332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Mary Lekonz » Приемы успешной реабилитации (СИ) » Текст книги (страница 4)
Приемы успешной реабилитации (СИ)
  • Текст добавлен: 10 ноября 2017, 22:30

Текст книги "Приемы успешной реабилитации (СИ)"


Автор книги: Mary Lekonz




Жанры:

   

Слеш

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 5 страниц)

В комнате появился темный силуэт. Том приподнялся на локтях.

Билл, по своей привычке, был закутан в одеяло. Неслышно пристроился рядом на постели.

– Я знаю, ты не спишь, ведь я не могу заснуть, – тихо сказал он.

– Мне не стоило это делать, – сразу отозвался Том. – Наверное, тебе неприятно теперь меня видеть.

– Глупый, – Билл ткнулся теплым носом Тому в шею. – Наоборот, я получил именно те впечатления, которые хотел. Уверен, теперь я уже не вспомню о психе. Ты очень… классно выглядел.

Том облегченно выдохнул и откинулся на подушку. Билл придвинулся поближе. Том почувствовал, как брат смотрел ему в лицо и улыбался. Внезапная усталость блаженно разлилась по телу. Легкое дыхание коснулось щеки.

– Знаешь, братик, я должен признать, что был неправ. Ты мог бы стать порноактером. У тебя точно есть огромный талант.

Том заснул с улыбкой победителя на губах.

========== Часть 6 ==========

С самого утра Том носился по пляжу. Непонятная эйфория бурлила в крови. Билл посмеивался и с легким удивлением наблюдал за активностью брата. Старший чувствовал новые оттенки в голосе близнеца, его подозрительно лукавые взгляды. Он всегда чутко ощущал настроение Билла, его мысли, его эмоции, старался понять и проникнуться состоянием брата. Но сегодня специально ограждал себя от погружения в чужие впечатления, хотя подсознательно знал, о чем думал и вспоминал братец. И от этого пьянящее веселье бушевало в организме, хотелось бегать и кувыркаться, как щенок, которого взяли на длительную прогулку. Этим Том и занимался целый день. Скакал по песку. Плавал наперегонки с охранниками. Устраивал акробатические этюды перед единственным зрителем. Жонглировал кокосами и успокоился, лишь получив одним из них по макушке. Билл смеялся до слез, позабыв про стихотворные опыты.

Отдачу от своей активности Том испытал ближе к вечеру, когда принял душ и ощутил мышечные боли в плечах и ногах.

– Допрыгался? – понял проблему Билл, заметив, как брат поморщился и осторожно пошевелил плечами.

Том с жалобным стоном уселся на постель, рядом с Биллом, который пальцами вылавливал из большого вороха овощей в салатнице оливки и отправлял их в рот.

– Мне необходим профессиональный массаж, – заныл Том. – Ты случайно не знаешь, где поблизости есть подходящий салон?

– Издеваешься? – с иронией поинтересовался Билл. – Тебе вчерашнего приключения не хватило? Опять к тайцам захотел?

– А что, они и массажем занимаются, ну эти, парни с сиськами? – не удержался от вопроса Том.

– Они все умеют, – спокойно отозвался Билл. – В Германии мне такой ногти делает.

– Ты прикалываешься? – Том даже отвлекся от ноющей боли в мышцах.

В памяти всплыло симпатичное личико маникюрши с хитрыми черными глазками и выразительным ртом. Фигурка у «девушки» была подходящей – тоненькой, длинноногой, с выдающимся бюстом. Том иногда ловил на себе “ее” заинтересованные взгляды и даже в ответ многозначительно прикусывал свой пирсинг-подковку в нижней губе. Хорошо, что брат предупредил. Билл с улыбкой смотрел на озадаченного Тома.

– Давай я тебе помогу, – сжалившись над удрученным старшим братом, Билл подвинулся поближе и положил ладони на страдающие плечи.

Том блаженно прикрыл глаза. Руки у Билла были прохладные и гладкие, как шелк или… лепестки роз? Том качнул головой, пытаясь выбить из головы приторные сравнения. Легкие поглаживания сменялись чувствительными пощипываниями. Билл умело разминал напряженные мышцы, как не раз делал во время прошлого тура, когда Том жаловался на тяжесть в плечевом поясе после концертов и многочасового ношения гитары. Старший быстро впал в приятный ступор от действий близнеца. Так кайфово, что прямо до дрожи. Ласковые руки вызывали желание мурлыкать и подставляться под неторопливые касания. Магические руки. Кажутся хрупкими, но на самом деле сильные, как и сам Билл. Умелый, резкий и нежный. Только Том знал своего близнеца, понимал и оценивал по достоинству его талантливую игру на публику. Мастер перевоплощений. Как же приятно… Том чуть не простонал от того, как ловкие пальцы пробежались вдоль по позвоночнику, сверху вниз до талии, обернутой полотенцем. Руки настойчиво помассировали поясницу. Внизу живота сладко потянуло. Том закусил губу.

– Бииилл, – протянул жалобно. – Не буди во мне зверя…

– Видел я вчера твоего зверя, не пугай, – томно отозвался младший брат, не переставая гладить Тома по бокам.

Старший почувствовал теплое дыхание сзади, у основания шеи, там, где у Билла располагалась круглая татуировка – знак их группы. А следом – быстрое касание губ. Ничего особенного. Билл часто целовал близнеца без особых на то причин, и Том давно привык, а в душе даже радовался, что у него такой ласковый братик. Но тут вдруг по позвоночнику снова пронеслась горячая волна, скрутилась в районе копчика в жгучий узел. В паху все напряглось. Парень понял, что легкий массаж спровоцировал эрекцию. Наверное, очень скоро Билл заметит результат своих невинных действий. Не то чтобы Том сильно стеснялся, но каждодневно упражняться в самоудовлетворении перед братом тоже не собирался. Билл отстранился, встряхивая натруженные кисти. Том повел плечами.

– Спасибо, уже намного легче.

– Во всем нужна мера, – не удержался от назиданий младший брат, мотнул влажными после недавнего душа волосами. – Даже в отдыхе.

– Хочешь, я тебя тоже немного… потискаю? – в порыве благодарности предложил Том и замолчал на полуслове, виновато моргая. – Хотя… тебе, наверное, теперь противны все… прикосновения?

Несколько секунд Билл внимательно всматривался в тревожные карие глаза, а потом улыбнулся.

– Запомни, Томми, ты – не все. Ты не можешь быть противен по определению.

Том положил ладони брату на плечи. Билл не дрогнул и не отпрыгнул в ужасе.

– У тебя такие теплые сильные руки…

Том обрисовал пальцами выпирающие ключицы. Какой же Билл худенький, изящный, косточки-ребрышки, отчего-то – до умиления. Ухоженная кожа, тронутая южным загаром, казалась золотистой, почти девичьей. Том получал тактильное удовольствие, гладя брата по груди, обходя бледные кружки сосков, но останавливаясь на них взглядом. Хотелось потеребить, сжать пальцами, почувствовать, как они затвердеют, но парень быстро пришел в себя, посмотрел в глаза близнеца. В глубоких карих омутах плескалось удовольствие. Том продолжил оглаживать тонкое тело, медленно спускаясь ниже. Они молчали, чуть задерживая дыхание, словно изучали лица друг друга. Брови Билла дернулись, когда Том пальцами обвел контур его звездной татуировки внизу живота. А дальше – дальше были шорты. Свободные льняные шорты песочного цвета. Густо загорелая рука Тома так красиво лежала на светлом материале. Пальцы легко сжались на выпуклости.

– Что ты делаешь? – нечитаемый взгляд.

– Если скажешь «нет», то я остановлюсь, – прошептал Том.

И Билл промолчал.

Том мягко массировал через ткань

его невозбужденный член, перебирал пальцами, словно пытаясь изучить ранее неизвестный предмет, смотрел в глаза, чтобы уловить хоть малейший оттенок отвращения. Негатива не ощущалось. Билл щурился, сжимал губы, но не останавливал. Том понял, что близнец позволил импровизировать, и медленно потянул вниз замочек молнии. Оперевшись сзади на руки, Билл наблюдал, как брат стягивал с его бедер светлые шорты, обнажая пах.

Том чуть не улыбнулся, когда понял, что они сделали одинаковые интимные стрижки, когда были в последний раз в салоне. И в этом идентичны. Ровный треугольник коротко постриженных темных волос эффектно выглядел на светлой коже. Вид и размер братского достоинства Тома не впечатлили – у него самого был в точности такой же. Гораздо больше занимала его незаинтересованность в происходящем. Собственный томов член уже напирал на полотенце. Наверное, подсознательно Том стремился искоренить это несоответствие. Наверное, проснулась забота старшего брата о младшем. Ничем другим свои действия в тот момент Том объяснить не мог. Иначе зачем он так увлеченно и ласково сжимал мягкий член и яички в ладони, то расслабляя пальцы, то снова принимаясь тормошить невозмутимую плоть. Какая нежная там кожа – Том и не задумывался об этом раньше. У Билла было сложное выражение лица – Том из-под ресниц наблюдал за братом: вроде бы спокойное, но по чуть заметному дрожанию губ и век, по быстрому дыханию, поднимающему решетки ребер, парень понимал, что близнец сильно взволнован.

Старший брат часто стремился довести ситуацию до перфекта. И сейчас замороченный желанием секса мозг выдал интересное решение, вытащив из тайников памяти старательно забытый эпизод. Том медленно облизнулся, заметил косой взгляд, брошенный Биллом. Колкие мурашки пронеслись по спине. Том нагнулся, коснулся спокойно лежащего в руке органа губами. Сполз на пол, оказавшись на коленях. В голове мгновенно предстала картина во всей своей живописности: младший брат сидел на краю кровати, чуть откинувшись назад, с раздвинутыми ногами, большими пальцами упираясь в деревянное покрытие. И между его длинных тонких ног – Том, на коленях, горячими ладонями оглаживающий шелковистые бедра. К щекам и губам тут же прилила кровь, и Том, плохо соображая от зашкаливающего возбуждения, вобрал член в рот целиком, уперся носом в пах. И остановился, сам охреневая от такого поворота. Честно признаться, Том впервые не то что брал в рот чей-то член, а вообще задумался о такой возможности. Впечатления были противоречивые, но никакого отвращения парень не почувствовал. Напротив, воодушевился, что смог так лихо справиться. На вкус Билл был… Биллом, с легким оттенком знакомого геля для душа, не отторжение, просто – узнавание. Нежная кожа, расслабленная плоть. Память подсказала, что делать дальше. Том сильно втянул щеки и плотно прижал горячий язык снизу к члену, создавая тесноту и давление. Слегка покачал головой вперед-назад, словно массируя находящийся во рту предмет. Рука сама подхватила Билла под яички, осторожно повторяя ритмичные движения. Увлекшись, Том не сразу поднял глаза на брата, а когда встретился взглядом, то на мгновение замер. Таких больших черных глаз он никогда и ни у кого не видел. Билл напряженно наблюдал, как стоящий на коленях старший брат засасывал его член. Четкие скулы и уши пылали. У Тома член уже истекал смазкой и пачкал полотенце. Сдавшись, парень стянул с бедер махровую ткань, накрыл левой рукой свой торчащий орган, знакомыми движениями помогая собственному напряжению. Сознание плыло, остро реагируя на детали, но не давая ясности общим действиям. Билл внезапно дернул бедрами. Том вдруг ощутил, что посасывал нечто вполне упругое и при погружении уже не доставал носом до паха. Желая убедиться в правоте ощущений, парень медленно отстранился. Игриво сжал в правой ладони яички, чуть оттянул и снова прижал к промежности. Совсем недавно мягкий член проявлял признаки активности – он приподнялся и обозначил венки. Том легко отодвинул губами крайнюю плоть, пощекотал языком появившуюся головку. Почувствовал резкое движение по сторонам. Боковым зрением заметил, как близнец лихорадочно вцепился пальцами в покрывало постели. Том переживал совершенно новые эмоции: непередаваемые впечатления от рискованного опыта, от нежности и бархатности, от того, что брат позволил ласкать его – вот так, и эпицентром – яркий восторг от удачи, ведь от его решительных движений член Билла увеличивался и твердел. Том теперь не мог взять его в рот полностью, но зато вполне умело игрался языком с розовой головкой и уздечкой, ритмично скользя по стволу сомкнутыми в плотное кольцо пальцами. А потом, пошло облизнувшись и мазнув носом по гладкому бедру, подхватил языком яйца и неожиданно даже для самого себя, засосал оба сразу.

Билл широко распахнул глаза, потянулся всем телом, раздвинув острые коленки, и простонал так сладко, что у Тома перед глазами мелькнул цветной морок, пальцы на ногах поджались, мышцы пресса на мгновение сжались в спазме, а собственный член дернулся, заливая руку спермой. Том зажмурился, переживая жгучее наслаждение, быстро задвигал языком по упругим шарикам во рту. Билл вцепился в черные косички брата, хватая ртом воздух, ему точно оставалось совсем немного.

Громкая трель мобильника резанула по ушам. Братья вздрогнули. Том попытался продолжить свое шоу, не обращая внимания на нахально орущий телефон.

– Йост, – обреченно выговорил Билл, мягко отстраняясь от близнеца, потянулся за телефоном, вдохнул-выдохнул и спокойно отозвался на вызов.

Том уткнулся лицом в покрывало.

– Фааак… – тихо проскулил, обозначая свое отношение к ситуации.

В голове медленно прояснилось. Том в полной мере осознал, что сейчас произошло – он сосал член и вылизывал яйца младшего брата и кончил, когда Билл застонал от удовольствия. Конечно, Билл возбудился от его упражнений, что не могло не радовать – значит, у близнеца все в порядке с потенцией, надо было просто создать подходящие условия. От этой спонтанной мысли Тома бросило в жар, и он сильно помотал брейдами, отгоняя подальше логичные, но пугающие выводы.

Билл что-то мычал в трубку, кивал головой, поглядывая на старшего, и пытался натянуть шорты. Эрекция у него быстро пропала. У Тома бы тоже сошло на нет все возбуждение, если бы пришлось разговаривать с разгневанным от ожидания продюсером.

Новенький мобильник полетел куда-то за подушки, а Билл упал рядом с Томом, крепко вцепился в его загорелые плечи.

– Что он тебе наговорил? – удивился Том, увидев прямо перед собой мечущие молнии карие глаза. Билл нетерпеливо дернул головой.

– Ты мне сначала скажи, откуда у тебя такие познания? – Билл выразительно скосился вниз.

– А… – стыдливо отвел взгляд Том, но младший брат неожиданно сильно схватил пальцами за лицо, заставил смотреть в глаза.

– Может, у тебя есть парень? – уточнил он, гневно поджимая губы.

– Сдурел что ли?! – справедливо возмутился старший. – Я похож на швуля?

– Не больше, чем я, – Билл вдруг улыбнулся и отцепился от старшего. – Твоя сноровка заставила меня испугаться за моральный облик собственного брата!

Том даже задохнулся от такой наглости.

– Я, кстати, для тебя старался!

Билл согласно закивал. А Том уселся рядом и решил признаться.

– У меня однажды такая штука приключилась. После концерта в прошлом году с одной девчонкой познакомился. Но устал зверски и стояк был слабенький. Я даже чуть не запаниковал – трахаться хочу, а член не стоит! Девчонка оказалась умелая и быстро возбудила таким вот интересным способом. Я постарался забыть о своем конфузе. Но, как видишь, – он развел руками. – Пригодилось!

Билл задумчиво кивнул и обхватил руками коленки.

– Йост дал нам два дня, чтобы отдохнуть окончательно. Обещал прислать на ноут расписание ближайших интервью и съемок.

– Добрый дядя про, – усмехнулся Том.

Билл серьезно посмотрел на брата.

– А еще юристы «Юниверсал» добились закрытого процесса по психу. Но Дэйв сказал, там все предельно понятно и даже диагноз ясен. Он сам общался с этим типом и признался, что впечатление было жутким – то ли болезнь в неволе прогрессировала, то ли он когда меня похитил, на грани уже был. В общем, мне пообещали упечь его на максимальный срок.

Билл положил голову на плечо брату и вздохнул. Том крепко прижал к себе близнеца. О недавно появившейся эротике в отношениях они больше не вспоминали.

Следующий день братья решили провести активно. Качались на тарзанке, как две обезьяны, катались на гидроцикле, пока конечности не затекли от долгого сидения, плавали на надувном матрасе – вернее, Билл располагался на плавсредстве, а Том пытался вытащить его с мелководья и столкнуть в воду. К вечеру они выбились из сил, насмеялись до хрипоты и набрались впечатлений достаточно, чтобы покинуть солнечные Мальдивы до следующего спонтанного отпуска.

Чувствуя приятную усталость во всем теле, Том не торопясь принял теплый душ и начал лениво запихивать вещи в две большие сумки, когда в его комнате появился Билл. С длинных черных волос капала вода. Брат руками удерживал на бедрах большое полотенце.

– Ты уже собрался? – не поверил Том.

Билл качнул головой.

– Знаешь, ты вчера такое выделывал, что я сегодня ни о чем больше думать не могу. Теперь у меня новая проблема. Вот, – жестом бывалого эксбициониста Билл распахнул полотенце и откинул его на кровать.

Том молча заценил демонстрируемую эрекцию. Совсем другое дело, не то, что вчера. Не такая, как была у Тома, когда член прижимался к животу, но тоже очень впечатляющая. Билл медленно провел рукой по всей длине органа, пальцами бережно оттянул складочку крайней плоти, обнажив головку. Тому резко перестало хватать воздуха. Парень запоздало порадовался, что надел длинные и широкие баскетбольные шорты – в них его незамедлительная и болезненная реакция на простые движения брата была не так заметна.

– Ты забыл, как это делается? – сглотнув, хрипло поинтересовался Том. Для приличия.

– Я отвлекаюсь и все пропадает, – Билл посмотрел на Тома долгим взглядом. – Помоги мне.

– Что ты хочешь? – у Тома задрожали ноги от предвкушения возможной игры.

Билл не стал изображать из себя святую невинность. Улыбнулся уголками губ и чуть прищурился, отчего лицо приобрело плутоватое выражение.

– Пососи мне. Как вчера.

– На кровати, – без лишних слов обозначил место встречи Том.

Билл быстро забрался на постель, сверкнув ямочками на пояснице и маленькой, но округлой белой задницей. Устроился, откинувшись спиной на гору наваленных мелких подушек, которыми они не раз дрались поутру, решая между собой мелкие разногласия. Развел ноги, чуть согнув в коленях. Том медленно пополз по шелковистому покрывалу, не отрывая взгляда от ласкающих яички пальцев, от медленно движущейся по стволу тонкой кисти. Желание проделать это все самому ярко вспыхнуло в голове, и Том, еле удержавшись от рычания, отвел руки брата в стороны. Наклонился над пахом, вдыхая уже знакомый запах возбуждения. Билл едва заметно качнул бедрами. Еще держа свои ладони на руках брата, Том провел щекой по напряженному члену и лизнул розовую головку. Упругий орган моментально отвердел, Билл нервно подался вперед, пальцы с силой скомкали покрывало. А у Тома тут же сорвало крышу. Он так страстно накинулся на напряженный член, словно от этого зависела его дальнейшая жизнь. Сильно смыкал губы под выступающей головкой, осторожно прихватывал зубами и толкал глубже, насколько мог взять. Очерчивал языком вены и теребил уздечку. Дергал головой, входя в ритм, и останавливал себя, чтобы перевести дыхание и успокоить трепещущее в груди сердце. В голове билась одна-единственная мысль – это секс. Том уже не помогал брату справиться с проблемой, и это не было просто забавой или шалостью… Сейчас они занимались самым настоящим, будоражащим нервы и сознание сексом. Том все быстрее погружал в горло потемневший член, во рту появился посторонний привкус, и он понял, что это означало. От мысли, что Билл скоро кончит ему в рот, Тома буквально залихорадило. Парень выпустил горячий орган изо рта и принялся вылизывать и посасывать поджавшиеся от возбуждения яички. Всепоглощающее наслаждение грозило вот-вот накрыть обоих братьев. Том чувствовал, как собственный твердый член упирался в ткань шорт, ноги сводило легкими судорогами.

– Ах Том, – вдруг прошептал Билл с придыханием.

Том поднял голову и увидел лицо брата – с идеальными чертами, дрожащими пушистыми ресницами и чуть приоткрытым ртом. Розовый язычок показался между губ. У Тома зашумело в голове, и он остервенело насадился ртом на истекающую смазкой головку, и дальше, насколько смог, сильно сжал горло, быстро двигая рукой по стволу до основания. Билл всхлипнул, толкнулся напряженными бедрами. Слабый стон дернул по нервам. Том ощутил выброс теплой жидкости и тут же его заколотило от пьянящего наслаждения, отдающего в позвоночник и пах. Сперма текла по подбородку, а он никак не мог отпустить стонущего брата. Лишь когда пульсирующий орган уменьшился в размерах, Том отвалился и бессильно упал на постель.

От пережитого удовольствия кружилась голова, тело казалось невесомым. Том прикрыл глаза и честно сделал вывод, призвав на помощь вернувшуюся железную логику – он только что бурно кончил в штаны, едва прикоснувшись к себе, от того, что довел минетом до оргазма собственного близнеца. Парень поднял голову и столкнулся с темным взглядом.

– Том… – тихий голос без интонаций.

Том медленно сполз с кровати.

– Я в душ, – пробормотал он и попытался сразу развернуться боком, чтобы не демонстрировать следы своей сексуальной активности.

– Том… – что-то в тоне брата показалось странным, и Том посмотрел на близнеца.

В уголках раскосых глаз блестели слезы. Позабыв обо всем на свете, старший кинулся на кровать.

– Тебе мерзко, да? – Билл всхлипнул.

Том искренне удивился и поднял брови.

– Ну, ты сразу – в душ, – пояснил брат, вытирая ладошкой глаза.

Том перевел дыхание. Придется сказать очередную правду. Парень приподнялся на коленях и показал на свои шорты – мокрое пятно было отчетливо заметно на сером хлопке. Младший проследил за жестом.

– Это тебе так… понравилось? – светлея лицом, мягко поинтересовался Билл.

Протянул руки, потянул старшего за многострадальные шорты, вынуждая выпутаться из последней одежки и улечься рядом. Близнец задумчиво провел пальцами по липкому от спермы подбородку Тома, а потом коснулся губами его рта и поцеловал – невыразимо нежно, не как брата, а как любовника. Том моментально почувствовал разницу, обвил руками тонкую талию, прижал к себе.

– Билль… – Тому надо было все прояснить сразу.

Медово-карие глаза брата сияли.

– Скажи, Томи, ты любишь кого-нибудь больше, чем меня?

Вопрос заставил Тома на секунду задуматься, а потом он улыбнулся, поняв то, что хотел сказать близнец.

– Ты прав, я люблю тебя больше всех на свете.

– А я – тебя, – серьезно отозвался брат и положил голову ему на плечо. – Мне всегда нравилось касаться и гладить тебя. Твой запах, кожа, голос, весь ты со всеми недостатками и талантами – такой родной и любимый. И твои губы – неповторимы. А я ведь только что впервые попробовал их… так, как наверное, давно мечтал.

– Мои губы пахнут твоей спермой, – выдал Том.

И, улыбнувшись, сам потянулся к брату, целуя по-настоящему, как не целовал ни одну девушку, жадно сминая послушные мягкие губы, исследуя кончиком языка отзывчивый рот.

Они так и заснули у Тома в спальне, обнимаясь, целуясь и посмеиваясь.

Тома разбудил солнечный луч, скользнувший сквозь приподнятые жалюзи. Парень поморщился и приоткрыл глаза, сразу вспомнил и бурный вечер, и то, что сегодня им предстоит покинуть райский остров. А потом Том заметил, что сзади спал голый Билл, закинув на брата руку и ногу, и прижимаясь к его пояснице чем-то упругим. Том машинально выгнулся, убеждаясь, что это не сон или фантазия, и близнец действительно нахально упирался в него своим утренним бодрым стояком. Билл вздохнул и сжал свою руку на близнецовой талии, немножко поерзав бедрами. Тому вдруг стало жарко, а собственный член сразу отреагировал эрекцией. Парень осторожно повернул голову и посмотрел в лицо спящего брата. Настоящий ангел. Чистая кожа, тонкие черты, невинная гримаска. Какой контраст с цепкой ручонкой и прижатым твердым членом! Том медленно потянулся вперед, пытаясь выпутаться из плена братских рук и ног. Билл что-то сонно пробормотал, но хватки не ослабил. «В этом вся суть характера, – усмехнулся Том, – если во что вцепится, то хрен отберешь!» Но тут же ему стало не до смеха. Напряженный член брата теперь находился точно между томовых ягодиц и вырваться, не разбудив при этом младшего, было невозможно. Том обреченно подергал бедрами, пытаясь осторожно скинуть тяжелую тощую ногу. Стало еще хуже. Во рту пересохло, а собственный член затребовал ласки. Билл простонал во сне что-то страстное и сам начал подаваться бедрами, заскользил членом вдоль томовых половинок. Том едва сдержал похотливый стон. Безумно смотря в солнечное окно, он выпятил попу и подтянул одну ногу повыше, предоставляя Биллу бОльшую свободу. Член брата двигался по ложбинке, касался сжатого ануса и промежности и до одури сладко упирался в мошонку. Приятно было необыкновенно, так ново и так – запретно. Впрочем, отдавшись удовольствию, о запретах Том думал меньше всего, быстро дрочил собственный член, ощущая сзади покачивания младшего брата. Мысль о том, насколько это кайфово, когда – совсем внутрь, возникла в распаленном сознании за секунду до внезапно нахлынувшего оргазма. Том укусил себя за щеку, глуша стоны.

– Том… Том… – протяжно всхлипнул во сне Билл, вцепляясь ногтями в нежную кожу на талии брата и заливая его промежность своим семенем.

Том выскользнул из ослабевших рук, посмотрел на счастливую мордаху все еще спящего близнеца и быстро убрался в душ.

– Домой. Немедленно домой, – сказал сам себе парень, настраивая нужную температуру воды. – А то слишком успешно у нас проходит эта… реабилитация.

========== Часть 7 ==========

Билл и Густав сидели в специальном помещении редакции известного журнала и курили. Короткий перерыв в большом интервью участники группы использовали по-разному: Том флиртовал с симпатичными сотрудницами «Bravo», Георг намертво приклеился к стилисту Наташе, пытаясь добиться идеальной ровности длинных волос, а фронтмен и ударник сбежали в курилку, чтобы немножко посидеть в тишине. За что Билл ценил Густа – тот всегда был готов помолчать. Вот и сейчас Билл наблюдал за легким дымком, привычно погружаясь в непростые размышления о Томе.

Билл любил Тома. Он не мог представить жизнь без брата. Том просто был, как константа. Всегда – друг, родная душа, слушатель, утешитель, раздражитель и источник прекрасного настроения. Теплый, сильный. Всегда безоговорочно защищающий и принимающий его сторону. После страшного эпизода с похищением отношения между близнецами стали пронзительней – они вдруг прозрели, осознали, чего могли лишиться, как две растущие рядом лианы, на минуту разомкнувшись, еще сильнее притянулись друг к другу, переплелись душами. Билл чувствовал, что ему мало единения душ, тело настойчиво желало соединиться с близнецом. С детства младшему нравилось обниматься и ласкаться не только с мамой, но и с братом. Том был более сдержанным, отвечал на порывы лишь теплыми взглядами и улыбками, приобнимал за плечи по-мальчишески, когда был повод. Никогда не целовал – это была привилегия Билла. И лишь недавно младший почувствовал всю силу и прелесть ласк старшего брата.

Гладкая упругая кожа, родной запах. Трепет длинных ресниц и полуоткрытый рот в экстазе. Билл теперь не мог смотреть, как брат играл на гитаре. Сразу – искры в голове и тягучее напряжение в паху. Сразу – сумасводящие воспоминания. Билл отдавал себе отчет, что к ровному надежному братскому чувству примешалось острое желание. Все изменилось на том острове.

Билл хотел Тома. Мысли об этом возбуждали до неприличия, заставляли прятать глаза при посторонних и набрасываться с поцелуями, как только за близнецами закрывалась дверь. То, как Том охотно подчинялся его рукам, как упоительно целовался и терся, давало Биллу сладкую надежду на скорую реализацию тайных мечтаний.

Они так и не продвинулись дальше в своих эротических упражнениях. После возвращения в Германию продюсеры насели на парней, требуя возвращения к привычному графику, от которого группа порядком отстала из-за форс-мажора с похищением. Каждый день музыканты давали интервью, участвовали в программах, снимали сюжеты. Готовились к большому туру и выступлению на ежегодной церемонии МТV. Иногда братья даже не знали, в какой они стране и задавали этот вопрос, лишь когда вместо квартиры водитель привозил их в отель. Сил оставалось только на спешные взаимные тисканья, которые, тем не менее, взрывали мозг и тело будоражащей откровенностью.

Том провоцировал. Или может быть Билл раньше не обращал внимания на двусмысленные ухмылки, на широко расставленные ноги, пошлые облизывания и касания кончиком языка подковки пирсинга. А когда брат пил напитки прямо из горлышка, Билл старательно отворачивался, прогоняя из головы четкие ассоциации.

Теперь Билл желал настоящего секса с Томом. Так хотел, что на волне своей возбужденной фантазии решился на изменение образа, восхитив новыми идеями стилиста Натали. И когда впервые появился перед всей компанией с коротко выстриженными висками, агрессивным ирокезом и ярким макияжем, затянутый в черную кожу и брутальные ремни, опешили не только коллеги по группе и продюсер, но и близнец. Спустя полчаса после всеобщего шока Том затолкал брата в студийный туалет и так отсосал, что Билл искусал себе руку, лишь бы остаться в сознании от небывалого фейерверка удовольствия.

Последней каплей стал недавний милый стриптиз, который Том устроил в общей гримерке. В помещении находилось много народа, рядом хвалился новым инструментом Георг, Густав о чем-то говорил по телефону, Йост пялился в ноутбук. Ситуация была стандартной и Билл спокойно работал на камеру – снимался очередной проходной сюжет для эпизодов. Оператор отбежал к басисту, Билл принялся за свой недопитый кофе, а Том нагнулся, выпутываясь из широких штанин – парню вдруг захотелось переодеть джинсы. И все было бы прекрасно, если бы сзади Томаса не находилось большое зеркало, в котором Билл с замершим в груди дыханием увидел его упругую задницу в узких белых плавках. Сквозь тонкий трикотаж просвечивала ложбинка посередине и очертания яичек, и Билл моментально представил, как вся эта красота выглядела без трусов. Поза брата также не добавляла спокойствия. Том присел на корточки, разглядывая что-то на ремне своих штанов, а потом выпрямил загорелые ноги, медленно натягивая джинсы. Билл не заметил, как стакан с кофе выпал из рук. В ушах зашумело. Том поднял голову, с тревогой посмотрел на младшего, проследил за его взглядом и обернулся. В карих раскосых глазах засветилось лукавство. В то самое мгновение Билл понял, что хочет трахнуть своего брата.

До этого Билл не задумывался о распределении ролей в сексе с близнецом и был готов на любые варианты, но сейчас в фантазиях царила лишь одна яркая картинка – Том на четвереньках, выпятив круглую попу, и член Билла скользит между половинок… Билл хотел бы, чтобы Том стонал – громко и развратно. От подобных мыслей сразу становилось горячо и туго в узких модных джинсах. Если удавалось подрочить, то Билл за несколько движений доводил себя до оргазма. Определенно, с этим нужно было что-то делать, и парень пришел к самому очевидному выводу – как можно скорее исполнить тайные желания.

Они прилетели в Берлин ранним утром. Надолго застряли в холле аэропорта, раздавая автографы, потом поехали осматривать стадион «O2 World», где намечалась церемония МTV Europe Music Awards. Время поджимало, и продюсер не позволил своим подопечным отдохнуть в отеле, сразу после регистрации отдав команду готовиться к срочной пресс-конференции. Натали быстро освежила уставшие от недосыпа и перелета лица. Голодные парни, блестя глазами, хищно скалились на камеры и блистали остроумием. К двум часам дня Йост сжалился и повез группу обедать в лучший ресторан Берлина. А после трапезы оказалось, что им предстояло еще одно интервью. Билл привычно улыбался в сопровождающую камеру студийного оператора, чувствовал в своей ладони теплую руку брата и очень хотел снова на Мальдивы.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю