290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Жрицы Солнца (СИ) » Текст книги (страница 4)
Жрицы Солнца (СИ)
  • Текст добавлен: 26 ноября 2019, 17:00

Текст книги "Жрицы Солнца (СИ)"


Автор книги: Ray Jons






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 7 страниц)

Но невероятное могущество Ким пошло Карпене только на пользу. Изматывая девочку на тренировках, Колдунья питалась её силами и энергией, поддерживая себя в форме.

Они заключили с Эксатоном сделку. Карпена пообещала вернуть ему злую душу, в обмен на помощь в последней войне. Эту войну Карпена планировала начать как только Ким будет достаточно сильна, чтобы стереть город одного из братьев с лица земли Египтус. Ключевым фактором возвращения души была Джиомири. Девочке было поручено воззвать к тьме души Эксатона и вернуть её в тело. Перепуганная девочка, которая никогда не обладала выдержкой и гордостью, согласилась.

Это её и погубило.

Тьма. Она разъедала её чистую, непорочную душу, сжигая всё. Из последних сил она отдала эту тьму Эксатону, вернув тому его прежний облик. Джиомири упала мёртвой. Ниточка между двумя мирами – живых и мёртвых – окончательно оборвалась. Карпене это совсем не понравилось, ведь Джи, при желании, могла вернуть к жизни кого угодно. Лишь бы было тело.

Эксатон не привык исполнять обещания. Злая душа вернулась на своё законное место, в его тело и он приказал убить Карпену. Та оказалась слишком умна, чтобы просто так позволить себя убить. Она исчезла с телом Джиомири, чтобы похоронить девочку. Какой бы она ни была злой, но привязанности были и у неё.

В те мгновения ей невольно вспомнилась сестра-близнец Энарии. Эдамира была сильна. Она управляла всеми четырьмя стихиями и умела путать следы. Её погубила собственная мощь. Не справившись с сокрушительной силой, Эда погибла, сожжённая изнутри собственным огнём. Так Карпена потеряла самое мощное звено своей армии.

Сейчас она потеряла ещё одно, не менее важное.

Когда ребятам в её армии было почти всем по пятнадцать, она отправила мечтателя Шиммита за кольцом Неферии. Без него Ким не смогла бы справится с двойной силой диадемы. В письме к Жрице Луны, Карпена написала следующее:

«Неферия, Ким необходимо кольцо. Великое Зло, которое девочка должна запечатать, прорывается. Если у неё не будет твоего колечка, то она умрёт. Не справится с мощью диадемы. Посылаю мальчика. Передай ему кольцо. Ради своей дочери! Карпена»

Но Шиммит не вернулся, что было Карпене даже на руку. Если Ким погибнет, не справившись с мощью диадемы, то Великое Зло не будет побеждено. И Колдунья наконец-то сможет править этим миром. А затем и Землёй. По праву.

Признаться, было странно, что Эксатон с тех пор молчал. Но причина была в том, что душа находилась в теле нестабильно, всё пытаясь вырваться наружу и пойти блуждать. Сехмет всё ещё искала способ запечатать её раз и навсегда в теле Тёмного властелина. Но пока она его не нашла, тело Эксатона погрузили в магический сон. Обе его стороны души спали крепким сном и никак не могли оставить хозяина. При всём желании.

Способ Сехмет нашла только через два года. Она выяснила, что если особые травы смешать в правильном порядке, то душа останется привязанной к телу навечно.

Эксатон наконец-то вернулся.

– Повелитель, у меня интересная информация.

Анубис поклонился.

– Продолжай, – холодно бросил Эксатон.

– Кефер отправился к Колдунье Подземелья и её малышне. Среди них должна быть золотоволосая Жрица Солнца. Её зовут Ким и…

– И что тут интересного?

– Помните, у вашей матери должен был быть ещё один ребёнок, но он умер? Оказывается нет. Ким – ваша сестра.

Эксатон резко встал.

– Надо было говорить это сразу! Собирай отряд. Поприветствую свою семейку… Кефер знает?

– Цель его похода – вернуть девочку. Ей сейчас около семнадцати.

– Если у Карпены получилось завербовать девчонку, то она действительно чертовски умна. Выдвигаемся сейчас же.

Эксатон посмотрел на огромный, затемнённый портрет.

– Ждите, ждите… Я вернулся!

Портрет разнесло в клочья.

====== Истинное Зло ======

Пустота и тишина.

Это было первое, что встретила здесь Ким. Никого не было и никто не отзывался. Она прочесала все пещеры, воспользовалась заклинанием поиска. Пусто…

– Нет, – она обессиленно рухнула на колени в главном зале. Обычно здесь обедали ребята. Как раз в это время Вайтор вносила блюда. Растан всегда парил под потолком и юная повариха прикрикивала на него. Флоул вытягивался, чтобы впихнуть в себя как можно больше. Рен закатывал глаза и принимался его щекотать. Диарения фыркала и поправляла волосы, Энария молча доедала и уходила раньше всех. Ким от души смеялась над ними.

Но сейчас ничего этого не было. И никого. Ким всхлипнула и заплакала. Всё эти воины. Всё её брат, Кефер. В сердце Ким поднялась жгучая ненависть. К Кеферу, ко всему Золотому городу, ко всем на поверхности.

– Да чтоб вы сдохли! – возопила она, со всей силы швыряя шар солнечной энергии в стену. Второй пробил в ней дыру, третий пролетел сквозь, а четвёртый… кого-то задел. Его отшвырнуло.

– Ч-чёрт! – выругался он. Ким замерла.

– Эй, я наезда не понял! Что я сделал-то?

Лео! Это его голос. Вернулся поблагодарить? Нет уж, спасибо. Раз он с Золотыми… Что ж, он неплохой парень, но его придётся убить. Интересно сколько убил он?

– Я тебе объясню, – ласково-убийственно пообещала Ким, посылая ещё более мощный заряд. В стене появился новый проход. Представляя, насколько эпично она выглядит – силуэт девушки, с гривой шикарных волос, светящимися руками и немного опущенной головой – Ким зажгла ещё два шара на обеих руках и соединила их в один. Этот заряд она послала в Лео. Он ловко увернулся и шар пролетел мимо.

– Эй, за что?

– Сам знаешь за что! – выкрикнула она в ответ, посылая шары в Кефера, Гора и Рамзеса.

– Вся суть женщин! Зачем бы стал спрашивать, если бы знал, за что ты меня отметелила?

– А ты не догадываешься? Пошевели извилинами!

– Я тебе о чём толкую? Ты вообще меня слушаешь?

Ким забыла посылать заряды. Она стояла и препиралась с этим идиотом, который, кстати говоря, тоже встал и скрестил руки на груди.

– Как думаешь, вспомнит? – тихонько спросил Гор у Рамзеса. Ответил ему Кефер:

– Будем молчать – нет.

– Может стукнуть? Пока не видит.

– Со спины? – подключился, до этого молчавший, Ка. – Нечестно. Как минимум. Можно подготовиться к удару и его нанесению, а потом позвать. Она повернётся и можно будет треснуть. А пока, лично я, собираюсь наслаждаться шоу.

Ка привалился к стене, глядя как Лео и Ким орут друг на друга. Простая перебранка переросла в крупную ссору.

– Я-то всё слышу! А вот ты, похоже, нет. За что вы так с ними? Что они вам сделали?

– Кто они? Ты хоть что-нибудь по-человечески можешь объяснить, или ты всё будешь чисто по-женски? Вот девчонки, как вас понять?

– Это меня-то нельзя понять? Да я… Да ты… Да я с тобой не разговариваю!

Ким резко развернулась и Лео крепко досталось от пышной гривы золотых волос. Тут только она и вспомнила про то, что она, вообще-то, хотела избавиться от Кефера, а не препираться с Лео, как дурочка.

– Успокоилась? – участливо поинтересовался фараон Золотого города, ехидно глядя на девушку. Та же сразу встала в боевую стойку… но энергии на солнечный шар уже не хватало. Зато вполне, чтобы выхватить меч, пошатнуться и грохнуться в голодный обморок. Шары, да и вообще магия, затрачивали так много сил и энергии, что это было сродни недельному голоданию. Только урчит не живот, а душа и магический резерв. Потому что последние напрямую связаны друг с другом. Если состояние души не в порядке, то и магия выйдет фиговой. Ким давно научилась держать свою душу под контролем, поэтому не беспокоилась на этот счёт. Но сейчас она была истощена магически и расшатана душевно. А во время обморока всё приходит в норму.

– Во даёт, – присвистнул Лео, не давая Ким повалиться на каменный пол. Потом подумал и тихо спросил: – А всё-таки, что я сделал-то?

– Думаю, дело в том, что тут никого нет. А должны быть. Но везде пусто. Она и подумала, что мы всех… Гм…

– Грохнули? – подсказал Лео, поднимая истощённую девушку на руки. Выскользнувший меч, при этом, едва не отрубил ему ногу.

– Ну, можно и так сказать, – немного смутился Кефер. Вопреки ожиданиям всех, Лео стал редкостным оболтусом. Нет, он всё также серьёзно относился ко всем миссиям и битвам, но вечно отпускал какие-то шуточки и ржал над всем. Голос у него поломался, стал более низким. Так что с его смехом все боялись, что потолок обвалится.

– Девочку к Осирису надо. Полное истощение, судя по всему.

– Никуда она не пойдёт.

Все вздрогнули и обернулись. От стены отделилась тень высокой женщины. Её чёрное платье подметало пол, белокурые, тяжёлые волосы обрамляли бледное, худое лицо. Глаза свирепо сверкали из-под длинных ресниц. На руках сверкали шары мглистой, болотной субстанции.

– Вы кто? – осторожно спросил Гор… тут же схлопотав мглистый шарик в грудь. Сокола отбросило к противоположной стене.

– Моё имя – Карпена.

– Первая Жрица? – не веря своим ушам прошептал Кефер, отступая.

– Бывшая Жрица! Папаша твой, чтоб его, заявил мне – стареешь, Карпена, дочке пора! А дочка-то у меня – Третья! Третья она, сильнее меня. Сместила, сама заняла пост. И главный трон. И имя там её! Спасибо твоей мамаше за бессмертие, конечно, но с её выродком я возиться не собиралась. Я ж думала: кинжал девчонке в сердце, силу отобрать сначала у неё, потом у Неферии! Не-е-е-т же! Следила. Пришлось мутить, малявку в вечный сон да на Землю, чтоб уж никто.

С каждым словом Карпена, великая Жрица, а ныне тёмная Колдунья Подземелья, подходила всё ближе, пусть и не было слышно шагов и двигалась она мучительно медленно. Она приближалась.

– Была запрограммирована дата, но я её сбила, чтобы хоть немного отсрочить её пробуждение. В конце концов, я выиграла себе два года. Потом её нашёл этот… этот…

– Дэл, – подсказал Лео. – Стивен Дэл.

– Он самый. Они воспитали девчонку, дали ей имя – а ведь у неё его даже не было! – и всё бы хорошо, да только Ким наша – золотоволосая Жрица. Её заметили и забрали. А дальше-то вы знаете… Но не знаете главного!

Отравляющее дыхание Анубиса срубило всех, кроме Лео, подлетевшего достаточно высоко с Ким на руках. Кулон болтался у него на пальце. Эксатон смерил его своим самым злым взглядом. Юноша похолодел.

– Моя девочка, Джиомири, любезно вернула нам Эксатона, – закончила Карпена, подходя к Тёмному властелину вплотную. Стоило им только оказаться в каком-то таинственном рисунке (сверху он был хорошо заметен), как она нараспев начала что-то говорить.

– Энаор-Деже! Лави-Зок-Дэз! Хаури-Шоа, Гиралер-Эгоще, Юдоавни-Тора-Карт!

Лео не понял этого набора букв, но это явно было нечто нехорошее. Рисунок светился, переливался и мутнел. А Эксатон и Карпена… сливались в единое целое. От этой картины Лео стало тошно.

Жуткая световая и энергетическая вспышка поглотили всё. Лео показалось, что он растворяется в них. Какая-то тяжёлая штука красиво впечаталась ему в лицо и он сам потерял сознание.

Посередине пустыни выросла огромная фигура. Это была женщина, в сером платье с чёрным шлейфом. Казалось, сам песок (в силу его безжизненности) отмирает под этим шлейфом. Кожа у женщины тоже была серая, тяжёлые тёмно-серые волосы лежали на платье, а глаза стали чисто красными, и от них шёл лёгкий дымок. На руках женщины собирались два сгустка серого света. Она захохотала и голос её звучал так, будто в этом теле заперты два человека.

Карпена и Эксатон.

– Они познают Истинное Зло. Они всё узнают…

Дикий смех пронёсся по всей пустыне.

Высокая женщина в голубом платье подняла уставшие глаза с морщинками усталости и посмотрела на пустыню.

– Неферия, вы тоже?..

– Да, – кивнула женщина, оборачиваясь. Совсем ещё юная Жрица, Эмира, скромно подняла свои томные, васильковые глаза. Синий балахон очень подходил к её белым волосам.

– Так что нам делать? Они нанесут удар?

– По нам – пока нет. До этого времени я должна вернуться. Снарядите мне портал в зал Правящего совета. Если я правильно понимаю, всех их заперли именно там.

– Но энергии не хватит на обратный! – с отчаянием воскликнула Эм.

– Разберусь. Но сейчас я нужнее там.

– Хорошо. Я скажу… я всем скажу. – Девочка всхлипнула. Она только нашла себе дом, ей не хотелось вновь его терять!

– Не плачь. В конце концов жизнь – это одно из состояний смерти. Значит, на ней она не кончается, так ведь? Не плачь, Эмира. Не надо.

– Портал готов. Как вы?

Высокая, мускулистая, как мужик, женщина зашла без стука.

– Я готова. Ради победы – на всё.

Три Жрицы Луны вышли из наблюдательного центра. Неферия вся сияла, пусть и понимала, что вполне может не вернуться к своим девочкам.

Но ради дочери она на это пойдёт. Слишком долго Неферия от неё бегала и пряталась. Пора!

– Пора, – шепнула она, заходя в портал.

====== Хонсу ======

Комментарий к Хонсу Это глава, сразу предупреждаю, довольно комичная с маленькой долей воссоединения семьи. Приятного чтения)

Автор уже готовит сюрприз для своих самых преданных читателей)))

Никто не понял, как они здесь оказались. Кефер и другие, вырубленные газом шакала (интересно, сколько лет он не чистил зубы, что от его запаха всех так конкретно вырубает?) пришли в себя уже здесь. Лео висевший под потолком с Ким на руках, тоже ничего не знал. Просто на секунду вырубился и он уже не в рухнувшем подземном лабиринте, а в тронном зале Золотой пирамиды. Оставшиеся в городе Золотые воины уже были там, мрачные и хмурые, Правящий совет просто ничего не понимал и не знал, куда себя деть, а Осирис сокрушался, что оставил в лаборатории нечто, что требует усиленного контроля. Что это, он так и не сказал.

– Вот, – Нейт, подбрасывающая свой жезл, вскочила и протянула Лео какую-то трубочку. По горькому опыту он знал, что это сообщение. И он абсолютно не хотел выяснять, от кого оно. И так ясно, что от дикой, серой помеси. Про себя, Лео окрестил её «тучкой». Из-за неестественной серости получившегося создания. Правда, эта «тучка», уже была размером с громадную тучу, но Лео предпочёл не упоминать этого. Все и так напуганы.

– И что тут? – тихо спросил он, едва не забыв, что держит на руках Ким. Прислонив девушку к колонне, как остальных находящихся без сознания, он взял послание. «Тучка», появившаяся из послания, выросла тоже немаленькой. Примерно с половину Лео. Он даже отшатнулся, так это было неожиданно.

– Мы, – двойным голосом начала «тучка» и все вздрогнули, – заперли вас в городе магией. Никто не выберется из своих домов. Мы взываем к вашему благоразумию. Отдайте нам Ким и власть в городе и будете пощажены. Даём вам два часа на раздумья. Если вы попытаетесь сбежать, телепортироваться, воспользоваться магией или ещё каким-либо образом выбраться, город будет мгновенно уничтожен. Два часа. Время пошло!

Сообщение растворилось. Лео понял, что «тучка» ждали (или ждала? Что оно теперь? Взрыв мозга!), когда будет прочитано сообщение. Время пошло. Они должны будут придумать, что им делать в течение двух часов. Это будет последняя бойня. Если они не победят в войне, которая, скорее всего, начнётся по истечении двух часов (требования никто выполнять не собирался, не идиоты), всем конец. Всем конец, всему конец. Лео уже было нехорошо.

– Ну и чего нам делать? – недоуменно спросил он у собственных рук, когда прямо в центре зала открылся портал. Все насторожились. Что бы это значило? А потом замерли как были, разве что Лео поднял голову и уставился уже не на свои руки, а на женщину, которая появилась из портала. Её длинные, серебряные волосы, ниспадали до самого пояса. Несколько морщинок, на всё ещё прекрасном лице, совсем её не портили. Тёмно-синие, как ночное небо, глаза, смотрели мудро, с маленькой искоркой озорства. На ней было красивое голубое платье, с серебряным поясом. Маленькие, почти детские, ручки скрывались в его огромных рукавах. Лео увидел их всего на миг, но и этого хватило для эффекта.

– Чтоб мне провалиться, – присвистнул Бес, вскакивая на ноги и подбегая к незнакомке. – Нефи, Нефи, Нефи! Вот уж сюрприз так сюрприз!

– Да, не ожидала, что придётся вернуться при столь печальных обстоятельствах. Где дети?

Многие попытались понять, какие тут могут быть дети, а затем сообразили, что под детьми Неферия подразумевает своих – Кефера и Ким. То, что она была третьей, живой дочерью Ра, уже не было тайной.

– Шакал их вырубил. Ничего, газ недолговечен, скоро придут в себя. Вон, Лео уже лучше. Там… совсем плохо, да?

Неферия нахмурилась.

– Мои девочки в безопасности, а больше меня пока ничего не волнует, – отрезала женщина. Лео сразу понял, что с ней шутки плохи. Он поёжился. Раньше её глаза казались успокаивающими и мягкими, но сейчас они метали молнии и в них светились непоколебимые уверенность и решимость. Лео сжался и попытался отступить в тень, что было непросто в ярко освещённом зале.

– У нас есть два часа, – напомнил Сет, ничуть не обрадованный появлением царицы. – Потом нас уничтожат, если мы не отдадим им девчонку и город. Примерно пятнадцать минут драгоценного времени мы уже потратили. Так что делать будем?

– Пусть все придут в себя. Кольцо… оно у Ким? Ну и имечко ей выдумали.

Неферия осторожно подошла к дочери и проверила наличие украшений. Неодобрительно покосилась на золотые пряди и сияющую, бронзовую кожу, но смолчала. Исида хорошо знала, как уповала Нефи на то, что девочка будет лунной Жрицей. Но, как говорится, родилась папина дочка. Маленькое солнышко. Неферия тряхнула головой и отошла.

Ким приоткрыла один глаз. Она уже минуты две была в сознании и слушала, о чём все говорят, очень надеясь, что все ошибаются. Нет, не ошибаются. Ким закрыла глаз и открыла оба.

– Лео, – тихо позвала она. Все вздрогнули и посмотрели на поднимавшуюся девушку. – Перенеси меня обратно в то подземелье, а? Лучше меня раздавит эта дикая серая помесь, чем я буду тут торчать. Где Эна, Рен и Шим?

– Где-то. Я потеряла их. Магия существа сильна. Но у нас есть ты. – Улыбнулась Исида.

– Есть, – кивнула Ким. – И что толку? Диадема осталась в подземельях. Судя по вашему бездействию, делать ничего нельзя. Господи, я просто неудачница по жизни.

Ким взвыла утробным воем раненного зверя. Лео на секунду стало её жаль. Потом он напомнил себе, что эта ненормальная пыталась его убить и жалость как-то сама по себе растворилась. Эта девчонка ведь и правда неудачница.

И тогда он кое-что заметил. Все, даже в кои-то веки Сет, были рады Неферии (Лео не знал, кто она, но вряд ли эта женщина занимала второстепенную роль), кроме Нейт. Стражница ворот смотрела на женщину мрачным, тяжёлым взглядом. Лео не сразу понял, причину такой неприязни к незнакомке, но скоро его вопросы улетучились.

– Итак, что мы имеем, – рассудительно начала Неферия. – Здесь всего три Жрицы – две Луны и одна Солнца. Это раз. Во-вторых, нельзя пользоваться магией. В-третьих, у нас есть ещё около полутора часов. За это время мы должны сделать две вещи: достать диадему из подземелий солнышек, – Ким скривилась, – и разбудить Ра. На всё это, повторяю, у нас лишь полтора часа. Потом эта громадина начнёт громить город. Вопросы?

– У меня вопрос, – хором сказали Ким и Лео, тут же смерив друг друга злыми взглядами. Лео задал вопрос первым. – Почему три? Я думал, тут только вы и она, – он кивнул на Ким.

– О, так ты не знаешь? Я думала ты, мальчик, в курсе.

Неферия улыбнулась и все посмотрели на Нейт. Беловолосая стражница зло зыркнула на женщину, и прошипела:

– Я давно уже не пользуюсь магией. И о своём решении, Неферия, я не жалею.

Лео даже присвистнул от удивления. А он-то думал, что Нейт просто уродилась такой – беловолосой. А она Жрица Луны. Возможно именно эти силы помогли ей семь лет назад, когда они впервые пробудили Ра. Сейчас этот подвиг придётся повторить, но, хотя бы, не придётся искать и вылезать из города. Если вход в усыпальницу на нижних этажах лабиринта Аписа, то всё проще простого. Главное туда добраться и заставить его зарядить Око прежде, чем они попрутся в пекло битвы.

– А теперь я, – холодно бросила Ким. – Как я понимаю, я должна каким-то образом эту гадость одолеть? Для особо тупых, – Ким бросила многозначительный взгляд на Лео, – поясню: я имею в виду помесь моего братца и бывшей наставницы. Честное слово, меня окружают одни убийцы. По жизни. Я правильно понимаю? Но не совсем догоняю, как это можно сделать.

– О, милая, это просто, – улыбнулась Неферия и Ким передёрнуло. Да, не особо она рада своей мамочке. – Диадема двухсторонняя: Солнце и Луна. Твой отец активирует Солнце, а я – Луну.

– Не выйдет, – усмехнулась Нейт. – Вашей силы не хватит, тут нужен Хонсу.

– Если б я знала где он, – Неферия ухмыльнулась.

– Ой, да ладно? – никогда ещё Лео не слышал столько издевки в голосе стражницы. Видимо, Неферию она действительно совсем не любит. Не ненавидит, но недолюбливает точно. – Он заперт в вашем флаконе, чтобы не мешал. А флакон в мешочке. А мешочек вшит в платье. А платье – на вас.

Неферия бросила на Нейт взгляд восхищения и досады одновременно. Она явно не хотела обращаться к Хонсу за помощью. Но выбора не было. Женщина выдохнула.

– На свой страх и риск, – она потянулась к поясу, на котором виднелся неприметный бугорок. А затем разорвала в этом месте платье и достала из дырки шёлковый, серебряный мешочек. А из мешочка – флакон, напоминающий флакон из-под духов. Неферия выдохнула и открыла крышку. Заструился дым, послышался оглушающий хлопок – будто ружейный выстрел – и подобно джинну из лампы, из флакона вылез мужик. В отличие от Ра, монументального и мудрого, этот производил впечатление пляжного мачо. Ровный загар, голливудская улыбка до ушей, на глазах – вполне современные солнечные очки. Серебряная шевелюра растрепалась и смотрелась несколько странно, на загорелой коже, но одежда неплохо скрывала этот недочёт своей гармоничностью с цветом волос. Драные джинсы, голубая рубашка расстёгнутая на несколько пуговиц так, что было видно торс, не менее загорелый, чем лицо. Кеды «Nike» и коктейль в руке. Лео прыснул. Интересно, где он достал всё это хозяйство сидя во флаконе?

– О, свет очей моих несчастных! Неферия, вот так сюрприз! Я и не чаял, когда вы снова, прекрасная и неповторимая, ко мне обратитесь!

– Хонсу, ещё один комментарий не по делу, и я посажу тебя не в комфортабельный отель моего флакона, а в старый барак без электричества и канализации.

Ничего себе, тётка продвинутая! Эта она ему все условия создала! Лео оставалось только поражаться.

– Оу, ну зачем так сурово? А в чём-то провинился? Ты только скажи!

– Кха-кха, – Ким многозначительно прокашлялась. Хонсу, с видом человека, которого отвлекают от спасения мира, развернулся к ней, не пытаясь даже скрыть презрения на лице, и тут же изменился. Вернулась улыбка и он уже подплыл к Ким.

– Оу, прекрасная миледи! Позвольте…

– Миледи – девушка, способная убить, выполняющая все приказы кардинала. «Трёх мушкетёров» не читали? Советую. Может тогда будете осмотрительнее выбирать слова и их использование по отношению к девушкам.

Ким не могла точно вспомнить, кто такая была эта миледи и читала ли она сама «Трёх мушкетёров». Это было событие прошлой, забытой жизни. Но на Хонсу произвело впечатление. Он заметно стушевался.

– Ну что вы так жестоко! Вы, как я погляжу, старшая Жриц Солнца? Волосики у вас что надо. Да и личико хорошенькое.

– Хонсу! – рявкнула Неферия. – Тебя по делу вызвали, а не чтобы ты к моей дочери клеился!

– К твоей дочери? Ух ты, много я пропустил! Я ж помню только мальчишку. Зловредный такой, кнопки мне на стул клал!

– И правильно делал. Единственный хороший поступок, сделанный Эксатоном. А с тех пор просвещаю: у меня есть ещё один сын и дочь. Кстати как они?

– Скоро придут в себя, я думаю. Газ долго не действует. Час, ну может полтора. – Рассудительно ответил Осирис.

– У нас нет этого времени! Ладно, не трогайте их. Вернёмся к нашим…

Но когда Неферия повернулась к Ким, рядом с ней Хонсу уже не было. Он старательно подбивался к Нейт. И судя по её лицу, скоро на загорелом лице Хонсу что-нибудь отпечатается, что сильно подпортит ему внешность.

– Хонсу! Оставь всех в покое и слушай меня!

– Всегда к вашим услугам, – перепорхнул к ней мужик. Лео сгибался от хохота в три погибели, за что уже не раз получил от Ким по затылку.

– У нас тут идёт война. Ким должна победить помесь Карпены – помнишь её-то хоть, или мозги вправить? – и Эксатона. Ты будешь питать её лунной энергией столько, сколько потребуется. А до этого, ты должен будешь помочь нам отыскать диадему в подземельях солнышек. Думаю, Ким и ребят оттуда нам вполне хватит. Кто у нас есть в городе?

Вопрос был адресован Ким, но она ответила не сразу. Ладно эти трое, Шиммит, Энария и Занрен, они в городе. Но куда делись другие? Неужели они мертвы? Она же обыскала все пещеры, использовала заклинания и ничего! Их там не было!

– Что? А, Эна, Рен и Шим. Их достаточно. У всех есть магия. Так что мы одни справимся.

– Нет уж, – внезапно вклинился в разговор Апис. – Ты, девочка, конечно может и сильный маг и воин, но я тебе не доверяю. Возьмёшь и сбежишь, а потом ищи тебя свищи. Так что я иду с вами, а выкинешь фокус – пеняй на себя. И не надо на меня так смотреть, Неферия, – тут же пробасил он, глядя на царицу. Та смотрела с укоризной. – Вы не знакомы с собственной дочерью так, как с ней знакомы мы. Так что поверьте – это будет лучше.

– Ну что, всё? Мы всё решили? Тогда так: пусть кто-нибудь найдёт детей и они идут в подземелья вместе с Аписом. Пятерых там хватит. Разбейте в лаборатории всё, что бьётся, и сожгите всё, что горит. А мантикору…

– Малыш! – выдохнула Ким. Она совсем про него забыла. Его тоже не было в подземельях, но мантикоры не чувствительны к её магии. Она его могла и не заметить или спутать со скорпионом.

– Мантикору прихватите. Её Карпене подарил Ра, он будет слушаться всех его отпрысков, и я боюсь Эксатон может этим воспользоваться. Лео, Нейт и ещё кто-нибудь – в поход за Ра. Апис, твой лабиринт…

– Да знаю я! Сам по сотне раз на день его уничтожаю и ремонтирую, надо же время убивать! Пусть ломают.

Лео и Нейт переглянулись. Они хорошо помнили весь тот день, даже все ловушки.

– У нас полтора часа на всё это. Хонсу, ты, кстати, тоже за диадемой, чуть не забыла про тебя.

– Ну вот, весь испачкаюсь. Нефи, ну может?

– Никаких Нефи! – рявкнула она. Ким злорадно ухмыльнулась. Но Хонсу вроде неплохой парень. Если прекратит флиртовать с ней – сработаются.

Ким такие вещи чувствовала.

====== Воин или принцесса? ======

– И вот я здесь, снова с вами!

Рен бросил на Хонсу усталый взгляд. Они впятером (сам Рен, Хонсу, Ким, Энария и Апис) стояли на стене и думали, как бы им выбраться так, чтобы не засекли. Магией пользоваться нельзя, просто так выйти тоже, телепортироваться запрещено. А им ещё необходимо найти эту чёртову диадему!

– Может подкоп? – в который раз предложил Апис. Молчала здесь только Эна. Ким знала – она думает. Очень сложно не знать намерений человека за семь лет знакомства с ним. Вот и сейчас Ким была уверена: Эна что-то придумала. Не зря говорят, что все рыжие – умные.

– Нам нельзя пользоваться магией… Магией…

Эна как-то нехорошо посмотрела на Хонсу.

– Смотри-ка, магией запрещено пользоваться только нам. Но ведь не тебе? Разве может запретить даже помесь из Эксатона и Карпены, вам, великому магу Луны, покровителю всех Лунных Жриц, использовать вашу магию?

Лесть. Ким захихикала. Эна просто умничка. Конечно, Хонсу не мог просто так взять и пройти мимо лести рыжеволосой красотки. Он сразу появился рядом и попытался прильнуть к ней, но тренированный воин Энария тут же незаметно ушла ему за спину.

– Смотри, я направляю в тебя свои силы магнита, и ты притягиваешь диадему, желательно в ящичке и сквозь землю, чтобы летящий ящичек не привлёк ничьё внимание. По рукам?

Эна мило улыбнулась. Хонсу растаял и заторможено кивнул. Спустя пару секунд, до него дошло, на что он подписался и попытался было ретироваться, но холодный стальной клинок незаметно появился у его горла.

– Делать будешь, как я скажу, – глаза Эны налились серостью и сверкали. – В противном случае, ты будешь просто мечтать вновь оказаться во флаконе и жизнь взаперти тебе покажется неземным раем. Ты меня понял?

Клинок прижался плотнее, оставив на шее Хонсу красную борозду. Мужик задрожал всем телом и, чуть отступив, кивнул. Меч также незаметно исчез, как и появился.

– А девка не промах, – усмехнулся Апис. – Отдать Карпене надо должное: воспитала она вас неплохо. А ты, парень, что умеешь?

– Животных приручаю. Со всеми выходило, кроме мантикоры. Она неприручаема!

– За себя говори, – вяло отозвалась Ким. Ей было плохо. Страх, до этого молчавший, теплился в её груди, как ядовитая змея, чей яд ползёт по венам и сосудам, проникая всё глубже в сердце. Какое, оказывается, мерзкое чувство – страх. Она давно такового не испытывала. Боязнь, осторожность, опаска? Да. Но не страх.

Девочки не должны быть воинами, тем более принцессы. Принцессы. Ким усмехнулась. Хороша принцесса, ничего не скажешь. Шмотки дня два не меняла, волосы сбились в колтуны и запылились. Кулон и кольцо – единственное, что осталось чистым.

Девушка устало выдохнула и ушла от друзей подальше. Пусть сами разбираются, ей надо собраться с мыслями. Ким устало облокотилась на стену. Доспехи жали, но физические неудобства хоть немного заглушали душевную боль.

– Ты не боишься будущего?

Ким даже головы не повернула. Неферия стояла рядом с ней, спина ровная, как стена. Ким горько усмехнулась.

– Значит боишься. Я так и думала.

Неферия замолчала, но Ким уже поняла, что женщина имела в виду.

– Думаешь, мальчик бы не боялся? Стыдишься меня? Иначе бы не бросила на произвол судьбы в руках сумасшедшей.

Ким уже заметила, что Неферия не смотрит ей в глаза. И без того было плохо от страха, а теперь стало ещё хуже. Её собственная мать стыдится её. Не хочет видеть. Да и вообще, кому она нужна? Здесь ей не рады, но будут делать вид, чтобы она спасла людей и город. А что потом? Они избавятся от неё. Если сделали так один раз, что им мешает поступить так снова? Ким едва не заплакала от собственной беспомощности и бессильной злости на мать, братьев и саму себя.

– Я всегда хотела дочку, – внезапно подала голос Неферия, и это было такой неожиданностью, что золотоволосая вздрогнула. – Воспитывать её маленькой леди. Плести косы и учить манерам. Чтобы она пряталась от меня по всей пирамиде, таскала у братьев игрушечные мечи и топала маленькой ножкой, если что-то было не по ней. Хотелось рассказывать ей на ночь сказки. Но у твоего отца были на тебя совсем иные планы. Он думал, что ты будешь мальчиком. Имя тебе придумывал.

Неферия презрительно скривила губы.

– Мало ему сыновей и те враждуют. Трое весь Египтус под основание бы снесли. Я ему говорила. Он не слушал. Теперь сам виноват, а его единственная дочка должна идти под ярмо войны, чтобы спасти всех. Сам виноват!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю