290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Поймать принца (СИ) » Текст книги (страница 3)
Поймать принца (СИ)
  • Текст добавлен: 28 ноября 2019, 20:30

Текст книги "Поймать принца (СИ)"


Автор книги: Lady Elenriliya




Жанры:

   

Слеш

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 7 страниц)

Когда на следующее утро Леголас проснулся, он даже не понял, где находится. Пока он спал, слуги быстро преобразили и его комнаты. Уже знакомая служанка стояла рядом с постелью и вежливо улыбалась.

– Доброе утро, господин, – вежливо поздоровалась девушка, – Повелитель приглашает вас позавтракать вместе с ним.

На лице эльфа появилась улыбка. Он отдохнул и теперь полон сил, а утро началось как нельзя лучше.

– Я с радостью приму его приглашение.

– Тогда поторопитесь, господин, я приготовила вам одежду, – служанка указала на аккуратную стопку, – разрешите идти?

Леголас отпустил девушку и пошёл приводить себя в порядок. Уже через пятнадцать минут он шёл по застеленному новым ковром коридору к двери, охраняемой теперь двумя тёмными эльфами. Принц постучался и вошёл.

Взгляд сразу упал на невысокую фигуру в длинном золотистом одеянии.

Леголас поражённо замер у входа. Ему казалось, что Саурон всегда носит одежду в мрачных тонах, не то чтобы светлая цветовая гамма ему совсем не шла, просто выглядел он в ней довольно странно и непривычно.

– Доброе утро, Леголас, проходи.

– Доброе утро, тут всё так поменялось… даже Вы, – принц заинтересованно огляделся вокруг. В комнатах стало значительно светлее, что не могло не радовать эльфа.

Саурон напрягся, но вида не показал. Майа проводил гостя в столовую и постарался увлечь вкусной едой и приятной беседой. Леголас с интересом разглядывал сидевшего напротив и вздрогнул, посмотрев в лицо Тёмного Властелина.

– Ваши глаза, что случилось? – Эльф взволнованно вглядывался в карюю радужку и совершенно обыкновенные круглые зрачки.

– Что, тебе не нравится? Мне не идёт?

– Вам идёт… но… хотя не думаю, что имею право советовать в этом, – принц смущённо уткнулся в свою тарелку.

– Ну почему же, мне интересно твоё мнение, иначе я бы не спрашивал, – с улыбкой ответил Аннатар.

– Раньше Ваши глаза были такие яркие, сразу приковывали взгляд, Вас ни с кем нельзя было спутать, – начал эльф, – когда я Вас увидел, то сразу понял, кто Вы, а теперь Вас трудно отличить от обычного эльфа.

Майрон задумчиво вглядывался в своё отражение в кубке.

– Видишь ли, Леголас, отчасти за такие “красивые” глаза меня и прозвали Сауроном, что значит Отвратительный. Да, меня легко узнать, но большинство, в основном смертные, не в восторге от этой моей особенности. Многие боятся меня из-за этого и ты ещё не видел меня ночью, мои глаза светятся в темноте. Поэтому… я подумал, что ты можешь испугаться или тебе будет неприятно смотреть на меня из-за этого.

Леголас был удивлён. Тёмного Властелина волнует то, что какому-то эльфу неприятно на него смотреть! Ради пленников в темнице он тоже меняет цвет глаз? А то вдруг пленнику во время пыток будет неприятно смотреть на своего палача, нельзя такого допускать ни в коем случае! И это ему говорит майа, который, по скромному мнению принца, был намного красивее любого эльфа.

– Я не боюсь Вас, тем более меня никак не может испугать Ваш внешний вид и тут не важен цвет глаз. В первую нашу встречу, ещё когда я Вас увидел в палантире, я не догадался о том, кто Вы, потому что и подумать не мог, что Тёмный Властелин на самом деле настолько прекрасен, хотя Ваши глаза и наводили на меня мысли о том, кем Вы можете быть.

Осознав смысл своих слов, принц слегка покраснел. Он сделал Саурону комплимент. Тот, кажется, тоже немного смутился.

– Хм, тогда ты не будешь против, если я сделаю всё как раньше?

Леголас отрицательно замотал головой.

Аннатар хмыкнул и медленно провёл ладонью снизу вверх по своему лицу. А когда принц встретился с ним взглядом, то увидел те же огненные глаза, что и раньше.

Дальше беседа протекала легко и непринуждённо. Эльф и майа нашли прекрасных собеседников в лице друг друга.

Саурон наслаждался обществом эльфа и даже начал корить себя за то, что обидел принца. А Леголас о событиях предыдущего дня ничего не помнил и увлечённо рассказывал какую-то историю из их путешествия. Аннатар оказался внимательным слушателем. Он не перебивал, лишь иногда задавал вопросы или комментировал, как та или иная ситуация из путешествия Братства, по его мнению, выглядела в глазах его слуг. А эльф заливался приятным для ушей майа смехом, ведь довольно часто в комментариях Саурона приспешники тьмы терпели поражение из-за того, что вели себя глупо, ведь ни для кого не секрет, что орки не отличаются интеллектом.

Майрон умел посмеяться над собой, над своими ошибками или глупостью слуг. Это оказалось для Леголаса неожиданным открытием, потому что Митрандир часто описывал Врага как необычайно гордое и честолюбивое создание.

– Мне было приятно провести время в Вашей компании, Владыка, – проговорил Леголас, собираясь уйти, – рядом с Вами время летит незаметно.

– Благодарю, могу ответить тем же, приходи ко мне завтра в то же время, – с улыбкой ответил Аннатар.

– С удовольствием, до свидания, Владыка.

За принцем закрылась дверь и Саурон позволил себе устало упасть на диван. Общество эльфа не тяготило, как в ту ночь, когда тот отказался уходить и нарвался на гнев Тёмного Властелина. Беседовать с ним оказалось очень интересно, Леголас был хорошо образован и благодаря своим путешествиям по Средиземью много чего знал. Очень приятно слушать его рассказы, таким образом Саурон узнал о нескольких ошибках, которые допустил ловя эльфа и ведя битвы. Не критично, но всё же стоит обратить внимание и больше не делать таких глупостей.

Единственным, что омрачало хорошее настроение Майрона было вечное напряжение, ему приходилось постоянно следить за каждым своим словом или действием, а так же пристально наблюдать за собеседником. Он не мог себе позволить каким-то неверным жестом всё испортить. Приходилось вести себя согласно своему статусу, а ведь иногда так хотелось громко рассмеяться, фыркнуть или хотя бы принять более расслабленную позу в кресле.

Аннатар начал сожалеть о своём поступке, ведь так хотелось непринужденно пообщаться со своим принцем, но он уже не мог себе этого позволить. Оставалось надеяться, что рано или поздно пробел в памяти эльфа заменится новыми положительными воспоминаниями и полностью исчезнет шанс на то, что он может всё вспомнить. Саурон сильно сомневался, что такое возможно, но кто ему запретит хотя бы помечтать об этом?

========== Часть 10. ==========

За время знакомства Леголаса с Сауроном, эльфу удалось узнать много нового о Тёмном Властелине. Выяснилось, что Аннатар просто обожает всё сладкое. Переслащенный чай, печенье, пирожные, конфеты, торты. Когда он приходил к майа, то каждый раз отмечал, что в непосредственной близости от него всегда находится что-нибудь вкусное. Слуги же, зная тайную любовь своего Повелителя к разным сладостям, часто радовали его новыми десертами, и эльф с любопытством наблюдал, как на лице Врага Средиземья расцветает улыбка, стоит ему только заметить шоколадное пирожное. Разумеется, принц не высказывал ничего по этому поводу, вряд ли Саурон бы обрадовался, узнав, что кто-то раскрыл его страшную тайну.

Они часто сидели в гостиной у камина, где Леголас рассказывал очередную историю, с умилением наблюдая как сидящий в соседнем кресле майа, с удовольствием поедает довольно большой кусок шоколадного торта. Сам эльф от угощения отказывался. В последнее время они проводили особенно много времени вместе, хотя выдавались и дни, когда Саурон был занят весь день и у них не было возможности встретиться.

Сегодня как раз и наступил такой день. Было невыносимо скучно сидеть одному в своих покоях, не имея никакой возможности хоть чем-то себя развлечь. Принц лениво валялся на диване, без особого интереса разглядывая комнату. Взгляд наткнулся на небольшой стеллаж с книгами. Эльф резко вскочил и подошёл к нему.

Леголас задумчиво разглядывал корешки книг, пытаясь прочесть полустёртые названия, в конце концов он остановил свой выбор на красивой книге, обтянутой тёмно-синим бархатом. Блондин открыл книгу примерно по середине, не глядя пролистал несколько страниц, взгляд остановился на красочной иллюстрации, на которой мужчина и женщина…

Покраснев до кончиков ушей, эльф захлопнул книгу и поставил на место. Потом, подумав пару минут, он решительно взял тёмно-синюю книгу, решив, что там нет ничего такого, чего он бы не знал, в конце-концов, он уже давно взрослый эльф и может себе позволить прочитать что-то подобное. Наверное, это обычный роман, просто его написал кто-то из смертных, любой уважающий себя эльф такое не стал бы сочинять. Блондин открыл титульный лист. Автором оказался, судя по имени, человек из Харада.

Принц нашёл ту самую иллюстрацию, отметил про себя, что та выглядит весьма реалистично, и пролистал ещё несколько страниц до следующей картинки. Увидев двоих обнажённых мужчин, он судорожно перевернул страницу и пробежал глазами по строкам.

“…устроившись между широко разведённых ног рыжеволосого юноши, он начал страстно…”.

Что именно “он начал страстно”, принц знать не желал. Он опять захлопнул книгу и убрал её подальше, так, чтобы на глаза не попадалась. Ассоциация к словам “рыжеволосый юноша” у него возникла сразу. В мыслях появился образ Саурона. Вот он обнажённый лежит на постели, периодически томно вздыхая, и широко разводит стройные ноги, стоит только, ему, Леголасу, подойти к постели. Замотав головой, он отогнал от себя навязчивый образ и побежал в ванную комнату умыться, надеясь, что это поможет привести мысли в порядок.

Умывшись, эльф подошёл к столу. Служанка оставила ему блюдо с фруктами. Он решительно взял яблоко и откусил кусочек, но вспомнив, как Аннатар вчера тоже ел яблоко, положил фрукт на место. Принц в раздражении несколько раз прошёлся по комнате. Вот и что теперь делать? Подумав немного, он решил, что все имеющиеся у него в покоях книги не могут быть о чем-то подобном, наверняка найдётся парочка с древними сказаниями, приключениями, ну или в крайнем случае с любовной лирикой. Нормальной любовной лирикой.

Леголас решил ещё раз испытать удачу и подошёл к стеллажу. Взял самый толстый том зелёного цвета и прочитал название: “Эльфы. Анатомия и внутреннее строение.”

“Звучит как пособие для целителя. Может прочитать? Всё же я отвечал за медицину в отряде, может мне будет интересно?” – с такими мыслями он открыл оглавление.

Первая глава начиналась со слов: “самые распространённые ошибки палачей во время пыток”, а последняя: “насилие – смерть для эльфа”. Читать эту книжку сразу как-то расхотелось.

Следующим попался действительно медицинский трактат, но такой нудный, что принц даже и не попытался начать его читать. Стихи тоже имелись, но написаны они явно были каким-то безграмотным орком, иначе не скажешь!

Уже отчаявшись найти хоть что-то стоящее, он наткнулся на небольшую тетрадку, в ней оказались рисунки, причём довольно хорошие. Леголас сразу узнал на них Саурона. Выяснилось, что в ней были исключительно портреты Тёмного Властелина. Принц вернулся на диван, чтобы внимательней их рассмотреть. Аннатар был часто изображён смеющимся, эльф с досадой отметил, что ни разу не видел как тот смеётся. Потом несколько портретов в полный рост, где он работает в кузнице, несколько как ест пирожное, причёсывается, облачается в доспехи, пишет, читает, принимает ванну, спит…

Кем же был для Майрона художник, который нарисовал всё это? Кому Саурон доверял настолько, что разрешал оставаться рядом с собой круглые сутки, наблюдать за своим сном, за переодеванием, принятием ванны. Сразу вспомнились иллюстрации из той книги. Может это нарисовала его избранница и Тёмный Властелин был влюблён настолько, что не желал расставаться с ней ни днём не ночью?

“Или избранник”, – добавил про себя эльф.

Раз уж в Мордоре подобные отношения не считаются чем-то запретным, то нельзя исключать такой возможности.

Верилось в это с трудом. Саурон всегда так сосредоточен, и крайне редко позволяет Леголасу видеть свои эмоции. Хотя может он так ведёт себя только с ним?

Очень захотелось узнать чуточку больше об этом удивительном майа. Появилась надежда найти ещё что-нибудь, какие-нибудь записи, личный дневник или ещё одну тетрадь с рисунками.

Окрылённый этой идеей, принц выпотрошил все шкафы, тумбочки и выкинул все книги со стеллажа, пролистал каждую, вдруг между страниц лежит какая-нибудь бумажка. Но, к величайшему сожалению, все попытки оказались бесплодны, пришлось потом звать служанку, чтобы та помогла убраться. Сам он бы справился с таким беспорядком только к утру.

Закончив уборку, Леголас сразу пошёл спать. Уже лёжа в постели, устраиваясь по удобнее, он засунул руку под подушку, но по неосторожности ударился костяшками о спинку кровати. В раздражении эльф приподнялся и отодвинув подушку к себе заметил, что между матрасом и злосчастной спинкой довольно большая щель. Без особой надежды он засунул туда руку, и каково же было его удивление, когда он нащупал скомканную бумажку.

Принц зажёг свечу и развернул бумагу. Это оказался очередной рисунок. На нём был изображён обнажённый Саурон, лежащий на животе и обнимающий подушку. Эльф слегка покраснел. Похоже, что для художника Аннатар был очень дорог, раз он хранил подобные изображения в своей постели. Леголас представил, как неизвестный автор рисунка перед сном каждый день доставал эту бумажку и любовался красивым телом своего Повелителя. А может быть он мог любоваться им сколько угодно в любое время и каждую ночь проводить в покоях своего Повелителя?

Хоть листок хранился плохих условиях, порядком выцвел и помялся, это не портило прелести изображённого на ней юноши. Принц вглядывался в бледные линии, обводящие контур расслабленного тела, в тени, создающие объём изображения. Он внимательно рассматривал изящную спину, тонкую талию, длинные ноги. Только край лежащего с боку одеяла слегка закрывал обзор на ягодицы. Длинные волосы частично спрятали шею и плечи.

Леголас с трудом оторвал взгляд от рисунка и вложил его в лежащую на прикроватной тумбочке тетрадь. Все вопросы было решено оставить на потом, завтра он обязательно спросит у Саурона, кем был этот художник. А сейчас надо хорошенько выспаться. Поворочавшись в постели ещё немного, он наконец, уснул.

***

Утром его разбудила всё та же служанка и сообщила, что Повелитель зовёт его к себе. Быстро собравшись, принц отправился в соседние покои.

Сегодня Аннатар был одет в белое, чем очень удивил эльфа. Леголас уже хотел задать вопрос по этому поводу, но вовремя остановился, решив, что это будет неуместно в его случае.

– Доброе утро, Леголас, проходи, – прервал его мысли Саурон.

– Доброе, Владыка.

Они прошли в столовую и, ведя непринуждённую беседу, начали трапезу. Леголас, наконец, отважился задать интересующий его вопрос.

– Владыка, я хотел Вас спросить, кто до меня жил в тех покоях?

Саурон ответил только после довольно продолжительной паузы.

– Там жил тёмный эльф… зачем тебе это знать?

Такой скупой ответ не удовлетворил принца и он попробовать задать ещё пару вопросов, хотя он сразу заметил, что Аннатар не горит желанием рассказывать ему об этом.

– Не совсем, Вы не могли бы рассказать о нём хоть немного, мне интересно.

Гортхаур нахмурился.

С чего бы вдруг такой интерес? Что-то должно было навести его на мысль об этом. Что такого могло остаться после Райнона? Был отдан приказ навести порядок и выкинуть все его вещи, сразу после смерти.

– Я мог бы узнать, чем вызван подобный интерес?

Леголас слегка покраснел и отвёл взгляд.

Так, а это уже очень подозрительно.

– Мне, пожалуй стоило сказать Вам об этом раньше… Просто недавно я нашёл одну вещь, Вам наверное будет интересно взглянуть на неё, хотя может Вы уже и знаете о ней.

Так и есть, судя по краснеющим ушам блондина, вещь, которую он нашёл весьма специфична. Зная интересы и предпочтения своего почившего слуги, Саурону оставалось только строить догадки о том, что же нашёл принц. Причём догадки одна другой ужасней.

– Ты взял с собой эту вещь или она у тебя в покоях? – Строго спросил Аннатар.

– Нет, я…

– Тогда идём.

Гортхаур резко поднялся со стула и направился к выходу. Леголасу оставалось только следовать за ним.

У дверей в покои эльфа Саурон остановился и пропустил его вперёд. Тот вошёл в свои покои, сразу ища взглядом тетрадь, немного покопавшись на полках с книгами, он вспомнил, что оставил её в спальне, туда принц и повёл Саурона.

– Простите, что сразу не сказал, – проговорил эльф, передавая тетрадку в руки майа.

Брови Саурона взлетели вверх, стоило ему только увидеть первые рисунки. Пролистав несколько страниц, тот уже не скрывал своих эмоций, позволяя им отображаться на лице. Эльф примерно знал какие именно рисунки могли вызвать у Аннатара удивление, какие раздражение. Эльф с трепетом наблюдал, как красивые губы дрогнули, изображая подобие улыбки.

“Значит Тёмный Властелин не знал о существовании этой тетради” – Сделал вывод Леголас.

– И где ты нашёл это? – Не отвлекаясь, проговорил Аннатар.

– На стеллаже вместе с книгами.

Саурон поднял взгляд на эльфа.

– Больше ты ничего не находил? – Смотря прямо в глаза, спросил Гортхаур.

Принц слегка покраснел, вспомнив, как наткнулся на ту книгу, но всё же не отвёл взгляд.

Значит было что-то ещё. Не умеют остроухие врать.

– Ничего, Владыка.

Саурон в раздражении откинул мешающую рыжую прядь и почти не глядя пролистал оставшуюся половину тетради, задержавшись только на листке, который Леголас недавно вложил между страницами.

Аннатар плавно поднялся с постели и впихнул эльфу в руки тетрадь.

– Хорошо, так и быть, поверю на первый раз, – майа проговорил это нарочно мягко, чтобы блондин ничего не заподозрил и утратил бдительность.

Майрон прошёл в гостиную и остановился напротив стеллажа с книгами. Тёмный Властелин сразу почувствовал, как принц занервничал, стоило ему только подойти к стеллажу. Майа задумчиво пробежал пальцами по корешкам книг, периферическим зрением замечая, как следит за каждым его движением эльф.

Ну не думает же он, что после всего этого я просто уйду, поверив ему на слово? Сначала я сам проверю все его покои. Так и быть пожертвую для моего остроухого целый день. Пусть наслаждается моим обществом.

Лёгким движением Саурон вытащил целую стопку книг и вручил их принцу, тот лишь непонимающе хлопал глазами.

– Что стоишь? Неси на стол! – Красиво взмахнув рукой, Аннатар указал ему дорогу к столу.

Таким образом при помощи эльфа были перенесены все книги. К концу работы, набегавшийся блондин решил наплевать на все правила этикета и завалиться на диван. Саурон подошёл к лежащему и без доли сочувствия посмотрел на тяжело дышащего принца. Потом он вдруг хитро улыбнулся и тоже залез на диван.

– Ну что ты лежишь, лентяй?! Вставай! Тебе предстоит совершить столько великих дел под моим руководством! – Воскликнул Майрон и, навалившись на Леголаса, принялся лохматить тщательно причёсанные волосы эльфа.

Не ожидавший такого натиска блондин, резко вскочил с дивана и под мелодичный смех майа попытался спастись бегством. Но потом, осознав нелепость ситуации, тоже рассмеялся и вернулся на диван.

– Что ты сел-то? Я не шучу, иди работай!

Аннатар встал и за руку потащил принца к заваленному книгами столу.

– Сейчас мы займёмся кое-чем очень интересным! – Провозгласил рыжеволосый, но нахмурился, когда эльф начал отчаянно краснеть. – Что ты смущаешься? Уж не знаю, что ты там себе напридумывал, насмотревшись разных непотребств с моим участием в той тетради, но я тебе предлагаю очень благородное дело. – Увидев, что ему удалось заинтересовать остроухого, он продолжил. – Твоя задача сейчас отсортировать книги. В эту стопку ты будешь складывать ту литературу, которую можно читать нежной эльфийской аудитории, а в вот эту стопку ты будешь складывать всё то, что не стоит читать таким как ты. Есть вопросы?

– А что будете делать Вы? В чём заключается Ваше руководство? Это и есть то самое благородное дело, о котором Вы говорили?

– А я буду следить за тем чтобы ты хорошо выполнял свою работу. А что касается второго твоего вопроса, то разумеется! Это самое благородное дело, им занимаются только самые отважные из отважных, а ещё…

– Владыка, прекратите обращаться со мной как с ребёнком! Я давно уже совершеннолетний! – Вспылил эльф.

Саурон хмыкнул и вручил ему первую попавшуюся под руку книгу.

– По сравнению со мной ты как раз и ребёнок.

Принц с негодованием наблюдал, как Майрон садится на край стола. Сравнение с глупым и несмышлёным ребёнком для принца показалось в высшей степени оскорбительным.

– Но из нас двоих как ребёнок ведёте себя только Вы! – Леголас почти выкрикнул эти слова и только спустя несколько секунд осознал их смысл.

Слишком грубо с его стороны так обращаться к Аннатару, тем более, когда тот проявляет подобную благосклонность в его сторону. В конце концов Гортхаур мог его и в клетку посадить, и вместо их бесед и чаепитий по вечерам его ждала бы встреча с орком-пыточником. Лишь бы он не воспринял всерьёз и не обиделся. Леголас уже хотел извиниться за свои слова, но не успел.

– Пожалуй ты прав, мне не стоило показывать тебе свои эмоции. Отныне буду с тобой общаться точно также, как и со всеми остальными, – Принц с широко распахнутыми глазами наблюдал, как ещё секунду назад улыбающийся майа начал возвращать себе прежний вид. Весёлая улыбка исчезла с лица, взгляд стал более серьёзным и строгим, он слез со стола и не спеша прошествовав к креслу, опустился в него.

Возразить принц не решился и ему осталось только надеяться, что это только временной явление и уже через пару минут он услышит смех Аннатара.

Леголас виновато опустил взгляд и принялся за работу. Он взял книгу, которую дал ему Майрон, изучил её оглавление, прочитал краткое описание на последней странице и положил в стопку для “нежной эльфийской аудитории”.

Опять я забываюсь! Хорошо, что он мне напомнил, а то страшно представить, до чего я могу дойти в своём ребячестве. Чуть всё не испортил, надо быть внимательнее. Я почти начал с ним заигрывать… опять.

– Владыка? – Эльф предпринял первую попытку разговорить молчащего уже минут десять майа, – Мне кажется, что Вы плохо за мной следите…

– Тебе кажется, – ответ показался сухим и даже слегка грубоватым, но на самом деле Аннатар говорил точно таким же тоном, как и во время их бесед. Спокойно и немного отстранённо. Но может возникло такое ощущение из-за того, что принц за то короткое время привык к приятному смеху майа?

– Владыка, Вы можете рассказать какую-нибудь историю, а то обычно я всё время говорю, мне было бы очень интересно узнать о Вас что-нибудь, – после недолгого молчания попросил Леголас.

– И что мне тебе рассказать? О каких историях речь, когда я первую половину эпохи сижу в одной башне, а вторую половину в другой?

– Но Вы же айну, Вы живёте не одну эпоху, не могли же Вы всю жизнь сидеть в башнях! Вы и в битвах участвовали, о Вас легенды слагают, песни. Вы видели свет валинорских Древ…

– Ну кто бы сомневался! – Перебил его Саурон. – Разумеется тебе интересно услышать от меня про Аман и про то, как там хорошо!

Леголас отвёл от собеседника взгляд.

– Просто когда мы плыли на кораблях с призрачной армией к Минас-Тириту я услышал крики чаек, теперь часто меня посещают мысли о море и благословенном крае.

– Выбрось эту чушь из головы, там нет ничего интересного, за то время, что я там был, я чуть со скуки не развоплотился. Уж поверь мне, если бы там действительно было так прекрасно, как ты думаешь, то я бы не ушёл к Мелькору, – Саурон закинул ногу на ногу и магией призвал себе со стола бокал с вином.

Принц во все глаза следил за каждым его действием, раньше Аннатар не демонстрировал ему свои способности.

– А что Вы ещё умеете? – тут же потеряв всякий интерес к любой информации, связанной с Валинором, спросил блондин.

Гортхаур усмехнулся.

– Прости, но на этом все мои таланты заканчиваются, – с безразличием проговорил Саурон, – кто-то из майар может превращаться в животных, кто-то исцелять от самых тяжёлых ранений, кто-то предсказывать будущее, а я вот могу перемещать бокалы с вином, да и то на небольшие расстояния.

Леголас искренне рассмеялся. Может Майрон и не злится на него совсем? Уже простил.

– Владыка, а этот эльф… Вы позволяли ему рисовать прямо с натуры или он делал это в тайне от Вас? – Принц знал, что эта тема неприятна Аннатару, но узнать, кем являлся для Саурона тот эльф было слишком большим соблазном.

Гортхаур ответил, но было видно, что с большой неохотой.

– Нет, я только сегодня и узнал, что он умел рисовать. Райнон никогда не говорил мне об этом. Он был моей правой рукой и мне было удобно постоянно держать его при себе. Он был всегда абсолютно честен и откровенен и я доверял ему, поэтому и разрешал быть со мной хоть целые сутки. Но потом, когда он выполнял моё поручение на нижних ярусах крепости, где содержатся пленники, кто-то его подкараулил и убил. Многие завидовали ему, было много и открытых недоброжелателей. Точно определить убийцу мне не удалось, поэтому…

– Поэтому что? – Поторопил его принц.

– Поэтому я убил всех, кто был в крепости и мне пришлось искать себе новых слуг, – нехотя ответил Гортхаур.

На секунду Леголасу показалось, что он знал о Тёмном Властелине что-то очень важное, но сейчас не может вспомнить. Эльф решил не придавать значения появившемуся из неоткуда чувству опасности и отмёл ненужные мысли.

– Вы жалеете о том, что его убили?

– Да, он был хорошим слугой, а теперь мне приходится самому делать много ненужных вещей, которые я мог поручить ему.

Леголас получил не такой ответ, какой ожидал. Ему захотелось наверняка убедиться, что Майрона и Райнона не связывали никакие отношения кроме рабочих.

– Мне кажется, что он был к Вам неравнодушен.

Саурон только иронично изогнул бровь, не понимая, как принц мог прийти к подобному умозаключению.

– Тот рисунок, что был на отдельном листе… Вы там изображены в постели, я нашёл его между матрасом и спинкой кровати. Да и то, что он рисовал только Вас уже о чём-то говорит.

– Что же, возможно, – задумчиво протянул Аннатар, – я и не придавал значения его странному поведению.

Леголас украдкой с облегчением выдохнул. Значит Райнон был влюблён безответно. Принц и сам не понимал, почему так обрадовался этому.

– А я могу его заменить? Всё равно я сижу без дела.

– Ты тоже хочешь рисовать меня? – Нарочито удивлённо спросил рыжеволосый.

Такой простой вопрос заставил слегка покраснеть эльфа.

– Нет, я хочу Вам помогать.

Тёмный Властелин снисходительно улыбнулся.

– Ты не справишься, надо знать всю цитадель как свои пять пальцев, а ты выучил только один этаж. Обучать тебя всему, что знал и умел Райнон у меня нет ни времени, ни желания. К тому же разве ты сможешь стоять за моей спиной и спокойно смотреть, как я причиняю боль очередному пленнику?

Леголас заметно погрустнел. Ничего из перечисленного он не сможет. Опять появилось ощущение, что он что-то забыл, перед глазами всплыл образ огромного орка и… больше ничего.

Разбираться, почему вспомнился вдруг какой-то совершенно незнакомый орк, эльфу не хотелось и он обратил внимание на сидящего в кресле майа. Обидно, конечно, но может у него получится сделать что-то другое для Майрона?

На глаза попалась уже знакомая тёмно-синяя книга. Принц слегка покраснел, он чувствовал, как на него не отрываясь смотрит Аннатар. Леголас взял в руки книгу, пролистал, сделал вид, что прочитал описание и только секунду поколебавшись, положил в стопку для эльфов. Зачем? Он и сам на этот вопрос не смог бы ответить.

– Вы правы, я не смогу этого, но может быть я смогу чем-то ещё быть Вам полезен?

– Может и сможешь, разбирай пока книги, не отвлекайся. Видишь, ради тебя я готов пожертвовать целый день. Цени мою доброту, вместо того, чтобы заниматься своими делами я слежу, чтобы ты правильно рассортировал книги.

– Вы проведёте со мной целый день? – Воодушевлённо спросил Леголас. У него появился шанс наладить с Сауроном прежние отношения. Хоть тот совсем не злился, но разговаривал без энтузиазма и довольно вяло.

– Куда же мне деваться. По крайней мере, я точно не уйду пока ты не закончишь. Потом ещё надо будет проверить все покои, вдруг ещё что-нибудь найдём.

– Я уже искал, но больше ничего нет, а тот рисунок я нашёл совершенно случайно.

– Ты искал один, а теперь мы будем искать вместе, ты только с книгами закончи и мы приступим.

Леголас был в восторге. Целый день вместе с этим удивительным майа, хоть ему и не удалось развеселить его, но не всё потеряно.

Pov Леголас

“Буду общаться с тобой точно так же, как и со всеми остальными”. Значит до этого со мной говорил настоящий Майрон? Он стал доверять мне настолько, что в разговоре со мной решил отказаться от всех масок? Ещё в первый день я заметил, что стоило нам миновать Тёмные Врата, как он перестал улыбаться и отпускать ехидные комментарии, получается, что для чужих и для врагов он высокомерный и безжалостный майа, для союзников и слуг он мудрый и спокойный Владыка, а со мной он был честен и показывал свои настоящие эмоции! Какой же я дурак, почти подружился с этим удивительным созданием и теперь всё испортил. Чувствую себя предателем, я не оправдал его ожиданий. Получится ли у меня вернуть его прежнее расположение?

Райнон (Rainon) – Блуждающий

rain (блуждание) + on

Комментарий к Часть 10.

Глава получилась довольно большая, целых 7 страниц, вместо 3-4. Не слишком утомительно так долго читать? Спрашиваю на случай, если мне опять приспичит написать что-нибудь огромное))

========== Часть 11. ==========

Саурон и правда провёл с Леголасом целый день. За это время они успели рассортировать все книги и обыскать покои. Но найти удалось только небольшой листок со стихами, посвящёнными, разумеется, Тёмному Властелину. Когда в комнатах принца воцарился истинный хаос и Леголас уже с ужасом начал представлять грядущую уборку, Саурон только пренебрежительно махнул на всё это рукой, позвал слуг и пригласил своего принца пойти пить чай уже в его покои. Так они просидели до глубокой ночи, Аннатар в шутку предложил ему никуда не уходить и лечь спать вместе с ним, но эльф отказался. Хотя мысль плюнуть на всё, действительно остаться и провести ночь в тёплых объятиях рыжеволосого юноши была очень заманчива.

Леголас вернулся к себе очень поздно и, игнорируя предложение служанки перекусить перед сном или же принять ванну, сразу направился спать.

Уже лёжа в постели и почти полностью провалившись в сон, на него накатило непонятно из-за чего взявшееся ощущение опасности. Он резко распахнул глаза и, подобрав ноги, уселся в постели. Эльф напряжённо вглядывался в темноту, надеясь найти причину своего страха, но в комнате никого не было.

Слегка успокоившись, принц снова улёгся, но стоило ему закрыть глаза, как он почувствовал, что кто-то смотрит на него почти в упор. Ощущение чужого присутствия не покидало его и когда нервы были уже на пределе, когда Леголас всматривался уже десять минут и никого не видел, из тёмного угла послышалось чьё-то дыхание. По спине принца пробежали мурашки, он уставился прямо в этот угол, но никого там не увидел. И только когда от туда донёсся какой-то звук, очень напоминающий рык дикого животного, эльф не выдержал.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю