290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Жрицы Солнца (СИ) » Текст книги (страница 5)
Жрицы Солнца (СИ)
  • Текст добавлен: 26 ноября 2019, 17:00

Текст книги "Жрицы Солнца (СИ)"


Автор книги: Ray Jons






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 7 страниц)

Ким слушала мать в пол уха. Она всё ещё переваривала первый монолог. Похоже, что только для матери она не была обузой.

– Сволочи вы все, – устало бросила Ким. – Гады. Даже помогать вам не хочу.

– Зачем согласилась? – с улыбкой спросила Неферия, уже зная ответ.

– Во-первых, чтобы все от меня отстали. Во-вторых, твоё кольцо жжёт мне палец и я хочу от него избавиться. А в-третьих… они забрали моих друзей. Они убили Джи. Я хочу с ними поквитаться.

Она повернула голову и вперила свои янтарные глаза в тёмно-синие материнские.

– И не думай, что ради вас. Будь моя воля, я бы отсюда ушла. Жила бы как человек. Без магии. Без войн. Ты понимаешь, чего я хочу? Нормального, человеческого счастья. По-твоему я этого не заслуживаю?

Неферия промолчала и отвела взгляд.

– Ты вся в отца. От меня у тебя нет ничего. Ни решимости. Ни адреналина. Я ещё ты похожа на брата. Эксатона. Тоже делаешь всё только для себя.

– А тебе не кажется, что если бы ты попробовала хоть раз в жизни сделать что-то для меня, я бы к вам всем относилась по-другому? Не жди от меня тепла и понимания. Ты меня их лишила. А я не привыкла прощать.

Ким круто развернулась, обдав Неферию золотым дождём из своих волос. Но на полпути к остальным остановилась и прошептала:

– Можешь на меня обижаться. Но я тебе всё сказала.

Ещё пара шагов.

– И за Лео я замуж не выйду! – отчаянно краснея, девушка окончательно приблизилась к другим.

– Ну что? – спросила она у Аписа, стараясь забыть разговор с матерью.

– Ничего. У Хонсу и Эны ничего не выходит. Мы просто бессильны.

– Мда. Надеюсь, у Лео и Нейт дела лучше. Мам! А они там в себя пришли? Мне уже не терпится им рожи начистить.

– Ким! Что за лексика! Ты принцесса, или кто?

Ким ещё раз горько усмехнулась.

– Я воин, мамочка. Я – воин.

====== Второе пробуждение ======

Лео посмотрел и устало выдал:

– По-моему, мы уже на нужном уровне.

– Проверь.

Нейт сидела по-турецки и перекатывала между пальцами два серебряных шарика. Лео деликатно не замечал, что они не соприкасаются с самими пальцами девушки.

Луч из ока Ра указал ещё через стену. Лео взвыл и прыгнул на этаж ниже. Нейт за ним, не отрываясь от своего занятия. На вопрос Лео, зачем она это делает, если вообще отказалась от лунной магии, девушка лишь усмехнулась и ответила:

– На войне все средства хороши. Магия в том числе. Не люблю я это дело, но что поделаешь.

Лео сделал две дыры подряд и наконец они дошли до нужного уровня. Воспоминания притупились и многие ловушки забылись, но тем не менее два война легко всё преодолели. На крокодилах Нейт оставила Лео, чтобы не мешать. Пробуждение Ра – это личное дело фараона Земли. Рядовой воин не должен этому мешать.

– Ну что, готов?

Брюнет усмехнулся. Он-то всегда готов, только бы надо заставить Ра сразу зарядить око. Иначе на этой войне ему делать нечего.

– Стой! Тетеря глухая, придурок, дубина стоеросовая!

Ким остановилась, тяжело дыша и облокотившись на коленки. Локоны упали на влажное от пота лицо, и она попыталась их сдуть, но они были настолько влажными, что прилипли и отдираться не желали.

– Догнала, наконец, – прошипела она, тяжело поднимаясь. – Я с тобой. Хочется взглянуть в глаза… ему.

В этом ему было столько ненависти и презрения, что Лео всерьёз забеспокоился за здоровье Ра.

– Ты только месть верши поаккуратнее, – счёл нужным предупредить он. – Ему ещё тебя подпитывать, пока ты… А что ты вообще будешь делать, чтобы победить?

– Увидишь. А что за крокодилы?

– Они потом оживут и будут за нами гнаться, – не без удовольствия ответил Лео, надеясь услышать визг и испуганные возгласы. Но девушка лишь фыркнула.

– Ха, смотри и учись, дилетант.

Ким засунула в рот два пальца и свистнула. Крокодилы зашевелились и спрыгнули в воду, направившись прямо к ним. Только они вылезли на берег, девушка бесстрашно подошла к ним и погладила по мордам. Крокодилы настороженно принюхались и склонили головы.

– Как ты…

– Они чуют кровь Ра и не тронут нас, – объяснила Ким удивлённым Лео и Нейт. – Отвезите нас к отцу, – шепнула она крокодилам. Те неодобрительно посмотрели на Лео и один что-то прорычал. Золотоволосая густо покраснела и зарычавший получил маленькой ладошкой по морде.

– Дурак, что ли? Ладно, этот сам доберётся, – махнула она рукой в сторону Последнего фараона. – А меня вы довезёте?

Крокодилы покивали и Ким уселась на того, что покрупнее.

– Лео, а ты своим ходом. Я договорилась, чтобы они тебя не сожрали. А так сам.

И Ким на крокодилах скрылась из глаз, окунувшись под воду. Лео обречённо выдохнул и активировал силу воды, нырнув в воду. Нейт вновь села на пол и принялась перекатывать шарики лунного света.

Крокодилы неслись быстро, чуя, что надолго дыхалки наездницы не хватит. Лео не отставал и вскоре они были на месте. При виде саркофага у Ким захватило дух. Эта штука притягивала магнитом.

– Жуть какая, – поёжилась она, слезая с крокодила. Волосы и одежда насквозь промокли, но это был самый лучший душ, который она когда-либо принимала. – Не хотела бы я там отсыпаться. Хотя… кто знает, куда меня та стерва запихала.

Ким медленно подошла и положила руку на саркофаг, после обойдя его со всех сторон.

– Готова?

Лео терпеливо ждал. Он понимал, что для Ким, и так настрадавшейся за всю свою жизнь, это было важно.

– Что? – она вздрогнула и посмотрела на него. В глазах её читалась робость оленёнка. – Да, готова. Открывай.

Лео вытащил из браслета око и вставил его в нишу, в середине саркофага. Пошли голубые волны… и всё.

– Что такое? – Ким догадывалась, что так быть не должно.

Лео и сам ничего не понял. Он осторожно подошёл и потрогал око.

– Наверное ему сил не хватает. Не может открыть.

– Хм…

Ким подошла к нему и сама посмотрела на блестящий шарик ока. С похожими шариками играли её старшие братья на Земле, Сирил и Дэрил. Она мельком вспомнила этот эпизод.

– Может я попробую…

Ким коснулась ока пальцем и аккуратно принялась направлять в него свою силу. Сначала ничего не происходило, а потом волны ожили и продолжили движение. Саркофаг засиял ярким светом и Лео с Ким отпрянули, прикрывая глаза рукой. Ра появился в былом великолепии, как небо от земли, отличающийся от Хонсу.

– Лео, – он чуть склонил голову. – Приятная встреча. А кто ты такая?

Ким впала в конкретный ступор. Она-то представляла, как начистит рожу своему папаше, который, наверняка, и знать-то её не хотел. Но теперь, когда она видела его силу, мудрость, спокойствие… Она просто не смогла ничего сказать. Девушка ведь потому и убежала от друзей, что хотела сама быть свидетельницей возвращения Ра, его второго пробуждения.

– Говори, я тебя не обижу.

– Я… я Ким.

– Просто Ким? Странное имя для юной девушки. Ты росла на Земле?

– Да.

Ким склонила голову, не в силах смотреть в глаза отцу. Какой же у него, оказывается, пронзительный взгляд. Сейчас он словно читал её, как раскрытую книгу.

– Но раз вы разбудили меня, значит что-то случилось? Я прав?

– Это всё Эксатон и Карпена! – воскликнула Ким, не дав Лео ответить. Парень закатил глаза и скрестил руки на груди, злой на эту девчонку. – Они… Объединились и стали каким-то монстром, потом все подземелья завалило, там Малыш остался, и ребята пропали…

Ким прорвало. Она говорила и говорила, про Солнечных воинов, про то, как некоторые спаслись, как она месяц была Жрицей Солнца…

– Ты Жрица? Удивительно. Я думал все золотоволосые уже перевелись.

– Я осталась… одна.

Ким не в силах была сказать отцу, что она – его третий, «умерший» ребёнок. Пусть Неферия это сообщает. Или Кефер. Или вообще кто-нибудь из взрослых, она же ещё совсем маленькая, даже несовершеннолетняя, просто маленькая девочка, родившаяся не там и не так.

– Ким, у тебя истерика, – поставил точный диагноз Лео.

– Это пройдёт. Нам надо…

– Нейт забрать, – вспомнила Ким, с разбегу ласточкой ныряя в воду. Лишь бы от них подальше, лишь бы они не смотрели на неё! Крокодилы даже не шелохнулись.

– Твоя? – тихо спросил Ра у Лео.

– Пока нет, – ошарашенно глядя на расплывающиеся круги ответил брюнет, сам не поняв, что брякнул.

– Не упусти. Девчонка ещё ветреная, упустишь – больше не вернёшь.

– Ага. Что?!

До Лео наконец дошёл смысл их разговора. Он искренне порадовался, что самой Ким тут нет. Она бы убила. И Ра, и Лео. Ладно Ра, он заслужил, а Лео просто попадёт под горячую руку! А ему ещё экзамены сдавать. В колледже.

Нейт вынырнула первой, за ней Ким. Точнее, Нейт сама вытащила Ким.

– Она в обморок в воде упала. От недостатка кислорода наверное.

Она поклонилась Ра, но тот сосредоточил всё своё внимание на захлебнувшейся Ким. Изо рта её текла вода.

– Это не просто обморок. Скоро сама придёт в себя.

Ким резко распахнула янтарные глаза и села, закашлявшись. Вода хлынула из носа и рта.

– Они уже напали, – прохрипела она.

– Значит, нельзя терять ни минуты. Вперёд.

Ра вскинул скипетр и они исчезли в золотом сиянии.

====== Потеряшка ======

Комментарий к Потеряшка Вот и очередная глава. Всех люблю♥♥♥♥♥))

Эту гадость не брало никакое оружие. Оно швырялось серыми сгустками магии, которые были сродни бомбам. Никто не знал, вернётся ли живым.

Такую картину увидела Ким, когда все они появились на стене. Разруха, вдали идёт бой, только пыль летит.

– Кошмар, – простонала она. – Хуже не бывает. И всё из-за меня.

Ра как-то странно на неё посмотрел. Но спустя секунду, Лео понял, что смотрит он не на Ким, а на Неферию, которая хмуро наблюдала на сражением.

– Сейчас что-то будет, – тихонько пробормотал Лео Ким, смотря на то, как Ра направляется к жене. Воздух из пустыни дул Ким в лицо, суша лицо и задувая песок в янтарные глаза, с болью наблюдавшие за сражением. Руки девушка скрестила на груди, а золотые волосы, подобранные ободком, летели назад так, что кудри наполнялись песком.

– Это я виновата, – выдохнула она, опуская голову и закрывая глаза. – Зря я не сбежала в первый же день. Я бы смогла. Вернулась бы домой и не волновалась больше. Но что случилось, то случилось.

Она распахнула глаза, и мотнула головой, чтобы кудри не лезли в глаза и рот.

– Ты должен мне помочь, – по-прежнему смотря на сражение сказала она Лео, поворачивая голову. – Я достану корону и смогу уничтожить Карпену и Эксатона.

– Идёт, – пожал плечами Лео. – Только давай побыстрее, а то мне зачёт сдавать надо. И родители твои пока разберутся…

Ра и Неферия разговаривали, периодически жестикулируя. Было ясно, что беседа у них не очень-то складывается.

– Да-а-а… Давай быстро. За диадемой и назад.

Она схватила его за руку.

– Ты чего? – не понял он, выдёргивая свою руку из своей.

– Хочешь туда пешком добираться? – насмешливо спросила она, сдувая с лица упавшую на глаза прядку.

– Нет, а…

– Вот и заткнись.

Лео обиженно замолчал и уже ни слова не говорил. Даже когда они не очень-то удачно приземлились. А точнее они приземлились на спину громадному льву, с бронированной шкурой.

– Ой, Малыш! – воскликнула Ким, спрыгивая со спины тварюги. Лео решил последовать её примеру, пока лев не обернулся и не обнаружил у себя на спине одного очень вкусного человечка.

– Ты жив! Солнышко моё!

К огромному удивлению Лео, этот Малыш опустил свою исполинскую морду, позволив Ким себя погладить.

– Эта тварь нас не сожрёт?

Малыш повернул голову и в упор уставился на Лео.

– Заткнись, придурок! – Ким показался брюнету кулак и ласково обратилась к льву. – Не слушай ты его, он дурак. Солнышко, а где диадема? Ты знаешь?

В ответ Малыш словно улыбнулся ей и пнул к ногам какую-то коробочку. Быстро открыв её, Ким вытащила красивую корону.

– Ух ты, прикольная, – оценил Лео. Ким придирчиво осмотрела головной убор.

– Не помялся. Пойдём скорее, в этой побрякушке судьба Египтуса.

Золотоволосая заткнула диадему за пояс и схватила было Лео за руку, когда над её головой просвистела стрела. Девушка вздрогнула и встала в боевую стойку, зажигая на руках солнечные шары. Лео направил в пустоту руку с браслетом. Око, напитавшееся силой Ким, не только не разрядилось, но и стало работать словно мощнее.

– Вы никуда не пойдёте.

– Тьфу ты, Рен!

Ким расслабилась, глядя как из темноты появляется знакомая фигура. Но лицо… На кончиках пальцев девушки вновь заиграли шарики.

– Занрен? Всё… нормально?

– Нет. Абсолютно ничего не нормально. Я тут кое-что узнал от нашего болтливого друга…

– Хонсу? Где он? И где Эна, Апис? Рен, отвечай!

– Неважно где они, важно, где и с кем должна быть ты!

– О, началось! Рен, солнце моё, пойми своей дурной башкой: я не твоя девушка и никогда ею не стану.

Лео эта сценка напомнила одну из мыльных опер, которые крутили по телевизору. Их очень любила смотреть его мама, а с недавних пор ещё и Джульетта подключилась к ней и они, ровно в семь тридцать вечера, начинали реветь над несчастной судьбой влюблённой девушки. Лео, папа и Тоби даже не пытались их успокоить. Себе дороже, потом начинаются истерики на две темы: «Ты меня не любишь! Ты даже не пытаешься меня пожалеть» и «Я пропустила его слова! Какие же вы оболтусы, не мешайте!!!»

И вот поди пойми их, этих женщин.

– Ты… Ты… ты просто… просто…

БАХ! БАБАХ! БАБАХ, БАБАХ, БАБАХ!

Что-то громадное приближались по коридорам. Лео сжал пальцы, готовясь ударить по противнику, Ким попятилась.

– Червь… Ты его подчинил?

– Как видишь, милая.

Рен подпрыгнул, сделав сальто назад, и приземлился точнёхонько на спину громадному, белому червю. Лео выпустил несколько залпов, но Ким схватила его за руку и втащила в неприметную нору.

– Быстро за мной!

Она проползла на несколько метров вперёд и вылезла в другой части пещер. Они были ярко освещены, а на стенах висели шторы.

– Быстрее. Как пить дать, они здесь! Открывай ширмы, ищи наших!

Лео не сразу сообразил, чего от него хотят, но, слушая как червь пытается проломиться сквозь толщу стены, просто принялся повторять за Ким, а именно распахивать ширмы.

Апис, Хонсу и Энария нашлись в комнате Шиммита. Хонсу сидел на полу в растерянности, Эна и бык лежали на кроватях. Лицо рыжей было расквашено, залито свежей кровью, нос сломан, и губа разбита. Апис выглядел немногим лучше, но он всё же крепче чем хрупкая девушка.

– Это ужасно! – возбуждённо воскликнул Хонсу, едва завидев Ким и Лео. – Этот мальчик – вроде такой хороший – набросился на нас, едва не убил их! Так изуродовать девочку…

Ким подбежала к подруге и принялась водить по её лицу шаром солнечного света, шепча себе под нос:

– Асклепи-оане, асклепи-оане, асклепи-оане…

На глазах изумлённых мужчин нос восстанавливался, кровь словно впитывалась в кожу, а губы уменьшались до нормального размера. Эна заморгала глазами и осторожно села.

– Это всё из-за тебя, – тихо сказала она, скорее с сожалением, чем с ненавистью. – Он ни перед чем не остановится. Прости меня, это я проболталась про пророчество, про суженного…

– Это уже не важно. Уходим, только с Аписом разберусь.

– У него нокаут. Его отшвырнул к стене тот чудовищный червь, которого приручил Рен. Во имя солнца, Ким, за что? Почему на меня всё это…

Голос Энарии дрогнул и она разрыдалась, уткнувшись в ладони.

– Я просто проклятая! Сначала нас с сестрой бросают родители, потом Эдамира умирает, теперь мой лучший друг пытается меня убить просто потому, что я мешаюсь ему. Ким, вот скажи, почему на меня эта оказия свалилась? В чём я виновата?!

– Ни в чём. Но у нас нет времени распускать нюни. Идём. Апис…

– Всё со мной нормально. Этот сопляк просто меня чуть-чуть помял.

Покряхтывая, бык уселся на кровати, тут же сломавшуюся под его весом.

– Ой…

– Сюда уже никто не вернётся, – покачала головой Ким. В этот момент пещеру сотрясли мощные толчки и червь прорвался в сеть. Хонсу и Лео принялись стрелять по нему. Хонсу – лунными шарами, Лео – лучом из браслета. Ким хмуро оглядела всех и остановила взгляд на Энарии и Аписе.

– Голова будет очень сильно болеть, но вы останетесь живы. Телепортат-Эом-Ста!

Вспышка, и оба исчезли. Ким враз ослабла. Это было самое противное из заклинаний, оно требовало максимум сил. Сложнее только заклинание воссоединения, каким воспользовалась Карпена. Оно мало того, что длиннющее, так ещё и почти всю жизненную энергию отбирает.

Червь подбирался. Ему были не страшны удары Хонсу, но луч Лео наносил ему какой-никакой урон. Рен, абсолютно обезумевший из-за отказа Ким, сидел на червяке и готовился раздавить этих двоих, когда из пещеры вновь показалась Ким и схватила их за руки. В ту же секунду все трое исчезли.

Из-за усталости, золотоволосая немного не рассчитала, и все трое попадали на стене. Только Лео едва не перевалился через край, но Энария успела схватить его за руку и втянула назад. Хонсу оказался совершенно помятым и избитым. Диадема всё также болталась на поясе Ким и теперь она осторожно взяла её в руки. Самое прикольное, за ними всё это время наблюдали Ра и Неферия, но никто этого не заметил.

– Достали? – улыбнулась Жрица Луны, приближаясь к дочке. Ким хмуро посмотрела на мать и сдула прядь с лица.

– Ага. Только не знаю, стоило ли это делать. И Малыша мы там оставили…

– Малыш вон он, – Энария показала вниз. Там, на каменной лестнице, сидел мантикора и думал. – А вот кое-что мы всё-таки оставили.

– Рена, – хором сказали девочки. Они втроём всегда дружили с друг другом лучше, чем с кем-то из Солнечных. Возможно потому, что именно Рен и Эна знали про тайну Ким. А может просто потому, что так и должно быть.

– Так или иначе для нас он потерян. Навсегда.

====== Майя ======

Битва была назначена на следующий день, в полдень.

В пирамиде было необычайно тихо. Кефер хмуро посматривал на Ким, Ра вообще на неё не смотрел. Она уж не знала, что ему наплела Неферия, но подействовало это волшебно.

Энария и Шиммит куда-то пропали, но, судя по словам Нейт, они были на стене.

Неферия орудовала в волосах Ким, то и дело приговаривая:

– Если уж и умирать, то красивой. С причёской. Потом ещё макияж тебе сделаем…

Поначалу Ким, погружённая в свои мысли и меланхолично наблюдающая за тем, как Золотые воины обсуждают стратегию, не обращала внимания на эти приговаривания. Потом прислушалась и нахмурилась.

– Ты думаешь, я умру?

– Ну, вероятность этого довольно велика. Не волнуйся, мы сделаем всё, чтобы этого не произошло.

– Ты не веришь, что я справлюсь? Оставь в покое мои волосы!

Ким дёрнулась вперёд, не дав матери доплести её и затрясла волосами, расплетая причёску.

– Ким…

– Не трогай мои волосы. И вообще, что ты прицепилась? Словно я сопливая девчонка, которая меч в руках держать не может.

Все уставились на неё, оторвавшись от дел.

– Что? – развела она руками. – Я не права? А хотя… Кого я спрашиваю.

Махнув рукой, Ким вышла из зала Правящего Совета. Лишь бы не видеть их всех, лишь бы её оставили в покое…

Стражи в этом коридоре не было, что странно. И сам коридор был мал, но в нём было 7 дверей, а далее какой-то помост. На нём лежала тоненькая книжечка, но Ким было не до этого. Распахнув одну из дверей, она рухнула на шикарную, мягкую кровать, и разрыдалась. Ей стало больно. Ей, по сути, всего семь лет. Остальные одиннадцать она не помнит, или помнит отрывки. А теперь, когда она нашла семью, родителей… То оказалась им не нужна. Отец и замечать не хочет, мать заплетает «чтобы быть красивой, когда умрёшь», братья… Без комментариев.

– А почему ты плачешь?

Ким подскочила и посмотрела на источник звука. Маленькая девочка, лет восьми, стояла рядом с кроватью и с любопытством смотрела на Ким.

– Я не плачу, – тут же яростно утёрла слёзы девушка, и сердито уселась на кровати. Малышка последовала её примеру, сев рядом.

– Плачешь. Я тут давно стою. Ты Ким, правда?

– Ну да. И что?

– Я Майя, – девочка улыбнулась. Она была красивой, с тёмно-русыми волосами, светлой кожей, усыпанным веснушками лицом с большими карими глазами. Из одежды на ней был красивый, белый сарафан весь в цветочках, рюшах и кружевах. На ножках болтались белые туфли надетые на гольфы.

– Ты с Земли? – здесь Ким ни у кого не видела таких нарядов.

– Почти, – уклончиво ответила Майя. – Я тут учусь.

– На кого?

– Я целитель. Учусь у Осириса. Он забрал меня у мамы, чтобы учить. И я ему благодарна. У меня ужасная мама. Она вечно заставляет меня есть какую-то кашу. И не хочет покупать красивые платья. И вообще…

Ким нахмурилась. Майя, поначалу казавшаяся ей обычной маленькой девочкой, тут же превратилась в избалованную маленькую девочку.

– Что ты тут делаешь? – сменила тему золотоволосая.

– О, я думала опять Жрицы пришли. Но их никто не видел. А потом я узнала, что ты – тоже Жрица. И мне стало интересно…

– А это так важно?

– Угу. Этот коридор исчезает и появляется, вместе со Жрицами. И если хоть одна из них в пирамиде – коридор Жриц будет открыт. Классно, да?

Майя была в восторге буквально от всего. Наверное, совсем недавно здесь, иначе уже перестала бы удивляться. Ким посмотрела на свои дрожащие руки и кивнула. С Жрицами у неё были связаны не самые приятные ассоциации. Все они, с которыми она связывалась, пытались её убить. Сначала семёрка Карлен, потом Карпена, сейчас ждёт её смерти мать, Жрица Луны.

Маленькие ручки Майи погрузились в гриву золотых волос Ким. Девушка вздрогнула, от неожиданности, но ловкие, маленькие пальчики уже принялись заплетать её. Ким замерла, а Майя едва ли не мурлыкала, от восторга:

– Они у тебя такие мягкие… Красивые. Никогда таких не видела. Папочка говорит, что золотоволосые Жрицы уже не рождаются… А ты вот родилась. Ты красивая. И сильная. Мне братик так говорит. Они с мамой сильно ругаются. Но братик почти не появляется дома. Он с папочкой живёт. Мама говорит, что у них – дела. И каждый раз, когда братик возвращается, он приносит мне красивые украшения. Мне все девчонки завидуют. Они у меня такие шикарные…

Майя трещала, без умолку. Ким соображала, что за братик, и что за мамочка.

– Майя, а кто твой братик? – наконец ввернула девушка. Майя тут же замолчала, а потом выдала:

– Ему зовут Мин.

– А тебе сколько лет, дорогуша?

– Мне семь. Я уже взрослая! Папа говорит, что я ещё ребёнок, а братик – что я просто несамостоятельная. Да ну их всех. Я – красивая, умная, сильная и самостоятельная.

Майя говорила и заплетала Ким. Голос девочки становился всё спокойнее и тише, пальчики перешли к плетению косы, которая падала на спину.

Ким закрыла глаза и провалилась в тревожный сон. Майя спрыгнула с кровати и осторожно вышла, прикрыв дверь.

– Умаялась, бедненькая, – вздохнула малышка и, с чувством выполненного долга, пошла обратно, к Осирису.

– Она спит, – хмуро сказала девочка, заходя в зал Правящего Совета. Все посмотрели на неё, и Кефер благодарно кивнул.

– Спасибо, Майя. Как у тебя это получилось? Да, и где сейчас Ким?

– Она в коридоре Жриц. Сейчас под сонным порошком, его действие длится примерно восемь часов. Потом она проснётся. Будет вашей марионеткой, если нужно.

– Этого не надо. Пусть остаётся собой, но немного спокойнее. Её буйный характер всё испортит.

Майя кивнула и ушла. Неферия нахмурилась и строго спросила у сына:

– Это так необходимо?

Кефер отвёл глаза. Он не хотел никого подчинять, делать больно или лишать воли, но иного выхода с Ким не было. Девушка была чересчур своевольной и эксцентричной. При желании, она просто бросит их всех на произвол судьбы. Кефер не хотел уподобляться старшему брату, но иного выхода просто не видел. Потом надо будет поговорить с вредной сестрёнкой.

А ведь всё было бы иначе, не отнеси мать Ким к Карпене. Они бы ругались с младшей сестрёнкой по любому поводу. А потом приходил бы отец, потому что их крики слышно по всей пирамиде, и наказал бы обоих. Эксатон сразу начал бы глумиться, и тут же оказывался наказанным за компанию. Оба бы потом обижались на Ким, а она бы засмеялась и, с искрящимися глазами, предложила наперегонки до стены. А по дороге кидала бы в них шары солнечной энергии и показывала язык, когда братья ругались, что так нечестно и сестра – жульничает. Ким тут же сделала бы умильную мордашку и они бы простили ей всё-всё.

А теперь получается так, что Кефер пытается удержать сестру, чтобы она не ушла и не бросила их погибать. Ведь против такой мощи – объединённых сил Тёмного властелина и Тёмной Жрицы – не выстоит никто, кроме Третьего ребёнка Ра. Именно так говорилось в пророчестве. Но если этот самый ребёнок откажется, или не сможет – погибнут все. В Египтусе воцарится зло, которое просочится на Землю.

Оба мира превратятся в выжженную пустыню, которой будут править Эксатон и Карпена.

Истинное Зло.

– Да. Это необходимо. Так, если разметить пятый отряд за холмами…

====== Начало конца ======

Сны были пушистыми и тёплыми. Не хотелось просыпаться, хотелось свернуться калачиком, накрыться с головой и не двигаться. И чтобы в нос ударил знакомый, сухой запах пустыни, или влажный воздух пещер. Или солоноватый привкус железа и крови.

Ким выгнулась, по-кошачьи, и открыла глаза. В комнате был приглушён свет, а сама девушка растянулась поперёк кровати. Причёска растрепалась, в глаза и рот лезли волосы. Ким ещё раз закрыла глаза, но уже не уснула.

«Это сегодня. Я спала долго. Последняя битва сегодня».

Как ни странно, её нисколько не тревожил этот факт. Словно не решались судьбы двух миров. Ким чувствовала себя какой-то отстранённой.

«Майя. Это она со мной сделала. На её руках был сонный порошок».

Ким изучала свойства этого порошка, когда жила у Карпены. В её лаборатории было много сонных препаратов. Эту дрянь девушка запомнила навсегда. Однажды, перепутав банки, она отдала Вайтор не соль, а сонный порошок, подавляющий волю, делающий человека марионеткой. После вкусного обеда, все Солнечные войны были никакие. Потом ещё несколько дней все валялись. Кто-то спал, а кто-то пытался снять с себя действие заклятия.

Ким запомнила свойство этого порошка. Майя им и воспользовалась, когда заплетала. Через кожу на голове в организм и попала эта гадость. Наверняка эту мелкую Кефер попросил. Вот идиот, неужели он думал, что она их бросит? Конечно, весь Золотой город ей до лампочки, но Карпена куда-то дела всех Солнечных. Подчинила себе Рена. Этого нельзя простить. А теперь, что делать Ким? Сражаться она в таком состоянии не может.

А впрочем, какая разница? Сами виноваты.

– Не притворяйся. Ты не спишь. Восемь часов прошло.

Ким открыла глаза, но даже не попробовала сесть. Зачем? Надо будет…

Видимо надо. Кефер рывком поднял Ким на ноги и вгляделся в лицо сестры.

– Всё-таки, Майя перестаралась. Просил же, аккуратнее. Что мне теперь с тобой, квашнёй, делать?

Квашня. Самой подходящее слово, описывающее состояние Ким. Кефер осторожно попробовал её усадить на кровати, но девушка тут же рухнула. Постебаться – как без этого? Она спокойно могла управлять своим телом, только не состоянием. Если бы он ей приказал – она бы сделала.

– Слушай, сестрёнка, ты не сердись. Но так надо.

Надо. Кому надо? Ей, Ким, не очень-то и нужна такая медвежья услуга. Да и какая она ему сестрёнка? Он ещё ничего не сделал, чтобы иметь право её так называть. Вот бы сказать ему всё это в лицо!

– Ким, меня не интересует, как ты собралась нас спасать. Мне нужно лишь, чтобы ты это сделала. Не знаю, надо ли тебе объяснять, зачем я попросил Майю это сделать, но я расскажу. Ты могла уйти. Просто исчезнуть, и они снесли бы весь мир под основание, а в первую очередь – наш город. Ты понимаешь? Я сделал это лишь для того, чтобы защитить всех.

– А меня ты спросить не хотел?

Ким осторожно села, и придержала необычайно тяжёлую голову.

– С чего ты вообще взял, что я уйду? Согласна, мне на ваш тухлый мирок плевать – ничего, кроме страданий он мне не дал. Но у меня есть свои мотивы спасать его. Я не знаю, где остальные Солнечные. И мне надо их найти. Так что будь добр, попроси Майю принести смесь эвкалипта, розмарина и сока алоэ. И всё это надо солью посыпать. А будешь спрашивать зачем – расквашу тебе морду так, что все убивающие заклятья покажутся тебе милыми и безобидными.

– Ха-ха, боюсь-боюсь, – издевательски пробурчал Кефер. Но в глубине души он был рад такому исходу. Если Ким не против – то можно и отказаться от подавления её воли.

– Когда всё начнётся? – тихо спросила она.

– Через полчаса. Поэтому ты нужна либо безвольной куклой, либо свежей, и готовой всех спасти. Ты готова?

– Ещё как. Но запомните – их убивать нельзя. Я не знаю, где Солнышки. Их надо найти.

– Я понял. Идём?

– Да. Я… почти готова.

Ким досчитала до десяти и поднялась на ноги. Ладно, доза небольшая, прорвётся. Но ступни словно пригвоздило к полу.

– Чёрт, мне с места не двинуться. Где Майя? Без смеси я не смогу ничего.

– Сейчас я схожу за ней, а ты пока тут… постой.

– Да куда ж я денусь? Вали уже!

Кефер быстро вышел, а Ким так и осталась стоять истуканом и ждать. Зато она смогла разглядеть странную комнату во всех подробностях. Большая, освещённая мягким, лимонным светом, со светлыми стенами, исписанными рисунками. Везде была одна и та же сцена: семь девушек в балахонах стоят на коленях около подножия трона Ра. Там сидел и он сам – такой же дедок, каким его видела Ким. Теперь она, кажется, поняла, почему это место назвали коридором жриц. Всё здесь было посвящено только им и Ра. Во как. Ким скривилась. Нет, что бы она ни делала, клеймо Жрицы Солнца, как и татуировка Солнечных воинов, всегда останутся при ней. Она не сможет ничего забыть… как и вспомнить. При мыслях о своей земной семье невольно сжалось сердце. Как они там? Если сопоставить все-все воспоминания, то ведь можно выстроить примерную картину её жизни. Если она вспомнила, что отца у неё нет, то значит Стивен Дэл либо бросил жену, либо умер. А мальчики? Живы, невредимы и терпеть не могут подкидыша-сестрёнку. Вот так-то вот. Во всех мирах её ненавидят старшие братья.

– Привет. Проснулась? Держи, это поможет. Всё как ты сказала.

Ким недоверчиво посмотрела на, только что вбежавшую, Майю, и взяла из её рук чашу, наполненную травами. Мощно втянув в себя воздух, Ким поняла, что на этот раз Майя честна и никаких лишних примесей противоядие не имеет. Золотоволосая благодарно кивнула и в один присест всыпала в себя горькую массу, несколько раз прожевав и проглотив. Через пару секунд тело расслабилось, а затем наполнилось первозданной силой и энергией. Всё. Теперь она вновь хозяйка сама себе.

– Спасибо, Майя. Все готовятся…

– К войне. Да. И мы с Осирисом. Будет много раненых.

– Кто против нас?

– Вся Тёмная пирамида и изгнанные преступники. Карпена и Эксатон вернули их на земли Египтуса. Они стоят временным лагерем в шести километрах от нас. Это очень близко.

Ким нахмурилась и кивнула. Значит лагерь. А в лагере – ребята. И она их спасёт.

– Пойдём, покажешь мне.

– Куда?

– На стену. Я должна всё это увидеть.

– Мне нельзя, что ты. Но если хочешь, иди в Сад. Там должны быть твои друзья.

– Эна и Шим?

– Угу, они самые. Иди, они помогут.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю