувствах между ними. И вмешаться нужно как можно скорее, пока тот же Диего, к примеру, не начал строить козни.

Хотя, в общем-то, что этот… предприимчивый юноша может сделать? Нет, есть в «Студии» человек куда опаснее. Сумела же эта… девушка разбить наши отношения с Нати. Если она узнает, что в Виолетту снова кто-то влюбился… В общем, понятно, что тогда будет.

Ох, ладно, Сейчас, по крайней мере, у меня четкая задача: не подпустить никого из недоброжелателей Виолетты к форме. Я, конечно, понимал, зачем это нужно, и очень даже ободрял поступок Федерико. Людмила и Диего вполне могут просто вычеркнуть имя Виолетты из списка. А Нати… Мне трудно это признать, а только Федерико здесь абсолютно прав. Сама по себе, моя бывшая девушка неопасна, но приказа Людмилы она ослушаться не сможет. Если эта… девушка прикажет ей вычеркнуть имя Виолетты, Нати послушно это сделает. В руках Людмилы, она – просто марионетка.

Ох, Нат, зачем тебе это, а?! Ведь сейчас все считают тебя просто ничтожеством! Хотя, это, действительно, так, пока ты рядом со своей белобрысой подружкой. Но неужели тебе так нравится исполнять роль безмозглой бездушной безмолвной марионетки?! Да подпусти ты меня к себе… Уж я бы смог сделать тебя счастливой. По-настоящему счастливой. Со мной ты будешь королевой, потому что я тебя люблю!

Но, собственно, пора перестать за ней бегать. Если Нати хочет, она может быть ничтожеством – я ее отпущу. Все! С сегодняшнего дня делаю вид, что ее не существует! Я ее не вижу и не слышу! Она – пустое место, вкупе со своей белобрысой подружкой! Мое любимое пустое место…

POV Нати

Я не обижалась на Федерико. Ни в коем случае. Он абсолютно прав. В одиночку я никогда не причиню никому неприятностей, но, если Людмила скажет… Ненавижу себя за это. Просто ненавижу. И правда, может, пора начать жить своим умом? Может, стоит отдалиться от Людмилы и вернуться к ребятам? Если они меня, конечно, примут…

Но Федерико точно примет. Не зря все-таки он с такой теплотой на меня посмотрел и даже извинился. Его позитив мне определенно нравится. А, кроме него, кто мне еще нужен?

Нет, конечно, нужен Макси – это я уже не обговариваю. Но сейчас имеется в виду чисто-дружеская потребность. А тут мне одного Федерико хватит за глаза.

Но что же Макси? Получается, что, отдалившись от Людмилы, я приближусь к нему. Собственно, чувства так и тянут меня к этому отчаянному шагу. Но именно приближаться нельзя. Как бы больно мне от этого ни было, нельзя давать Макси дополнительной возможности толкнуть меня на кривую дорожку. Так говорит Людмила.

Но Макси… Меня так к нему тянет! Боже, что он со мной сделал?! Каждый раз, когда я его вижу, меня бросает в жар и охватывает страстное желание броситься ему на шею… Иногда он даже сам подходит, но Людмила всегда его отталкивает, попутно напоминая мне о поступках бывшего парня. И тогда я не могу сдержать слез. Ну, почему все так?! Почему Макси мною пользуется, а я в него столь безоглядно влюблена?!

Максимиллиано Понте, ты – моя любовь и мое страдание! Мой любимый мучитель…

Комментарий к Глава 2 Извините за задержку! Работа, да плюс – я еще взялась мстить одной вконец оборзевшей девочке... В общем, неважно. Впредь постараюсь больше так не затягивать, но все равно из-за работы не смогу выкладывать главы чаще одного раза в неделю!))) Простите!)))

====== Глава 3 ======

POV Федерико

– Спасибо тебе, – подала голос Виолетта, отодвинув пустую тарелку. – Ты так обо мне заботишься…

– Ну, не могу же я позволить тебе умереть с голоду, – отшутился я.

Дальше мы просто сидели за столиком, не находя слов. Меня переполняли чувства. Так хотелось взять ее за руку, наладить какой-то физический контакт… Даром, что эти самые контакты вызывают еще более сильные чувства, я все равно стремлюсь к ним. Мазохист…

И, наверное, из-за обилия собственных чувств мне показалось, что я увидел нечто подобное в глазах Виолетты. Бред какой-то. Я с ума сошел! Нет, с этими переглядками определенно пора заканчивать, а то у меня перед глазами скоро начнут танцевать джигу зеленые чертята!

– Ну, что? – подытожил я, на всякий случай, отводя глаза. – Теперь домой, выбирать песни для выступления?

– Пойдем, – согласилась Виолетта.

Путь к дому Кастильо прошел в молчании. Никто из нас не знал, что сказать, и мы просто шли, опустив головы. Впрочем, на полдороге Виолетта спросила:

– Тебе нравится Нати?

– В смысле? – опешил я.

– В прямом. Как девушка.

– Нет, – рассмеялся я. – С чего ты взяла? То есть, она мне, конечно, нравится, но чисто как человек!

– Странно.

– О чем ты?

– Ну, просто вы с ней так переглянулись, что я невольно подумала…

В голосе Виолетты я уловил, как бы дико это ни звучало, нечто похожее на… ревность! Или у меня уже начались слуховые галлюцинации? Черт, похоже, я принимаю желаемое за действительное! Определенно, пора показаться врачу!

– Прости, – тут же смутилась Виолетта. – Я хочу сказать, Нати нравится Макси. И он ей.

– А я очень рад за них, – ответил я, отметая дурацкую мысль о ревности. – И, честно говоря, хочу вывести Людмилу на чистую воду, чтобы она им не мешала!

– Кстати, – спохватилась Виолетта, – может, ты все-таки объяснишь, зачем устроил весь этот цирк с формой?!

– Чтобы твое имя в ней не постигла та же участь, что и твое заявление на «Реалити», – вздохнул я. – И это был вовсе не цирк. Я специально дал форму тем, кому не доверяю. Прости, но в это число попал и Диего. Я ведь его почти не знаю.

– Все в порядке, – улыбнулась Виолетта. – Доверять ему полностью не могу даже я.

– А зачем тогда с ним встречаешься? – опешил я. – Лично мне всегда казалось, что отношения подразумевают не только любовь, но и взаимное доверие.

Виолетта вздохнула и развела руками, как бы говоря, что у них с Диего все не так. Я промолчал, потому что мы уже входили в дом Кастильо. В гостиной никого не было. Только из кухни доносился шум (очевидно, Ольгитта готовила обед), а из кабинета Германа – приглушенные голоса. Мы с Виолеттой поднялись наверх и разошлись по комнатам.

Порывшись в своих тетрадках, я все же нашел подходящую песню. Выбор мой пал на лирическую спокойную песню. Она звучала на английском языке. Я написал ее еще до своего первого приезда в Буэнос-Айрес. Посвящена она была моей бывшей девушке, американке Меган, с которой мы расстались еще за месяц до «Реалити».

Вам интересно, как я – итальянец – сумел познакомиться с американкой? Да все очень просто. Моя двоюродная сестра, Виктория с семьей живет в США, штат Кентуки. Прошлым летом я гостил у них. А Меган – лучшая подруга Виктории. Так мы с ней и познакомились. А за месяц до «Реалити» все же решили расстаться. Во-первых, очень трудно поддерживать отношения на таком расстоянии, а во-вторых, мы просто поговорили и поняли, что больше друзья, чем влюбленные. Хотя, признаться, до этого мы стремились друг к другу, как полноценная пара. Я даже приезжал в США еще пару раз. Мы с Меган тогда всюду ходили за ручку, обнимались, часто целовались… А еще, я такой человек, что буду верным своей девушке, несмотря ни на что. Поэтому, даже после того, как понял, что все чувства к Меган ушли, я продолжал с ней встречаться, не желая ее ранить. Инициатором разрыва наших отношений стала именно Меган, но я воспринял это очень спокойно. Никаких истерик, сцен… ничего такого. Я, конечно, погрустил, но стал на ноги очень скоро. Мне помог отъезд в Аргентину, и, конечно, встреча с Виолеттой.

Виолетта… Увидев ее, я сразу понял, что Меган – это просто детское увлечение. Вот она – моя настоящая любовь! И с тех пор, все другие девушки для меня исчезли. Осталась лишь ОНА. Как жаль, что мои чувства оказались безответными… Я бы носил Виолетту на руках, боготворил бы ее…

Из грустных мыслей меня вытянул стук в дверь. Открывая ее, я судорожно пытался привести мысли в порядок. Но все старания полетели к черту, когда я увидел, КТО стоит на пороге…

POV Виолетта

Я решила на отборочном испытании спеть песню «Te creo», потому что, по-моему, это пока единственная моя нормальная композиция. Стоп! Да ведь ее еще не слышал Федерико! Еще подумает… Нет, нужно спеть ему эту самую песню! Немедленно! Заодно спрошу, что он будет петь.

Захватив с собой гитару, я вышла из комнаты, стала перед нужной дверью и, набравшись смелости, постучала. Мое сердце уже заранее громко билось, а уж когда Федерико появился на пороге…

Парень, казалось, был удивлен, но уже через несколько секунд заулыбался и впустил меня. Господи, только бы у меня не подогнулись колени! Его улыбка просто сводит с ума! Почему же только он способен вызывать во мне такие эмоции, даже не подозревая об этом?!

– Что-то случилось? – ласково спросил Федерико, закрывая за мной дверь.

Эта интонация дала мне ощущение полета и странное головокружение. Если бы только можно было прямо сейчас подойти к нему и поцеловать, а потом… О, господи, что еще за пошлые мысли?! Что он со мной творит?!

– Нет, Федо, все в порядке, – сумев совладать с собой, ответила я. – Просто пришла спросить, выбрал ли ты песню.

– Да, выбрал, – кивнул парень. – А ты?

– Я тоже, – пожала плечами я. – Собственно, и выбирать-то было особо не из чего. У меня всего пара нормальных песен, при чем одну из них я уже пела на «Реалити». Повторяться не хочется, поэтому выбор невелик.

– Ну, для начала, присядь, – снова улыбнулся Федерико.

Я тут же опустилась на край кровати, потому что от его улыбки задрожали колени, а сердце зашлось в груди. Он сел рядом. Я могла ощутить его запах – такой притягательный мягкий, и в то же время мужественный. Так и хочется придвинуться поближе, а еще лучше – прижаться к нему и вдохнуть поглубже этот самый запах, который нельзя было сравнить ни с чем другим…

– Ты слишком строга к себе, – заметил те временем Федерико. – У тебя огромный талант, и твоя песня на «Реалити» только подтверждает это. Я знаю, что однажды ты будешь звездой, Вилу. Ты, а не какая-нибудь там Людмила.

Комплимент от него взволновал меня еще больше. Сердце запело, кровь как будто вспенилась в жилах, а губы сами собой расплылись в улыбке. Он такой… такой…

– И это говорит парень, который официально на этом самом «Реалити» победил! – неосознанно фыркнула я, но тут же прикусила язык.

Господи, что я несу?! Ведь мне прекрасно известно, что Федерико в корне не согласен с решением судей! Ну, почему?! Почему рядом с этим парнем я всегда превращаюсь в хроническую идиотку?! Почему только рядом с ним у меня основательно сносит крышу, и я начинаю говорить самую настоящую ерунду?!

– Ты же знаешь, что… – начал, было, Федерико.

– Знаю, прости! – оборвала его я. – И спасибо тебе! Мне, правда, очень важно, что ты, по этому поводу, думаешь! А еще, я хочу знать твое мнение о моей новой песне. Позволишь спеть ее?

– Конечно, – снова улыбнулся Федерико. – А я потом, если захочешь, спою тебе свою.

Признаться, под его теплым взглядом мне было немного неловко, но до такой степени хорошо! А эта ласковая улыбка просто сводила с ума! Интересно, а есть какое-нибудь лекарство от бабочек в животе?!

И все-таки я смогла поудобнее перехватить гитару, положить ее себе на колени и начать играть. За время песни я старалась не смотреть на Федерико, чтобы не разволноваться еще больше. Но это не помогло. Я все равно ощущала его тепло и знала, что он нежно улыбается. Ох, только бы ничем не выдать тепла в груди и того, как мне хорошо рядом с ним!

Закончив петь, я почти гордилась собой, потому что все же сумела не допустить ни одного срыва голоса или промаха мимо струн. Хотя, признаться, иногда мне казалось, что еще чуть-чуть – и я точно брошусь к Федерико с поцелуями…

– Ну, как? – нервничая, спросила я, закончив песню и переведя взгляд на друга.

Ох, лучше бы я этого не делала! Парень улыбался так, что во мне вспыхнула некая… искра. Да, точно, искра! Причем, такая, что мало не показалось. Меня ТАК потянуло к нему! В одну секунду я едва не отбросила гитару и не полезла целоваться! Едва остановила себя, честно!

Нет, ну, что происходит?! Я – Виолетта Кастильо – готова сама поцеловать парня?! Да уж, услышав такие слова несколько месяцев назад, я бы не поверила! Но теперь, когда я узнала ЕГО… Если честно, я готова не только с ним целоваться. Мне хочется полностью принадлежать ему. Хочется, чтобы он был моим женихом, а я – его невестой. Хочется, чтобы мы ходили за ручку, обменивались нежными словами, обнимались, целовались и, может быть, даже…

О, господи! Откуда такие мысли?! Мне шестнадцать лет! Я, с такими более чем взрослыми желаниями, через годик забеременею! Хотя, нет. Ведь только один Федерико сумел пробудить во мне эти самые мысли. А он слишком благороден. Он – мой рыцарь на белом коне…

– Это прекрасно, Вилу! – воскликнул парень тем временем. – Я ведь говорил, что ты – талант! Замечательная песня, правда!

От этих слов мне стало еще теплее. Ни один комплимент в жизни не вызывал у меня таких чувств, как теплые слова, услышанные из его уст…

– Спасибо, – сумев совладать с собой, поблагодарила я. – Ну, что ж. Теперь твоя очередь. Какую песню ты будешь петь? Я ее слышала?

– Нет, – уже без улыбки покачал головой Федерико. – Не слышала.

– Может, изобразишь? – предложила я, протягивая ему гитару.

Федерико, молча, взял инструмент, но играть не спешил. Вместо этого, он снова обратился ко мне:

– Сначала хочу тебя предупредить, что эта песня на английском языке, которым я, к слову, владею так же свободно, как испанским, хотя мой родной язык – итальянский.

– Полиглот! – рассмеялась я. – И откуда же ты знаешь английский?

– У меня сестра живет в США, – пояснил я. – Двоюродная сестра, Виктория. А сама песня посвящена ее лучшей подруге и моей бывшей девушке, Меган.

Слова «бывшая девушка» больно ранили меня. Что-то обожгло грудь изнутри. Нет, все-таки правильно говорят: ревность жгучая. Она, и в самом деле, болезненно жжет. У Федерико была девушка… Какая-то американочка Меган ходила с ним за ручку, обнималась и целовалась… Так, спокойно! Ну, была у него девушка – что с того?! У меня тоже был Леон. А уж если учесть, что я до сих пор официально встречаюсь с Диего… И все равно, мне хочется найти эту самую Меган, чтобы поотрывать ей ноги! Как она смела дотрагиваться до этого парня?! Только у меня есть такое право!

Стоп! Что я несу?! Какое такое право?! Мы ведь просто друзья! А мои шальные чувства к Федерико, вообще, могут оказаться безответными! Вполне могут. Он еще может быть влюбленным в эту Меган. Нет, насчет последнего нужно уточнить!

– Ты ее любил? – тихо спросила я, стараясь скрыть нотки ревности в голосе.

– Вообще, не думаю, – нахмурившись, ответил Федерико. – То есть, было изначально чувство, которое я по глупости принимал за любовь. Но потом мы оба поняли, что относимся друг к другу, скорее, как брат с сестрой. Это, конечно, если не принимать во внимание прогулок за ручку и поцелуйчиков.

– Поняла, – быстро кивнула я, будучи не в силах слушать это. – И что, ты посвятил Меган песню?

Я не случайно перевела разговор на другую тему. Ревность бушевала внутри, и выслушивать рассказы о подробностях отношений Федерико с этой Меган (честное слово, она мне заранее не нравится!) уже невозможно.

– Ну, да, – спокойно ответил он. – Хоть мы и расстались, а я все равно благодарен ей за то, что терпела меня на протяжении восьми месяцев.

Я разозлилась. Как Федерико это называет?! Терпеть его?! Да он просто не понимает, каким сокровищем является! Рядом с ним я была бы самой счастливой девушкой на свете! Я воспринимала бы как награду каждое его прикосновение, каждый взгляд, каждую улыбку, каждый поцелуй… Терпеть… Да я бы всю жизнь так терпела!

– Тебе не нравится твой характер? – спросила я, сумев подавить возмущение.

Федерико рассмеялся, от чего руки мои предательски задрожали, а дыхание стало прерывистым.

– Еще как! – выдохнул парень. – Виктория все время говорит, что у моей девушки должны быть железные нервы!

– А почему? – удивилась я.

– Ну, у меня, по словам сестренки, синдром патологической заботы. Это она уже испытала на себе.

– В каком смысле?

– Она на год младше меня, поэтому я всегда чувствовал себя обязанным. Я понимал свою ответственность за Викторию. Например, каждый раз, когда она куда-то собиралась, я напоминал ей надеть кепку.

Тут уж настала моя очередь смеяться. И его сестра считает это плохой чертой характера?! Что за глупости?! Да будь я девушкой Федерико, мне были бы только приятны такие проявления заботы! Невольно в голове появились несбыточные мечты. О том, как он в жаркую погоду набрасывал мне навстречу кофту. О том, как в дождь напоминал бы взять с собой зонтик… А я бы просто смеялась и целовала его, радуясь тому, что рядом и заботится обо мне...

Федерико же, очевидно, понял мой смех по-своему, потому что со вздохом продолжал:

– Да, я не ангел. Далеко не ангел. Но одного у меня не отнимешь: если я с кем-то официально встречаюсь, то буду хранить ей верность до тех пор, пока девушка сама меня не бросит.

– Так Меган тебя бросила?! – спросила я, не сумев все же сдержать ноток возмущения в голосе.

Ну, вот, как можно было бросить такое сокровище?! Да на месте этой идиотки, Меган, я бы ценила отношения с Федерико, как счастье всей жизни!

Уж не знаю, заметил ли мою интонацию парень. И не знаю, хотелось бы мне этого. Смотря, что он ко мне чувствует. Тем не менее, Федерико молчал, глядя на гитару в своих руках.

– Так почему она тебя бросила? – настойчиво поинтересовалась я.

– Ну, я и сам понимал, что такой роман надолго не затянется. Одна из одной страны, я из другой. Трудно было поддерживать отношения на расстоянии. И однажды, во время телефонного разговора, Меган сказала, что все.

У меня не было слов. Эта… эта… Дьявол! Да я даже не могу подобрать достаточно ругательного слова! В общем, Меган бросила его по телефону! Даже не дождалась личной встречи! Это ужасно! Бедный Федерико!

– Тебе было больно? – тихо спросила я, бессознательно протянув руку и коснувшись плеча друга.

Ладони внезапно стало очень жарко. И дело было вовсе не в тепле тела Федерико. Нет. Это было нечто совсем другое. Что-то, что связано с моими чувствами к нему.

– Ну, понятное дело, – пожал плечами парень, почему-то слегка охрипнув. – Когда тебя бросают, это всегда неприятно. Но время проходит, и я понимаю, что не любил Меган. И все же я благодарен ей за то, что она была со мной. Поэтому написал ей песню. Хочешь послушать?

– Конечно, – тут же согласилась я, убрав руку.

Прочистив горло, Федерико начал играть. Мелодия была мягкой и спокойной. Подобно сгустку энергии, она прошла по моему телу и остановилась в груди, плавя все, что там было. Мое дыхание сбилось, а сердце беспорядочно заколотилось. Когда же парень начал петь… О, это не передать словами!

И, хотя я понимала не все фразы, общую идею уловить смогла. Каждая строчка песни насквозь была пропитана благодарностью и уважением. Уважением, не любовью. А это значит, что Федерико не врал, когда говорил о том, что не любил свою бывшую. Нет. Он просто ее уважает.

Звуки голоса Федерико сводили меня с ума. Исполняя песню, он все время смотрел на меня. Господи, почему только этот взгляд вызывает такое головокружение?! А еще, казалось, от парня волнами исходило приятное тепло. И я купалась в этом самом тепле, забывая обо всем…

– Ну, как тебе? – закончив петь, спросил Федерико.

– Прекрасно! – воскликнул я, одновременно пытаясь привести мысли в порядок. – Нет, серьезно! Я просто в восторге! Замечательная песня, правда!

– Как и твоя, – ласково улыбнулся Федерико.

Проклятье! Снова бабочки в животе, ощущение полета… Его улыбка – это что-то невероятное! Только бы мои руки не задрожали!

Мы еще долго сидели и болтали. Просто так. Ни о чем. Еще долго Федерико сводил меня с ума, сам того не понимая. Если бы он только знал…

Наконец, уже поздним вечером возвращаясь к себе, я вдруг подумала… А ведь действительно, что было бы, узнай Федерико о моих чувствах к нему? Что бы он сделал? Удивился? Обрадовался? Или все же испугался?

Да уж, за этот вечер я так и не смогла понять, остались у него ко мне чувства, или нет. Теперь наверняка я знала одно: он не был влюблен в Меган, но благодарил ее за то, что была с ним столько времени.

Снова в голове всплыли слова: терпеть его. Глупости какие! На месте этой Меган, я никогда бы не терпела. Нет. Я бы просто любила, была с ним счастлива и летала от любви.

Уже в комнате, лежа на кровати, я пыталась не думать об этой американской… кхм… девушке. Но злость на нее все еще кипела внутри меня. Она не достойна даже аккорда прекрасной песни, которую ей посвятил Федерико!

Бросить его по телефону… Это жестоко! Да, я знаю своего итальянского друга не так хорошо, как хотелось бы, но чувствую, насколько он чувствительный и ранимый. Боже, как ему, наверное, тогда было тяжело! Хотя, я не могу не чувствовать и другой черты характера Федерико. Он очень сильный. В нем удивительно сочетаются тонкая нежная душа Ромео и сильный дух воина. Нежность и сила. Сочетание не сочетаемого. И только это самое сочетание, наверняка, помогло ему пережить то время.

Но, конечно, все это нисколько не оправдывает Меган. Она поступила отвратительно, заставив Федерико страдать в одиночестве и даже не посмотрев ему в глаза. А что за глупая причина?! Отношения на расстоянии она, видите ли, устала поддерживать… Да на ее месте я, вообще, сбежала бы с ним! Хоть на край света – лишь бы вместе! А эта Меган, наверняка, просто не любила Федерико! Походила с ним за ручку, пообнимлась, поцеловалась и выбросила на помойку, как только надоел! Она не умела его ценить! Она не умела летать от любви!

Она – просто мерзкая дрянь!

POV Макси

– Нет! – снова вскричал я, отшвыривая телефон в сторону.

Пятый раз за вечер! Это уже не просто любовь, а какое-то помутнение рассудка! Сказал же себе: не звони и не пиши ей! Но вот, уже в который раз руки сами хватаются за мобильник! Я скоро такими темпами с ума сойду! Или уже сошел…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю