290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Двойная игра (СИ) » Текст книги (страница 3)
Двойная игра (СИ)
  • Текст добавлен: 29 ноября 2019, 13:00

Текст книги "Двойная игра (СИ)"


Автор книги: ~Mirroring~






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 5 страниц)

Комментарий к

* Кота звали Ретт Батлер, а его хозяйку Охара. Соответственно, вся серия, посвященная хранителю фиолетового Кристалла – одна большая отсылка к «Унесенным ветром». Но, очевидно, русские переводчики посчитали, что Ретт Батлер – это недостаточно пафосно, а вот «Красный Охотник»… И, в принципе, я с ними согласна. Красный Охотник – действительно крутое имя для кота, скрывающего в себе демона.

Автор просит прощения за столь короткую главу, но завтра с утра он уезжает в отпуск и это все, что он успел наработать.

========== Часть 5 ==========

Внезапное появление в храме Воинов в матросках прошло незамеченным, так как дедушка Рей отлучился в один из переферийных храмов на проведение Ниинамесай – праздника урожая. В деревнях его традиционно отмечали с большим размахом, чем в городе, и старик не мог отказать себе в удовольствии отпраздновать так, как привык с юных лет.

Если бы Мамору обмолвился хотя бы словом о том, что собирается вернуться на поле боя за оставшимся там Лордом Иллюзий, его и Нефрита ни за что не отпустили бы одних, но принц считал, что чем меньше девушки знают о его намерениях, тем лучше. Усаги забеспокоилась, едва потеряв его из виду, через десять минут она уже проклинала тот миг, когда вспомнила о своей любви к принцу Эндимиону, которая ни в какое сравнение не шла с тем наивным восторженным чувством, что она испытывала к Такседо, будучи Сейлор Мун. Она потеряла его тысячу лет назад, она потеряла его сейчас. Даже с точки зрения Вселенной это было довольно жестокое повторение пройденного.

Время шло, молодые люди все не возвращались, и Усаги уже принялась уговаривать подруг последовать за ними, когда из дальних комнат храма послышался оглушительный грохот.

– Здесь есть кто-нибудь? – донесся слабый голос из-под груды тел, тонкая белая рука вслепую шарила по полу, но сил выбраться у ее обладателя, очевидно, не осталось. Поклажей Зойсайта при ближайшем рассмотрении оказались Нефрит и Джедайт, одинаково недвижные и мертвенно-бледные.

– Прошу прощения, девушки, – попытался пошутить он, когда Макото помогла ему выбраться. – Я думал заявиться к вам с цветами и конфетами, но ничего, кроме двух мертвых друзей, захватить не успел.

– Они все еще живы, – осмотрев поверженных Лордов и обнаружив у каждого слабый пульс, Ами укоризненно посмотрела на него.

– Это пока, – мрачно усмехнулся Лорд Ветра. Он не стал упоминать, что в любой момент может свалиться рядом с ними, как только Берилл решит проверить, так ли он мертв, как ей показалось. Чтобы Королева не убила Зойсайта собственноручно, это пришлось сделать Первому Лорду, и, так как иллюзии не были его специализацией, бить своего подчиненного ему пришлось хоть и вполсилы, но по-настоящему. Промедления в несколько секунд перед последним ударом Лорду Ветра хватило, чтобы сбежать, а лепестки сакуры, что сопровождали его телепортацию, испепелил мощный взрыв темной материи. Так или иначе, Кунсайт позаботился о том, чтобы его ученик умер красиво.

– Где Эндимион? – нахмурившись, спросила Усаги.

– Понятия не имею, – оттирая засохшую кровь со скулы, ответил он. – Но судя по тому, что его нет с вами и нет с ними, – он кивнул на двух поверженных друзей, – в данный момент он находится в большой… – вспомнив, что он все же разговаривает с девушками, Зойсайт на секунду поджал губы и только потом продолжил, – жизненной неурядице.

***

Даже после того, как Зойсайт подробно объяснил, что за дрянь убивает его друзей и как долго им осталось, Рей не могла заставить себя приблизиться к Джедайту, не говоря уже о том, чтобы прикоснуться к нему на прощание. Воин Марса видела своего суженного впервые за тысячу лет, и до новой разлуки оставались считанные часы, а она даже не могла понять, любит ли его на самом деле, или так действует ее клятва, или же за последнее время она просто впала в глубокую, чисто физиологическую зависимость от того удовольствия, что доставляло его присутствие в ее снах.

Что она помнила о нем из Серебряного Тысячелетия? Лорд Джедайт был очаровательным молодым человеком: красивым, умным, образованным. Влюбиться в него было легко и приятно, она не задумываясь принесла ему клятву верности, но это было тысячу лет назад. Что же теперь?

Джедайт использовал ее в своих целях, грубо и вероломно. Несмотря на то, что ее тело кричало об удовольствии, это было насилие. Он не спросил ее, хочет ли она ему принадлежать, он не оставил ей выбора.

Бледная от ярости, она опустилась перед ним на колени. С комфортом размещать поверженных Лордов на кроватях в комнатах хозяев девушки не рискнули – слишком трудно было бы объяснить подобное внезапно вернувшемуся настоятелю. Место для умирающих нашлось в задних комнатах храма, на жестких циновках. Если верить Зойсайту, им было совершенно все равно, как провести последние часы своей жизни. Единственное, чего бы они действительно хотели, чтобы все поскорее закончилось.

Рей до хруста сжала кулаки и заставила себя посмотреть в лицо Джедайту. Независимо от того, какова была причина, единственное, что она знала точно – ненавистному или любимому, она не могла позволить ему умереть. Девушка подняла руку и слегка коснулась запястья своего Лорда – холодного, как снег, что ей приходилось видеть лишь раз или два в жизни. В тех снах, что она помнила, его руки никогда не были такими холодными.

Быть может, если бы она могла поговорить с ним хотя бы еще один раз…

Девушка вдруг вздрогнула и отдернула руку. Память прошлой жизни, смешиваясь с памятью о последних днях, билась в ее голове, словно тяжелые волны огромного океана, и выбрасывала на берег сознания совершенно неожиданные выводы. Питаясь силой Принцессы Марса, Джедайт не мог не отдавать ей свою. И если для Лорда Иллюзий не составляло труда забраться в чей-то сон, значит, и она в состоянии сделать это.

– Я пожалею об этом, – прошептала она и облизнула пересохшие губы. – Я уже жалею.

***

Рей ожидала увидеть дом, или берег моря, или лес, или город, или любое другое иллюзорное место, где они встречались до этого, но в этом мире было пусто, все покрывал молочно-белый туман. Первой панической мыслью было, что пока она будет искать его здесь, в реальном мире Лорд Иллюзий умрет. Но второй, более трезвой, была мысль о том, что все это место – и есть Джедайт, его душа, – и он бесконечно близко, в какой бы точке этого призрачного пространства не находилась она сама.

Казалось, целую вечность она стояла посреди клубящегося тумана, пытаясь набраться смелости только для того, чтобы произнести его имя. Рей боялась, что вновь оказавшись с ним лицом к лицу, снова покорится его власти бесповоротно, как множество раз до этого. Но как сообщающиеся сосуды не могут превосходить друг друга по уровню жидкости, так и, равные перед своей клятвой, они не могли превзойти друг друга ни в чем.

– Джедайт, – слетевшее с губ имя прозвучало не так твердо, как ей бы того хотелось.

– Убирайся! – голос из мутной бездны был полон неподдельной ярости. – Или я вышвырну тебя!

Туман вокруг оставался все так же спокойно-текучим, он не превращался в змей или мифических демонов, хотя, подчиняясь воле своего хозяина, должен был.

– Если бы ты мог, ты бы это уже сделал, – проговорила Рей увереннее, – но у тебя не осталось сил даже на то, чтобы запугать меня, – с мстительным чувством она добавила в конце фразы: – мой Лорд.

– Проваливай из моей головы! – взорвался он. – Я никогда не любил тебя, я спал с тобой потому, что мне нужно было чем-то питаться! Я использовал твою любовь, как дойную корову, идиотка!

«Ты ответишь мне за каждое слово, если выживешь! – стиснула зубы она. – Клянусь, я ничего не забуду!»

– Ты умираешь, Джед. И тратишь последние силы на то, чтобы прятаться от меня.

Ветер пронес мимо тихий шепот, из которого Рей смогла разобрать только: «Мне больно, Рей… Пожалуйста, не делай хуже…»

Девушка вся обратилась в слух и сделала несколько шагов в направлении, откуда ветер принес шепот. Дела Джедайта совсем плохи, если он перестал контролировать свои мысли до такой степени, что она слышит даже те, что слышать не должна. Туман не рассеивался, но впереди появилось что-то огромное, аморфно-черное, оно увеличивалось и уменьшалось в размерах, оставаясь размытым за плотной пеленой тумана.

«Уходи… – повторил шепот, – Я… умоляю тебя…»

– Я не покину тебя, – сказала она и сделала еще шаг.

– Ты уже говорила это, – на этот раз голос показался ей бесконечно усталым, – а потом оставила меня на тысячу лет.

– То, что я была слишком мертва, чтобы вернуться к тебе, не является оправданием?

– Нет.

– Тогда прости меня, – Рей улыбнулась грустно. – Между смертью и тобой я бы непременно выбрала тебя, если бы кто-нибудь предоставил мне такой выбор.

Еще пара неверных шагов, и она увидела ее… Паутину Погибели. Черная вязкая субстанция была похожа на грязь, тонкие хлесткие нити обвивали тело молодого Лорда, сжимая его так, что он задыхался очень медленно, мечтая о смерти. Глаза его были закрыты, лицо оплетала паутина. Воин Марса в панике попыталась призвать огонь, но ни одна искра не соскользнула с ее пальцев – здесь был другой мир, он жил по законам Лорда Иллюзий.

И по этим законам, он должен был умереть в паутине, сотканной Берилл, его бессмертной Госпожой. К счастью, Рей Хино его Королеве совершенно ничем не обязана, и потому неподвластна.

– Я клялась разделить с тобой жизнь и смерть, – медленно проговорила она, протягивая руку к его груди. Вязкая паутина тут уже оплела ее запястье, стянув так туго, что вырваться при всем желании было бы невозможно, но это и не было целью.

Джедайт конвульсивно дернулся, он не мог даже открыть глаз, чтобы увидеть, что происходит, но чувствовал изменения, и это пугало его больше, чем холодное дыхание смерти, что подобралась уже слишком близко.

– Я освобождаю тебя от твоих обязательств, – с трудом выдавил он.

Рей сделала последний шаг навстречу его смерти, медленной и мучительной. Паутина обвивала ее, как дерево обвивает ядовитый плющ. Почувствовав, что хватка немного ослабла, Лорд Иллюзий вздохнул с болезненным стоном и открыл глаза. Воин Марса обнимала его, медленно погружаясь в Паутину Погибели, ее темные глаза были полны решимостью идти до конца. Пути назад в любом случае не было.

– Не будь идиотом, Джед.

Она предлагала ему разделить с ней жизнь, пока смерть не забрала их обоих. Отказаться сейчас было бы действительно глупо.

***

Наяву все было совсем не так, как во сне – у его волос был запах, у его губ был вкус, тело его было тяжелым, а руки сильными настолько, что причиняли боль. Множество раздражающих, неуклюжих деталей наполняли реальность – пуговицы потрепанного кителя не желали расстегиваться, форму воина оказалось практически невозможно снять, не разорвав – одежда отнимала бездну времени, а его у них было катастрофическим мало. Разделенное на двоих проклятье ослабло, но все еще действовало, отнимая силы и дыхание у каждого, пока они не были одним целым. И это обстоятельство заставляло позабыть страх, стыд, гнев и даже боль, вынуждая впиваться друг в друга, как в последнюю надежду на спасение.

***

Зойсайт приходил в себя медленно, рука у его наставника была тяжелая, а запастись новой энергией для восстановления он не мог, не оставив друзей, каждый из которых мог отправится к праотцам в любую минуту. Лорд Ветра понимал, что ничем не может им помочь, но все же находиться где-то далеко от этого места в такой момент казалось ему кощунством. Когда девушки, приняв свой обычный вид, отправились по домам, он выбрался на крыльцо Храма и провел целую ночь, пытаясь привыкнуть к мысли о полном одиночестве. Нефрит и Джедайт были практически мертвы, Кунсайт остался рядом с Королевой, но его положение последнего из череды не оправдавших надежд слуг было настолько шатким, что и на него Берилл в любой момент могла накинуть Паутину.

Ночной ветер гонял по храмовому дворику засохшие листья. Юноша лениво наблюдал за каждым движением воздуха. Встать с места и проверить, живы ли еще два младших Лорда, у него не хватало ни сил, ни мужества.

На рассвете Рей Хино, громко хлопнув дверью, отправилась в школу, не удостоив его и взглядом. Зойсайт только слегка поменял положение головы, провожая ее глазами до ворот. Время тянулось так медленно, и в то же время уходило так быстро…

– Привет.

Лорд Ветра поднял печальный взгляд на Ами Мицуно, она стояла в нескольких метрах от него на дорожке, ведущей к Храму, и улыбалась так, будто вчера они расстались добрыми друзьями. Хотя он прекрасно помнил, что уходя она ему и слова не сказала.

– Давно хотела спросить, что ты швырнул в нас тогда, на стройке? – присаживаясь на ступеньку ниже, проговорила она. Утреннее солнце отражалось от ее иссиня-черных волос. – Выглядело очень… эффектно.

Лорд Ветра улыбнулся и выпрямил спину, он любил производить неизгладимое впечатление.

– Сгусток темной энергии.

– Энергия не взрывается, это свойство материи. Для того, чтобы превращать чистую энергию в материю за доли секунды, нужно быть по меньшей мере… ну… Богом!

«Лучший завуалированный комплимент в моей жизни! – про себя промурлыкал Зой. – Продолжай, пожалуйста…»

– Я просто желаю, чтобы что-то взорвалось, и оно взрывается, Ами-тян.

Повисла пауза, Лорд Ветра ждал как минимум пятиминутной речи, проставляющей его магическую силу и ловкость, но Воин Меркурия сосредоточенно молчала, очевидно, размышляя о чем-то своем.

– В этом нет никакой логики! – наконец заявила она. – Психические процессы сами по себе не являются причиной изменений объективной реальности.

«Что?»

Пораскинув психическими процессами, Зойсайт пришел к выводу, что Ами над ним просто издевается. К счастью, этой монетой его карманы были полны с незапамятных времен, и он отплатил ей так щедро, как только мог.

– Женщина, фонтанирующая Мыльным Дождем, будет говорить мне о логике?

– Или, вот, например, сакура, – не замечая убийственного эффекта от своих рассуждений, продолжала Ами. – Сакура цветет в течение нескольких часов один раз в год. Где ты берешь свежие лепестки в таких количествах, чтобы круглогодично по нескольку раз на дню обсыпаться ими при появлении и исчезновении?

– Да я просто… – задохнулся от возмущения Зой, – люблю цветы, вот и все!

– Он их собирает в подвалах Темной Цитадели и сушит. Тоннами. Я видел.

Зойсайт резко обернулся, чтобы возразить, что ничем подобным он никогда не занимался, и вообще не создан для сельско-хозяйственных работ, но так и застыл с открытым ртом. Джедайт стоял, привалившись к дверному косяку, и выглядел при этом отвратительно – бледный, растрепанный, в одних только штанах и рубашке, очевидно, его китель не пережил встречи с демоническими сестричками вчера вечером. И, тем не менее, он был жив! Ни разу за последнюю тысячу лет его ехидные замечания не приводили Зойсайта в такой восторг, но, чтобы Лорд Иллюзий вдруг не заметил, насколько Зой рад его видеть, Лорд Ветра поспешно отвернулся.

– Джедайт! – радостно воскликнула Ами, и по маниакальному блеску в ее глазах Лорд Иллюзий понял, что вступил в эту дискуссию совершенно напрасно. – Мне всегда было интересно, как создаются иллюзии! Потому что если ты способен управлять работой мозга своих жертв таким образом, что им кажется, что они видят что-то, то зачем вообще опускаться до сражений, когда можно просто перенасытить зрительные анализаторы объекта до такой степени, что это вызовет коллапс головного мозга? Если же иллюзии – это то, что существует независимо от нашего сознания, то для того, чтобы мы их видели, они должны отражать свет, а если они отражают свет, то они материальны, а если они материальны, это возвращает нас к вопросу о том, как вы создаете материю из ничего. Или из чего вы ее преобразовываете.

Судя по выражению его лица, Джедайт честно пытался переварить информацию, но сдался где-то на третьем предложении.

– Магия, – с видимым усилием пожав плечами, сказал он.

– Магия – это всего лишь неизвестная технология, – неотрывно глядя на него ясными синими глазами, проговорила девушка. Похоже, сбить ее со следа на пути поиска истины не могло ничто. Меркурианцы гордились бы своей Принцессой, доживи хотя бы один из них до сегодняшнего дня.

– Поговорим после того, как ты сможешь объяснить Мыльный Дождь с научной точки зрения.

– Мыльный Дождь материален, его частицы не пропускают свет.

– И откуда взялась эта материя? – замыкая круг вопросов на ней самой, проговорил Лорд Иллюзий. – Ты создала ее или преобразовала?

Мицуно нахмурилась и ненадолго замолчала, а затем достала из сумочки свой портативный суперкомпьютер и погрузилась в расчеты. Зойсайт выдохнул с видимым облегчением, но тут же напрягся снова, почувствовав, каким тяжелым взглядом его спину сверлит Джедайт.

– Зой, мы же договаривались… – укоризненно начал он, но оборвал фразу на середине, не желая, видимо, посвящать Ами в то, что Зойсайт должен был добить его и Нефрита, едва удостоверившись в том, что Берилл привела в действие свое проклятье.

– Хорошо, что я безответственный инфантильный кретин и могу позволить себе не выполнять обещания, – не оборачиваясь, проворчал Лорд Ветра.

– Я никогда так тебя не называл.

– Я слишком хорошо воспитан, чтобы дословно повторить то, как ты меня называл.

Зойсайт не ждал извинений, он знал, что их не последует, точно так же, как не собирался приносить их сам. Каким-то чудом Джедайт выжил, и если он настолько бесчувственная скотина, что не ценит предоставленный шанс, это исключительно его проблемы.

Воцарившееся молчание, прерываемое лишь мягким стуком клавиш под тонкими пальцами Ами, не было тягостным или враждебным. Проведя в обществе друг друга тысячи лет, Лорды научились не предавать значения мелким дрязгам. Зойсайт вернулся к созерцанию ветра, гуляющего в саду перед Храмом, Джедайт принялся приводить себя в порядок с помощью магии. Он выглядел уже почти пристойно, когда в воротах храма появились девушки, и Зойсайт схватил его за штанину, во мгновение ока перенеся с крыльца к боковой части здания.

– Что ты творишь? – едва не потеряв равновесие, прошипел Лорд Иллюзий, но голоса повышать не стал. Молодой человек кивнул в сторону ворот, и только тогда Джедайт заметил, что девушек на одну больше, чем должно быть.

– Нару, – нахмурившись, проговорил он, рассматривая бледную девушку с огромными карими глазами, что шла среди своих подруг.

– Я до последнего не верил, что они решатся ее привести, – укоризненно покачал головой Зойсайт. Теперь стало ясно, что он так поспешно убрался с крыльца именно для того, чтобы Нару не узнала в нем убийцу Нефрита. – Она, конечно, может продлить ему жизнь на несколько часов, но… Неужели они не понимают, что второй его смерти она не переживет?

Джедайт вздохнул и проговорил с раздражением:

– Не стоило вообще отпускать их в школу одних, Берилл незачем ждать последнего звонка, чтобы разделаться с ними.

– Она не нападет, – отмахнулся Лорд Ветра.

– Ей нужен Серебряный Кристалл.

– Нет, не нужен, – Зойсайт улыбался рассеянно и грустно, у него было достаточно времени, чтобы подумать этой долгой ночью. – То есть, она, конечно, не отказалась бы его иметь, но теперь, когда у нее есть Эндимион, Серебряный Кристалл для захвата Земли уже не так необходим.

Девушки вошли в дом, приглушенные голоса и шаги были слышны еще некоторое время, а затем стихли, через минуту на крыльце появились Усаги и Минако, непривычно тихие и молчаливые.

– Что ты хочешь этим сказать? – с опаской уточнил Джедайт.

Лорд Ветра фыркнул, бросил на него взгляд «Меня окружают идиоты!» и дружелюбно помахал рукой девушкам, стоявшим на крыльце.

– Эй, Минако-тян! – крикнул он гораздо более жизнерадостно, чем себя ощущал и, убедившись, что привлек внимание девушки, задал совершенно неожиданный вопрос: – Как стать королевой Англии?

Девушка подняла светлые брови и улыбнулась сконфуженно, но, не усмотрев никакого подвоха, ответила:

– Ну… выйти замуж за короля Англии, наверное.

– Спасибо! – кивнул Зой, но, когда он вновь обернулся к другу, лучезарная улыбка его уже погасла. – Вот видишь, Джед. Любая шестнадцатилетняя девочка знает, как захватить власть над территорией легитимным способом.

Жест, которым Лорд Иллюзий прикрыл глаза, был слишком выразительным, чтобы укрыться от внимания Усаги Цукино.

– Оставь свои угрызения совести до лучших времен, – бросил ему Зойсайт и с вежливой улыбкой обернулся к Лунной Принцессе, что спешила к ним, бледная, как лик ее призрачной родины.

– Но… он ведь… не женится на ней, правда? – с трудом выдавила она.

– Хотел бы я сказать «нет», Усаги-тян, – почти нежно проговорил Лорд Ветра и положил руку девушке на плечо, – но Берилл умеет убеждать.

– То, что люди подразумевают под браком сейчас – чисто юридический термин, – проговорил Джедайт и отвел взгляд. – Чтобы соединить чью-то жизнь со своей, обмен кольцами, подписание контрактов и прочие ритуалы совершенно необязательны. На самом деле все гораздо… примитивнее.

Зойсайт моргнул. Потом еще раз. И только в третий раз закрыв глаза, он понял, кто именно вытащил Джедайта из-под проклятья Берилл и каким образом. Все действительно очень просто: хочешь разорвать связь – установи другую, более прочную, но уже навсегда, до самого твоего последнего вздоха.

– Что он имеет в виду? – требовательно спросила Усаги, и Зойсайту пришлось вынырнуть на поверхность своих размышлений, чтобы как можно более непринужденно ответить:

– Тебе лучше не знать.

========== Часть 6 ==========

Едва Кунсайт шагнул за ворота гостеприимного храма Хикава, в обители священного огня заметно похолодало. Длинный белый плащ, скрывавший на этот раз не только массивную фигуру, но и лицо Первого Лорда замысловатой драпировкой капюшона, в закатных сумерках казался фиолетовым. Ожидая прибытия своего наставника у порога, Зойсайт выдохнул в ночь облачко пара и в ужасе прижался к стене. Он предполагал, что известие о приведении в исполнение казни ближайших подчиненных не обрадует Первого Лорда, но… на самом деле Зойсайт никогда не верил, что на этом свете существуют вещи, способные вывести его наставника из равновесия.

Лорд Кунсайт был вне себя от ярости. Он приближался к храму тихо и медленно, точно смерть в своих белых одеждах. Зойсайт опусил глаза и стиснул зубы, прислушиваясь к едва различимым шагам. Со вчерашнего дня его раны затянулись, но воспоминания еще были достаточно свежими, чтобы лишний раз не привлекать к себе внимание Первого Лорда. Он отступил в сторону, пропуская гостя в дом, и неслышно проскользнул вслед.

Комната, где находились Нефрит и Нару, была единственной, куда девушки не заходили без крайней необходимости из врожденного чувства такта или попросту из чувства вины. Полутемная, захламленная и сырая, она могла стать последним пристанищем Лорда Звезд в любой момент. Прислонившись к глухой стене, Джедайт размышлял о том, как Нефрит предпочел бы умереть, будь у него выбор. Может, стоит перенести его туда, где хотя бы светят звезды?

В храме стояла непроницаемая тишина, девушки заперлись в комнате Рей и тихо переговаривались, но звуки их голосов глушили деревянные стены. Джедайт не сделал ни единой попытки поговорить с ней, поскольку догадывался, что девушке сейчас совершенно не до выяснения отношений, как и ему самому. Если они все выберутся из этой заварухи живыми, и Металлия не пожрет этот мир, заливаясь счастливым злодейским смехом, вот тогда Лорд Иллюзий найдет время позаботится о своей личной жизни. А сейчас он стоял позади маленькой мисс Осака, наблюдал, как энергия перетекает от нее к Нефриту и гадал, на сколько же ее еще хватит.

У Нару был шанс вернуться к нормальной жизни, пережив смерть возлюбленного, но ее подруги собственноручно отняли его, не зная даже, поможет ли поверженному Лорду ее присутствие. Между двумя казалось бы схожими утверждениями «он мертв» и «он умирает» была колоссальная пропасть, которую до краев заполняла надежда на счастливый исход. Именно это светлое чувство, что заставляло глаза девушки светиться теплом и любовью сейчас, убьет ее, как только сердце Нефрита перестанет биться. Нару сидела, не шевелясь, держала возлюбленного за руку и, кажется, даже не дышала.

Она не пошевелилась и тогда, когда дверь тихо отворилась и в комнату вошли еще двое Лордов Темного Королевства. Склонившись над девушкой, Кунсайт пробормотал что-то и коснулся рукой ее головы. Успокаивающий, почти нежный жест должен был отгородить ее от всего, что происходит в комнате на некоторое время.

Выпрямившись во весь рост, Кунсайт откинул капюшон и взглянул на Джедайта, и тому немедленно показалось, что сейчас он получит по зубам снова. И опять за то, что как-то не так обошелся с девушкой, которая и сама в состоянии за себя постоять. Разница между Мамору и Кунсайтом была только в том, что от удара последнего оправиться было гораздо труднее. Направляясь сюда, Первый Лорд рассчитывал найти двух поверженных соратников. Недосчитавшись одного умирающего, он довольно быстро понял, в чем дело. В его аметистовых глазах плескался гнев, но лицо оставалось спокойным.

Джедайт мог только догадываться, что Берилл наговорила Кунсайту в последние несколько часов, и что ему пришлось наговорить ей, чтобы выжить после очевидного предательства других Лордов, сколько унижения и боли пришлось перенести этому гордому человеку прежде, чем явиться сюда. По краю сознания Лорда Иллюзий пронеслась мысль о том, что сейчас самое время начать молиться, но так как ни в одного из огромного сонма богов этого мира он не верил, пришлось прогнать эту мысль и смириться с неизбежным: сейчас Кунсайт прикончит его. Просто чтобы снять напряжение.

Дверь без скрипа отворилась, на пороге полутемной комнаты появилась Минако. Непривычно тихая по сравнению со своим обычным настроением, она стояла, теребя в тонких пальцах прядь длинных светлых волос. Изящная, как белая лилия. Прекрасная, как рассвет.

Зойсайт, стоявший у входа в отчаянной попытке сойти за часть интерьера, красноречиво поднял к потолку полный вселенской скорби взгляд и вздохнул. Более неподходящий момент для разговора с Кунсайтом Минако Айно выбрать просто не могла. От начала времен и до сего момента именно этот миг был худшим из всех возможных, чтобы начать выяснять с ним отношения.

Первый Лорд не обернулся, чтобы поприветствовать Венеру, он все еще невидящим взглядом смотрел на Джедайта, когда она собралась с духом и тихо произнесла:

– Здравствуйте, лорд Кунсайт.

Минако гордо выпрямилась, хотя ее тонкие пальцы мелко дрожали. Поднять глаза она все еще не осмеливалась, рассматривая полы белого плаща. Мисс Айно решила для себя, что если где-то существует человек, которого она может полюбить той самой любовью, что не знает границ, она должна увидеть его как можно скорее. Память Серебряного Тысячелетия подсказывала ей, что когда-то давно у нее была такая любовь, но за тысячи лет Кунсайт мог катастрофически измениться, и Минако не знала, как себя вести.

Медленно, очень медленно он развернулся и посмотрел на нее.

Девушка подняла глаза, встретилась с его холодным взглядом и не почувствовала ничего из того, о чем мечтала: ни бабочек в животе, ни восторга, ни даже хоть сколько-нибудь ощутимой нехватки кислорода, чтобы грохнуться в обморок от счастья. Лорд Кунсайт смотрел на нее несколько секунд совершенно равнодушно, а затем снова обернулся к Джедайту.

– Выйди из комнаты, Венера, – спокойно проговорил он. – Этот разговор не для твоих ушей.

Минако вылетела за дверь, точно пробка из бутылки, вокруг снова воцарилась тишина. Зойсайт успел отсчитать четыре удара сердца прежде, чем с характерным звуком у Джедайта отвалилась челюсть. Лорд Иллюзий стоял с открытым ртом, и весь его вид кричал: «Что?! Что, твою мать, я только что увидел?!»

Кунсайт сделал глубокий вдох и выдохнул, его плечи опустились, веки на миг прикрыли глаза, а затем он снова посмотрел на Лорда Иллюзий.

– Ты хотел что-то сказать? – учтиво осведомился он.

– Да, господин Первый Лорд… – промямлил Джедайт, а затем взял себя в руки и все последующие его слова напоминали шипение ядовитой змеи перед последним прыжком. – Это же Венера! Она же душу за любовь продаст! Если бы ты хоть немного постарался ей понравиться, она бы уже завтра пошла за тобой в огонь и воду!

– Я знаю, какая она.

До этого момента Лорд Иллюзий был свято уверен, что Кунсайт держит Минако на крайний случай, когда ему понадобится защита от Паутины Берилл. И этот случай наступил, сейчас принцесса Венеры нужна ему больше, чем когда либо – его чертова невероятно длинная жизнь висит на волоске и зависит от настроения Темной Королевы. Кунсайт наблюдал за Минако с рождения, он знает о ней абсолютно все! Завоевать ее доверие, имея такое преимущество – раз плюнуть!

– И? – без особой надежды переубедить его, протянул Джедайт, изо всех сил стараясь, чтобы голос не выдавал страха. За тысячи лет он настолько привык к своим друзьям, что потеря одного из них грозила оставить огромную дыру в его жизни. Даже если все остальные останутся живы, что весьма маловероятно, учитывая, в каком состоянии находится Нефрит, без Кунсайта все будет уже… не так. Этот человек был скалой, за которой они все могли укрыться, твердью, на которую они могли в любой момент опереться. Какое он имеет право распоряжаться своей жизнью таким идиотским образом?

– И я не из тех, кто настигает женщину в постели, где она не в силах мне отказать, – с откровенным презрением во взгляде медленно проговорил он, и Джедайт даже на секунду задумался о том, чтобы устыдиться своего поведения. – Я предпочитаю оставить ей выбор.

– Выбор? – простонал Лорд Иллюзий и сжал кулаки так, что они хрустнули. – Речь идет о твоей жизни! Хотя бы ради этого ты можешь поступиться своими принципами?!

– Нет.

Воцарилось молчание. Помещение снова наполнилось живым теплом, как до прихода Кунсайта. Его ледяная ярость понемногу утихала, точно метель, с тех пор как за Минако закрылась дверь. Джедайт перевел взгляд на Зойсайта и смотрел на него неотрывно до тех пор, пока тот не понял, о чем вопрошает этот взгляд.

– Нет, – Лорд Ветра улыбнулся и покачал головой, – до тех пор, пока остается хотя бы призрачный шанс получить свободу, я не сменю одну госпожу на другую.

– И ты умрешь за этот шанс?

– Я надеюсь, что не придется, но… – заметив изменения в атмосфере, Зойсайт почувствовал себя свободнее. Он отошел от стены и, миновав высокую фигуру своего наставника, подошел вплотную к Лорду Иллюзий, чтобы заглянуть ему в глаза. – Я тысячи лет просидел на цепи, Джед. Я не привяжу себя к кому-то еще.

***

Насколько мог судить Кунсайт, Берилл бросила все силы на то, чтобы сломить волю Эндимиона, но он был достаточно силен и хладнокровен, чтобы достойно сопротивляться. Сколько еще будет продолжаться это противостояние предсказать невозможно, но очевидно, что ближе к его логическому завершению психическая энергия Берилл будет сильно истощена. Королева будет сильно раздражена, дезориентирована и, если напасть на нее в тот момент, когда до полного контроля над разумом Принца останется пара минут, может не совладать с собой и начать делать глупости: подпустить к себе Серенити на расстояние энергетического удара Серебряного Кристалла, отправить разбираться с ней еще не полностью порабощенного Эндимиона, вместо того, чтобы убить ее на месте – в общем, оставить пространство для маневра.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю