332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Jasherk » ОТ ПЕРЕМЕНЫ МЕСТ...(СИ) » Текст книги (страница 1)
ОТ ПЕРЕМЕНЫ МЕСТ...(СИ)
  • Текст добавлен: 7 июня 2017, 23:31

Текст книги "ОТ ПЕРЕМЕНЫ МЕСТ...(СИ)"


Автор книги: Jasherk




Жанры:

   

Слеш

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 10 страниц)

*********************************************************************************************** ОТ ПЕРЕМЕНЫ МЕСТ... https://ficbook.net/readfic/5577606 *********************************************************************************************** Направленность: Слэш Автор: Jasherk (https://ficbook.net/authors/1317) Фэндом: Капитан АмерикаПерсонажи: Стив Роджерс/Баки Барнс, Стив Роджерс/Зимний Солдат Рейтинг: NC-17 Жанры: Романтика, Hurt/comfort, AU, Первый разПредупреждения: Групповой секс, UST Размер: Миди, 46 страниц Кол-во частей: 6 Статус: закончен Описание: Написано на заявку Т5-05 " (ЗС!) Баки/скинни Стив и Баки времен Бруклина. ЗС Баки каким-то образом попадает в прошлое. ЗС Баки не скрывает своих желаний и Стив отвечает взаимностью. Баки бесится и ревнует. Или любой другой сюжет с пейрингом ЗС Баки/скинни Стив." http://stuckyevanstanonestring.diary.ru/p212408567.htm Посвящение: Посвящается redraccoon, Кальциферре, TsissiBlack, Guy_from_Brooklyn и всем остальным, кто поддерживал меня на однострочниках Публикация на других ресурсах: уточнять у автора/переводчика Примечания автора: WARNING: AU по отношению к«Капитан Америка. Гражданская война». Hurt/comfort, UST, мельком упоминания принуждения в прошлом, в том числе сексуального характера, упоминания гомофобии, секс между половозрелыми однополыми персонажами по взаимному согласию. При оформлении фанфика использован арт redraccoon (сделанный специально для меня, необыкновенно приятно!). Узнав, что раздельное употребление слов «Зимний» и «Солдат» может коробить читателей, хочу заранее предупредить и объяснить, почему я пишу именно так. Я серьёзно думал над этим вопросом и даже пытался править. Но, прочитав исправленное, испытал почти физическую боль и понял, что, видимо, суть для меня в том, что в этой вещи Зимний Солдат – это не совсем Баки Барнс. Он не осознает себя Барнсом. «Зимний Солдат» - не позывной для него. Это единственное имя, которое у него есть. Единственный способ обозначить самого себя в своих мыслях (говорю об этом потому, что переводил дивный фанфик, где Солдат в мыслях называл себя Asset – Имущество, и это было круто и жутко одновременно). Причём, будучи разумным человеком он прекрасно осознаёт, что «Солдат» - это всё же звание и профессия. Так что, даже признавая то, что он, конечно, солдат, своим собственным именем он считает всё-таки слово «Зимний». Это не авторская небрежность. Для меня это имя персонажа. ========== Пролог ========== Он сам загнал себя в тупик. Выхода не было. Бежать было больше некуда. По-хорошему, Зимний даже не ожидал, что укреплённая металлическая дверь крохотной камеры в конце коридора запирается изнутри, но по факту она запиралась. Из плана базы он помнил, что это самое хорошо защищённое помещение на нижних уровнях базы. Практически неприступный сейф. Для хранения ценного имущества. И, для разнообразия, этим имуществом был не он. Металлический ящик три на три на три. Закрытая коробка, не предназначенная для живых тварей. Даже без вентиляционного люка. Положительная информация: его не смогут тупо травануть седативным газом. Отрицательная информация: он дышит, и кислород кончится раньше, чем его убьёт голод или жажда. Было идиотизмом дать загнать себя сюда. Зимний прислонился спиной к стене и сполз на пол. Под кевларом ныли серьёзно ушибленные бок и плечо. Медленно подживал, пытаясь накровить в правый сапог длинный порез от бедра до колена. Он снял маску-пыльник и огорчённо отшвырнул её на пол. Бежать было некуда. Совсем. Им будет трудно выковырять его из этой коробки, но если получится, расплата за попытку побега окажется запредельно жестокой. Идеально было бы ему просто умереть здесь. Умереть раньше, чем они смогут добраться до него. Бесспорно, в его силах было устранить себя самостоятельно. Но что-то в нем, что-то даже более старое, чем советские установки, запрещавшие ему портить важную государственную собственность, упорно отвращало от этой мысли. Он знал, что нельзя самовольно намеренно вредить себе. Он не мог. Даже сейчас. Когда надеяться было не на что. На миг Зимний Солдат позволил себе слабость: притянул колени к груди, уткнулся в них лбом. Но надо было искать решение, которого не было. ~Чего ты хочешь?~ Слова прозвучали в его голове мелодичным перезвоном колокольчиков, чуждые, пустые и бессмысленные . ~Чего ты хочешь? С какой просьбой ты пришёл ко мне?~ Это было сказано не ему. Его не могли спросить о таком. Просто ещё один сбой функционирования мозга. Просто ещё одна проблема, о которой он не сообщит хендлерам. Как голоса женщины и девочки, утешающие его, плачущие о нем. Как призрак худенького паренька со светлыми волосами и строгим огорчённым или рассерженным лицом. Они сбивали Зимнего, вызывая ненужные бесполезные эмоции. Зимний опасался их появления, но мучительно скучал по ним, если мозг функционировал исправно. Скучал, даже когда не знал, чего именно ему не хватает. Худого недовольного паренька не хватало особенно сильно. В сравнении с этим колокольчики не были такой уж большой проблемой. ~Ты пришёл сюда. Назови своё желание. Оно будет исполнено.~ Кодовое слово заставило непроизвольно сжаться, содрогнуться внутри. ОТВЕТИТЬ. - Я не хочу к ним. Я хочу оказаться в безопасности. Там, где они не смогут достать меня, - Зимний Солдат зажмурился, понимая, что бредит вслух, что мечтает о невозможных вещах. Когда бредишь, можно говорить что угодно. Любую чушь. – Я хочу домой. На краткий миг в центре комнаты между полом и потолком сверкнул слепящей голубой вспышкой висящий в воздухе полупрозрачный куб. Вспыхнул тем же светом, что и оружие Гидры, разрывавшее людей на атомы. Превращавшее их в ничто. Зимний посмотрел прямо на свет, сам не чувствуя, что улыбается. Вот и оно. Избавление. Спасибо. *********** Продолжение следует ========== Глава 1. Человек из галлюцинаций ========== Вселенная моргнула. Вздрогнула. И проявилась заново. Ворковали и толкались на ветке шумные городские голуби. Пованивала гнилью помойка. Где-то вдалеке шумела улица, разговаривали люди, одиноко продудел клаксоном автомобиль. Солдат поднялся от кирпичной стены с осыпающейся штукатуркой, возле которой очнулся. Шагнул в тень и огляделся по сторонам. Это был Нью-Йорк. Здесь невозможно было ошибиться. Вот только… Он запрокинул голову и посмотрел наверх, на плывущие в просвете между крышами облака, на бельевые верёвки, цветы на окнах, пожарные лестницы. Он не мог этого объяснить: он ощущал себя попавшим на старую открытку. Монохромную, пожелтевшую от времени, с помятыми обтрёпанными краями. В груди незнакомо сдавило, острая боль просигнализировала о внутреннем повреждении неясного происхождения. Функциональном сбое. Он знал это место. Он знал, куда идти. Он не знал почему. Привычно оставаясь невидимым средь белого дня, сливаясь с тенями, почти беззвучно, он без проблем добрался до нужного дома, нашёл то самое окно. Оно было закрыто. «Сквозняк – смерть», - промелькнула в голове важнейшая мысль из какого-то очень давнего, почти забытого инструктажа. Зимний Солдат нажал на створку окна там, где несложную конструкцию удерживал крючок с петлёй, и мягко выдавил смехотворный замок. Скользнул в комнату и аккуратно закрыл за собой окно, чётко осознавая, что потом обязательно надо будет всё починить. Он никогда не видел этой квартиры. Он знал эти стены, эту мебель, всю скромную обстановку так, будто она была выжжена у него на внутренней стороне век. Уши знали все звуки этого места, ноздри помнили запах. Нехороший запах болезни, пота, слабости и иногда лекарств. Потому что на одной из двух узких простых кроватей лежал тот худенький суровый юноша из его галлюцинаций. Только сейчас он не был суровым. Он был болен и даже не заметил появления незваного гостя. Он мучительно пытался дышать, разметавшись на единственной подушке в лапах неприятного тяжёлого сна. Зимний Солдат застыл на месте. Как заворожённый не в силах оторвать от него глаз. За окном по летнему небу бежали облака. Жёлтые облака на жёлтом небе. Коричневые силуэты домов. Старая выцветшая открытка. Измученный болезнью юноша с пергаментной кожей и налипшими на лоб светлыми волосами. Все это не могло быть реальным. Всего этого не могло быть вообще. Парень с сипением втянул воздух и – Зимний заранее предугадал, что так и будет – зашёлся мучительным хриплым кашлем. Солдат оказался возле него быстрее, чем понял, что он делает. Приподнял, помогая сесть в постели, наклониться вперёд. А когда кашель стих, бережно уложил обратно. Кожа молодого человека пылала под живой ладонью, у него был сильный жар. Хозяин квартиры открыл припухшие глаза, чуть улыбнулся благодарно, потом скользнул по нему рассеянным взглядом, знакомо нахмурился и очень тихо спросил: - Баки. Что с тобой? - он говорил так, будто сам не до конца верил своим глазам, сомневался, что это не сон. – Баки? Зимний Солдат сглотнул, борясь с желанием попятиться назад. Выдавил глухо и незнакомо: - Какой к чёрту Баки? Затуманенные жаром светлые глаза расширились от удивления, но обычно такой жёсткий, узкий рот неожиданно сложился в улыбку. - Тупица, это же ты - Баки. Баки – это ты. Солдат сглотнул. Содрогнулся. Почти испуганно посмотрел на бледного паренька. «Баки». Что бы это ни было, это явно был код. Очень старый код, многократно переписанный сверху обновляемыми программами. Но судя по тому, как реагировало его тело, так и не исчезнувший до конца. Значит, этот человек – куратор? Поэтому Зимний Солдат снова и снова вспоминал его. В нём была прописана необходимая схема, подчиняясь которой, после обнуления он всегда первым узнавал своего куратора. Иногда он вспоминал тех из них, кто больше с ним не работал. Кого уже не было на свете... Но хозяин квартиры выглядел таким юным, таким слабым, таким больным. Откуда он мог знать старый код? - Кто ты? –непроизвольно выдавил он. Молодой человек сначала растерялся, потом знакомо нахмурился: - Господи боже! Теодор Рузвельт. Солдат скрестил руки на груди и недовольно сдвинул брови. Куратору следовало знать, что на такое не повёлся бы даже он. Но его собеседник уже подался вперёд, потянулся пылающей ладонью к его щеке и, встревоженно глядя в глаза, сказал: - Бак, я же Стив. Неужели ты это забыл? - Стив, - повторил Зимний, длинно выдыхая гласную горлом, ощущая это имя у себя во рту: мышцами щёк, нёбом, языком. Пробуя на вкус. Смакуя. Пропитываясь его звучанием. Казалось, его лёгкие, трахеи, голосовые связки, губы радуются самому звуку. Как же он скучал без этого. - Стив, - Зимний повернул голову, зарываясь лицом в горячую ладонь, крепко зажмурился. – Стив! Стив! Солдат вздрогнул, ощутив прикосновение другой руки, гладящей его по спутанным волосам. - Бак, что с тобой случилось? – встревоженно спросил сиплый голос, и он только теперь подумал, что парнишке должно быть больно разговаривать с ним сейчас. Он выпрямился, прямо посмотрел в глаза Стиву и ответил: - Я не знаю. Я… сбежал, - признал он. – Я хотел найти безопасное место. И… пришёл сюда. - Хорошо, - не требуя от него подробностей, просто ответил Стив и без сил откинулся на смятую мокрую подушку. Тепло улыбнулся. – С возвращением, Бак. Добро пожаловать домой. Солдат вздрогнул. Неведомые силы выполнили его желание. Кем бы ни был человек Стив, для Зимнего Солдата дом был там, где был он. ************** Зимний Солдат подогрел воды на газовой плите в маленькой кухне, сделал для Стива слабый чай и терпеливо напоил его, после чего тот снова забылся нехорошим болезненным сном. Понаблюдав за ним ровно 7 минут и не заметив никаких изменений, Зимний прошёл к окну, пальцами левой руки просто воткнул обратно в хлипкое дерево рамы выдавленную петлю оконного замка. Затем он принялся искать продукты и лекарства. И без особого удивления не обнаружил ни первого, ни второго. Ни денег, на которые можно было бы их приобрести. Что самое смешное, у самого Солдата деньги были. Решившись бежать с малознакомой базы, куда его привезли отловившие его после Потомака оперативники Гидры, он банально обшарил карманы верхней одежды медтехников, оставленной ими в коридоре. Что бы там ни происходило после падения хелликериеров, всем явно было не до него. Во всяком случае, поначалу вёл он себя послушно, и как оперативники, так и врачи, похоже, поверили в имитируемую им контузию, а положенного полного обследования провести просто не успели. К тому же на объекте не было никого из кураторов или старших офицеров, чтобы допросить его. Не было никого, кто мог принять решение о заморозке. Пока искали уполномоченных лиц, Зимний Солдат мельком подсмотрел план базы и попытался сбежать. Вот на этом его везение и закончилось. К базе оказалось стянуто просто ненормальное количество вздрюченных вооружённых бойцов. И среди них несколько вменяемых, догадливых командиров. Собирали их там, конечно же, не для предотвращения гипотетического побега Солдата, но тем не менее прорваться сквозь них ему не удалось. Пришлось уходить в подвалы, и с этим он тоже не угадал. /Или всё-таки угадал?/ Не важно. Так или иначе, имевшиеся в его распоряжении купюры не годились для совершения необходимых покупок. Да, доллары Соединённых Штатов. Вот только годы, указанные на банкнотах, плохо подходили к окружающей его действительности. Солдат не был глуп. Он догадался, в какое время он угодил. Не мешкая ни секунды, Зимний произвёл инспекцию шкафа, где должны были быть рубашки его размера (он был уверен в этом!), подобрал наименее приметную из них и переоделся. Тактические штаны и ботинки решил оставить свои. Огнестрельного оружия у него не было. Но при нём остались два из трёх отличных ножей, входивших в его стандартный боекомплект. Спустя 46 минут и на полторы мили западнее квартиры Стива, в доках, Солдат прижал лезвие одного из своих ножей к горлу человека в дорогой фетровой шляпе, подкравшись к нему в проулке сзади и утянув в тень между складами. У человека был серебряный портсигар и револьвер на поясе под пиджаком, до которого Солдат просто не дал ему добраться. Ни в Советском Союзе, ни в Гидре его никогда не учили вычислять людей подобного типа и общаться с ними. Он как-то умел это делать и без них. - Кто тебя нанял? – пытаясь вырваться из захвата, взбешённо прохрипела его жертва. Солдат только улыбнулся. - Не бойся. Я не собираюсь тебя убивать. Я больше этим не занимаюсь, - прошипел он в ухо трясущемуся от ярости гангстеру. – Я даже не собираюсь тебя грабить. Я предлагаю купить нож. Это очень хороший армейский нож. У вас здесь таких нет. Он очень дорого стоит. Не зная, как ещё прорекламировать предлагаемый товар, Зимний сильнее сдавил свою жертву в захвате и поднял лезвие до уровня глаз. За очень хороший армейский нож он получил две с лишним сотни долларов – просто забрал всё, что было в кошельке у покупателя. Ножа было жалко, но зато он сумел добыть деньги и никого не убил при этом. Зимний гордился собой. Немного поразмыслив, он приобрёл говядину, курицу, картофель, лук, чеснок и морковь. Сливочное масло и сахар. И ещё хлеб. А потом, в аптеке вдруг растерялся, не в силах вспомнить названия лекарств. Пожилой еврей, весь вид которого говорил о том, что купюры после 2000 года выпуска здесь точно не прокатили бы, неожиданно проникся сочувствием, слушая беспомощную мешанину из русских и немецких слов, которую городил Солдат, не в силах вспомнить английский перевод слова "солодка", и на точно такой же межязыковой абракадабре выяснил, в чём его проблема, о какой болезни идёт речь и насколько она запущена. «Mein kleiner Bruder», врал Зимний и пытался на языке жестов и пантомимы объяснить про высокую температуру и астму. Аптекарь кивал, со странным одобрением поглядывая на длинные тёмные волосы Зимнего Солдата и его небритые скулы, до того вызвавшие явные подозрения в его платёжеспособности у торговок мясом и овощами, однако, видимо, послужившие ему надёжной рекомендацией в глазах хозяина аптеки. В итоге тот терпеливо подобрал для Солдата все необходимые лекарства и снабдил каждое короткой инструкцией по приёму. На немецком. Зимний расплатился, поблагодарил старика на всех известных ему языках и получил приглашение обращаться за любой помощью. Вернувшись домой, Солдат осторожно расшевелил спящего Стива, заставил принять жаропонижающее, а потом стратегически занял маленькую кухню. В его выхолощенной памяти не сохранилось никакой информации о том, чтобы его учили готовить, но, когда он разделывал и потрошил курицу, руки, похоже, сами знали, что делать. Нож одинаково уверенно и легко кромсал овощи и мясо. И хотя почти ничего из имеющейся для готовки посуды ему не понравилось, в итоге вскоре у него уже варился бульон, тушилось мясо для жаркого, и в отдельной уродливой почерневшей с одного бока посудине с одной ручкой булькали куриные потроха, которыми Солдат собирался перекусить единолично.

    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю