290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Колдомедик Малфой (СИ) » Текст книги (страница 5)
Колдомедик Малфой (СИ)
  • Текст добавлен: 26 ноября 2019, 17:30

Текст книги "Колдомедик Малфой (СИ)"


Автор книги: Кида Хрюнозай




Жанры:

   

Слеш

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 7 страниц)

– Драко, какой день я здесь валяюсь? – спросил он.

– Пошёл третий, Гарри, – ответил я, – но, слава богам, ты в порядке.

– Драко, я прекрасно тебя знаю, малыш, скажи мне, что со мной не так? Что случилось? Твои глаза не умеют лгать. Драко?

– Все сложно, мой родной, – тихо вздохнул я, – ты что-нибудь помнишь из того, что с тобой произошло?

Поттер нахмурился, взял мою правую руку и положил на свой лоб.

– Я помню, что Министр Гермиона Грейнджер, просила авроров поймать Эрика Хофмана. Мы его выследили, но…

– Да, Гарри? – спросил я тихонько, – что дальше?

– Чёрт! – проговорил брюнет. – Не помню больше. Единственное, что вспоминается – это подземелье, меня в нем заперли. Помню, что не хватало воздуха и обжигающая режущая боль по всему телу сводила с ума. Такая боль невыносимая, она вышибла из меня дух и мне показалось, что сердце остановилось. И все, а потом в мою кровь стал проникать яд. В моем зубе находится с войны безоар, он помог мне распознать, что это яд. Его было запредельно много. Помню что-то огромное жалило меня со всех сторон.

– Эрик Хофман изрезал тебя всего «Сектумсемпрой» и замуровал в стену вместе с кучей волшебных, огромных скорпионов, с шершнями и тарантулами. Это они тебя жалили, любимый. Блейз, мои коллеги-колдомедики, мама Забини, мы все спасали тебя эти дни. Ты перенес три рецидива. Последний яд с токсинами вышли почти час назад, но и это не все…

В палату вошел Чичо со штативом в руке, с тремя бутылочками физ раствора и со шприцом на подносе для уколов. Следом за мед братом в палате появилась эльфийка Лика. Она принесла ароматный куриный бульон с зеленью и специями, чуть подсоленый.

– Хозяин Драко, вы желаете что-нибудь тоже поесть? – спросила Лика.

– Нет, я не голоден, – ответил я, – ступай, Лика.

Верная эльфийка хотела возразить, но я показал ей кулак и она исчезла. Следом за ней вышел из палаты бразилец Чичо, улыбнувшись и пожав руку моему супругу. Я напоил бульоном Поттера, он выпил пол стакана и устал.

– Гарри, милый, тебе надо прокапать физ раствор, может ты ляжешь, а я поставлю тебе систему переливания? – сказал я.

– Не могу оторваться от тебя, Драко, – ответил супруг и притянул к себе, – я так стосковался по тебе, любимый.

– Обещаю, Гарри, что я буду держать тебя за руку, пока будет капать расствор. Так надо, чтобы почистить кровь от остатков яда и токсинов. Потом я сделаю тебе укол комплеса витаминов, полежу рядом.

– Не выпускай меня из своих рук, Драко, – попросил муж, – в моих кошмарах я постоянно тебя терял.

– Никогда, душа моя, я всегда буду держать тебя за руку, любимый, – ответил я, – не потеряешься.

Я обнял Гарри и положил его на кровать, а он несколько минут целовал меня жадно, словно жаждущий воды путник, пока не выбился из сил. Тогда я надел перчатки и протер место на сгибе локтя, где находилась хорошая венка.

– Закрой глаза, милый, я сейчас уколю тебя, – проговорил я и поцеловал в лоб мужа.

– Твои черные круги вокруг прекрасных глаз меня пугают, Драко. Ты ведь не спал? – спросил он, когда я удачно попал в вену и настроил капельницу на средний режим.

– Спал я, все хорошо, мой родной, – ответил я и снял с себя надоевший за трое суток белый медицинский халат, пропахший расстворами, химикатами и лекарствами с зельями.

Я взмахнул палочкой, заклинанием расширил немного кровать Поттера и лег рядом.

– Так что ты там говорил про яд и токсины перед тем как мед брат вошел и нас прервали? – спросил брюнет.

– Этот Хофман не только чуть тебя не убил, но он ещё и проклял. Гарри, вот почему я написал МакГонагалл и попросил её о помощи.

– Понятно, – ответил Поттер. – Когда вернёмся домой, пойдем на Гриммо, 12. Думаю, в старинной библиотеке Блэков что-нибудь найдём. Блэки – род древний и тёмный. Нарцисса ведь тоже была урожденной Блэк.

– Я хочу спросить у отца, может Люциус что-то слышал о проклятье, в мэноре есть библиотека тайная, которые твои авроры не распотрошили. Там наверняка что-нибудь найдём, – улыбнулся я.

– Тайная, говоришь? В ней наверняка хранятся не только древние рукописи, но и имеются темные артефакты, – задумавшись, проговорил Главный Аврор.

– Даже не вздумай, Поттер! – возразил я. – Отец меня проклянет, если ты туда ввалишься со своими головорезами.

– Лучше не рассказывай мне о ней, иначе я точно приду с обыском в мэнор, – ответил муж.

– Библиотека не в самом мэноре, но, – сказал я, – все, хватит об этом.

Пока мы беседовали, первая бутылка с физ раствором закончилась и я поменял на вторую, а Гарри захотел в туалет и я подложил под него судно. После мочеиспускания я отлил часть содержимого в баночку для отправки в лабораторию, для выявления ядов, токсинов и нет ли белка в моче? Это покажет, в каком состоянии почки. В палату вошел Чичо с пробиркой для анализа крови. Он хотел сам сделать забор крови, но я возразил. Я помыл руки и взял кровь на анализ у Поттера.

– Чичо, через час мне нужен полный расклад анализа крови и мочи моего мужа. Попроси колдоведьм сделать их, – проговорил я.

– Все ясно, старший целитель Малфой, – улыбнулся бразилец. – Я прошу вас поесть что-нибудь. Вы за трое суток всего раз поели и совсем мало. Вам бы и поспать не мешало.

– Три дня в гробу поспим, – ответил я и, отвернувшись, показал мед брату кулак.

Испуганный Чичо поспешно вышел из палаты, а я пошёл в ванную комнату, опорожнил судно, ополоснул его и помыл свои руки с мылом.

– Драко, ты не только не спишь, но и не ешь из-за меня? – печально спросил Поттер.

– Гарри, не начинай! – воскликнул я.– Ты же знаешь, что когда ты ранен, я не могу ни есть, ни пить ничего. Вот выздоровеешь, тогда и поедим спокойно, сводишь меня в наш любимый ресторан «Танцующая русалка».

– Твой отец прав, Малфой, я убиваю тебя, ты сгораешь рядом со мной заживо, Драко! – Слеза за слезой полились из любимых глаз брюнета. – Иди ко мне.

Я отвернулся к окну и хотел закурить, пошарив в кармане брюк и натолкнувшись на сигареты, и зажигалку. Нет, я курить на работе не разрешаю себе, напиться тоже нельзя.

– Драко? – позвал меня супруг. – Иди ко мне, мой хороший, или я сорву с себя эту капельницу к мордредовой бабушке.

Я повернулся к Поттеру и подошел, склонился над бледным мужем и поцеловал в желанные губы, стараясь через поцелуй передать, насколько я люблю моего супруга.

– Я в норме, Гарри, просто отдыхай, – ответил я.

– Давай, попроси эльфа, пусть она принесёт тебе поесть чего-нибудь, – сказал муж. – Ради такого дня, что ты вытащил меня с того света, не грех и поесть. Я прошу тебя, Драко. Если ты все еще любишь меня, прошу, исполни мою просьбу.

– Манипулятор хренов! Я люблю только тебя, Поттер и буду любить всегда только тебя! – улыбнулся я и позвал Лику.

Эльфийка появилась через секунду, держа в своих крючковатых лапках большой кусок пирога с мясом, апельсиновый сок и шоколадный батончик. Вот же мелкая дрянь, явно подслушивала наш разговор.

– Благодарю, Лика, – сказал я улыбащейся эльфийке.

Я приподнял чуть Поттера и напоил его витаминным соком, отломил от батончика кусочек и дал Гарри. В общем, мы съели мой поздний ужин на двоих и я убрал крошки с щетины мужа, потом поцеловал в сладкие от сока и шоколада губы. Супруг обнял меня обеими руками, но я отстранил руку, в которой была игла капельницы.

– Любимый, не тревожь руку, чтобы мне не пришлось перекалывать в другую, – проговорил я, устраивая её на специальной подушечке рядом со жгутом.

После второй бутылки физ раствора Поттер снова захотел в туалет, за ней последовала и третья, в конце я ввёл Гарри комплекс витаминов, после чего он попросил меня лечь с ним рядом. Я посмотрел на часы, через сорок минут придёт на смену Блейз. Я наколдовал темпус и мы с мужем уснули.

*

– Нет! – спорил со мной отец. Они с мамой пришли в полдень в Мунго, как только получили мою смс-ку. Я повел их в ординаторскую, подальше от Гарри. – Ты не приведешь мистера Поттера в нашу тайную библиотеку! Не смей, Драко. Ты нарушил мою волю – замуж вышел за этого дикого мальчишку, а теперь ты рассказал ему о нашей семейной реликвии? Да что с тобой не так, сын?

– Отец! – возмутился я.

– Молчать, мальчишка! Молоко у тебя ещё не обсохло на губах, чтобы перечить мне! Этому ли я учил тебя? – Люциус все распалялся и распалялся: бледные щеки стали пунцовыми, руки его дрожали.

– Отец, – ответил я, – твоя неприязнь к моему мужу ужасна, но я не прошу тебя вести его в свою библиотеку, а лишь помочь найти заклинания или ритуал, как спасти моего супруга от проклятья. Отец, а если бы в такой ситуации оказались мама или я, или крёстный, профессор Снейп? Ты бы тоже не сделал это для нас? Да что ты за отец тогда?

Люциус вздрогнул и опустил свой взор в пол. Я знал, что Северус для отца был не просто другом, но и возлюбленным, тем единственным, кого Люциус, помимо мамы и меня, любил и ценил.

– Я прошу тебя, отец. Я мало, что просил лично для себя у тебя. Помоги моему супругу. Поттер для меня все, он – моя жизнь, без него я погибну.

Ко мне подошла мама, она обняла меня и улыбнулась.

– Доверься мне, Драко, – проговорила Нарцисса.

Я подошел к Люциусу и посмотрел на него.

– Спасибо, отец! – сказал я.

Родители вышли из ординаторской, а я поспешил к Гарри, его сейчас осматривала миссис Забини вместе с сыном.

– Ну, как? – спросил я и увидел улыбающегося Гарри.

Он лежал такой похудевший, бледненький и уставший, словно цветок, которого потрепала песчанная буря в пустыне. Я подошел к мужу и присел на кровать, обнял Гарри.

– В физическом смысле, мистер Малфой, наш Герой вполне здоров, но в ментальном, в магическом… все намного сложнее и требует серьёзного лечения. Но это поправимо. Драко, – произнесла мама Блейза и протянула мне пакетик с корнями, цветочками, листиками и сушенными ягодами, – вот, этот сбор надо заваривать по одной столовой ложке на пол литра воды. Кипятить нельзя, а только настаивать на паровой бане и поить пять раз в день. Когда настоится, добавь в процеженный напиток либо одну каплю слез единорога либо три капли слез Феникса. Это поможет и укрепит здоровье мистера Поттера. Слез единорога или Феникса у меня нет. Прости…

Я поцеловал руку мужа и приложил его ладонь к своей щеке, потом посмотрел на маму Блейза.

– Миссис Забини, а это снимет проклятье? – спросил я, заведомо понимая, что этого мало, конечно же. Нужен обряд, ритуал и, возможно, тёмный.

– Нет, милый мой мальчик, – произнесла мама Блейза, – ты это и сам понимаешь. Пока пои Гарри этим отваром, но поторопись с ритуалом, Драко. Думаю, завтра понаблюдаем за супругом, и если анализы будут в порядке, то можно и домой. Родные стены лечат.

Мы с мужем поблагодарили темную ведьму и Забини налил нам по пол бокала огневиски, когда его «maman» ушла.

– Выпьем за то, что Гарри Поттер выжил в третий раз, а с проклятьем мы справимся! – проговорил Блейз.

И тут в палату Гарри вошел Рональд Уизли. Он держался за голову, но улыбался.

– Здравствуй, Гарри, – произнес Уизли, – как ты? Я так рад, что ты жив остался.

– Взаимно, Рон, – ответил Поттер. – Как твоя голова?

Рон встал рядом с Забини, а глаза Блейза наполнились болью. Уизли взял за руку любимого, а итальянец только закрыл глаза.

– Блейз спас меня, Гарри, его волшебные руки хирурга сотворили чудо. Чем займетесь после выписки из больницы?

– Поедем отдыхать, – ответил Поттер, – а ты?

– В Карловы Вары едут все, – улыбнулся рыжий, – кроме вас. Гермиона сегодня была у меня, она сказала, что вы едите не туда. Моя супруга и мне дала свободу действий. Я пригласил моего спасителя в Египет, но Блейз пока не решил, туда ли он хочет повезти меня.

Забини посмотрел на часы и выпростал свою руку из руки Уизли.

– Мне пора, меня ждут в «Приёмном отделелении», а вы пока празднуйте, – проговорил итальянец.

– Я хочу, чтобы ты пришёл сегодня ко мне, Блейз, – попросил Рон.

Забини кивнул и вышел из палаты Гарри.

– Рональд Биллиус Уизли, – проговорил Поттер, – ты отдаешь себе отчёт в том, что делаешь?

– Вполне, – ответил рыжий аврор. – Я нашёл свою любовь, Гарри, что в этом плохого?

– Рон, ты – не свободный мужчина, у тебя есть жена и дочь, – возразил Гарри. – Вы же в школе любили с Грейнджер друг друга, Рон! Что с тобой произошло?

– Гермиона… Она классная и в постели хороша, но супруга оказывается до сих пор страдает по моему брату, по Фреду. Она даже во время оргазма шепчет его имя, когда я с ней. А я… встретил на своём пути Блейза. Он, как тайфун, как огонь, как космос. Наша любовь с ним, она – всепоглощающая.

– Рон, с ума не сходи! – возмутился Поттер. – А как же ребёнок? Твой, Рон, ребёнок! Гермиона – Министр Магии! Ты о её репутации подумал? А о девочке? Ты обрекаешь дочь на неполноценную семью, на безотцовство?!

– Я не брошу Розу, не переживай, друг! Я буду приходить к ней. Я буду брать её в Нору, обеспечу деньгами и одеждой. Она не будет как мы в нашей семье донашивать одежду за старшими детьми. Роза – принцесса.

Поттер вскочил с кровати с подлетел к Уизли.

– Рон, одумайся, идиот! Если бы у меня был ребёнок, я бы никогда не оставил его и того, кто мне его подарил. Ты – полный придурок. Знаешь…

– Но у вас с Малфоем не будет детей, не дано мужикам рожать, – усмехнулся Уизли. – И потом, тебе хорошо говорить, Гарри, ты замужем за своим хорьком, которого со школы любишь, хоть я и не понимаю, что ты в нем нашёл?

– Заткнись! – крикнул Поттер и бросился на школьного друга, но я обнял его, сдерживая. – Придурок! Ты Гермионы не достоин, ты её мизинца не стоишь! Знаешь, Рон, твое место рядом с Лавандой, с которой ты сосался в школе на всех углах, а не моей подруги. Идиот! Убирайся, ты больше мне не друг! Я все могу понять, но оставить ребёнка, бросить малышку ради удовлетворения своего члена?

– А ты свой как удовлетворяешь? – закричал Уизли.

– Да я тебя в Азкабан посажу навсегда, пока ты там не сгниешь, ублюдок! Я удивляюсь, что ты вообще был моим другом!

И тут Рон упал на пол без сознания, у него пошла кровь из носа. Я набрал номер Блейза и попросил его прийти за Уизли. Друг аппарировал немедленно к нам и поднял на руки своего любимого рыжика.

– Блейз, ты тоже думаешь задницей, а не головой? – мрачно спросил колдомедика мой муж.

– Гарри, я – слизеринец и я думаю не членом, а головой. У Рона очень тонкая натура, с ним так нельзя, пойми это. Он перенес сложную операцию на голову, у него дважды останавливалось сердце. Первый, когда старший целитель Малфой оперировать его, а второй уже в реанимации. Я вошел, а монитор пищит, оповещая, что сердце остановилось. Я думал, что сам умру, когда пытался завести сердце Уизли. Ты не поймёшь меня сейчас, Поттер, но Драко, он меня поймёт. Малфой сходит с ума от переживай, когда твоя жизнь под угрозой. Он не может ни есть, ни спать, и это называется Любовью, Гарри. Любовь приходит к нам внезапно и иногда совсем не понятно почему? К кому вообще еще вчера был равнодушен, начинаешь сегодня чувствовать тягу, без которого все становится серым и мертвым. . Да, я безумно люблю Уизли, не отрицаю, но, не смотря на это, я не разрушу семью Грейнджер, и их с Роном дочь не останется сиротой при живом отце. Я сам вырос в неполноценной семье, и знаю, что значит жить без отца. Но нужно время, чтобы Рон это осознал, а сейчас ему нужен покой и моя помощь.

Забини вышел из палаты, бережно обнимая свое рыжее сокровище.

========== Часть 8. ==========

Гарри выписали из Святого Мунго через три дня. Отец к тому времени принес из фамильной библиотеки Малфоев заклинание, которое снимает проклятье темного мага. Минерва МакГонагалл тоже прислала мне книги о зельях и тёмных заклинаниях из Запретной секции Хогвартса. Я взял отгул на неделю от работы в больнице и полностью погрузился в изучение литературы. Было нелегко. В хогвартских книгах говорилось, что должен при ритуале использоваться, конечно же, яд Василиска или дракона, кровь единорога и слезы Феникса, а так же кровь родителей жертвы.

В рукописях отца говорилось следующее:

Ритуал проводится на могиле предков в полнолуние, индигриенты те-же, что и в хогвартских книгах. При этом, подвергшегося проклятью кладут на могильную плиту предков, начертав предварительно круг, как символ единства и вечности, символ цикличности жизней, символ вечности. Первым на круг выливают яд Василиска, когда он впитается, тогда добавляют кровь дракона. Когда и она впитается, только тогда нужно добавить кровь единорога, а завершить все слезами Феникса. Перед ритуалом зажечь свечи, как символ очищения и освещения. При этом читается заклинание, призывающее виновника проклятья, будь он жив на тот момент, или почил. Когда дух придёт, он начнет гореть и проклятье спадет. В низу рукописи стояло имя Ворон мольфар, Карпаты. Созвучно, однако. Малфой и мольфар. Я набрал в интернете поиск: «Карпаты. Мольфар Ворон». Интернет выдал мне данные: «Мольфар – знахарь, колдун, ведьмак, заговорами и ритуалами помогающий страждущим людям». Тогда я запросил имя «Мольфар Ворон». И умный интернет выдал мне следующее: «Ворон – псевдоним мага, живущего в Карпатских горах много столетий. Он редко кому показывается, чаще сам находит и призывает к себе тех, кто нуждается реально в помощи. Плату, как настоящий и древний маг он не берет, но можно отблагодарить мёдом свежим, маслом и чистым воском. Попросить о помощи сердцем Ворона можно в полночь и ждать ответ».

– Гарри, милый, ты можешь ко мне подойти? – позвал я мужа.

Он пришёл в туже минуту и обнял меня со спины. Выглядел он не очень хорошо, но улыбался.

– Да, родной, я пришел, – ответил Поттер.

Я все ему прочитал и брюнет задумался. Он сел мне на колени, так как ноги его плохо слушались.

– Гарри, какой ритуал ты сам выберешь, какой тебе на сердце ляжет, тот и совершим.

Поттер несколько минут думал, а потом ответил:

– Драко, малыш, я готов попробовать все, но что ты сам по этому поводу скажешь?

– Я бы начал с мольфара. Однако, ехать в такую даль… Граница между Украиной, Чехией с Румынией…

Пока я ещё говорил это в наш дом кто-то по-маггловски постучал. Кто-то явно не местный. Я подошел к двери и спросил, кто это и был очень удивлён ответом. На неплохом английском языке, человек за дверью произнес:

– Мольфар Ворон послал. – Мы с Гарри переглянулись и я открыл дверь, держа на готове волшебную палочку. Вошедший поздоровался, сказал, что он – слуга Ворона, мольфар ждёт нас и мы должны немедленно пойти с ним, если не хотим, чтобы больной помер. – Я вас как взял, так и верну назад.

Мы быстро оделись и я захватил баночку натурального мёда, которую нам подарила Полумна Лавгуд месяц назад. Провожатый назвался Миха, он удовлетворенно кивнул, увидев баночку с мёдом и повел нас в ближайший переулок. Миха взял нас за руки и через пару секунд без всяких тошнотиков, какие бывают при трансгресси, перенес нас на высокую гору, её вершина выходила за пределы облаков, на земле лежал снег. Миха что-то прошептал и нам стало не просто тепло, но и спокойно на сердце. Он молча поманил за собой и взмахнул рукой. Перед нами открылась хижина, чем-то напоминающая хижину Хагрида. Миха завёл нас в нее и постучал в ничем не приметную дверь. Мы вошли и за нами она закрылась. В центре, весьма светлой и пахнущей травами комнаты, сидел за столом старик лет шестидесяти. Светлые, волнистые волосы, аккуратный нос, длинные пальцы и молодые синие глаза, они-то нас и поразили. Из них лилось на нас с Гарри тепло и любовь, доброта и душевность. Старик кивнул нам и попросил сесть: меня с боку от мужа, а Гарри напротив себя. Он не очень хорошо говорил по-английски, но весьма понятно. Ворон попросил руку Поттера, которую спокойно взял в свою правую руку, а левой накрыл сверху. Через минуту мужчина выпустил руку Гарри и взял со стола одно из трех куриных яиц. Ворон встал позади моего супруга и стал читать заклинания на своём языке, делая над головой Поттера круговые движения по часовой стрелке. Гарри закрыл глаза и тяжело вздохнул, очень сильно побледнел.

– Любимый, ты в порядке? – спросил я, но Ворон посмотрел на меня теплым взглядом и велел помолчать.

Гарри затошнило и вырвало в пакетик, который ему дал маг. Ворон взял пакет после извержения и кинул его в горящую печь, сразу закрыл её на заслонку и через секунду послышался гром на улице.

– Все, – произнес старый маг, – дух чёрного мага уничтожен, он вышел из тела Гарри Поттера, а теперь я почищу его тело и душу от тлена.

Ворон взял второе яйцо в руки и снова начал что-то читать на украинском языке, в перемешку с польским. У Гарри пропала чернота под глазами, губы стали красными, а не синими, кожа лица засияла здоровьем, не говоря уже о глазах, которые стали ярче и красивее. Ворон оба яйца, потемневших скорлупой, отправил в печь, также закрыв заслонку.

– Вот и все, – проговорил гоцульский маг, – организм вашего мужа в порядке, проклятье снято. А теперь мы разберёмся с вами, – это уже ко мне обратился мужчина.

Гарри пересел на моё место, а я занял его. Маг попросил протянуть руку вперед. Он взял её в свои руки и закрыл глаза. Через минуту Ворон открыл глаза, они сияли внутренним светом.

– Вам не просто пришлось жить в одном доме с жестоким и чёрным колдуном. Вы в порядке, Драко, – улыбнулся мужчина, – но на вашем отце, который прислуживал тому колдуну, на нем лежит проклятье и дни его сочтены. Я ничего не смогу сделать и мне очень жаль. Я могу лишь облегчить его боль, когда ему станет плохо, а это случится совсем скоро. Мне жаль маги тоже бывают не всесильны, если Бог этого не хочет. Время вашего отца пришло.

Ворон встал и подошел к стелажам, он стал собирать в пакет травы, потом прошёл к комоду и вынул оттуда амулет. Он вернулся на свое место и протянул его мне.

– Вот этот амулет надень на шею своему отцу, а травы заваривай. Они продлят его дни на пару месяцев. Я сейчас проверю и ваше внутреннее состояние.

Ворон зажег две свечи. Он одну дал мне, а другой стал водить над моим телом. Я знал, что он так снимает с меня негатив и я почувствовал лёгкость во всем теле. Когда маг закончил, он сел за стол.

– Ворон, я могу так к вам обращаться, – спросил я, – или у вас есть имя другое?

– Моё имя ничего вам не даст, Драко, называй меня Ворон, это мне привычней.

– Мы с Гарри Поттером из мира магов. Когда моего мужа прокляли и напичкали ядами, я и одна волшебница увидели его магическое ядро разрушенным. Можно ли что-то сделать? Вы, как маг сильный, понимаете, что это опасно смертельно.

– Я снял с вашего мужа весь негатив, проклятье чёрного мага, останововил процесс разрушения и перезапустил организм на созидание и на жизнь, ядро Гарри Поттера в порядке. Полгода покоя, занятия магией, но исключительно в добрых целях и никаких нагрузок на оргазм, никаких гонок, перестрелок и агрессии. Я прочёл, – это уже Ворон обратился к моему мужу, – в вашей душе, Гарри, что вы хотели бы стать преподавателем? Вот это будет очень хорошо для вашего магического ядра. Оно в порядке, я его восстановил.

– Я вам благодарен, – ответил Поттер, – за мной долг жизни.

– Не дурите, Гарри. Вы перенесли очень сложный период от рождения и до этого дня. Теперь все будет хорошо, верьте. Я прочёл в вашем сердце, – сказал Ворон, – что вы оба с вашим супругом хотели бы завести ребёнка?

– А это возможно? – в унисон спросили мы с Гарри и Поттер подошел ко мне, встал сзади.

– Да, мир магии велик и у нас, чародеев, много возможностей. Я очень рад, что смог увидеть вас, друзья мои, – улыбнулся гоцульский волшебник и снова взял мою руку в свою. – Я вам дам амулет, носите его всю беременность, Драко, с момента последнего соития, он зачарован на деторождения именно однополых пар. Все будет хорошо. Не нужны ваши те… ритуалы. Когда малыши родятся, приведите их ко мне, я передам им свою силу. Наследников у меня нет, а оставлять дар не переданным грешно. Мне пора уходить в мир предков. Я очень древний маг и устал.

– Но, Ворон! – воскликнул я. – Ваш дар бесценен, мир не может лишиться такого мага.

– Ваши мальчики станут моим продолжением, – ответил Ворон. – Все, а теперь вам пора, я очень устал и мне нужно восстановить силы.

Мы ушли. Нас проводил Миха, как и обещал. Вернувшись в Англию, мы с мужем навестили родителей. Что удивительно, но как и предсказывал Ворон, отец внезапно захворал. Мы с Гарри нашли его бреду. Он кричал, бился в руках матери и стонал. Я вынул амулет мага и надел на Люциуса, а Гарри уже заваривал траву в термос.

Отец понемногу успокоился и даже встал с постели. Он как-то разом осунулся, похудел и постарел. Маму я отправил спать.

– Прости меня, Драко, – проговорил Люциус, – прости и ты меня, Поттер. Я всю жизнь служил злу, не понимая, к чему это приведёт. Дни мои сочтены…

– Отец! – воскликнул я.

– Не перебивай меня, сын, – ответил Люциус, – я знаю, что мне осталось жизни не больше месяца. Драко, позаботься о матери. Я вас благословляю. Когда вы решили повенчаться и сделали это, я был против, поэтому у тебя, Драко, не было детей, так как благословение только обоих родителей, если они живы, имеют силу. Но теперь дети у вас будут и пусть великие боги вселенной вас благословят.

Люциус простер над нами свои руки и как праотец Иаков благословил нас, своих детей, ибо и Поттер после свадьбы стал сыном Люциуса и Нарциссы. Я и Гарри, мы поцеловали правую руку отца.

Мы с Гарри остались в имении на несколько дней. Отец не прожил и месяца, он умер на исходе десятого дня, когда мы вернулись из Карпат от гоцульского мольфара Ворона. Почему Люциус не дожил до срока, предреченного древним магом? Я думаю, что ответ вот в этом: сила заклинаний Ворона, его амулет и травы помогли усмирить мятежный и властолюбивый нрав отца и пока его душа снова под воздействием проклятья Тёмного Лорда не начала ожесточаться, Бог забрал относительно готовую душу Люциуса. Мы похоронили отца в родовой усыпальнице Малфоев и после девятого дня забрали Нарциссу с собой на Мальдивы. Я пригласил поехать компаньонкой матери нашу дальнюю родственницу из Парижа, мадам Пассифлору Розалинду Малфой. Эта пятидесяти пяти летняя вдова часто принимала моих родителей во Франции, а теперь пришло время нам пригласить её с собой отдохнуть на дивных Мальдивах.

Нам достались прекрасные домики над водой, они были на приличном расстоянии друг от друга, это во-первых, а во-вторых, наши два бунгало вообще были в стороне от прочих туристических.

После того, как мы устроились, вся наша четверка заказала обед. Через час к нам приехал катер и привез еду. Гарри договорился о небольшой яхте, мы с мужем захотели поплавать вдоль Мальдив и посмотреть на эти дивные острова, а также проехать в центр на Мале. Мама и тетушка Пассифлора Малфой одобрили это дело. Своя яхта, личный повар и катания по голубым волнам вдоль всех коралловых островов с их белоснежными пляжами и прекрасными отелями – мечта.

Гарри обнял меня, когда я стоял на капитанском мостике, и поцеловал. Поттер смотрел на меня, как мои волосы треплет соленый ветер, а глаза сияют расплавленным серебром и он улыбается.

– Милый, не хочешь поплавать в Индийском океане? – спросил меня супруг и я кивнул в ответ. – Пойдем, переоденемся и поплаваем, только палочку взять с собой не забудь.

– Гарри, а у тебя случайно с собой жаброслей нет?

– А то! – улыбнулся брюнет и протянул мне часть. – Я взял их достаточно, чтобы нырять на глубину, не надевая скафандры и не вешая на себя баллоны с кислородом.

– А ты у меня очень заботливый муж, – воскликнул я повис на супруге, как коала на дереве.

Гарри так и понес меня в каюту, где положил на кровать и навис сверху.

– Драко, ты так красиво смотрелся на капитанском мостике, что я возбудился, – проговорил Поттер, – уверен, что именно сейчас хочешь поплавать?

Я рассмеялся, но губы любимого накрыли мои и я стал тонуть в ощущениях.

– Гарри, погоди, – оторвался я от жадных губ мужа, – поплавать до ужина, а у нас полтора часа, была твоей идеей, милый. Так что, вперед, мой отважный грифф!

– Хочу тебя, – прошептал Гарри и снова поцеловал меня.

– Мой лев, – ответил я, – но первое слово гриффиндорца – закон. Разве я не прав?

Поттер простонал, а я выбрался из его ослабевшего захвата и скрылся в ванной комнате. После переодевания мы зашли к маме и сказали, что хотим поплавать. Солнце ещё не село, вода было тёплой.

– Осторожнее, Гарри, Драко! – воскликнула Нарцисса. – Палочки с собой возьмите.

Она с родственницей вышла на палубу, а Гарри бросил якорь, остановив яхту так, чтобы волны не унесли её в открытый океан.

– Я предупрежу кока Алишера, чтобы он не беспокоился, проговорил Гарри и пошёл в трапезную, где маггл готовил ужин.

Через пару минут мы с мужем проглотили жабросли и прыгнули в лазурные воды. Мы вынули свои волшебные палочки и наколдовали Люмус, так как в воде стало темно, чем над водой. Кораллы красного цвета, стайки рыб, одиночные особи – все это попадалось нам на пути. Гарри взял меня за руку и мы поплыли дальше от нашей яхты, туда где было глубже, темнее и холоднее. Поттер взмахнул рукой и поставил над нами щит, через который не пройдёт акула, спрут или что-то ещё, могущее нам навредить. Мы опустились настолько ниже, насколько нам позволял кислород и давление.

Мы видели в метре от себя подплывающих акул, скатов и прочую фауну морских обитатей, но они не могли пересечь щит, который поставил Поттер. Но час пролетел незаметно и мы вернулись на яхту.

Алишер превзошел все наши ожидания – вкуснейшая курочка в медово-горчично-сливочном соусе – это было нечто. Гарри съел две порции курочки, овощей и риса, а также мороженое со всякими наполнителями и остался доволен. А вот насчёт выпивки – Алишер был мусульманином, а они в редких случаях пьют спиртное, но мама позвала своего эльфа и домовик принес замечательное французское белое и красное. Первый день на Мальдивах прошёл прекрасно. Наш яхтовый кок отчалил в девять вечера, обещаясь приехать завтра утром.

– Дети мои, – проговорила Нарцисса, – чем займемся завтра?

– Пойдете плавать с нами? – спросил Гарри.

– Сынок, нет, – ответила женщина, а тётя Пассифлора ахнула. – Мы погуляем по Мале, посидим в ресторане, поговорим, пошопимся в местных бутиках.

– Хорошо, – ответил Поттер, – мы можем вас на пару дней поселить в отеле Мале, а мы с Драко поплаваем и поищем жемчуг.

Когда мы приняли душ, Поттер обнял меня, поднял и понес на постель. Он положил меня и навис сверху.

– Как же я хочу тебя, мой Дракон, – прошептал Гарри.

– Милый, – ответил я, – мама с моей чопорной тёткой из Парижа за стеной, а тут все картонное. Смекаешь, любимый? Представь их шок, когда ты будешь вколачивать меня в эту яхту, а я просить тебя делать это глубже и интенсивнее.

Я рассмеялся, когда мой муж зарычал от желания и бешенства, что не сможет насладиться сексом. Я обнял Поттера и притянул к себе.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю