290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Украденные мечты (СИ) » Текст книги (страница 2)
Украденные мечты (СИ)
  • Текст добавлен: 30 ноября 2019, 06:30

Текст книги "Украденные мечты (СИ)"


Автор книги: КапризноеЧудо






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 4 страниц)

Всё чаще пребывая в унылом, подавленном настроении, Ева постоянно срывалась на супруга, который, чуя неладное, начал уговаривать её отправиться в путешествие. Например, в Японию, ведь они так давно мечтали побывать в стране восходящего солнца.

– Вот увидишь, любимая, поездка обязательно тебе поможет… Ведь ты же так любишь путешествия! И возвращаешься из них совершенно другой – счастливой, отдохнувшей. Будто заново родившейся. Сейчас тебе это просто необходимо.

– Необходимо? Для чего? Вообще-то, я не собиралась сейчас уходить в отпуск. У меня полно работы, планируется презентация, а потом…

– Ты должна отдохнуть от своей работы, любовь моя, – мягко, но довольно настойчиво ответил мистер Блэйк, – эта работа, а также твоя постоянная бессонница… Всё это очень опасно для твоего здоровья, Ева.

– Моего здоровья? Не смеши, Рич, я чувствую себя просто отлично. Так что если хочешь в путешествие, то езжай один. Я не обижусь, правда. Но уехать из Нью-Йорка я сейчас не могу. По крайней мере, в ближайшие пару месяцев.

Ответ супруги Ричарду, разумеется, не понравился, но, как обычно бывало в таких случаях, спорить и настаивать на своей правоте мужчина не стал. Просто ушёл в другую комнату, включил телевизор и увлёкся просмотром какого-то политического шоу. Опять Трамп, демократы с республиканцами, латиноамериканские мигранты, война на Ближнем Востоке… Ева брезгливо поморщилась. Как же всё это скучно. Надоело. Осточертело. Даже слушать всё это было как-то противно. Лучше окунуться в один из тех необычных и таких далёких от её реалий миров, созданным фантазией Марка. И представлять себя одной из его героинь. Ох, как давно у неё не было ничего подобного! А ведь в детстве она любила воображать себя героинями волшебных сказок, мечтая, что однажды в её жизни тоже произойдёт нечто подобное. Обязательно, непременно. Иначе просто не бывает.

Но произошло ли это чудо на самом деле? Отвечая самой себе на данный вопрос, Блэйк была уверена, что нет. По крайней мере так она думала до встречи с Марком. Теперь же в её душе снова появилась надежда. Та самая, из далёкого и, казалось, навсегда потерянного детства.

Марк написал ночью, перед этим выложив очередной депрессивный рассказ о том, как его вымышленный герой постепенно сходил с ума, понимая, что его мечты никогда не осуществятся. Содержание сообщения Льюиса было следующим:

Ева, если вы всё ещё не передумали, то я согласен писать вам на заказ. Но сразу говорю – на это уйдёт много времени. Сейчас у меня полно работы над собственным творчеством. Но если ваше предложение остаётся в силе, то жду вас завтра, в парке, в обычное время. Марк Льюис.

Отвечать на сообщение не было никакого смысла – Марк всё равно сегодня ничего ей бы не написал. Это Ева знала точно, как и то, что сейчас, скорее всего, он вновь погрузился в свою работу. Ну и пусть, самое главное, что он согласен. Согласен снова написать для неё, а самое главное – хочет с ней встретиться. И от предвкушения этой встречи Еве хотелось парить на внезапно появившихся у неё крыльях. Впервые за последние несколько недель женщина была по-настоящему счастлива.

***

День выдался по-летнему тёплым и солнечным. Надев лёгкую белую блузку и довольно короткую для работы в офисе юбку, Ева с нетерпением ожидала вечера, не в силах сосредоточиться на своих делах. Разумеется, такое странное настроение начальницы не могла ни заметить внимательная Джессика, которая тут же поинтересовалась, всё ли в порядке у миссис Блэйк.

– А что, я так плохо выгляжу? – недовольно спросила та, нервно накручивая на палец свой блестящий, тёмно-каштановый локон. – Или это просто любопытство от нечего делать?

– Нет, мэм, конечно, вы… Вы прекрасно выглядите, просто… Как бы это сказать… Вы сегодня рассеяны, даже слишком. Смотрите, вы просили меня срочно сварить вам кофе, и я тут же принесла его вам, но… Вы не сделали ни глотка из чашки. Вы будто и не заметили моего появления, миссис Блэйк.

– Сейчас выпью, – нехотя кивнула Ева, поспешно беря в руку чашку с давно остывшем напитком…

Ушла она в тот день чуть раньше обычного, плюнув на все незавершённые дела, а также на то, что подумает о ней Джессика. Даже объяснять ничего не стала, перед этим, правда, тщательно уложив волосы, а также подправив свой слегка подпорченный за день макияж.

Спустя десять минут Блэйк уже сидела в парке, наслаждаясь приятным шелестом листвы, покоем и умиротворением, которое она могла ощутить лишь здесь, в этом, ставшем по-настоящему дорогим её сердцу, месте. Ева не хотела думать о том, что скажет Марку и как будет общаться с ним после такого неприятного перерыва в их отношениях. Она просто ждала. Надеялась на лучшее. Верила в чудо.

– Добрый вечер, – до боли знакомый голос заставил женщину вздрогнуть, – давно ждёте?

– Около пяти минут, – соврала Ева. На самом деле она сидела здесь уже целых полчаса, с замиранием сердца предвкушая такую долгожданную для неё встречу. Однако признаваться в этом Льюису она вовсе не собиралась.

– Отлично, – негромко усмехнувшись, сказал писатель, – тогда приступим к делу. Каким будет ваш следующий заказ?

– Что? – она с удивлением посмотрела на своего собеседника, – Но… Сначала я хотела кое-что спросить у вас, Марк…

– Спрашивайте, – с явным равнодушием в голосе ответил мужчина, устраиваясь на скамейке рядом с ней.

– Что с вами произошло, Марк? Почему вы больше не пишите свои красивые сказки о любви и вымышленных мирах? Ваши последние работы, они… Как бы это объяснить… Понимаете, они другие. Хотя ваш стиль по-прежнему в них улавливается, но…

– Короче, вам не понравилось, – довольно грубо оборвал её Льюис, – что ж, я догадывался об этом. Скучающим дамочкам вроде вас нужны только красивые истории любви, в которых вы можете увидеть самих себя. Помечтать о том, чего уж точно никогда не будет в изрядно надоевшей вам реальности…

– Вы ошибаетесь! Я вовсе не скучающая домохозяйка, которая насмотревшись сериалов, решила с вашей помощью свести саму себя с полюбившимся ей героем! Я много работаю, и у меня совершенно нет времени на подобную ерунду. Просто… – она осеклась, чувствуя, что своими пафосными речами загоняет саму себя в тупик, осложняя и без того непростые отношения с Льюисом. – Я мечтала писать. Сама. У меня было много сюжетов, идей, но… Я не могу, Марк. Каждый раз, когда я включаю ноутбук, открываю текстовый редактор и хочу начать работу над одной из своих историй, я будто впадаю в ступор. Не могу написать ни одного предложения, разом забывая все свои задумки и теряя способность вообще что-то придумывать. Одним словом, писательство это не моё.

– И для воплощения ваших идей вам нужен я?

– Мне просто нравится ваш язык, манера изложения… Красиво, динамично, со смыслом. Вы умеете передавать свои идеи, не загружая читателя ненужными описаниями и деталями, а эмоции ваших героев настолько искренние, что невольно начинаешь верить в то, что вы описывали свои собственные чувства.

– Вы также можете научиться писать, Ева, – немного помолчав, вставил тот, при этом устремляя свой взгляд куда-то вдаль, – и можете делать это не хуже меня. Вам просто нужно отпустить Ваши комплексы. То, что мешает Вам начать работу над своей идеей.

– О чём вы говорите? – в какой-то момент женщине стало действительно не по себе, – Мне ничего не мешает, просто… Я не могу, Марк! Не могу, поймите.

– Всё возможно, если этого очень захотеть. Попытайтесь. Расслабьтесь. Вспомните то время, когда могли что-то писать. Вспомните свои тогдашние ощущения, мысли… Что вам первое приходило на ум в то время. Как вы видели свои сюжеты…

– Это абсолютно провальная идея, – отвернувшись от него, недовольно буркнула Ева, – но… давайте лучше о вас. И о ваших будущих работах.

– Они вам не понравятся, Ева. И никому из моих постоянных читателей тоже. Конечно, вы сейчас спросите, зачем я их пишу… И я вам отвечу. Я пишу их для себя. Это не просто мои фантазии, нет, для меня эти работы, скорее, способ выговориться, излить душу. Впрочем, вы этого никогда не поймёте.

Слова Марка вновь задели Еву за живое, однако она промолчала, делая вид, что рассматривает проходившую мимо них парочку. Спорить с писателем было сейчас не в её интересах.

– Поэтому я не смогу написать вам что-то длинное, – продолжал тот, совершенно не глядя в её сторону, – даже если вы заплатите мне миллион долларов. Как я уже говорил, собственное творчество для меня куда важнее работы на заказ.

– Отлично, – Блэйк недовольно ухмыльнулась, – тогда понятно, откуда такое депрессивное настроение. Скорее всего, вас бросила девушка. Надоело ей ваше бесплатное творчество, а публиковаться за деньги или работать на заказ вы особо не горите желанием.

– В моей личной жизни всё в порядке, – неуверенно ответил Льюис, – и вообще, я вам, кажется, уже говорил… А повторяться я не люблю. Меня напрягает любое непонимание в отношениях. Пусть даже в деловых.

Деловые отношения! Ева громко хмыкнула, вновь отводя взгляд от собеседника. Всё рухнуло, словно карточный домик. Он никогда не захочет перейти к чему-то большему, никогда не увидит в ней женщину! От обиды Еве захотелось крушить всё, что попадалось под руку. Неужели она совсем не в его вкусе? Женщина с горечью вздохнула, думая о том, что прежде ей никогда не приходилось самой добиваться мужчину. Напротив, у неё всегда были поклонники и ухажёры, из которых Ева обычно выбирала самого лучшего. Что же за чертовщина творилась с ней сейчас? Неужто этот неудачник, возомнивший о себе чёрт знает что, не оценил её эффектной красоты, обаяния и умения очаровывать мужчин? А, может, он вообще гей? Ева вновь усмехнулась, тут же вспомнив о том, что все работы Льюиса были о традиционных отношениях мужчины и женщины. Хотя, вполне возможно, что на заказ он мог писать и слэш – сейчас это направление также стало популярным, особенно в фанфиках по известным сериалам. Но спрашивать его об этом ей не хотелось, как и всерьёз задумываться о его ориентации. Не хотелось лишний раз расстраивать саму себя.

– Вы можете написать для меня эротику? – неожиданно для самой себя спросила Блэйк, повернувшись к сидевшему рядом писателю.

– Что? – тот заметно покраснел. – Простите, это было неожиданно… Да, конечно, могу. Я писал на заказ и такие вещи. Итак, какие будут пожелания? Просто эротическая сцена между вымышленными персонажами? Мужчина и женщина? Обычный секс или…

– Обычный. Но главную героиню пусть зовут Ева. А её партнёра…

– Адам? – в голосе писателя она уловила нотки сарказма.

– У него не будет имени. Он будет незнакомцем для неё. В маске на лице. Который однажды ночью пробрался в её спальню…

– О, как! И что дальше? Изнасилование или…

– Нет! Никакого изнасилования, что вы? Ева должна догадываться о том, кто скрывается под маской…

– Я вас понял. Какой мир? Настоящее время или исторические эпохи?

– Мир… Пусть будет вымышленный, но похожий на средневековую Европу. Все детали на ваше усмотрение, Марк.

– Чем закончится история? Просто банальный перепихон Евы с человеком в маске… и всё? – в его голосе вновь послышалась лёгкая насмешка. – И как я должен описывать Еву? Похожей на вас?

– Рыжеволосая, с чуть раскосыми глазами медового оттенка, – заметно смутившись ответила Блэйк, – невысокого роста, белокожая, на лице россыпь золотистых веснушек… Остальное додумаете сами. А насчёт конца… Пусть всё останется неопределённо. Пусть наутро незнакомец исчезнет, а Ева, счастливая после жаркой любовной ночи ожидает их новой встречи.

Он лишь кивнул в ответ, однако в его глазах по-прежнему горели те самые игривые огоньки, которые вновь внушали Еве надежду. Нет, не может быть, чтобы это было для него просто работой! Разумеется, он испытывал к ней определённый интерес, но по каким-то своим, не совсем понятным ей убеждениям Льюис не желал смешивать работу и личное, предпочитая сохранять дистанцию в их отношениях. Но долго ли он сможет выдержать? Блэйк усмехнулась, понимая, что у неё значительно улучшилось настроение. Теперь оставалось только ждать.

========== 3 ==========

Всю неделю Ева не могла ни на чём сосредоточиться, постоянно думая лишь о том, не поторопилась ли она с таким откровенным заказом. Ведь изначально об эротике молодая женщина даже не думала, планируя дать Марку очередной романтический сюжет о большой и светлой любви. Но что же произошло с ней там, в парке, когда Блэйк всё-таки решилась на такое? Ответ был прост и очевиден – таким странным образом она всего лишь хотела проверить его истинное отношение к ней, понять, есть ли у неё шансы пробудить в писателе интерес к себе, как к женщине. Других способов это сделать Ева попросту не знала.

Как назло, дни тянулись медленно, словно само время работало против Евы, с нетерпением ожидавшей весточки от Марка. Казалось, в эти минуты молодую женщину раздражало абсолютно всё, что только могло раздражать в окружавшем её мире – летняя жара, толпы людей на улицах, работа, Ричард с его постоянными предложениями насчёт отпуска, их вездесущая домработница Амелия со своими вопросами о том, что мистер и миссис Блэйк хотят сегодня на ужин… У Евы пропал аппетит, а ночами она сидела за ноутбуком, пытаясь прогнать подступавший сон при помощи крепкого кофе. Она ждала новостей от писателя. А по утрам чувствовала себя ужасно, еле держась на ногах, а также заглушая сильную мигрень всё теми же грёбаными таблетками.

На работе у миссис Блэйк также вскоре начались проблемы, ведь начальство довольно быстро заметило то, что происходило с их некогда самой перспективной сотрудницей. И вызывало к себе, требуя объяснений и советуя Еве взять отпуск, открыто намекая на то, что она находится далеко не в лучшей форме. Женщина молчала, чувствуя, что ситуация постепенно выходит из-под контроля, а она сама попадает в полную зависимость от Льюиса. И ради него готова рискнуть абсолютно всем – своей работой, семейной жизнью и даже здоровьем. Марк и их непонятные даже самой Еве отношения стали для неё гораздо важнее. Теперь она буквально жила ожиданием новой встречи с писателем.

К концу недели Льюис выложил новое произведение на сайте. Опять нечто мрачное, страшное и депрессивное. На сей раз писатель рассказывал о страшных физических страданиях, буквально разрывавших тело его героя, который ни дня не мог прожить без таблеток, хотя бы на время облегчавшие его страдания. Несчастный мечтал о смерти, как об освобождении от адских мук, однако самостоятельно покончить со всем этим кошмаром у него не хватало решимости. Оставив в сторону недоеденную лазанью, Ева с ужасом читала текст, чувствуя, что к своему ужину она уже точно не вернётся. Да и чёрт с ней, с этой едой. Главное, чтобы Марк ответил на её сообщение. Ведь сегодня он точно будет на сайте! Ева откинулась в своём кресле, блаженно прикрывая глаза. Как же она устала. Боже, никогда прежде она не чувствовала себя настолько измотанной. Даже во время учёбы в университете такого не было. Но спать нельзя, только не сейчас. Марк на сайте, и он может написать в любую минуту… В любую минуту…

Ева не помнила, в какой момент её сознание отключилось, и она, не в силах дальше бороться с собственным организмом, провалилась в тяжёлый, тревожный сон. Кажется, ей даже что-то снилось. Клавиатура ноутбука, её собственные пальцы, которыми женщина набирала текст… Что именно она писала? Этого Блэйк понять не успела. Резко пробудившись, она тревожно оглядывалась по сторонам, пытаясь понять, сколько точно времени она проспала? И от чего даже после сна проклятая головная боль не проходила, а лишь, напротив, усилилась, словно желая взорвать изнутри череп Евы?

– Пошли спать, милая, – до неё донёсся негромкий голос Ричарда, – тебе нужно отдохнуть…

Даже не повернувшись в сторону мужа, Ева, как завороженная, смотрела на монитор ноутбука, в правом углу которого горел небольшой белый конвертик. Это был значок сообщения на сайте. И прислал его именно Марк.

– Прошу, пошли в спальню, – всё также полушёпотом продолжал мистер Блэйк, растерянно глядя на супругу, – тебе необходим отдых, иначе…

– Я приду через десять минут, – с трудом ответила молодая женщина, сгорая от нетерпения поскорее прочитать ответ писателя, – подожди меня там, в комнате…

– Но… – мужчина немного странно посмотрел на включенный ноутбук, после чего вновь перевёл взгляд на Еву, – ты точно придёшь?

– Обещаю, – чувствуя, как её буквально переполняло отвращение к стоявшему рядом Ричарду, на автомате пробормотала женщина, – дай мне всего десять минут. Пожалуйста.

Супруг ушёл, молча оглянувшись на сидевшую за письменным столом Еву. В его взгляде она уловила сильное беспокойство. Однако думать о Ричарде у Евы совершенно не было времени, и как только за мужчиной закрылась дверь кабинета, Блэйк дрожащими руками схватила мышку, торопливо открывая послание возлюбленного. В своём письме Марк писал следующее:

Ваш заказ дописан, Ева, и я могу выслать вам его по почте. На личные встречи у меня сейчас совершенно нет времени. С оплатой мы уже определились, номер счёта Вы знаете… Так что не будем тратить время. Очень надеюсь на ваше понимание. Марк Льюис.

– Чёрт! – в бессильной ярости она швырнула на пол лежавшие на столе бумаги, после чего с ненавистью уставилась в монитор, – Проклятый писатель! Почему ты так поступаешь со мной? За что?!

А затем, сама не ведая толком, что творит, женщина торопливо развернула к себе ноутбук и довольно быстро настрочила ответ на сообщение Льюиса:

Значит, теперь вы меня игнорируете? Конечно, на общение с вашими читательницами у вас всегда есть время! А на меня нет. Впрочем… Оставляйте себе эту работу, а мне от вас больше ничего не нужно. Прощайте, Льюис.

***

На другой день Ева впервые в жизни не поехала на работу. Наврала по телефону про неожиданно сваливший её грипп, высокую температуру и то, что никак не сможет сегодня выбраться из дома. Но и насчёт этого Ева тоже лгала. Из дома она всё-таки вышла, правда, её путь лежал вовсе не в офис, а в тот самый парк, где она впервые встретила Марка. Только сегодня она была там одна, бесцельно бродя по широкой, тенистой аллее. Ещё никогда в жизни женщине не было так одиноко. Она будто насильно вырывала из своей жизни того, кто за последние месяцы стал практически смыслом её существования. Вырезала из сердца то небольшое, что, как ей казалось, связывало их с Льюисом. Впрочем, теперь-то с иллюзиями покончено, но от этого ей становилось только хуже. Казалось, что было больно даже дышать. О, чёрт. Разве когда-нибудь она думала, что такое состояние вообще возможно? Ведь влюбчивой Ева никогда не была. И головы из-за чувств к мужчине никогда не теряла. Порой Блэйк даже думала, что любовь это вообще не для неё, а в особенности такая – безрассудная и уничтожающая всё на своём пути. Она вполне могла увлечься мужчиной, заинтересоваться им, но обычно здравый смысл в итоге всё же брал верх над сердечными страданиями. Сейчас всё было с точностью наоборот. Глядя на проходившие мимо неё влюблённые парочки, Ева вновь и вновь ощущала горечь от того, что они с Марком никогда не смогут также бродить по парку, держась за руки и весело смеясь над всякими милыми шутками и прочей ерундой. Да, в её жизни был Ричард, но этот человек стал для неё совершенно чужим, который совсем не понимал её и, разумеется, не был в курсе того, что творилось в её душе. Они говорили на разных языках и жили противоположными друг другу интересами, а их брак со временем стал скорее взаимовыгодной сделкой, чем союзом двух любящих сердец.

Вспоминая о муже, Ева недовольно поморщилась, сразу подумав о том, что ей совершенно не хочется идти домой. Опять Ричард будет обращаться с ней, как с больной, уговаривая хоть немного поесть, а затем пораньше лечь спать. Может, сказать ему правду? Признаться, что кризис в их отношениях вызван вовсе не её неважным самочувствием и усталостью от работы, а влюблённостью в другого мужчину? В этот момент Блэйк резко остановилась, довольно усмехаясь своим мыслям. Да, именно так она и поступит. Хватит с неё лицемерия и игры в счастливую семью. И даже если с Марком теперь всё кончено, с Ричардом она в любом случае ни за что не останется. Будет одна. Что ж, не такой уж и плохой вариант. Зато без обмана. И терпеть нелюбимого мужа ей теперь уж точно не придётся…

***

Разговор с Ричардом состоялся в тот же день за ужином, а началось всё с очередного разговора об отпуске и предложения мистера Блэйка поехать в Канаду – Британскую Колумбию, где у его друга имелся собственный отель.

– Там горы, чистый воздух, красивая природа… И очень спокойно. Для отдыха от городской суеты это самый лучший вариант, уверяю тебя. Пойми, Ева, тебе на самом деле нужно отдохнуть. Я же вижу, что ты последнее время стала слишком напряжённая, постоянно жалуешься на бессонницу, головную боль…

– Спасибо за заботу, дорогой, но… Я в ней не нуждаюсь. И никакой отпуск мне не поможет. Проблема сейчас в другом.

– В чём же? – мужчина заметно напрягся.

– Во мне самой. Я не устала от работы или города, вовсе нет. Просто… Я очень изменилась, Ричард.

– Я это вижу. Давно уже заметил. И, надо сказать, меня это беспокоит. Я переживаю за твоё здоровье, милая.

– Да что ты заладил, как попугай, о моём здоровье?! – она с ненавистью смяла и швырнула салфетку, желая попасть ею в сидевшего напротив мужа, – Ты не понимаешь, что я вовсе не больна! Я… я просто влюбилась! В другого мужчину!

– Кто он? – немного помолчав, растерянно спросил Блэйк, во взгляде которого женщина уловила сильное беспокойство, – Где ты его нашла?

– Какая тебе разница, кто он и где мы познакомились?! – Ева была на грани истерики, – Но, если тебе это так важно, то… Он писатель. И мне с ним намного интереснее, чем с тобой, Рич. Он – творческий человек, с необычным внутренним миром, а ты… С тобой мне просто скучно.

– Я так и думал… – горько усмехнувшись, покачал головой мужчина, – Ева, ты… Ты заходишь слишком далеко. Это опасно, дорогая.

– Что? – она замерла, не веря собственным ушам. Ричард вовсе не ревновал её к писателю, и судя по всему, мужчине было наплевать на то, что его супруга влюблена в другого. Неужели, он такой идиот? Или настолько её любит, что готов простить даже измену?

– Ева, я знал, что ты… Ну, короче, я следил за тобой. Я видел, что ты делаешь ночами, там, в кабинете…

– Прекрати нести чушь, Рич! Ты вообще не мужик, что ли? Где сцена ревности? Обвинения в неверности? Где вообще нормальная реакция на признание жены в том, что она тебя не любит?

Блэйк молчал, будто не зная, что ответить на неожиданно начавшуюся истерику супруги. Просто смотрел, с ужасом подмечая то, как её некогда прекрасное лицо искажала гримаса ненависти, а в её огромных, цвета морской волны, глазах всё сильнее разгорались огни ярости. Казалось, что он просто не узнавал ту, которую долгое время считал самым близким ему человеком.

– Я… я постараюсь защитить тебя, Ева, – негромко произнёс он, стараясь не встречаться с ней взглядом, – сейчас тебе это просто необходимо, любовь моя.

После этого он вышел, оставив супругу в полном недоумении. Чего он намерен делать? Найти Марка? Боже, а вдруг Ричард может отыграться на писателе? Или даже убить его? От одной только мысли об этом, Еву буквально затрясло от ужаса. Нет, этого она точно не допустит! Надо предупредить Льюиса, и чем скорее, тем лучше!

Ричард так и не вышел из гостиной, где весь вечер смотрел телевизор и сидел за своим ноутбуком. Выглядел мистер Блэйк весьма спокойным, что ещё больше настораживало Еву. Чувство тревоги нарастало. К ночи женщина, как обычно, зашла на сайт, надеясь получить ответ от Марка. Но, едва увидев одно непрочитанное сообщение, Ева заволновалась, явно испугавшись реакции Марка на её вчерашнюю грубость. Она тяжело вздохнула. Странно, что он вообще ей что-то ответил. Вопрос только чего. Ведь после её гневного ответа надеяться на продолжение их отношений, пусть даже и деловых, было огромным оптимизмом.

Дрожащими руками молодая женщина открыла сообщение, буквально ахнув от его содержимого. В нём была работа Льюиса, та самая, которую Ева отказалась читать после отказа Марка с ней встретиться. Также внизу имелась небольшая приписка:

Надеюсь, что вы всё же успокоились после вчерашнего. И ещё очень надеюсь, что моя работа вам понравится. Я на самом деле очень хотел вам угодить, Ева.

Не зная, как реагировать на подобное сообщение, Ева, слегка отдышавшись и сфокусировав взгляд на открытом тексте, всё же решилась начать чтение. В этот момент её переполняли очень противоречивые эмоции, однако любопытство и желание поскорее ознакомиться с работой Марка в итоге победили все оставшиеся в ней сомнения.

Вечер выдался прохладным, однако Ева вовсе не собиралась закрывать окна своей спальни. Она получала удовольствие от того, как лёгкий ветерок ласково трепал её блестящие, в темноте казавшиеся практически чёрными, локоны. Девушка мечтательно вздохнула, беря в руки своё любимое зеркало. Поднося его к лицу, Ева невольно залюбовалась своим отражением. Ева и вправду была очень красива. Настолько, что порой боялась выходить на улицу, не желая этих непристойных взглядов незнакомых ей мужчин, смотревших на неё с нескрываемым вожделением. Она не хотела привлекать к себе внимание и не искала случайных знакомств. Ведь сердце темноволосой красавицы уже давно было занято, а другим мужчинам в нём совершенно не было места. Проведя пальцем по своим чёрным, красиво изогнутым бровям, Ева продолжала придирчиво осматривать собственное лицо, будто нарочно выискивая в нём хоть какой-то недостаток. Однако придраться было абсолютно не к чему. Прозрачные бирюзовые глаза, в которых плясали изумрудные искорки света; нежная мраморная кожа, чуть приоткрытые чувственные губы…

– Чёрт! – Ева резко вскочила со своего кресла, разом забыв о присланной Льюисом работе, – Что творит этот чёртов писатель? Он описал мою внешность! Но зачем он это сделал? Зачем?!

Она металась по комнате, словно зверь, запертый в клетке, пытаясь понять, что именно с ней происходит. Её щёки пылали, сердце учащённо билось. Неужели у Марка на самом деле были к ней чувства?! Окрыленная подобным поворотом событий Блэйк вновь вернулась за стол, продолжив читать написанное. Однако в её голове уже зрел новый план.

========== 4 ==========

Ночью Ева долго не могла заснуть. Крутилась в своей широкой постели, которая сейчас казалась ей непривычно пустой. Ричард так и не пришёл. Обиделся всё-таки, оскорбился. Что ж, это было предсказуемо, и молодую женщину это совершенно не пугало. Напротив, она испытывала некое мстительное удовольствие, зная, что надоевший ей муж теперь страдает в одиночестве.

Проснулась женщина от ярких лучей солнца, которые били ей прямо в глаза. «Странно», —лениво подумала Ева, с трудом разлепляя веки, ведь она же закрывала на ночь шторы… Впрочем, закончить свою мысль она так и не успела, ибо увиденное заставило Еву мгновенно отложить в сторону все её предыдущие размышления. Напротив кровати стоял Ричард, раздетый до пояса, на плече которого она тут же увидела окровавленную бинтовую повязку.

– Что произошло? – это был первый вопрос молодой женщины, моментально забывшей обо всём, что произошло между ними накануне. Ведь как бы там ни было, Ричард по-прежнему оставался её мужем, за которого Блэйк в глубине души всё же волновалась.

– Пустяк, – нехотя ответил тот, повернув к ней своё необычайно бледное лицо, – не переживай, прошу тебя…

– Как же мне не переживать, Рич? На тебя напали? Ты видел их лица? Сообщил в полицию?

– Д-да… – растерянно пробормотал супруг, отчаянно отводя взгляд в сторону, – Подросток. Ничего страшного… Его уже арестовали. Всё нормально, дорогая. Я, правда, не хотел, чтобы ты видела это, но… Этот чёртов свет разбудил тебя!

Переведя взгляд на висевшие напротив неё часы, Ева испуганно вскрикнула. Время было почти два часа дня! Чёрт. Она никогда не просыпалась так поздно. И вот ведь неудача – проклятая мигрень вновь напоминала о себе, а к горлу неожиданно подкатила тошнота.

В тот день Ричард, также, как и его супруга, не поехал на работу. Постоянно заходил к Еве, явно беспокоясь о её здоровье. Однако к вечеру молодой женщине стало значительно лучше, а потому она, не сказав ничего мужу, поспешно вышла из дома. Направлялась она в тот самый парк, чувствуя, что Марк с нетерпением ожидает её появления. Интуиция Еву не подвела и на сей раз.

Писатель сидел на привычном для него месте. Сегодня он был без ноутбука, однако судя по выражению его лица, мысли Льюиса явно витали где-то далеко от того места, в котором он сейчас находился.

– Ева? – он поднял взгляд на стоявшую перед ним женщину.

– Я знала, что вы будете здесь, Марк…

– Откуда? Вы меня преследуете?

– Можно сказать и так, – игриво усмехнулась Ева, – вам это не нравится?

– У вас есть муж, Ева, – немного помолчав, угрюмо произнёс Льюис, – и вообще… Вы меня совершенно не знаете. Лучше ответьте, вам понравилась моя работа? Хотя, – мужчина ухмыльнулся, – судя по тому, что вы опять перевели мне на триста долларов больше обещанной суммы…

– Я вам нравлюсь, Марк? – проигнорировав его вопрос, Ева всё же решилась спросить то, что в данный момент волновало её больше всего на свете.

– В каком смысле? Как человек, как друг или…

– Прекратите строить из себя идиота! – Ева резко вскочила со скамейки, – Вы описали мою внешность в вашей последней работе! Хотя я вовсе не просила вас об этом!

– Я хотел сделать вам приятное, Ева… Простите, если это вас задело или обидело. Но, поверьте, это совершенно не входило в мои планы.

Опять этот чёртов официальный тон! Ева изо всех сил сжала кулаки, с трудом сдерживая охвативший её гнев. Он будто издевался над ней, желая сделать побольнее. Впрочем, истинная мотивация подобного поведения писателя по-прежнему оставалась для неё загадкой.

– Простите, – снова повторил тот, спокойно наблюдая за реакцией женщины, – но я на самом деле думал, что вы всё-таки представляли себя в образе той Евы, ну из моего рассказа. Я был просто уверен в этом.

– Почему же тогда вы почти не описали её любовника? Даже цвет волос пропустили. Или он был лысым?

– Ещё раз прошу прощения, Ева. Но я не знал, какие мужчины вам нравятся и…

– Мне нравитесь вы, Марк, – снова присев рядом с ним, прошептала Блэйк, чувствуя, как её лицо буквально вспыхнуло от того урагана чувств, который налетел на неё в минуту признания. Смесь счастья и отчаяния, облегчения и стыда, желания и неуверенности.

– Это я понял, – Льюису всё ещё удавалось сохранить видимое спокойствие, – но я не хочу говорить об этом. Я работал на вас, Ева, торгуя по сути самым дорогим, что у меня есть в этой жизни – моим творчеством, талантом. Но теперь выходит, что вам были нужны вовсе не мои работы. Вам был нужен я.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю