290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Иномирянка (СИ) » Текст книги (страница 4)
Иномирянка (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 15:00

Текст книги "Иномирянка (СИ)"


Автор книги: Fiolka






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 11 страниц)

Глава 10

Во время нашей трапезы, Тим действительно не очень охотно ел и по нему было отчетливо видно, что немалый дискомфорт ему причиняло еще и то, что в его компании кушает госпожа. Но отступать я не собираюсь, ведь мне действительно очень хочется, чтобы мальчик ко мне привык как можно скорее и мы смогли бы с ним нормально общаться. По сути, он является подростком, а уже смог натерпеться столько боли и все от собственной матери, поэтому я хочу хоть немного, но сделать его детство лучше, и попытаться оттеснить весь тот ужас и страх, в котором принято держать рабов.

Когда кушать все закончили Шейн убрал остатки еды (а их было немало) со стола, на специальный передвижной столик, на котором вначеле обеда ее и привезли, затем он пошел увозить все это в кухню, Тим тоже порывался пойти вместе с ним, на что я нежно, но настойчиво взяла его руку и повела к дивану, что подаль стоял от двери. Мальчик, ничего не понимая, следовал за мной, и когда я присела на диванчик, то аккуратно потянула его тоже. И уже спустя пару секунд мы седели практически напротив друг друга, что было очень удобно при разговоре, и главное так, что я могла видеть лицо Тима и если что, постаралась бы успокоить его, ведь не знаю до чего доведут нас наши откровения.

– Тим, давай немного поговорим. Я узнала от Шейна, как ты сюда попал, и очень сожалею, что не оказалась здесь раньше и тебе пришлось через это пройти в столь юном возрасте. Сейчас я хочу тебе помочь и сделать так, чтобы такого больше не повторялось никогда. По крайней мере я буду очень надеяться, чтобы такого больше не случилось.

– Р-руби – после произнесения моего имени, он тут же посмотрел на меня, и видимо не увидев в них ничего плохого, выдохнул, и продолжил – хоть вы и считаете меня маленьким, это не так. По нашим меркам, я уже как год могу быть во владении госпожи и выполнять все ее пожелания, поэтому мне очень повезло, что я попал именно в этот дом и к относительно хорошей хозяйке. И мне действительно немного трудно верить окружающим, многие рабы, которые здесь находятся, относятся ко мне, как к младшему брату, и стараются по-всякому оберегать, но даже им я не очень доверяю, хоть и безмерно благодарен: что не делают из меня мясо для битья, но если вдруг подвернется случай и, например, кого-то захотят продать на рынок за провинность, они ведь смогут и подставить, потому что мне, вряд ли кто поверит. А я, хоть и могу за себя постоять, навряд ли смогу с ними тягаться. Единственный, кому я безоговорочно доверял это мой брат, которого я скорей всего больше никогда не увижу. Простите меня, что я посмел вам жаловаться, извините меня…

– Так, ты снова забыл, что мы с тобой друзья, и я никогда не буду тебя наказывать. Я понимаю тебя, и твои сомнения, которые терзают душу и надеюсь, что в будущем у нас будет много еще таких разговоров, где можно будет рассказать, что тебя тревожит. И знаешь, я прекрасно тебя понимаю, когда я родилась, и мой отец узнал, что мама беременна он сбежал, сбежал, как последний трус, который побоялся ответственности. Поэтому, когда папаша не появлялся и не отвечал на звонки матери после такой "прекрасной" новости, она решила сделать аборт, так как не хотела себя ничем обременять. Но врачи ей запретили строго-настрого, потому что была такая возможность, что после этой процедуры скорей всего начнутся осложнения и вскоре она сможет стать вовсе бесплодной. Она не захотела так рисковать, ведь надеялась, что сможет еще когда-нибудь выскочить замуж и родить наследника, какому-нибудь богатенькому старику, поэтому решила оставить меня. Беременность мамаши проходила очень даже неплохо, но вот, когда настал день родов, и я уже появилась на свет, то ей сообщили неприятную новость, а смысл ее был в том, что у меня нашли осложнения, и если мне не сделали бы срочно операцию, которая стояла естественно немалых денег, то я скорей всего не продержалась и недели. Но ей, конечно, все эти заморочки были не нужны, поэтому маман решила только наворожденную меня, оставить в больнице, а самой уйти. Бросила больного ребенка и просто ушла. Вероятность того, что я выживу была равна нулю, мне повезло лишь чудо, и это чудо называется благотворительность. Больница, в которой она рожала, хоть была и не лучшего качества, но у нее был свой благотворительный фонд, и глав. врач решил именно мне, как сироте, выделить на операцию сбережения, и позже, снова произошло чудо – я выжила! Меня отправили в детский дом, где я прожила до восемнадцати лет, а уж поверь мне, что только в нем не происходило, и через что только не приходилось пройти.

– Н-но вы же девушка Руби, как с вами могли так поступить, а в особенности родители, – еле слышно прошептал он.

– Тим, я родилась в том мире, где даже от самого близкого человека можно получить удар в спину. Ну да ладно, хватит о грустном, расскажи-ка лучше, какой ты расы?

– Руби, я никогда никому не говорил кто я, кроме брата. Именно он догадался какой у меня дар. Если бы мама узнала или, если бы это обнаружилось на рынке, то меня, либо убили бы, либо подарили какой-нибудь женщине из правительства. Но я не стал рисовать, поэтому молчал все время. Руби, возможно после этого вы меня высечете как предателя, за то, что я посмел им воспользоваться, и проверить действительно ли вы говорите правду, и только потому, что я уверен в искренности ваших слов, признаюсь в этом. Вы действительно не желаете нам зла и не заслуживаете такого отношения к себе. Я выдержу любое наказание, какое примете. И какой бы доброй вы не были, я поступил очень низко и недостойно вас и ваших поступков. Мало того, что я скрывал свой дар, так я еще и посмел использовать его по отношению к вам. Я эмпант, Р-руби, можно сказать, я маг, но мой дар намного ценнее, и если вы меня продадите, я пойму, никто не захочет держать меня за такое. – по-моему, Тим бы так и дальше рассказывал насколько он плохой, но я, чтобы это хоть как-то остановить, дала ему подзатыльник и строгим голосом сказала:

– Последний раз повторяю, мне неважно, какой ты расы, я спросила просто ради любопытства, но вижу, что ты не берешь мои слова в расчет. Я считаю тебя своим другом, и не сделаю никогда тебе ничего плохого, и пусть ты будешь хоть кем, мое отношение не изменится, и я не сержусь, на то, что ты проверил действительно ли я тебя не обманываю и говорю правду.

– Р-ру-руби – заикаясь произнес мальчишка и всхлипнув обнял меня, правда так робко, что я невольно улыбнулась и прижала к себе еще крепче, а он как маленький котенок сначала замер, а потом так сильно в меня вжался, на что я не удержалась и чмокнула его в щечку.

Спустя пары минут теплых обнимашек, я проговорила:

– Тим, мальчик, если хочешь ты хочешь, то можешь всегда ко мне приходить, и не обязательно при этом спрашивать разрешения, я всегда буду рада тебе и твоему обществу, договорились?

– Да.

– Ну вот и отлично, а теперь пошли найдем Варда, и надеюсь, что через минут тридцать мы уже отправимся на рынок. Хоть я там еще ни разу и не была, что-то мне подсказывает, я еще долго не захочу туда снова ехать.

Глава 11

Выходя из покоев, я попросила Тима проводить меня к Варду, чтобы больше не медлить и отправиться на рынок прямо сейчас. Когда я ходила с Джейденом и осматривала все, теперь уже мои, аппартаменты, мы с ним не заходили только в специально отведенное крыло для рабов, и как Тим мне сказал, мы именно туда сейчас и направляемся.

Это крыло находится в самой отдаленной части замка, поэтому шли мы туда достаточно долго, и спустя целых десять минут, я поняла, что мы подходим. Вроде бы ничего не изменилось и не прибавилось, мы только прошли в другой сектор замка, но отличия чувствовались явственно. Они нагнетали обстановку обреченности что ли, у меня появилось ощущение, что я зашла в какой-то подвал, который скрывали. Идя все еще по коридору, приглядываясь, я заметила, что света здесь меньше чем в остальном замке и все окна зашторены, и что главное, тут была кромешная тишина. Почему-то мне кажется, что эту часть дома специально сделали такой, дабы создавалось впечатление, будто здесь никто не проживает.

Мне абсолютно не понравилось то, что я увидела, и поэтому мы поменяли курс, и теперь направляемся к Милларду в комнату, а не к Варду. И вот теперь у меня появился еще один вопрос к Джейдену, почему же мы в первый день сюда не пришли….

Немного позже я увидела простые, ничем не примечательные деревянные двери, в которых судя по всему и жили рабы. Тим открыл мне первую дверь, и сказал, что в ней живут Миллард, Вард, Шейн и Двейн, но также я увидела еще четыре кровати. Как я считаю, так это уже ни в какие ворота не лезет: мало того, что кроме обычных деревянных кроватей ничего не было, так они еще и по восемь человек, то есть существ, живут. И теперь я уже не Милларда, и даже не Варда решительно искала, а Шейна. Хоть я и во все не собиралась к нему идти в ближайшее время, обстоятельства повернули все так, что теперь без его помощи я ничего не смогу, поэтому все-таки решив, что Шейн вроде как теперь здесь главный, будет лучше, если за это дело возьмется именно он.

Волчонка мы с Тимом встретили на кухне, чтобы никого не смущать моим присутствием, я сказала ему идти за мной, а мальчишка отпросившись, убежал помогать Двейну в кухне. А я, чтобы снова-таки не терять времени решила не тянуть и начать разговор:

– Шейн, мы только что были в вашей комнате, и к счастью только в вашей, потому что на остальные у меня нервов бы не хватило посмотреть. Как вы там живете все, это же не мыслимо?!

– Тебе что-то не понравилось, Руби? Мы слишком много места занимаем или ты хотела бы вообще нас не видеть, чтобы не мешали? – очень встревоженно и быстро проговорил Шейн, отчего меня вогнал в ступор.

– Всмысле много места? Ты издеваешься что-ли надо мной, да у вас там его нет, вы живете как в консервной банке, там даже не протолкнешься!

– Кхм, Руби, многие хозяйки, даже не позволяют жить рабам в доме, а то, что у нас есть кровати, так это вверх удобства и большая редкость, которая доказывает, что о нас очень хорошо заботятся.

– Ох, тяжело же мне с вами будет. Ну, раз тут у вас все так запутанно, будем делать все проще. Первое твое поручение на новой должности: вы с Миллардом, должны будете обустроить комнаты, в которых проживают все рабы, естественно включая свою. Первое, что сделайте – это мебель. Измените так, чтобы теперь в каждой комнате было максимум по четыре раба, второе, чтобы минимум у каждого существа было по столу, небольшому шкафу или тумбочке, ну и что-нибудь на свое усмотрение в каждой комнате. И главное, чтобы там было уютно, а то такое ощущение, как будто я в подвале побывала. Понятно? – Шейн был достаточно в таком шоке, что после окончания моих слов не моргал еще секунд тридцать, что в принципе бывает после каждого моего разговора с рабами, но все же немного погодя ответил:

– Да, Руби, все будет сделано в ближайшее время, и я очень надеюсь, что тебя не огорчу. Но только, нам надо будет купить все выше перечисленное.

– Зови Милларда, по пути расскажи ему вашу цель, и пойдете вместе со мной на рынок, а я пока все-таки найду Варда.

Поблуждав пять минут по замку, я все же отыскала его.

– Вард, появились новые планы, теперь с нами поедут еще Шейн и Миллард, им нужно будет накупить много вещей, поэтому выдели, пожалуйста, несколько твоих подопечных, и можно будет выдвигаться. – Мда…Вард был тоже немного изумлен, скорей всего моим пожалуйста, но медлить не стал, а молча пошел выполнять поручение. А я тем временем потопала к главному выходу, ведь именно оттуда мы уедем на рынок, и я наконец-то смогу увидеть хоть что-то кроме этих стен.

Спустя пару минут, ко мне подошла троица, и Вард сказал, что с нами поедут пятнадцать воинов, девять из них будут помогать нести вещи, которые выберет волчонок с Миллардом, а еще семь, включая самого Варда, будут заниматься моей безопасностью и купленными рабами. Только меня мучил один вопрос, который я тут же озвучила:

– Все, конечно, прекрасно, вот только, а чем я расплачиваться-то буду? Я из хранилища ничего не брала. – Да, у меня такой огромный "дом", что в нем даже есть хранилище со всем вытекающим, то есть с золотом, а его там было столько, что Джейден сказал, можно было бы купить огромный остров, беря в расчет то, что это очень большая роскошь в этом мире.

– Госпожа, у вас есть специальный браслет, с которого будут считываться деньги, вот он держите – и волчонок протянул мне какую-то черную полоску, которую я приложила к руке, и она как змея обвила мне запястье, после чего ненужные концы просто осыпались, как пепел, – я когда за Миллардом ходил, забрал с ваших покоев, подумал, что пригодиться.

– О, умничка, Шейн, ты очень предусмотрителен. А теперь, пошлите уже.

Но оказалось все не так просто, Шейн мне сказал, что двери попросту не откроются. Их может отворить только госпожа или хотя бы тот, у кого есть печать рода и разрешение. Поэтому спросив, что мне нужно сделать и внимательно все выслушав, подняла руку, на которой находился перстень и сделав незамысловатый пасс рукой, стала ждать, когда же огромные двустворчатые двери соизволят наконец разойтись, и спустя долгие двадцать секунд я уже во всей красе смогла рассмотреть свой дом и все, что к нему относиться.

Самое первое что я увидела все еще стоя на крыльце, так это ухоженный сад с множеством разных деревьев и цветов, там были небольшие скамейки и фантаны, появилось такое ощущение, что я у себя дома возле подъезда стою, уж очень парк был схож, в котором я так любила гулять вместе с подругой по вечерам. Правда единственное что огорчало, так это огромный забор, из-за которого ничего не было видно. Первая мысль, и скорей всего не такая уж и неверная, так это для того чтобы не сбегали рабы, и никто не мог пробраться в замок. Если по сторонам от меня была разная травность, то прямо напротив возвышались огромные ворота из камня, цветом такого же как и сам замок. Они были так огромны, что их можно было заметить даже со второго этажа, а это все таки немалая высота. Мне захотелось очень быстренько, прямо одним глазком взглянуть, как мой будущий – надеюсь дом, выглядит. Поэтому я за считанные секунды сбежала вниз и подняла ввысь свою, хоть иногда и с идиотскими мыслями, но все же прекрасную головушку.

Все поместье как с наружи, так и изнутри выглядело очень большим (что в принципе логично), и даже в какой-то степени величественно. Этот замок мне очень напоминал постройку опять-таки как в средневековье, и был очень похож на Касл-Ховард из Англии, только этот сделан из камня. Чего греха таить – он выглядит великолепно, и теперь думая, что это все сокровище мое, даже не вериться. Ну ладно, полюбовались и хватит, а теперь пора из сказки возвращаться в реальность и отправляться, наконец, на этот чертов рынок. Ох, наговорю как сейчас, а там ведь разные расы могут быть, только вот черта для полной комплекции мне не хватает….

– Госпожа, как вы изволите добираться? От прошлой хозяйки у нас остался артефакт переноса, мы можем его сейчас активировать, а можем добираться на лошадях, по времени это конечно дольше, но зато вы сможете местностью полюбоваться, сама поездка займет около получаса, – спросил меня Вард.

– А на обратном пути, если активировать этот артефакт, мы сможем все пройти и плюс еще лошадей провести?

– Да, сможем, только многие из знати не поймут, почему вы столь щедры, что позволяете нам таким дорогим камнем пользоваться.

– Что-нибудь придумаем, значит сейчас мы добираемся на лошадях, а потом переместимся.

– Тогда, госпожа, соизвольте, пожалуйста, отворить ворота, за ними вас ждет уже приготовленная карета.

– Конечно. Шейн и Миллард, если хотите, то можете поехать со мной, мне с вами обсудить кое-что хотелось бы.

Чтобы никого не задерживать я, незамедлительно сделала такой же пасс рукой, как до этого открывала предыдущую дверь, и мгновенно огромные ворота начали разъезжаться в разные стороны. Это зрелище, конечно, очень завораживающе, но еще более впечатлительно смотрелся вид. Он еще прекрасней чем из окна, потому что видеть на расстояние и через какое-то стекло в разы хуже чем воочию.

Рядом с этими воротами я выглядела очень маленькой, но по сравнению с видом, который передо мной открылся вообще терялась на фоне. А именно это огромная бесконечная прозрачная река, которая ограждена бесцветными пластинами, и открылось такое ощущение, будто я стою перед аквариумом, в котором проживает огромное количество разных видов рыб и хоть все это было на достаточно большом расстоянии, примерно десять с лишним минут я бы до него доходила, но всему этому пейзажу огромный антураж добавляют именно горы. У меня снова появилось такое ощущение, словно я стою в паре километрах от Альп. Весь этот вид то еще зрелище, и слабонервным лучше на него не смотреть, сердце от такой красоты может не выдержать. Я бы так стояла еще часа полтора (хотя прекрасно помню, что не хотела терять много времени), если бы меня не окликнул Шейн, и не сказал, что все готово и можно отправляться в путь.

Поэтому приложив все силы чтобы отлипнуть от созерцания вида, я все-таки смогла повернуть голову в сторону кареты. И она меня тоже неплохо так, в хорошем смысле слова, удивила. Я никогда не думала, что буду путешествовать, как самая настоящая золушка. А эта карета была точной копией из сказки. Такая же белая, словно из фарфора сделанная, и с позолоченными вставками. Хотя, я не очень-то и удивлюсь, если окажется, что колеса и окна (точнее рамы) сделаны из настоящего золота, поэтому сохранив невозмутимость я потопала к карете.

Шейн помог мне в нее забраться, а сам вместе с Миллардом уселись напротив меня, и опустив головы смотрели на носки своих туфель, меня это не очень порадовало, поэтому я попросила их, чтобы при разговоре со мной они смотрели в глаза, а то у меня создается такое впечатление, что они не со мной разговаривают, а с полом. С трудом, но все-таки подняв головы, они посмотрели на меня, а я, чтобы немного скрасить дорогу намеревалась спросить у них, решили ли они, что будут делать с комнатами, и смогут ли все за сегодня купить.

Глава 12

– Ну-с, рассказывайте мальчики, что же вы надумали сделать с комнатами?

– Госпожа, сейчас на рынке мы купим все нужные вещи и позже сделаем распланировку комнат, а уже завтра, начнем собирать мебель.

– Прекрасно, денег у нас достаточно много, поэтому покупайте все хорошего качества и побольше вещей на одного раба. Хотя… давайте сделаем так, Шейн пойдет все это покупать, а ты Миллард пойдешь со мной. Нам надо будет заказать с тобой форму в которую рабы будут переодеваться, а с Шейна одежда в свободное время, договорились?

– Конечно, госпожа.

– Вот только вам охранников-то хватит, чтобы всю мебель перенести?

– Да, госпожа, хватит.

– Еще, не забудьте выбрать тренажеры для них, и плюс из чего можно будет построить спортивную площадку.

– Спасибо вам, госпожа… – очень искренне с легким румянцем на щеках проговорил Миллард.

Сделав выбор ничего не отвечать, повернулась к окну и решила взглянуть, изменилась ли местность. Но пока, ничего нового я не увидела, все такой же прекрасный пейзаж, только теперь, из-за медленного движения, я могу более подробно рассмотреть, какие здесь растут цветы и это пока является единственным моим развлечением.

За первые десять минут я поняла, что карета это все-таки не автомобиль двадцать первого века, где есть все удобства: например, прохладный кондиционер, удобные сиденья, какие по случаю можно отрегулировать, а карета одним словом – это карета, где сидеть, конечно, тоже несомненно удобно, но только где трясет на каждой кочке, и которая плетется со скоростью улитки, образно выражаясь.

Многое в этом мире у меня почему-то ассоциируется с кинематографом, скажем сейчас мне на ум пришел русский сериал про Екатерину, где я, как и она проезжаю в карете и смотрю, как работают рабы. Мда… Вот и поля на рисовались, на которых, как лошади пашут совсем молоденькие мальчишки, господи, какой же ужас тут твориться, раз они таких маленьких пацанят уже работать заставляют, а ведь это только начало, что мне предстоит увидеть…

Остаток пути прошел все в том же темпе, мы очень медленно ехали, только теперь я не смотрела по сторонам, а разглядывала парней, сидящих напротив меня. Шейн и Миллард были очень красивы у обоих волевой подбородок, в меру вытянутое лицо, высоко посаженные скулы, большие красивые глаза, короче говоря – мечта, а не мужчины, так еще и фигурой не обделены. Судя по всем моим слугам, тут каждый писаный красавец. В России и в зарубежных странах за таких бы глотки друг другу перегрызли и табунами бы бегали, а здесь, ни во что не берут…

За своими размышлениями, я ни сразу услышала нарастающий шум и множество голосов, если бы Шейн не оповестил, что мы уже почти подъехали, я бы также и витала в облаках, да в раздумьях.

Спустя пару минут карета вовсе остановилась, а голоса немного стихли. Видимо осознали, что первый раз видят карету и многих прорвал интерес, а вот во мне его заметно поубавилось, но передумывать было поздно, Шейн уже открыл дверцу.

Первые пару минут ничего не предвещало беды. В эти короткие мгновенья, я успела вылезти из кареты и направиться к рынку. Пока я доходила до главных ворот с огромной вывеской гласящей "РЫНОК", мне хотелось обратно убежать и спрятаться в этой коробке с колесами, лишь бы не идти туда, но увы, нужно попытаться не трястись как осиновый лист, а взять себя в руки и шагать навстречу приключениям. Но легко ли сделать то, что практически считаешь невозможным?

И вот последние несчастные метры и я уже нахожусь на злосчастном рынке. Стою, как дурочка, оглядываются по сторонам и вроде бы ничего ужасного не вижу, кроме вывесок, которые можно увидеть через каждые тридцать-сорок метров, которые предполагающие собой недорогую продажу рабов. Бедных существ продают как какой-то хлам на блошином рынке, поэтому теперь оглядываюсь я с опаской, или стараюсь вообще никуда не смотреть. Но если я надеялась, что это все что уготовила мне судьба, то я очень сильно ошибалась на ее счет. Шейн мне сказал, что на окраинах рынка продают все не очень хорошего качества, поэтому сейчас мы все дружно направляемся в центр этого ада. Возможно я бы туда и не пошла, и все-таки прикупила что-нибудь недалеко от выхода, если бы магазин артефактов не находился в центральной части.

Вот идем мы уже минут так двадцать, и начинается то, что я больше всего боялась, я слышу крики, слишком много криков…

– Шейн, пожалуйста, не говори мне, что у вас в центре наказывают рабов.

– Увы, госпожа, но это именно так. Публичное наказание, в основном достаточно тяжкое и его просто так не дадут, значит этот раб сделал что-то очень не позволительное.

С каждым пройденным метром, крики становились все отчетливее и вот пара мгновений и я уже стою напротив столба, где висят два раба.

Как я поняла, эта "процедура" гласного наказания. То есть хозяйка рабов на всю площадь зачитывает наказание провинившихся, и от зависимости тяжести они получают удары кнутом. После чего их оставляют висеть сутки и за все это время к ним может подойти кто угодно и сделать с ними все что пожелает.

Я не считаю себя сильно наивной и глупой девушкой, и поэтому вполне ясно и трезво могу оценить ситуацию. Я не смогу, по крайней мере сейчас, всех и вся спасти, и возле каждого закатывать истерики что это неправильно, тоже не могу, хоть и безмерно хочется помочь.

Сегодня я смогу купить много рабов и прекрасно понимаю, что это будет очень мало по сравнению со всеми невольниками, но как говорят, надо начинать и с малого, и дать более лучшую жизнь, чем сейчас хотя бы им. В приоритете мне хочется взять тех, кто по младше, и тех кого жизнь более сильно потрепала. И я вполне понимаю, что мне нужно будет стать строже и держать всех в узде. Еще сегодня утром я хотела чтобы каждый раб стал мне кем-то наподобие друга, но теперь понимаю, что ни к чему хорошему это не приведет. Я немного отклонюсь от задуманного, и все-таки оставлю границы госпожа – раб, но заигрываться с этим не буду. Естественно первое время будет не привычно, но в будущем возможно я эти границы и буду по тихонько стирать, а пока это может вызвать как подозрения со стороны, так и огромную неуклюжесть рабов, если они сейчас меня боятся как огня, то что же с ними будет, если перейду на ты? Правильно, только лишь принесет ненужные проблемы, которых и так выше крыши. Пусть уж лучше будет почтение и преданность, чем страх и неуверенность, а со временем может и многое измениться. Поэтому нужно будет проявить стальной характер, но не в коем случае не жестокость! Только не буду меня форму общения с Шейном и Тимом, конечно, если второй снова не будет испуганно на меня глазеть, после неформального обращения.

Вот и сделала я первый крутой поворот, посмотрим чем позже это обернется..

Многое переосмыслив, я немного по-другому стала всматриваться в окружающих и места продажи, чтобы там я не надумала туда заходить все равно придеться. И вот когда я недалеко заметила относительно безобидный магазинчик, и собралась уйти от этих злосчастных столбов, один из висевших поднял на меня голову и криво ухмыльнулся, с какой-то насмешкой даже, и через секунду я уже заинтересованно всматривалась в его лицо. Мой взгляд зацепил его необычайно красивые волосы, их цвет был сродни ночному небу – глубоко темно синего цвета и точно такого же цвета глаза, они приковывали взгляд и завораживали. Переведя взгляд на другого раба, слегка удивилась, ведь увидела точно такого же, интересненько… значит они близнецы, и с ними я точно не соскучусь.

Не буду врать, признаюсь честно, внешность меня определенно зацепила, но не так как сам взгляд. Первый, на кого я обратила внимание, смотрел действительно с вызовом и будто с предупреждением, если подойду сможет дать отпор – вот что отчетливо виделось у него во взгляде, от второго же отходила не менее тихая аура, но во взгляде читалось не только возможность дать отпор и желание защитить брата, но и отчаянье.

С первых секунд, я уже поняла, что с ними двумя легко не будет, и мне действительно придется показать жесткий характер. Хоть и очень маленький, но все же опыт с Шейном и Тимом показал, чтобы я сейчас не говорила, какие бы у меня намеренья не были, не поверят. Им трудно перестроиться с момента, когда ты обязан перед хозяйкой на коленях ползать и ноги ей целовать, до того времени, когда ты можешь общаться с ней на равных. Это практически нереально.

Поэтому взяв себя в руки, приняла решение стать справедливой, твердой и властной – как все здесь, но естественно не переступая ощутимую черту, поступать так как тут принято я не намерена никогда.

Все же я надеюсь стать человеком, который сможет дать рабам нормальную жизнь, а для этого пока в первую очередь нужно не выделяться из толпы.

Повернувшись к Шейну, я сказала ему найти кому эти рабы принадлежат. И вот спустя пять минут он уже идет обратно, с какой-то на вид милой старушкой, но мне ли не знать, что внешность обманчива, особенно здесь.

– Здравствуйте, госпожа! Вам действительно приглянулись эти, – и презрительно ухмыльнувшись, указала на рабов.

– Да. Вот только почему их с такой внешностью, не покупают?

– Ох, госпожа, после моих слов, вы вероятно не захотите их тоже брать, но что уж поделать. Покупают этих двоих, да и спрос у них немалый, вот только демоны оба и своенравны сильно, а это гремучая смесь даже для раба. Ошейники плюс не дают на себя надевать, все покупательницы их возвращают спустя пару дней. Их даже в бордели уже не берут.

– Ну, тогда сегодня я попытаю удачу, сколько за двоих хочешь?

– За двоих вообще копейки возьму, коль ты, зная недостатки купить их хочешь – один золотой.

Я снова же, не теряя времени, поднесла браслет к такому же, только висящему у нее на руке и увидела списание счета. Потом она принесла кандалы по две пары на каждого, мне не очень то хотелось, чтобы они в таком таскались, поэтому решила поинтересоваться, какие свойства у рабского ошейника. Ответ оказался совсем не по душе: ошейники позволяют неоспоримо выполнять прямой приказ господина, и естественно это может быть все что его душе угодно, но есть и небольшие плюсы: невольник не сможет предать или навредить, как госпоже, так и самому себе.

Хоть это и противно понимать, что придется одевать на всех своих рабов эти ошейники, я получу гарантию, и как я и хотела, не нужно будет приносить никакой клятвы.

А наличие ошейника, можно и потерпеть, если с ним можно осуществить себе нормальную жизнь, где не будут при малейшей провинности избивать или насиловать.

– Будьте любезны, принесите два лучших рабских ошейника, – я повернулась к старушке.

Бывшая хозяйка демонов тут же побежала выполнять мою просьбу, а мне бы теперь свыкнуться с мыслью, что у меня имеются демоны….Все чудесатее и чудесатее

Три минутки прошло, и вот уже продавщица идет с двумя тоненькими полосочками – ошейниками.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю