290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Колдомедик Малфой (СИ) » Текст книги (страница 2)
Колдомедик Малфой (СИ)
  • Текст добавлен: 26 ноября 2019, 17:30

Текст книги "Колдомедик Малфой (СИ)"


Автор книги: Кида Хрюнозай




Жанры:

   

Слеш

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 7 страниц)

– Подожди, малыш, чуть позже, мы сейчас ещё помучаем аврора, а потом дадим тебе разрядку, – улыбнулся я и провел рукой по своему члену.

Он грациозно покачнулся, как бы поддакивая, и я перевернул, не совсем ещё пришедшего в себя Гарри, на живот, подложив под него пару подушек. Я прочёл очищающее заклинание, чтобы содержимое кишечника Поттера и моего не испортило нам наслаждения. Гарри вздрогнул и что-то без связано проговорил. Не важно. Я хотел давно попробовать его зад. Волоски на попе мешали и я снова прочёл заклинание и – ву а-ля! Гладкая кожа, тёплая и ароматная стала мне презентом. Я начал языком вылизывать обе половинки попы, оставляя засосы и на них, улыбаясь про себя, а потом мой юркий язычок достиг тугих, девственных колечек ануса. Гарри выпятил зад и заскулил снова, как заправская девица.

– Драко… – выдохнул он горячо. – Драко… не могу… хочу тебя…

Я прижался губами к тёплой дырочке и принялся посасывать её, лаская языком. Тело Гарри покрылось потом, дырочка пульсировала, а я проник в него кончиком языка, вызвав сдавленные крики и отборный мат. Я доведу тебя, мой зеленоглазый гриффиндорец, до белого каления, ведь экс – гриффов, как и экс – слизеринцев не бывает, а, значит, Слизерин сегодня у штурвала. Я стал его изнутри вылизывать и имитировать языком секс. Гарри чуть поднялся и взял в руки свой член, но я его остановил:

– Не трогай себя, иначе укушу, – сказал я и отстранил его руки.

Брюнет завизжал от желания и начал насаживаться на мой язык. Я откинул подушки прочь, перевернул Гарри на спину и подполз к нему, долго терся членом о член брюнета, заставляя нас стонать в голос. Мой супруг смотрел на меня чёрными и дикими от желания глазами. Я потянулся к тумбочке и нашёл вазелин.

– Драко, не могу больше… – одними губами прошептал Гарри.

– Сейчас, родной, – ответил я. – Ты хоть раз кончил, а я ещё нет.

Я смазал его сладкий «леденец» и начал опускаться сверху.

– Драко, я ведь не подготовил тебя… – проговорил Поттер и ахнул, почувствовав мой анус у своего члена.

– Небольшая боль отрезвит меня, Поттер, – ответил я.

Ох, одно слово сказать, а другое исполнить. Искры посыпались из глаз. Член Гарри был большим в длину и в диаметре не маленький весьма.

– Драко, дыши, – произнес брюнет, лаская мои бедра и грудь, – дыши, родной мой.

Каждый сантиметр давался с трудом. Меня распирало так, словно раскаленный жезл в меня засовывали, из глаз полились слезы. Всё-же, пару раз в месяц заниматься сексом в молодые годы маловато. Наконец, минут через пятнадцать мне удалось полностью насадиться на Гарри. Он дал мне отдышаться и привыкнуть, а потом начал двигаться во мне, сцеловывая остатки слез. Он, не выходя из моей задницы, перевернул меня на спину и начал ускоряться. Теперь настала моя очередь стонать, кричать, визжать и хрипеть от наслаждения, когда Поттер нашёл простату и каждый раз проезжался по ней своим каменным членом.

– Гарри, – кричал я, – умоляю…

Брюнет перешел на башенный ритм и я уже беззвучно кричал. Мозг отключался и я, как натянутая струна, только обнимал мужа за шею, царапая спину Гарри, оставляя красные борозды. Он приподнял меня и я укусил его за плечо, слизывая капельки крови. А потом мир рухнул куда-то, разлетевшись на миллиарды звёзд, и у каждой звезды были глаза Гарри и его лицо.

– Поттер… – простонал я, а брюнет упал на меня.

Он все еще был в моем интимном месте, и мне нравилась наполненность сейчас. Мы долго приходили в себя, и по мере остывания, так сказать, я стал ощущать вес Поттера.

– Гарри, ты меня раздавишь, – прошептал я, обнимая мужа.

Поттер очнулся и осторожно вышел из меня. Он встал и поднял меня на руки, отнес в ванную, положил в относительно горячую воду и, прошептав: «я на миг», покинул меня. Гарри вернулся через минуту, в руках у него была коробочка. Он протянул её мне и открыл: на зелёном бархате лежала подвеска на цепочке из белого золота – зелёная змейка в обрамлении бриллиантов. Она была магической, живой и смотрела на меня бриллиантовыми глазами – бусинками.

– Гарри Поттер, что это? – с восхищением спросил я.

– Этот защитный артефакт я сделал сам, – ответил брюнет. – В голове змейки я поместил Воскрешающий Камень. Это тебе, мало ли чего. Камень я поделил пополам. Он шесть лет назад спас меня от смерти в лесу, когда Волдеморт собирался убить «Авадой». Что не прикасается к артефакту, все делает его сильнее. Я не могу позволить, чтобы ты у меня был без подобного защитного артефакта, Драко. Безоар я заставил замуровать в твой зуб, на случай отравления ядом, теперь Воскрешающий Камень. Носи эту змейку постоянно, не снимай нигде и никогда. Она зачарована так, что посторонний, кроме меня, если коснется её, змейка ужалит смертельно. – Я потянул Гарри к себе и поцеловал.

– У меня для тебя тоже есть подарок, Поттер, – улыбнулся я, – но его ты получишь через неделю, в день нашей свадьбы.

– А что это, мой родной? – спросил зеленоглазый аврор.

– Тоже древний артефакт, но он не защитный… Не заставляй меня открыться раньше времени. Тебе понравится, любимый, – ответил я.

Гарри втянул меня в поцелуй и я перестал соображать. Очнулся уже на чистой кровати, застеленой новым постельным бельем. Меня снова целовали горячие губы брюнета.

– Гарри, я так люблю тебя… – прошептал я, засыпая в надёжных и родных руках моего Поттера.

========== Часть 3. ==========

Патронус Выдра Министра Всеобщей Магии Британии, Гермионы Джин Грейнджер, явился в наш с Гарри дом, когда мы ещё спали. Гарри не проснулся. Его бы сейчас даже пушки не смогли разбудить. Сутки без сна и отдыха – это сурово. Мы с Поттером проспали до 21.00 – это всего семь часов, когда всезнайка нас потревожила.

– Гарри, – проговорил Патронус Грейнджер, – завтра в восемь часов утра состоится вне плановое заседание Министерства Магии по делу Пожирателей Смерти. Прошу тебя явиться в обязательном порядке. Захвати папку с делом Хофмана, ты обязан отчитаться о проделанной операции.

Я выругался мысленно и послал Грейнджер к мордредовой бабушке, причём, в один конец. Я осторожно освободился из объятий мужа и пошёл в кабинет. Написал письмецо, где назвал экс-гриффиндоркую зазнайку эгоисткой, и чтобы она со всеми своими министерскими крысами не доставала Гарри, дала ему отдохнуть хотя-бы два дня. «… Миссис Грейнджер, – написал я в конце, – я, как супруг Поттера, прошу тебя, не дави на Гарри. Дай ему, а так же своему Уизли и всей команде Главного Аврора отдохнуть. Зелье, нужное для очередного рейда, будет готово только через три дня, а без него идти на дело весьма опасно. Зелье я сам сварю. Прошу тебя простить меня за резкий тон, который я допустил выше в этом письме, но прошу тебя, пойми, насколько Поттер вымотан и обессилен. Заседание можно и отложить на послезавтра, скажем. Спасибо за понимание, Д. Л. Поттер – Малфой». – Подписался я внизу письма. Потом я пошёл в нашу совятню и привязал к лапке своего филина послание, угостил птицу печеньем. Я погладил филина и выпустил на улицу. Ответ от Министра Магии пришёл через пару часов.

«Драко, я все понимаю…

Хорошо, до послезавтра пусть Главный Аврор и его команда отдохнет, но заседание состоится в девять часов утра 25 мая. Передай это Гарри. И ещё… Министерство Магии выделит путёвки Гарри и его команде в магический пансионат – лечебницу в Карловы Вары после успешной операции по устранению особо опасного Пожирателя Смерти, Эрика Хофмана.

С уважением, Министр Всеобщей Магии Британии, Гермиона Джин Уизли».

Что ж, Карловы Вары ценятся своими здравницами, но я – старший колдомедик Британии, сам смогу вылечить Гарри. Моего родного Поттера, если что…

В кабинет ввалился сонный и взлахмаченный, очень бледный и не выспавшийся мой муж.

– Драко? Почему ты не в постели? Я проснулся, а тебя рядом нет, постель пустая и холодная. Что-то случилось, милый? – спросил он.

– Заучка Грейнджер случилась, Гарри, – ответил я. – Она прислала Патронус, свою выдру и хотела завтра вытащить тебя на работу, но я написал, чтобы она постыдилась давить. Твоя подруга, вот, прислала ответ на мою записку ей.

Я протянул записку Поттеру, снова дал филину печенюшку и отпустил. Птица угукнула и вылетела в окно. Она после вернётся в совятню, но сначала поохотится. Гарри взял письмо и прочитал.

– Карловы Вары? – улыбнулся он. – Но мы поедем на Мальдивы. Свою путёвку я отдам твоим родителям, пусть отдохнут и подлечатся.

Я обнял мужа и поцеловал. Гарри улыбнулся и ответил на поцелуй. Он поднял меня на руки и, пошатываясь, понес в спальню. Я опоясал Поттера ногами, наслаждаясь теплом и близостью. Гарри положил меня на кровать и навис сверху.

– Даже не верится, что сегодня ночью не надо никуда идти, – проговорил он и я улыбнулся, согласно кивнув.

– Как бы я хотел, Поттер, чтобы это было каждый день так. Просыпаться вместе по утрам, засыпать вот так по вечерам, чувствовать тебя каждой своей клеточкой.

– Драко… – простонал брюнет. – Драко… Я долго думал и понял…

– Поттер, не пугай меня, очкарик, – ответил я и перевернул Гарри на спину. – Когда ты вот так говоришь о том, что подумал… Я очень начинаю бояться. Глобально думать – это не твоё. Согласись, что я прав?

Зеленоглазый аврор рассмеялся. Он притянул меня к себе и прошептал на ухо следующее:

– Я подумал, любимый, что нам надо обзавестись ребёнком. Когда я поймаю этого Хофмана, хочу подать в отставку. Давай, Драко, как мы давно мечтали с тобой, а?..

– Господи, ты серьёзно? Гарри?.. Ты бросишь свой гребанный Аврорат, свое дорогое Министерство Магии, которое не стало лучше даже с приходом туда твоей умной подружки Грейнджер, и мы уедем в Хогвартс, станем преподами?

– Да. Ты все верно понял, мой тёплый и пушистый Хорёчек, – улыбнулся брюнет. – Ты займешь место своего крестного, которого достоин, как лучший зельевар и колдомедик Британии, а я – профессора ЗОТИ. МакГонагалл написала мне неделю назад и предложила места со следующего учебного года.

Я склонился к шее Гарри и присосался к ней, оставляя смачный засос. Брюнет снова застонал, открываясь передо мной, давая мне возможность лечь между его бедер удобнее. Господи, неужели моя мечта исполнится и мы сможем стать простыми преподами?

– Поттер, а как ты собираешься обзавестись ребёнком? Мужчины не могут рожать, любовь моя, – проговорил я.

– Я в «гребанном» Аврорате, как ты его называешь, – серьёзно ответил Гарри, – нашёл одно очень древнее и тёмное заклинание. Оно позволит нам заиметь kid. От тебя, милый, зависит кто из нас станет папой, то есть тем, кто произведет на свет малыша?

– Ну, если учитывать, что я – потомок Вейлы, то, по всей видимости, ребёнка выношу я, потому, как ты явно этого не сможешь сделать, – усмехнулся я.

Гарри перевернул меня, увлекая за собой так, что мы свалились с кровати и покатились к горящему камину. Аврор навис сверху, устраиваясь между моих бедер и покачиваясь, вжимаясь в меня.

– Хорёчек мой, с чего ты решил, что я не смогу выносить нашего малыша? – улыбнулся Гарри.

Я обнял мужа за шею и ответил с улыбкой, целуя нежно брюнета:

– Ты неуклюжий, как панда в китайском заповеднике, Поттер, питаешься фасфудами, вместо молока с мёдом на ночь глушишь пиво маггловское или их алкоголь, чтобы расслабиться; вместо здоровых фруктов и овощей предпочитаешь картошку-фри с кетчупом и сосиски. Все это не приемлемо для эмбриона. Поэтому я – единственный кандидат на роль «мамочки».

– Окей, без проблем, – улыбнулся брюнет.

– Теперь расскажи мне о ритуале, – попросил я, – как возможно сделать то, что невозможно по природе, в принципе.

– Хорошо, любимый, – ответил Гарри, – но все завтра, или после того, как я уничтожу Эрика Хофмана.

– Сегодня, Поттер! – сказал я, – иначе откажусь от секса с тобой и ты переберешься в гостиную, и не будешь спать в нашей спальне.

– Нет, Драко, только не это! Проси о чем угодно, но не лишай меня своего общения, я не усну без тебя рядом. Мне так нравится твоё божественное тело, тонкая талия, изящные изгибы и ароматная кожа. Твои сладкие губы и колдовские глаза. Твои стоны и крики во время оргазма. Нет… Драко, прошу тебя…

– Родной мой, – ответил я и перевернул мужа на спину, устроился на его бедрах и стал сильно тереться, елозить на Гарри, имитируя жаркий секс. – Покажи мне сейчас же, иначе пойдёшь дрочить в ванную комнату, а меня не получишь.

– В правом кармане моей аврорской мантии лежит конверт, в нем – оригинал ритуала, принеси его, – попросил брюнет, обнимая меня.

Я поднялся с Гарри и пошёл вниз по лестнице, потом свернул в прихожую, где на вешалке нашёл красную с чёрным аврорскую мантию. Конверт, как и говорил брюнет, нашёлся в правом кармане. Я взял в его в руку и почувствовал тепло и волны вибрации. Точно, в конверте находится тёмный артефакт, древний и магический.

Я вернулся в спальню и сел на ковролин рядом с улыбающимся Гарри.

– Поттер, душа моя, – сказал я, – скажи мне, это ведь тёмный артефакт? – парень удовлетворенно кивнул, словно только что съел мороженку с орехами и шоколадом. – И как тебе удалось его достать?

– Отдел Тайн и древних артефактов входит в юрисдикцию Аврората и я занимаюсь ими. Каждый день через мои руки проходят десятки тёмных артефактов. Скажи мне, милый, когда ты взял в руки конверт, что почувствовал?

– Тепло и волны магические, – ответил я. – В мэноре полно всяких артефактов, мне это знакомо, Поттер.

– Иди ко мне, – улыбнулся брюнет и сел на ковролин.

Он расставил ноги, а я уместился между ними, и мы начали читать:

– «Ритуал для зачатия младенца мужчиной», составленный личным магом и другом короля Артура Пендрагона, Великим Мерлином», – прочёл я. – Принцип действия:

В первую ночь полнолуния надо взять горсть крапивы обыкновенной, перегородки грецких орехов пять грамм, календулы соцветия три грамма, пятнадцать капель слез единорога и семь крыльев фей лесных.

Взять все собранные компоненты и сварить в одном литре родниковой воды с горного ущелья из леса Баллок, что за Белыми горами. Сварив все в течение полу часа на медленном огне, отвар процедить и остудить, поставить до полночи второго дня полнолуния в холодный подвал.

С наступлением второй ночи полнолуния выпить отвар, повторяя непрестанно слова: «Заклинаю силы огня, воды, земли и воздуха! Придите и помогите мне зачать ребёнка. Заклинаю вас, силы природы и взываю к магии древней, сами укрепите мою внутреннюю сущность, настройте ее, дабы зачать мне младенца мужского пола».

Заклинание произнести на пересечение четырёх дорог под раскидистым дубом. На третью ночь полнолуния повторить тоже самое. Закончить ритуал, окунувшись в чистые и ледяные воды озера «Слёзы фей»… – закончил я чтение.

Гарри обнял меня со спины и стал целовать шею, мочки ушей, острые ключницы и мои ладони.

– Драко… – прошептал он. – Хочу тебя, мой родной.

Я толкнул его спиной и он упал на пушистый ковролин. Я развернулся и склонился к Поттеру.

– Скажи, любимый мой придурок, – улыбнулся я и чмокнул Гарри в щеку, – где нам найти все эти индигриенты? Где разыскать горное ущелье, озеро «Слёзы фей» и лес Баллок с Белыми горами?

– Я все достал, Драко, кроме слез единорога и семи крыльев лесных фей, но Гермиона обещала найти крылья по своим связям у других министров магии по всему земному шару, а слезы единорога нам надо попросить в хогвартском лесу. Поэтому, Драко мой, мы поедем в Запретный лес после того, как я поймаю последнего уцелевшего Пожирателя Смерти, – ответил брюнет. – Что касается место нахождения, о котором писал Великий Мерлин, то я уже все узнал в интернете. Это на границе между Ирландией и Англией.

– Поттер, я сегодня накажу тебя, мой любимый гриффиндорец, – улыбнулся я. – Накажу за то, что скрыл от меня письмо от директора Хогвартса, и выбью из тебя признание, что ты точно бросишь мордредов Аврорат, Министерство Магии и мы станем профессорами, станем родителями нашего ребенка. – Я начал тереться об Поттера и целовать уже распаленного парня. – Я трахну тебя сам сейчас.

– Окей, любимый… Возьми меня… – простонал мой горячий муж.

Я стал целовать лицо Гарри, его сомкнутые веки, щеки, подбородок и, спустившись к кадыку, облизал его, нежно посасал. Поттер выгнулся и нашёл мои губы, стал яростно целовать, вылизывая его глубины. Потом брюнет лег так, что его губы оказались напротив моего члена и звёздочек сомкнутых мышц ануса. Я всхлипнул, когда понял, что он сейчас будет делать. А Гарри ниже над своими губами опустил мою задницу так, что остались несколько сантиметров, и принялся вылизывать внутреннюю сторону моих бедер, оставляя влажные дорожки от горячего языка, при этом, его руки гладили мои бедра и ноги. На границе между явью и туманом страсти я успел выкрикнуть заклинание очищения, опорожняя наши кишечники, почувствовал как ментоловая прохлада прошлась по нашим телам. Гарри застонал и принялся вылизывать мои яички, нежно их посасывая, и двигая бедрами, то опускаясь ниже, то чуть приподнимаясь, то покачиваясь из стороны в сторону. Теперь уже я поскуливал тонко от охватившей страсти. Гарри притянул меня ближе и взял мой член в рот. Днем я ласкал разными способами его сладкий «леденец», а сейчас он меня.

– Ммм… – стонал он вылизывая моего приятеля, как конфету на палочке для детей, или как тающее мороженое, не забывая ни складочек, ни выступающую смазку на головке, ни тонкие венки на стволе. – Драко, ты совершенен, любимый. Вкусный, ароматный и желанный. Хочу выпить тебя до капли.

Я уже повизгивал от удовольствия, как щеночек, которому нравятся ласки хозяина. Поттер чуть приподнял мою попу и опустился ещё ниже, приблизившись к тугому отверстию и стал языком ласкать, проникая внутрь и трахая меня им. Я уже кричал и стонал в голос, а брюнет обхватил мой член рукой, смазаной лубрикатом с персиковым ароматом, и начал дрочить его в такт языку.

– Гарри… – закричал я и через секунду громко зарычал. По моему телу проходила дрожь. Потом он снова взял мой член в рот и стал то заглатывать его почти весь, то выпускать из влажного плена. – Поттер… Гарри…

– Давай, Драко, кончи для меня. Давай, любимый, ты готов, – попросил брюнет и снова стал меня сосать.

Я оперся руками о колени Поттера, прогнувшись назад, и стал содрагаться в оргазме, кончая в рот мужа. Потом я обессиленно упал на брюнета и обнял любимого. Мы рвано дышали после пережитого. Минет хоть и входил у меня в меню на этот вечер, но главного я ещё не сделал – не трахнул моего Поттера.

Через какое-то время я смог шевелиться и действовать. Я опустился к естеству Гарри и увидел, что он тоже кончил. Я произнес очищающее заклинание и признаки оргазма мужа исчезли с ковролина и бедер. Я стал вылизывать его колени, внутреннюю сторону бедер Поттера, подобрался к его паху и подложил под задницу Гарри подушки. Перевернул его на живот и стал вылизывать чуть смуглые ягодицы супруга. Гарри захихикал.

– Драко, сердце моё, ты не устал? – спросил брюнет.

– Поттер, я только ещё по-настоящему начал, – ответил я и прикусил слегка аппетитную ягодичку, от чего Гарри подбросило на кровати.

Я зализал розовый кусь и поставил Гарри «раком», потом положил руку на спину, заставив мужа лечь головой на пушистый ковролин и выпятить к верху попу. Всего за все время нашей совместной жизни, Гарри трижды подпускал меня, чтобы я его трахал. Я знал, что мужу все равно в какой роли быть. Мне же нравилось быть принимающей стороной – больше эмоций испытываешь и наслаждения, которое Гарри дарил мне своим членом. Когда, дай-то Бог, у нас получится дело с ребенком, когда я стану пузатым папашей, тогда я оторвусь и Гарри замучается быть пассивом.

Мои рот приник к тугой дырочке Поттера и язык стал разминать колечки мышц. Гарри мычал от наслаждения, что-то, не всегда понятное, выкрикивал, пока я готовил языком и пальцами своего мужа.

– Драко, возьми меня, – услышал я всхлип любимого супруга, – не медли…

Я перевернул Поттера на спину и подполз к его губами. Его почерневшие от жажды меня глаза, смотрели дико, брюнет облизывал пересохшие губы, а я смотрел на его розовый язык, который так соблазнял меня.

– Хорёчек мой, – прохрипел Поттер, – если ты сейчас меня не трахнешь, тогда я это сделаю и отдеру тебя по всем процентам.

– Хорошо, эта ночь моя, Гарри, а с завтрашнего дня дери меня как сам пожелаешь, я только буду рад, – ответил я и пошевелил затекшие губы от анальных ласк.

Поттер поцеловал меня и шире развел свои ноги. В свете каминного огня его дырочка блестела все еще мокрая от моих обильных слюней. Я смазал свой член обильно лубрикатом и навис над брюнетом.

– Гарри, будет немного больно, потерпи, родной, – сказал я в самые губы мужа.

– Все хорошо, малыш, войди уже, – ответил любимый.

Я вошел на одном дыхании в тугой зад супруга и остановился, дал ему отдышаться и привыкнуть ко мне. Поттер тяжело дышал, но не издал ни единого звука. Прошло несколько минут, после чего Гарри кивнул и я начал в нем двигаться. Через какое-то время я вышел из парня и положил его ноги на свои плечи и снова мощно вошел в уже более-менее расслабленную дырочку. Гарри хоть и был чуть ниже меня ростом на пару сантиметров, но костью шире и телом упитанней. Завтра мои плечи будут ныть. Ну это завтра, а пока я очень хочу ощутить на своих плечах стройные ноги брюнета. Поттер изгибался в спине, ногтями впиваясь в мягкий ворс ковролина. Его пятки, в такт моим толчкам внутри мужа, задевали мои лопатки. Тогда я притянул его к себе, взял под коленями и стал быстро вбиваться в Поттера. Член Гарри плотно прижался к животу, он снова был на пике возбуждения и сочился смазкой, что из него вытекала. Тогда я опустил колени Поттера и взял в руку член мужа, начал его дрочить, смазав лубрикатом. Гарри на долго не хватило, он кончил мне в руку, частью спермой забрызгал свое пузо, частью – ковролин. Я кончил следом, но не спешил выходить из любимого.

Минут через десять я начал снова возбуждать мужа, а тот охотно давал себя ласкать и брать в разных позах. Пару раз за ночь мы занимались любовью в спальне, пару раз в ванной комнате, когда пошли освежиться; пару – на кухне, куда мы с Гарри уползли выпить холодного компота; один раз на диване в гостиной и раз на лестнице, когда Поттер нес меня на руках. Уснули мы обессиленные только на рассвете. Вымотанные до предела, но довольные. Я, кажется, вырубился не достигнув головой подушки, а может, Поттер оказался моей подушкой, на котором я и уснул.

========== Часть 4. ==========

POV. ДРАКО МАЛФОЙ.

*

Гарри два дня пробыл со мной дома. Я тоже взял отгул и мы с Поттером наслаждались уединением, выключив наши мобильные телефоны, закрыв доступ в камины и усилив чары непроницаемости. Это была больше моя идея, чем мужа. Мы опускались в подвальное помещение нашего дома, где я варил зелье невидимости, а Гарри читал мне что-то из маггловской поэзии или прозы. Я слушал и помешивал зелье. Потом я отставлял остужаться и напитываться зелье до следующего утра и мы поднимались на верх, где вместе готовили обед, целуясь периодически и обнимаясь. В основном, Гарри учил меня готовить, так как я к этому не был приучен, а Поттеру пришлось с детства прислуживать проклятым магглам, этим мерзким Дурслям. Но одно меня всё-таки мама научила готовить – грушевый пирог с мёдом, со взбитыми сливками и кремом. Пирог получался у меня отменный. Когда мы сварили куриный суп с домашней лапшой, и в духовке дотушивалась в горшочках картошка с мясом и овощами, Гарри сам попросил испечь меня пирог. Он любил иногда и сам, когда было время, печь из вишни или черешни пироги, но сегодня Поттер захотел мой, грушевый. И пока скворчала картошечка с мясом в духовке, я замесил тесто, а брюнет почистил груши и порезал их на тонкие ломтики. Потом он смазал сковороду маслом сливочным, а я выложил корж на низ, Гарри же красиво разложил грушевые ломтики, полил сверху смесью из меда, масла и орехов, а потом поставил его на двадцать пять минут в духовку при температуре плюс 180°C. Мы сели обедать, муж поставил время с сигналом.

– Гарри, – проговорил я, – настрой моё кольцо на себя, чтобы я смог, в случае опасности, прийти к тебе на помощь.

– Не надо, Драко, – ответил брюнет, – тебя там только не хватало в той заварушке. Нет, кто угодно, любимый, но не ты.

– Я прошу тебя, Поттер, – снова попросил я, – мне необходимо это, когда ты будешь в опасности. А ты будешь, я в этом уверен! Я не погрешу, если скажу, что опасности ходят за тобой по пятам постоянно. Я с ума сойду, если ты закроешь моё кольцо порт-ключ и я не смогу тебя найти.

– Драко, родной мой, – устало ответил Гарри, – Эрик Хофман злой как тысяча пираний и он будет вредить нам всем с особой изощренностью. Ты – не аврор, слава богам, а колдохирург, главный врач в Святом Мунго. Дня три тебе в последний раз придётся подежурить, пока мы будем в рейде, будешь помогать моим ребятам. Я знаю, что многих ранят, некоторые погибнут, как герои, но все мы знаем, что не можем не обезвредить этого негодяя. Ты же сам знаешь, что значит Пожиратель Смерти. Драко…

Я опустил голову и слезы полились из моих глаз. Гарри поднялся со своего стула и опустился на корточки передо мной. Он стал нежно целовать мои пальчики на руках, потом поднял на руки, и как ребёнка стал укачивать.

– Гарри, я умоляю тебя, – плакал я, – настрой моё кольцо на себя. Я могу от переживай умереть от инфаркта или ещё чего-нибудь. Этот твой рейд будет самым тяжёлым. Прошу тебя, Гарри. Я не воспользуюсь кольцом, если ты меня не позовешь. Я обещаю тебе, Поттер.

Прозвенел оповещающий звонок и Гарри опустил меня пол. Пока Гарри вынимал из духовки пирог, я успел вновь взбить сахар, яичные белки и орехи, но мои слезы все лились из глаз. Я положил всю эту пышную пену на пирог и ещё на десять – пятнадцать минут поставил в духовку. Такое ощущение, что этот пирог прощальный. Никогда Гарри не просил его испечь до рейда, а после него, но сегодня же, словно прощался со мной. Господи, моё сердце разрывается от боли и от предчувствия беды. Гарри снова меня обнял и прижал к груди, его благородное сердце билось спокойно, я чётко слышал это. Любящее, горячее сердце Героя. Он поднял меня на руки и понес в зал. Там он сел в кресло, а меня посадил на колени. Я обнял его, а слезы все лились из лились. Гарри не трогал меня, он только поглаживал то по голове, то по спине, успокаивая. Так было тепло и надёжно в его руках.

– Пожалуйста, Гарри, – снова заговорил я.

– Хорошо, Драко, – тихо вздохнул Поттер, – но с условием, что ты не появишься там без моего разрешения. Я настрою порт-ключ для тебя. Полный поворот кольца вперед один раз, возвращение назад – поворот полный один раз в обратную сторону. Все, а теперь успокойся и улыбнись, – ответил муж. Я всхлипнул, но слезы с новой силой полились. Я уткнулся в шею мужа губами. – Малфой, что с тобой?

– Я не знаю, – в голос зарыдал я, – сердце болит и душа плачет, Гарри… Я хочу, но не могу остановить слезы. Любимый, я боюсь за тебя.

– Драко, ты прямо как маленький, а? – Супруг обнял меня крепче и стал поцелуями покрывать волосы, щеки пылающие, шею, мои волосы. – Я – Глава Аврората, под моей ответственностью состоят сотни человек и все они мне послушны, но дома я не могу с родным мужем справиться. Ты должен помогать мне своей силой и мужеством, но что я вижу, ты раскис, мой Дракон? Возьми себя в руки, прошу тебя.

Я успокоился, но все еще дрожал в руках Поттера и судорожно вздыхал. Я ничего не мог поделать, это мой организм так после горьких рыданий себя ведёт. Когда я плакал так-же сильно и безутешно? Наверное, тогда, когда погиб мой крёстный от яда Нагайны, Северус Снейп. Да, я тогда закрылся в Выручай комнате и рыдал. Он был мне почти как отец, всегда строгий, заботливый, по-своему любящий меня и Гарри Поттера, как не странно. В брюнете крёстный любил глаза Лили Эванс (Поттер), во мне – своего крестника и Люциуса. О том, что Северус и Люциус любили друг друга, и их отношения больше, чем друзья, я узнал после смерти Снейпа. Отец очень страдал, плакал, когда узнал о гибели друга и своего возлюбленного, но ничего не поделаешь. Печать боли и страдания явно читалось, когда Волдеморт и все его преспешники пришли в Хогвартс. Родители тогда выглядели изможденными, особенно отец. Нарцисса уже после рассказала мне о любви отца и Северуса. И я их не осудил. Я знал, что отец был всегда верен жене. А любовь? Она, может, и жила в Люциусе к тому, кому было отдано сердце, но долг перед семьей был превыше всего. Я не знаю, на сколько сильно любил крёстный моего отца. Теперь этого не выяснишь.

– Пойдем, родной, пирог испекся. Все будет хорошо. Твой супруг – не слабый маг и аврор. Думай лучше о нашем будущем, Драко, готовься стать родителем, подбери удобный день для зачатия. Почитай что-то про беременность, как она протекает у нас? Кого бы ты хотел девочку или мальчика?

– Поттер, а давай, ты всё-же вернешься с этого последнего рейда, потом вместе и помечтаем о ребенке, о зачатии и о моей беременности. Согласен? Многие планируют заранее, а потом…

Я снова заплакал, а Поттер привлёк меня мягко к себе и поцеловал. Я все еще дрожал и муж целовал меня до тех пор, пока я не расслабился. Потом он насильно кормил меня пирогом, и сам успевал уплетать его с аппетитом.

Сегодня я доварил в последний раз полтора литровый кателок зелья невидимости, и процедил его, разлил на двадцать пузырьков – по числу участников в этом рейде. Сложил все в походную корзинку на завтра. У нас с Поттером осталась одна ночь.

– Драко, может, ты покажешь свой сюрприз? – попросил Гарри.

– Хитрый ты, Поттер! – улыбнулся я. – Нет, когда вернешься, вот тогда и покажу. А ты не забуть завтра надеть в медальоне вторую половинку Воскрешающего камня.

– У меня хотя-бы есть он, а у прочих девятнадцати авроров камня нет. Теперь ты понимаешь, что я чувствую? Я возможно останусь жив, а они погибнут.

– Гарри, а что если на этого Эрика Хофмана натравить дементоров? Пусть они достанут его из-под земли и уничтожат. Ведь он все равно приговорен к Поцелую.

– Нет, мы поймаем его, а потом будет суд в Визингамоте, и только тогда, когда Министр Всеобщей Магии приговорит его общим голосованием и одобрением, тогда мы выпустим на него дементоров. Только так, мой хороший, – проговорил Поттер. – Иди ко мне, Драко, я хочу обнять тебя и мечтаю провести с тобой ночь любви, словно это – наша с тобой первая ночь. Ты помнишь, как это было у нас с тобой?

– Конечно помню, Гарри, – усмехнулся я. – Ресторан, свечи, тихая музыка, кольцо в мороженом, признания в любви, предложение стать твоим мужем, медленные танцы, объятия, ночные прогулки под луной, жадные поцелуи, потом свадьба. Первая ночь любви. Если честно, я мало тогда что запомнил – хотелось только любви, всепоглощающей страсти и раствориться в тебе, Поттер. Я помню только, как звал тебя, просил любить меня вечно… – тихо ответил я.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю