290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Украденные мечты (СИ) » Текст книги (страница 3)
Украденные мечты (СИ)
  • Текст добавлен: 30 ноября 2019, 06:30

Текст книги "Украденные мечты (СИ)"


Автор книги: КапризноеЧудо






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 4 страниц)

– Не стану врать, Марк. Хотя… Изначально мне на самом деле было очень интересно прочитать вашу работу по моей идее, но потом… Меня стало тянуть к вам. К вашему творчеству, к вашей загадочной личности. Вы правы, я ничего о вас не знаю, но… Именно это и притягивает меня. Как и ваша манера писать, слог, безграничная фантазия. Когда-то я сама мечтала писать нечто подобное! Многие ваши сюжеты почти полностью повторяют мои задумки, мои идеи. И это не может быть простым совпадением. В моей жизни и так было слишком много странных совпадений…

– Каких именно? – в этот момент она уловила в голосе мужчины неподдельный интерес к её последнему высказыванию.

– Ерунда, и к вам это точно не имеет отношения. Просто в моей жизни случалось много странного. Например, в прошлом году мы с мужем летали в Италию и, в общем… Там неожиданно выяснилось, что я отлично говорю на итальянском, Марк. Но я никогда не изучала этот язык. Даже на уровне простой разговорной речи.

– Я изучал итальянский, Ева. Ещё в юности. Но в Италии я никогда не был. Разве что в своих снах или фантазиях.

– А я во снах часто вижу саму себя, в темноте, на совершенно пустой улице. Мне плохо, словно я кого-то потеряла, очень важного и дорого для меня… Но не пойму кого. Моё сердце буквально разрывается от боли. И этот сон повторяется уже много лет.

– Вы точно никогда не бывали на этой улице? Или вы просто не помните её?

– Не помню. Всё будто в тумане, да и довольно темно вокруг… А дальше я просыпаюсь, Марк. И меня гложет чувство вины. Будто я совершила что-то ужасное.

– Вы не должны об этом думать, Ева. Рано или поздно вы узнаете ответы на свои вопросы, но сейчас… Не торопите события. Не пытайтесь обмануть саму себя.

– Вот это чувство уже давно преследует меня, – горько вздохнув, произнесла молодая женщина, – что я обманываю саму себя, что живу не на своём месте, что вся моя жизнь на самом деле какой-то фарс!

– У меня тоже часто бывает такое чувство, – слегка прищурившись, он серьёзно посмотрел на сидевшую рядом Блэйк, – моя жизнь принадлежит не мне, а кому-то другому. И даже мой талант… Моё творчество. Порой мне начинает казаться, что оно также не совсем моё, Ева.

Он замолчал, но и его собеседница также не собиралась ничего отвечать ему на это. Она просто смотрела на него, изо всех сил желая прикоснуться к нему. Хотя бы просто, почти по-дружески дотронуться до его бледного, покрытого трехдневной щетиной лица. Или же до мягких, слегка выгоревших на солнце, волос. Или…

– Я должен идти, – вырывая её из таких сладостных, но при этом пугающих мыслей, произнёс Марк, – у меня запланировано много работы на вечер.

– Где вы живёте? С кем? Простите, но мне очень интересно узнать о вас хоть что-то…

– Зачем? – он резко встал со скамейки, – Что даст вам это информация?

– Многое. Например, я смогу, наконец, понять, почему вы так боитесь своих чувств ко мне, Марк.

– Не придумывайте лишнего, – он всё же повернулся к ней, однако его лицо в этот момент стало практически каменным, – не нужно, Ева. Возвращайтесь домой, к мужу. Ведь в глубине души Вы по-прежнему любите только его. А я… Вы даже имени моего не знаете.

– Что? – замерев от неожиданности, Ева с удивлением смотрела на писателя, – Марк Льюис это всего лишь ваш псевдоним? Но… Почему?

– Что почему? Почему я не называл вам своего имени? Для вас я – Марк Льюис, Ева. А почему я выбрал именно это имя и эту фамилию… Точно не помню. Как-то само собой пришло в голову. Хотя имя Марк мне всегда очень нравилось.

– Мне тоже, – откровенно призналась ему Блэйк, – я с детства любила это имя. Марк… Странно, но когда-то я была уверена, что это имя моего будущего мужа.

– Что ж, такое возможно, – криво усмехнувшись, произнёс Льюис, – но только это не моё имя, Ева.

– Как же вас зовут на самом деле? Вы мне не скажете? Ещё один ваш секрет, мистер Икс, называющий себя Марком Льюисом?

– Возможно, – писатель равнодушно передёрнул плечами, – а, может, я и сам уже не помню своего имени… Простите, но сейчас я должен идти. Всего хорошего, Ева.

– Постойте! – в её голосе слышалась мольба, – Прошу вас, не уходите. Вы не можете, не можете… Вернитесь, Марк, пожалуйста! – женщина уже кричала, совершенно забыв о том, что находится на улице, а значит, привлекает к себе внимание окружающих. Но в этот момент Блэйк было плевать на всё. Даже на свою репутацию.

– Мэм, простите, – она услышала чей-то испуганный голос, который неожиданно отвлёк женщину от уходившего прочь Льюиса. Оглянувшись, Ева увидела перед собой смуглого черноволосого парня, внешне похожего на латиноса. Его лицо выглядело весьма встревоженным.

– Что вам нужно? – грубо спросила Блэйк, чувствуя, как её настроение ухудшается с каждой секундой. Смесь обиды, ярости и отчаяния разрывали изнутри, окончательно затуманивая разум. Марк (или как там его звали на самом деле?) ушёл, наплевав на её признание! А, значит, его на самом деле никогда не интересовала Ева. Или же это ложь? Очередная ложь самому себе, какой в жизни Льюиса было немало.

– Вы так кричали, мэм, – низкий голос с заметным латиноамериканским акцентом вновь заставил Еву вздрогнуть, – Что с вами? Вам плохо? Нужна помощь?

– Я… я разговаривала со своим знакомым, – недовольно буркнула та, быстро отвернувшись от настойчивого латиноса. Она пыталась отыскать глазами Льюиса, однако тот неожиданно исчез, словно растворившись в воздухе.

– Со знакомым? – в голосе парня послышалось удивление, – мэм, вы уверены, что…

– Оставьте меня в покое! Иначе я вызову полицию и обвиню вас в сексуальных домогательствах, вам всё ясно? – казалось, это первое, что пришло на ум разозлённой его бестактностью Еве. Однако на мальчишку это подействовало, и уже через пару секунд того будто сдуло ветром. Равнодушно пожав плечами, Ева неторопливо направилась к выходу из парка, стараясь не думать о том, что творилось у неё на душе.

***

Домой миссис Блэйк вернулась подавленной и разбитой. Ричарда там не было, однако каково было удивление Евы, когда в гостиной своей квартиры она увидела собственную мать, прилетавшую в Нью-Йорк очень редко и только по очень важным случаям.

– Я приехала к тебе, Ева, – поднявшись навстречу дочери, Джина улыбнулась, однако её улыбка получилась немного натянутой. Сразу было видно, что миссис Сандерс чем-то обеспокоена. – Как ты себя чувствуешь? Ричард говорит, что ты немного приболела и…

– Со мной всё в порядке, – Блэйк недовольно поморщилась, чувствуя, что приезд матери её совершенно не радовал, – и тебе не нужно было приезжать сюда из-за такой ерунды.

– Ерунды? Ева, тебе нужно сходить ко врачу. Обязательно. Я и не думала, что ты опять… – Джина покачала головой, с беспокойством наблюдая за дочерью, – боже, Ева… Неужели, ты снова взялась за старое?

– Не понимаю, о чём ты, мам. Если о головных болях, то всё под контролем, уверяю тебя. Да, я пропустила пару дней работы, взяла больничный, но с завтрашнего дня я вновь приступаю к работе. А всё, что наговорил тебе Ричард, это всего лишь плод его воображения. Он просто слишком беспокоится за меня, а потому зачастую сильно преувеличивает проблемы.

Ева ушла, чувствуя, как мать провожала её недовольным взглядом. Или даже испуганным? Впрочем, об этом Еве сейчас думать не хотелось, как и о мотивах Ричарда, который зачем-то попросил тёщу приехать в Нью-Йорк. Какого чёрта он вообще так поступил, да ещё и у неё за спиной? Блэйк стало не по себе, однако молодая женщина довольно быстро взяла себя в руки, переключая мысли на другое. Нужно позвонить мистеру Брауну и сообщить, что завтра она выходит на работу. Пора возвращаться к нормальной жизни.

– Ева? – в голосе Брауна она услышала неподдельное удивление, – Как это ты завтра возвращаешься в офис? Ричард сказал, что вы улетели в Канаду, где ты проходишь курс лечения. Да, конечно, я в курсе… Так что не надо из-за работы рисковать своим здоровьем. Я не уволю тебя, а отпуск тебе давно положен. Тем более, что последнее время ты и впрямь неважно выглядела…

Дальше Блэйк слушать не стала. Просто отключилась, а потом, постояв неподвижно пару минут, с ненавистью запустила телефоном в собственное отражение в зеркале. К счастью, попала мимо, а несчастный гаджет мягко приземлился на пол, не пострадав от падения. Поправив волосы, Ева бросилась к прикроватной тумбочке. Таблетки! Где они? Где? Чёрт, они пропали! Или же она сама их положила в другое место? Но куда?

Перевернув всю комнату, Ева в ярости выскочила оттуда, громко хлопнув дверью своей спальни. Нашла домработницу, спокойно занимавшуюся ужином, и ничего той не объяснив, начала трясти, обвиняя в воровстве.

– Ева, успокойся! – прибежавшая на крики Джина с трудом вырвала до смерти перепуганную Амелию из рук взбешённой дочери, – Что произошло? Объясни мне, прошу. У тебя истерика. Тебе надо выпить успокоительного…

– Не надо мне никакого успокоительного! Таблетки, мне нужны мои таблетки от головной боли! Где они? Неужели, эта идиотка просто взяла и выбросила их?

– Я сама их выбросила, Ева, – решительно ответила Сандерс, усаживая Еву на диван в гостиной, – тебе опасно их принимать, дорогая. Я говорила с твоим врачом, который тебе их выписывал. Доктор Конелли просто не знал о твоей проблеме…

– Что? – в этот момент молодая женщина готова была с кулаками наброситься на сидевшую напротив мать. – Ты выбросила мои таблетки? Как ты могла?! И вообще… Зачем ты приехала сюда? Сидела бы в своём Богом забытом городишке, занималась бы своими цветочками, болтала бы с соседками про сериалы! Ты же практически не выбираешься из своего захолустья! Зачем же сейчас явилась?! Решила поиграть заботливую мамочку?

– Ричард, он… Ты выгнала его. А он не мог оставить тебя одну, Ева. Ты больна. Серьёзно. И тебе нужна помощь, дорогая.

– Чушь! – Ева резко вскочила с дивана. – У меня просто часто болит голова. Но такое бывает практически у всех. Это нормально. Особенно если учесть, что я очень много работаю. Так что прекратите сочинять ерунду. А я сейчас же позвоню доктору Конелли…

На это мать ничего не ответила, сидела, терпеливо поджав губы и явно не желая вступать в новый спор с Евой. Та тоже молча вышла, вернулась в спальню и, найдя свой, к счастью, всё ещё работавший телефон, связалась со своим невропатологом. Однако ответ доктора Конелли ещё больше вывел из терпения молодую женщину, которая снова была на грани истерики:

– То есть как это вы не хотите больше выписывать таблетки? Какой осмотр, о чём вы? Какая консультация? Психотерапевт? Да вас самого надо к психиатру, доктор!

И даже не попрощавшись, отключилась. Что же делать без таблеток? Ева устало вздохнула. Придётся искать другого врача. Но где? Обратиться к Синтии, давней приятельнице, которая может ей кого-то посоветовать? Впрочем, звонить любительнице поболтать Синтии сейчас совершенно не хотелось. Тогда пришлось бы многое объяснять, перед этим выслушав подробный монолог подруги о её семейной жизни, детях, муже и о том, как прекрасно быть матерью – Синтия была чересчур болтлива, навязчива и любопытна. Вспомнив об этом, Ева недовольно поморщилась. Придётся отложить решение проблемы до завтра, а сегодня… Сегодня она просто ляжет спать раньше обычного, не думая ни о чём из того, что произошло за день. И о Марке она тоже думать не будет. Хватит тратить время на того, кто не хочет видеть её в своей жизни. На того, кому на неё плевать. И всё же на душе было необычайно пусто и тоскливо, будто в этот день она навсегда потеряла близкого ей человека. Как в том кошмаре, который ей снился на протяжении долгих лет – то же отчаяние, та же боль, та же пустота. Только на сей раз кошмар происходил в реальности. Не раздеваясь и не смывая макияж, Блэйк устроилась на постели. Сил у неё практически не оставалось, и в мыслях женщина молила Бога лишь об одном – поскорее бы заснуть. И желательно не просыпаться. Никогда.

Заснула она не сразу, однако стоило Еве прикрыть глаза, как она оказалась в каком-то совершенно незнакомом для неё месте. Скалы, крутой обрыв, под которым темнело неизвестное ей море. Или это был океан? Безлунная ночь, только звёзды горели необычайно ярко, отражаясь в чёрной глади моря. Блэйк нерешительно подошла к краю обрыва. Темно, но, как обычно, глаза привыкли довольно быстро, и уже через минуту молодая женщина смогла разобрать чьё-то тело с неестественно выгнутыми конечностями, неподвижно лежавшее внизу, прямо на камнях. Слёзы сами хлынули из глав Евы, и хотя ей очень хотелось сорваться с места и бежать – чем быстрее, тем лучше, не разбирая дороги и стремясь лишь к одной цели – убежать подальше от этого жуткого места, отчего-то она не могла даже пошевелиться. Стояла, как вкопанная, глядя на распластавшееся на острых камнях тело неизвестного ей человека, не в силах отвести взгляд в сторону. А в голове Евы крутилось множество вопросов, ответов на которые она найти не могла.

========== 5 ==========

Проснувшись на рассвете, Ева долго смотрела на безоблачное, слегка порозовевшее от первых солнечных лучей небо. Опять этот кошмар. Только на сей раз она не просто убегала от чего-то ужасного, сегодня ей, наконец, удалось увидеть то, что так напугало её в тот вечер. В тех снах она бежала вовсе не от самой себя, как все эти годы казалось Еве, а чувство вины, мучившее её после этого сна, было связано с человеком, лежавшим на камнях. Она убила его? Блэйк поёжилась, ощутив, как её кожа вмиг покрылась мурашками. Не может быть. Она не убийца. И она точно не могла убить человека, благополучно забыв об этом и продолжив спокойно жить дальше, не испытывая ни страха, ни угрызений совести. Да и кем был тот человек, тело которого она видела во сне? Или всё это было плодом её воображения?

Заснуть молодой женщине так и не удалось, а потому пришлось сделать самой себе кофе, а затем, желая немного успокоиться и отвлечься от пережитого ею кошмара, Ева включила ноутбук, решив проверить почту и немного почитать новости шоу-бизнеса. «Только не туда!» – приказала самой себе Ева, увидев в избранном страничку сайта, на котором публиковался Марк. И ей почти удалось пересилить себя и нажать на другую ссылку, но в самый последний момент…

– Не может быть! – воскликнула Блэйк, едва оказавшись на странице Льюиса. – Зачем он это сделал?! Почему Марк удалил все свои работы?!

В первый момент Ева просто не могла поверить увиденному. От волнения у неё задрожали руки, по этой причине молодая женщина разлила кофе, неаккуратно поставив чашку на поверхность стола. Горячий напиток неприятно обжёг кожу рук, однако Ева совсем не обратила внимание на боль, ибо находясь в глубоком шоке от увиденного, она вообще перестала воспринимать окружавшую её реальность. В ту минуту мир Евы сузился до странички в интернете, на которой, прямо под псевдонимом владельца данного профиля, была размещена следующая информация: «Опубликованных работ на сайте: 0. Последнее посещение сайта: 2 часа назад».

Он удалил всё, над чем работал и что выкладывал годами. То, что собирало тысячи читателей, лайков и отзывов. И всё это исчезло за считанные минуты, словно никогда и не существовало на свете. Из глаз Евы потекли слёзы, а на душе вновь образовалась та самая пустота, пугавшая её куда сильнее любой боли. В такие минуты уже не оставалось ни жгучей обиды, ни отчаянного желания добиваться своей цели, ни спасительного стремления забыться. Блэйк молча смотрела на пустую страницу Марка, а перед её глазами снова и снова возникала та страшная картина из ночного кошмара, окончательно лишившего покоя молодую женщину.

В тот день Ева долго бродила по улицам просыпавшегося мегаполиса. Несмотря на раннее утро, народу на улицах было уже много, однако Еву это совершенно не волновало. Она вообще не смотрела по сторонам, а просто шла, погружённая в свои размышления. Словно бежала от воспоминаний, снов и чувства вины, вновь неприятно сдавившего изнутри грудную клетку. Но в чём сейчас она чувствовала себя виноватой? В приснившемся ей убийстве? Или в том, что Марк неожиданно решил удалить все свои произведения? Ева резко остановилась посреди оживлённой улицы. Догадка, подобно яркой вспышке, на мгновенье озарила её рассудок. А потом исчезла в тёмном лабиринте вопросов и обрывков воспоминаний, которые, как иногда казалось Еве, принадлежали вовсе не ей.

Вернувшись домой, Ева вдруг обнаружила, что её самочувствие стало улучшаться, впервые за последние несколько недель. И что особенно удивляло Еву – головная боль также практически исчезла, причём без помощи спасительных таблеток, которые женщина принимала по нескольку раз в день.

– Где ты была, дорогая? – встревоженный голос матери неожиданно вырвал Еву из её размышлений. – Ты ездила на работу?

– Нет, – равнодушным голосом ответила ей дочь, – я просто гуляла. Бродила по улицам города, пыталась развеяться…

– Это очень хорошо, Ева! – миссис Сандерс эмоционально всплеснула руками, – Тебе надо почаще выбираться из дома. Хочешь, мы с тобой как-нибудь сходим в театр? Или на какую-нибудь выставку? Помнишь, раньше мы с тобой любили подобные мероприятия. А ещё мы ходили на концерты…

– Прости, мам, – нерешительно перебила её Ева, – но я не хочу ни концертов, ни театров, ни выставок. Я лучше пойду к себе в комнату. Хочу немного отдохнуть и побыть в одиночестве.

В ответ на это Джина лишь тяжело вздохнула, явно не желая вступать в дальнейший спор с дочерью. Ева также молча удалилась, думая лишь о том, что напишет Марку сегодня. И хотя Блэйк совершенно не хотелось навязываться, оставить без внимания его странный она не могла. Ева словно чувствовала свою вину в том, что совершил Марк этой ночью. Вот только разумно объяснить это чувство вины молодая женщина никак не могла.

Ближе к полуночи Ева всё же отправила сообщение Льюису. Писала долго, то и дело исправляя текст своего послания. Боялась выглядеть чересчур любопытной, настойчивой, бестактной. В конце сообщения она предложила ему встретиться, дав понять, что она хочет сделать ему ещё один заказ. Возможно, самый важный за всю его карьеру. Оплата за эту работу была обещана вдвое выше его обычных расценок.

– Он не сможет отказаться, – шептала Ева, глядя на горящий в темноте монитор ноутбука, – я знаю, что Марк согласится… Я уверена в этом…

Заснула Ева неожиданно, словно её организм сам отключился, не спросив у неё согласия. Открыв глаза, Блэйк поняла, что проспала до самого утра, а её ноутбук так и остался включенным, с открытой страницей личных сообщений на сайте. И, кажется, Марк уже ответил на её последнее послание…

Я согласен. Но попрошу вас лишь об одном – пусть это будет последняя работа, Ева. Общение с вами заставляет меня нервничать, отвлекает от моего творчества. Поэтому мне бы не хотелось продолжать сотрудничество. Но эту работу я выполню. Спросите почему? Потому, что она нужна вам. Потому, что она может вам помочь, Ева.

Несмотря на его согласие, Блэйк абсолютно не чувствовала радости. Было лишь чувство удовлетворения, смешанное с горечью. Молодая женщина понимала, что писатель не изменит своего решения, и ей не удастся снова купить его. Ведь деньги Марка совершенно не интересовали.

Подойдя к висевшему на стене зеркалу, Ева окинула критическим взглядом собственное отражение. Перепутанные во сне волосы спадали прямо ей на лицо, показавшееся женщине необычайно бледным. Миссис Блэйк тяжело вздохнула. Совсем скоро ей должно было исполниться тридцать три, и хотя многие мужчины давали ей не больше двадцати пяти, сама Ева прекрасно помнила о своём настоящем возрасте. На висках серебрились первые седые волосы, на лбу проступали недавно появившиеся морщины, а её глаза, необычайно красивые глаза цвета морской волны, становились потухшими.

«Это конец, – с тоской думала Ева, вновь и вновь перечитывая сообщение от Льюиса, – он больше не согласится писать для меня. Чтобы я ему не предложила, как бы не умоляла его…»

И всё-таки она не сдавалась. Невзирая на все доводы разума, сердце кричало Еве, что она не должна отпускать Марка, смирившись с его решением. Ведь связывало их что-то гораздо большее, чем два произведения Льюиса, написанных по её идеям. Они были словно родственными душами, разлучёнными в прошлых воплощениях и вновь нашедшими друг друга в этой жизни. Блэйк горько усмехнулась. Сейчас она была готова поверить во что угодно, даже в мистику. Или ей просто хотелось в это верить?

От мыслей отвлёк звонок мобильного. Ричард! Ева нехотя ответила, при этом подумав, что её уже практически бывший супруг, как обычно, звонил в самый неподходящий момент. Впрочем сейчас для неё любой момент стал бы неподходящим.

– Ева? Как ты? – в его голосе слышалось беспокойство. – Я очень волнуюсь за тебя. Как твоё самочувствие? Головные боли?

– Всё отлично, – недовольно буркнула молодая женщина, – а теперь объясни мне одну вещь. Какого чёрта ты вызвал в Нью-Йорк мою мать? Зачем ты позвал её?

– Я не мог больше оставаться с тобой, Ева. Ты же… не хочешь, чтобы я был рядом. Но и оставить тебя одну я тоже не мог.

– Почему?

– Потому, что ты больна, Ева. И ты должна осознать это. Принять.

– Прекрати, Рич, – несмотря на переполнявший её гнев, голос Евы оставался спокойным, – это уже не смешно. У тебя паранойя. Хотя… Может, дело в другом? В ревности? И тебе легче считать меня сумасшедшей, чем принять правду о том, что я люблю другого.

– Ты сама не знаешь, что сейчас говоришь. Когда ты всё поймёшь, когда сама поймёшь, что происходит, ты будешь жалеть об этих словах, а пока что, умоляю, сходи к врачу вместе со своей матерью, тебе необходимо…

Не дослушав до конца советы мужа, миссис Блэйк отключилась, с яростью швырнув телефон на кровать. Достал уже своим беспокойством о её здоровье! Грёбаный неудачник. Впрочем, какое ей дело до его мнения? Сейчас куда важнее произвести впечатление на Марка.

В тот день Ева впервые за последнюю неделю посетила салон красоты, где провела около трёх часов. Зато результатом была более, чем довольна – из заведения она вышла помолодевшей, с новой причёской, хорошим маникюром и отличным макияжем. Сегодня Еве было важно выглядеть сногсшибательно.

Марка она заметила издалека. Похоже, он ждал её уже давно. Или ей просто хотелось так думать? Молодая женщина приветливо улыбнулась, вежливо поздоровавшись с писателем.

– Давно ждёте? – она внимательно смотрела на Льюиса, отмечая про себя его запущенный вид, а также чересчур заметную бледность лица. Он выглядел уставшим и каким-то отстранённым от реальности, и это слегка огорчило Еву. Было понятно, что на флирт и разговоры по душам Марк сегодня явно не настроен.

– Минут двадцать, – ответил тот, повернувшись к ней лицом, – ну, что за работа? Что на сей раз я должен вам написать?

«Он даже не сделал мне комплимент, – с горечью подумала Ева, ожидавшая от мужчины хоть какой-то реакции на её преображение, – Может, он и правда… гей? Или вообще какой-нибудь асексуал? Хотя это вряд ли. Он явно опытен в сексе, раз пишет такую откровенную эротику. Или этот опыт он получил при просмотре порнофильмов? Гм… Интересно. Очень интересно».

– Почему вы не хотите больше встречаться со мной? Неужели я настолько противна вам, Марк?

– Не противны. Просто я устал от вашего странного поведения. Да и потом… Вы сами можете написать свои истории, Ева. Попробуйте. Попытайтесь. У вас должно получиться. Ведь когда-то же получалось.

– С чего вы взяли, что я когда-то писала?

– Неважно. Давайте не будем об этом. Лучше о моей работе…

– Почему вы удалили с сайта все свои произведения? – проигнорировав его просьбу, Ева всё же решилась задать самый волновавший её вопрос. – Это также было по моей вине?

– Нет. Дело во мне. Я… я чувствую, что больше не хочу ничего писать для сайта. Мне это больше не интересно. А своими старыми работами я недоволен, Ева. Это не то, что я бы хотел сказать людям. Так, нелепые фантазии. Но сейчас это перестало быть актуальным. И публикации на сайтах меня уже не интересуют.

– Будете писать на заказ? Или всё же понесёте свою работу в издательство?

– Не знаю. Я пока ничего не решил. Сейчас мне просто не до этого, Ева.

– У вас… проблемы? – беспокойство, звучавшее в её голосе, вовсе не было наигранным, – Что с вами происходит, Марк?

– Не стоит говорить на эту тему, – он недовольно поморщился, – да и потом… У вас тоже сейчас полно проблем, Ева. И все они начались по моей вине.

– Значит, вы это признаёте?

– Да. И мне стыдно из-за того, что происходит с вами. И очень неловко по этой причине. Я не должен был появляться в вашей жизни. Это было ошибкой.

– Ошибкой? – Ева с удивлением посмотрела на писателя. – О чём вы говорите? Я вас не понимаю, Марк.

– Наше общение, оно изначально было ошибкой, Ева. Его не должно было быть. Как и не должно быть моих работ.

Ева молчала, непонимающе глядя на Льюиса. О чём он сейчас говорил? Неужели, у него всё-таки появились к ней какие-то чувства? Или…

– Не надейтесь на невозможное, – неожиданно вставил тот, при этом не дав ей закончить свои мысли, – между нами никогда ничего не будет. Никогда. Ничего. Вам ясно, Ева?

«Он читает мои мысли? Что, чёрт возьми, творится с этим писателем? Он ведёт себя очень странно. Будто на самом деле боится меня. Или своих чувств ко мне.»

– Давайте говорить о работе. Что вы хотите на сей раз? Опять эротику? Про нас с вами? – в его голосе послышались нотки сарказма. – Ведь вам так интересен мой сексуальный опыт.

– С чего вы взяли такой бред, Марк? – вот сейчас Ева была напугана по-настоящему, – Это… это просто…

– Прекратите, Ева. Вы влюблены в меня, а точнее в тот образ, который увидели во мне. И я прекрасно понимаю ваши желания. Но я не могу помочь реализовать их. Вы меня даже не знаете. Поэтому я и хочу прекратить наше общение. Вам нужно не моё творчество, Ева. Вам нужен я.

Блэйк молчала, смущенно опустив взгляд. Он был прав. Настолько прав, что ей вновь показалось, будто Марк читал её мысли. Или же он просто был знатоком человеческих душ? Впрочем, последнее мало утешало Еву. Льюис был честен с ней, и в этом у неё не оставалось ни единого сомнения. Он не лукавил и не играл с ней. И не врал самому себе. К сожалению. К очень большому для Евы сожалению…

– Только вот, – продолжал он, сверля её своим проницательным взглядом, – ваша влюблённость это всего лишь самообман, Ева. Нельзя любить того, кого ты не знаешь. Это не любовь и даже не влюблённость. Это иллюзия. Таким образом вы просто хотите отвлечь саму себя от неприятной или надоевшей вам реальности.

– Возможно. Но… Как бы там ни было, мои чувства к вам не иллюзия. Вы мне нравитесь, Марк. И не только как писатель или… как мужчина. Меня просто тянет к вам, будто я знала вас всю жизнь. А, может, мы были знакомы в прошлой жизни? Что вы помните о том, что было с вами до вашего рождения?

– Я помню только момент своей смерти, – глядя куда-то вдаль, серьёзно ответил мужчина, – было темно, безлунная ночь, только звёзды горели на небе. Такие яркие, что, казалось, они освещали всё вокруг. А ещё вдали было море…

– И скалы? Крутой обрыв?

– Да. Я упал с этого обрыва. И последнее, о чём я думал перед своей гибелью, была она. Девушка, стоявшая на краю обрыва. Я сделал это из-за неё, Ева.

– Этой девушкой была я, Марк, – она всё же решилась встретиться с ним взглядом, – ибо я тоже помню ту безлунную ночь и то, что произошло тогда. Теперь вы понимаете, что нас с вами связывает? Мы были знакомы в прошлой жизни! И вы… Вы погибли из-за меня.

– Не вините себя в том, о чём вы ничего не знаете. Мы помним лишь какие-то обрывки, фрагменты… Как было на самом деле не помнит никто из нас.

Ева молчала, потрясённая словами любимого. Теперь она больше не сомневалась в своих чувствах. Её любовь к Марку не была ошибкой или иллюзией. Это была судьба. Они должны были встретиться. Так было решено ещё до их появления на свет.

– Я должен идти. Простите, Ева, но я бы хотел перейти к разговору о работе. О прошлом лучше сейчас не думать. Нужно жить настоящим.

– Напишите то, что вы сами захотите мне рассказать, Марк. Мне всё равно, что это будет – фэнтези, любовный роман, приключения, триллер… Таким образом я просто хочу понять вас.

Он молча кивнул, решительно поднявшись со скамейки. Этим он давал понять, что их разговор был окончен.

– Я напишу вам, когда будет готово, – коротко ответил Марк, – всего хорошего, Ева. И постарайтесь всё-таки жить настоящим. Вы ещё сможете осуществить свои мечты…

Льюис ушёл, при этом ни разу оглянувшись на стоявшую позади Еву. А она так и не решилась остановить его. Или сказать что-то на прощание. Нет, они ещё встретятся – в этом молодая женщина была просто уверена.

========== 6 ==========

Последующие несколько дней Ева провела в томительном ожидании, а также попытках хоть немного вспомнить свою прошлую жизнь. Что же произошло в ту безлунную ночь, когда Марк (а точнее тот, кем он был в предыдущем воплощении) упал с обрыва? И почему она чувствовала свою вину в этом несчастье? Неужели она сама толкнула Марка?

Однако сколько ни пыталась Блэйк напрячь память и вспомнить хоть какие-то детали того происшествия на скалах, к желаемым результатам это не приводило. Ни единого воспоминания, ни одной зацепки к тому, что могло бы подсказать ей причины того несчастья. Да и было ли это вообще несчастным случаем? Слёзы в очередной раз хлынули из глаз Евы, а к горлу вновь подступал горький комок предстоящих рыданий. Что так давило на неё при каждом воспоминании о той страшной ночи? Осознание потери дорогого ей человека или же простое чувство вины за случившиеся с ним? Ответов на её вопросы так и не находилось, зато количество самих вопросов росло день ото дня.

А ведь когда-то она каждый день ездила в офис, работала, общалась с людьми… А ещё проводила время в обществе Ричарда, которого, как ей когда-то казалось, она по-настоящему любила. Сейчас же от всего этого становилось тошно и мерзко. И отчего-то всё сильнее укреплялась уверенность в том, что это было вовсе не её место в жизни, не то, ради чего она была рождена. Осознание всего этого ещё сильнее огорчало Еву, доводя до отчаяния.

Прошла ровно неделя после их встречи с Льюисом. Не последней, как искренне надеялась Ева. Ведь теперь она знала причины, которые связывали их с писателем. И эту связь они не могли просто так разорвать, как не могли и забыть о ней, сделав вид, что прошлого не существовало. Сейчас это казалось ей практически нереальным. Однако, вопреки всем её ожиданиям, Марк так ни разу и не написал ей, а что самое ужасное – он перестал появляться на сайте, похоже, окончательно распрощавшись со своими поклонницами и творчеством в сети. Вот только чем он сейчас занимался? Воображение Блэйк казалось безграничным, рисуя перед её глазами самые разные картины насчёт жизни её возлюбленного. Порой она видела его одиночкой, сидевшим в какой-то запущенной, с грудой смятых бумаг на полу, квартирке, но при этом поглощённого лишь собственными мирами и фантазиями. С покрасневшими от бессонницы глазами, дрожащими руками и неизменной чашкой кофе на столе… Но именно таким она и представляла его, настоящего Марка Льюиса! Однако на этом фантазия молодой женщины не останавливалась, и уже спустя пару минут она видела Марка в уютном, обставленном красивой дорогой мебелью пентхаусе, в обществе миловидной блондинки, державшей на руках веснушчатого сероглазого карапуза. Это была семья Марка. Его жена и их сын, ради которых он терпел капризы Евы, желая заработать денег, а потом потратить их на любимых и дорогих ему людей. Позже пентхаус сменялся тесноватой, заставленной всяким старьём, комнатой, а миловидная блондинка становилась недовольной жизнью мулаткой на последних месяцах беременности, заставляющей мужа работать, а не тратить время на бесполезное по её мнению творчество.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю